03.12.17

С Днем Рождения, Чарльз!

05.12.17

Праздничный посткроссинг! Так же обновлен цитатник.

Добро пожаловать на ролевую по комиксам вселенной Марвел! Мы приветствуем всех гостей, наблюдателей и просто заглянувших на наш форум — место, которое мы постарались сделать уютным творческим домиком для всех его обитателей. Будем рады всем желающим присоединиться к нашему дружному и талантливому коллективу!
Должность:
Руководитель
Контакты:
Skype: Lawrenjin
ICQ: 400450228
Доступность: вечером; днем как получится.
Командор. Техник. Шериф. Квестоплет. Связист. Делает всё сразу, почти всё видит.
Курирует Мстителей, отвечает за Мандарина.
Должность:
Координатор
Контакты:
Skype: aisazure
Доступность: режим пониженной активности
Душа компании и поставщик мороженого. Приглядывает за гостевой и приемкой, контроллер порядка и игры, а также
Курирует ЩИТ, отвечает за Людей-Икс.
Должность:
Пиар-агент
Контакты:
Skype: makitimus
Доступность: режим пониженной активности
Первый помощник. Мастер Фотошопа, креатива, генератор идей и наш незаменимый талисман.
   
Прозвище:
Мадам Гидра;
Имя: Офелия Саркиссян;
Степень опасности: Глава Гидры, огромные познания в области ядов.

Разыскиваем! Требуется для крутых сюжетных поворотов в стан весёлых и неординарных интриганов Гидры.
Прозвище: Творец;
Имя:Рид Ричардс;
Степень опасности: Один из величайших ученых на земле. Свалился сюда из вселенной Альтимейт.

Ищем антагониста! Который залип в сюжетных завязках. Миру нужен свой личный злобный мозг.
Прозвище: Невидимый;
Имя: Ник Фьюри;
Степень опасности: Непревзойденный интриган, серьёзный боец.

Разыскиваем! Фьюри сейчас наказали хитрым образом, однако он не может просто так проиграть, да? Требуется всей ветке ЩИТа.
Прозвище: Сорвиголова;
Имя: Мэтью Мёрдок;
Степень опасности: "Слепой зрячий"; сверхчеловеческие чувства, превосходный боец.

Разыскиваем! Мэтта были бы рады видеть не только в Адской Кухне, но и в геройских рядах!

Marvel: All-New

Объявление

В конце концов, не может же сюжет состоять из одних только угроз всему сущему и глобальных сражений. Такие сюжеты быстро приедаются и заканчиваются сами собой. Так что Локи рассчитывал на отпуск. © Loki

Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Примечание: игровые архивы доступны с аккаунта читателя.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [25.04.2016] the Wild and the Stoic


[25.04.2016] the Wild and the Stoic

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время: с утра и до упора
Место: Лондон, сначала - кафе неподалеку от места проживания, потом - по обстоятельствам
Участники: Fate & Steelheart
Описание: Фейт решила покинуть Громовержцев и ушла с Кассандрой Гиллеспи в совершенно другую жизнь. Прежде чем отправляться на базу и заниматься более насущными делами, Роуан и Алан остались в Лондоне отдохнуть на несколько деньков и развлечься. Только вот Вайль не может без слез взглянуть на одичавшую племянницу и решает сделать этот выходной не только интересным, но и полезным.

0

2

Сидя рядом с Аланом и Кассандрой, Роуан все еще думала, правильно ли она поступает. Наверное, если думать про собственное будущее, то нет, но… Белл все еще считала, что чего-то человеческого, чего она сама когда-то хотела, впереди у нее нет. Тони ее навещал, конечно, и нынешние коллеги к ней нормально относились, но Фейт все равно чувствовала себя чужой. Возможно, все же отправить Роуан в Громовержцы было поспешным решением, нужно ей было все-таки не это, а лечение, пусть и при тюрьме. Но сложилось все так, как сложилось, и теперь Фейт вместе с Вайлем и Кассандрой Гиллеспи были в стране Биг Бена, чая в пять часов и fish'n'chips.
Первая остановка – Лондон, и Роуан там настолько понравилось, что она выпросила остаться в городе подольше, а не ехать сразу на базу.  Фейт с содроганием смотрела на очередную перспективу жизни в металлических стенах, хотя Вайль заверил, что Гиллеспи часть базы оформила весьма изысканно и «по-домашнему». Но тайная база всегда останется тайной базой, как ее не оформляй, и Фейт оттянула момент своего прибытия туда.
Девушка, разумеется, осталась не одна, а в компании Алана Вайля, к которому Роуан пока испытывала больше всего теплых чувств. Дядей его она, конечно, не называла, потому что потенциально опасно, да и неуместно, хотя в шутку иногда так и подмывало. И, судя по всему, за ним встала обязанность выстроить первый хлипкий мост между Кассандрой и Роуан, матерью и дочерью, которые друг другу не были знакомы. Все знания ограничивались рамками «достижений» в Гидре, а это было явно не то, о чем стоит говорить.
Впрочем, Кассандра была вынуждена ненадолго их покинуть, и сейчас Роуан и Алан сидели в одном из лондонских кафе и завтракали. Где-то в обозримом радиусе была и охрана, но Фейт было все равно. На двоих им выдали все необходимое: фальшивые документы и деньги, чтобы ни в чем себе не отказывать. Белл и не отказывала, заказав оладьев и ветчины на целую роту. И натуральный апельсиновый сок. Было вкусно. Хотя по ней было заметно, что ест девушка как будто в последний раз. Это выходило как-то неосознанно, Роуан просто не могла себя контролировать и выглядеть человеком. Все это было непривычно и почти в новинку, хотя как-то так модно и с шиком она и жила. Завтраки в кафе, двухчасовые обеды с опозданием на занятия, кофе в венских кофейнях… Украденные иллюзии и только. Было ли это настоящим? Что настоящее сейчас? И есть ли оно вообще? Подобные вопросы одолевали Роуан, и как бы она от них не отмахивалась, о многих вещах все равно следовало подумать. Так что в каком-то таком меланхоличном молчании (и жевании) Белл сидела, глядя куда-то в сторону, словно забыв, что пришла сюда не одна.

+1

3

Сказать по правде, Вайль очень удивился — и в определенной мере даже разочаровался — после того, как узнал, что сделала Кассандра, и что Фейт в итоге тоже оказалась здесь. Цель задуманной ахинеи заключалась в том, чтобы двое счастливцев утрясли, наконец, между собой эту историю, все выяснили и оба успокоились, однако получилось, что он проложил ей дальнейшее продолжение, и в кои-то веки не был уверен, что поступил правильно, что вмешался в чужие разборки, да еще и такие. Про себя он давно решил, что спустя полжизни уже слишком поздно на все сто восемьдесят градусов менять курс, тем более с семьей, для которой ты по меньшей мере отчасти все равно останешься убийцей и предателем, а вот у совсем молодой еще Фейт был отличный шанс вернуться к нормальной жизни. Причем он сложился тупо из везения, такого чУдного, что упускать его было высшей степенью идиотизма, однако она именно это сделала. Осознанно. За что про себя при встрече осталось только назвать беднягу дурой, — вслух он предпочел просто промолчать.
Лучше бы с отцом оставалась в нормальном мире, а не с матерью в преступном.
В целом ему хватило ума промолчать и во втором случае, поскольку, в общем-то, Кассандру в данной ситуации осуждать было как раз не за что, а уж его-то недовольство могло быть вызвано разными причинами, для этих людей он часто был скорее хмурым, чем общительным. Все равно забавно было оказаться в такой компании внезапно огромного семейства, когда всю жизнь родных у тебя не было. Сопровождал он "тетушку" и племянницу больше для галочки и потому, что Гиллеспи благоразумно решила сохранить обозначенную между ним и Леманом дистанцию, а когда малая решила задержаться в Лондоне при необходимости Глаза Терминатора здесь как раз-таки не задерживаться, у Вайля и выбора-то не осталось — он еще ранее понял, что это чудо довели настолько, что вряд ли оно в принципе было приспособлено к нормальной жизни, пусть и под прикрытием. В общем-то Тони оставлять Фейт на произвол судьбы действительно намерен не был и эти углы сгладить пытался, но, по всей видимости, ничего до его пресловутого вмешательства сделать не успел. Или не сумел.
Не хотелось вешать на себя ярлыки обязательств, но присматривать за ней какое-то время явно придется ему, так или иначе, тем более что страдалица вроде как и не была против. А ему все равно делать нечего, кроме как учить уму-разуму неразумных подростков с подбитыми крыльями. Относительно ситуации в целом было то еще уныние, но скорее из-за опрометчивого решения девочки; отношения собственного он не сильно изменил и внешне тем более своего недовольства не выказывал, хотя во взгляде всё равно порой сквозило разочарование. Роуан упустила шанс, которого у него — да и у многих других — никогда не было.
— Насмотрелась на Дрю и решила достигнуть её вершин? — педантично поинтересовался уже какое-то время наблюдавший за девушкой Вайль, который ограничился самым обычным лондонским завтраком самой обычной порции, если не считать не совсем типичного для того же бокала вина. Сама Фейт, правда, и не выглядела особенно радостной. — Голодом тебя вроде никто не морил.

+1

4

Еще одной причиной хмурого настроения Роуан было то, что она плохо спала, с того самого момента как покинула квартиру Тони. Девушке постоянно кошмары, сюжет которых Фейт не могла вспомнить уже в ту секунду, когда просыпалась от вызываемого ими страха. А если снов не было, то она просто иногда временами просыпалась в ночи и снова не могла заснуть и просто лежала, вглядываясь в темноту. На это она никому так и не пожаловалась. Ни Тони, ни Кассандре, ни кому-либо еще. Включая Алана, конечно же.
Белл подняла взгляд на сидящего напротив Вайля.
- Нет, не морили. Но сейчас я голодна, - спокойно ответила Фейт. Так она на самом деле пыталась себя взбодрить и заполучить силы, недополученные во время ночного сна - спокойно спать получилось всего часа четыре. Пустое занятие, разумеется. Плотная еда ей поможет ненадолго, уставшее тело быстро даст о себе знать. Впрочем, им в Лондоне ни от кого бегать не надо, и прогулку можно обставить с максимальным комфортом.
- В честь чего выпивка в столь ранний час? - Фейт кивнула на бокал вина. Девушка, зная любовь Алана к алкогольным напиткам, подозревала какой-нибудь тривиальный уклончивый ответ, но все равно спросила. Просто так, чтобы поддержать беседу.
У Роуан не всегда хорошо получалось читать по людям, и она не знала, какую точно реакцию вызвало у дяди ее решение. Она порой ловила на себе какой-то взгляд, но никак не могла его трактовать. Точно не радость от встречи с "приятельницей". Недовольство, непонимание, разочарование, грусть? Всего понемножку? Наверное. Они давно поняли, сколь сильно их истории похожи, Вайлю не повезло, он в "темном мире" и остался, и даже почить с миром Роуан ему не дала. Она же все-таки вырвалась, пусть и с помощью редкостной, даже неприличной удачи, но не воспользовалась шансом. Белл казалось, что что-то такое в мыслях у Вайля и было, но при этом она думала, что никогда бы не смогла ему объяснить. Или объяснить кому-либо еще, почему она это сделала. Либо же Фейт просто боялась, что ей скажут, какая она идиотка и что необоснованные страхи разрушаются по щелчку пальцев, после пары логических выводов. Она слишком боялась разрушения своей воздушной темницы.
- Ты знаешь Лондон? - преувеличенно бодро спросила девушка. Сама она в этом городе не была, слышала только об основных достопримечательностях, но все их посетить за день нереально, и надо выбрать только то, что стоило бы увидеть. - Я хочу погулять по городу. Пикадилли, Трафальгарская площадь, Букингемский дворец, вот это все. Зайти куда-то мы вряд ли успеем, но не последний раз тут, надеюсь.

0

5

— Это не самое удачное определение будет, — мужчина отсалютовал племяннице бокалом, но, взглянув через него же, просто поставил перед собой, откинувшись на спинку стула. — Выпивка — это то, что вливаешь в себя литрами, не задумываясь о последствиях, а некоторые гурманы иногда не прочь побаловать себя чем-то гораздо более утонченным.
Шутки шутками, а он во многом разбирался достаточно хорошо, чтобы умничать. В плане алкоголя можно быть ценителем всего — виски, коньяка, брэнди, скотча, да той же водки, но многое из этого является просто разновидностью и разностью названий одного и того же, и вопрос разве что в методике приготовления и выдержке-примеси ингредиентов. Для него это в большинстве случаев было чем-то тем, чем можно было попытаться напиться. А вином всё-таки хотелось наслаждаться — и у этого напитка были аналоги и альтернативы, не говоря уже о количестве сортов, но если знаешь, что и какого года выдержки брать, грех себе отказать в этом.
В целом Вайль своего настроения действительно старался не выдавать, преподнося его как абсолютно-нейтральное, но настроение девочки витало в воздухе достаточно явно, чтобы чувствовался некоторый дискомфорт с её стороны. Правда, здесь неясно было уже ему, в чем дело. С момента её возвращения они не так чтобы много разговаривали, и он так и не уточнил, в чем реально дело и причины решения вернуться "сюда". Он предполагал, что мог это понять, если бы более детально задумался над вопросом, даже предполагал, что знает на всё это ответ, но всё еще оставались неясными некоторые моменты. Могла быть и такая вероятность, что они и были одной из причиной некоторого морального угнетения, в котором Фейт, на самом деле, находилась уже достаточно давно, но он не считал тактичным об этом спрашивать конкретно сейчас, потому как подозревал, что честным ответом на встречный вопрос её вовсе не обрадует. Но если так пойдет дальше — ей самой тоже лучше не станет.
— Немного да. Бывал здесь периодически, в последний раз — за пару месяцев до веселухи с речкой, — мужчина не стал уточнять, какой именно речки, на случай, если тут всё-таки найдутся внимательные либо любопытные. "Очки" и несколько иной стиль, конечно, сбивали с толку, но в остальном он предпочитал оставаться самим собой. — Там не особо интересно. Впрочем, можно прогуляться от Букенгема и до Биг Бена с Парламетном. Если никуда особо не заходя, то чисто визуально там довольно красивая архитектура. В Аббатстве рядом с ним, на самом деле, тоже есть, на что посмотреть, но даже с электронным гидом её обход может занять несколько часов. Британский музей — там можно застрять на весь день, и даже не один. Но это, наверное, больше для тех, кто интересуется историей и всем миром в целом. Тебе выбирать. Я здесь почти в любом месте могу сойти вместо гида и энциклопедии разом. И даже обладаю способностью не путать маршруты местного транспорта, так что время мы не потеряем, случайно прокатившись на десяток станций не в ту сторону.
Алан усмехнулся, вернувшись к бокалу и, сделав небольшой глоток, решил пошутить:
— А если у тебя опять проснется жор, можно забежать в местный Чайна-таун. Тоже довольно клёвое место, там много достойных бистро, а если захочется пошиковать — в "Золотом Драконе" мало того, что чистая и качественная кухня, так еще и порции одной только лапши хватит на троих.

Отредактировано Steelheart (2017-07-08 22:46:58)

+1

6

Алан то ли так лихо ушел от ответа, то ли действительно вино он пил потому, что просто захотелось, но Роуан больше прикапываться к нему не стала, хмыкнув на данный ей ответ. Сама же Фейт последние пару лет к алкоголю относилась именно как к выпивке в определении Вайля – напиться и забыться, чтобы хотя бы ненадолго стало не так паршиво. В те небольшие каникулы у Старка Белл также почти не пила – банально не хотелось, как отрезало. А вот в Громовержцах… Девушка уже была готова медицинский спирт воровать, чтобы хоть как-то заглушить это странное чувство, что все страдания для нее продолжаются и по-настоящему нормальная жизнь ей никогда не будет доступна. Благо, от такого опрометчивого решения ее уберегли коллеги. Свои каналы доставки удовольствий есть везде. Это спасло Роуан, но ненадолго. Пока своими переживаниями Белл делиться не собиралась ни с кем. Даже с теми, кому, казалось бы, доверяла. Только ждала, когда Алан все-таки задаст ей прямой вопрос. И Белл не знала, что ему скажет или набросится в драке, как раньше.
Впрочем, пока Вайль не спешил, поддерживая иллюзию, что все в порядке. Девушке казалось, что если они будут делать это достаточно долго, то сами в это поверят, и проблема исчезнет сама собой. Розовые мечты. Но хотя бы попытаться можно было.
— Только не говори, что вы с Кассандрой тут гуляли, — улыбнулась Белл. Нет, ну а что… Весьма маловероятно, конечно, но было бы забавно. Тем более, Роуан пыталась как-то самой разрядить обстановку и показать, что состояние у нее не паршивое, а веселое и позитивное.
—Я в Лондоне не была. В Париже, в Амстердаме, в Берлине была на каникулах, а вот с Англией не сложилось как-то. Ну, до всего. Совсем всего. Ты понимаешь. — вполне нейтральным тоном сказала девушка. Теперь сравнения с уже двумя старыми жизнями не выходили из головы.
Поняв, что это может дать Алану зацепку на раскрутку на дальнейший разговор о сути произошедшего, Роу резко сменил тему.
—Все, я наелась. Пошли гулять. — девушка вытерла губы салфеткой, вскочила из-за стола и вышла, оставив Алана расплачиваться по счету.
Сбегать от своего «приятеля» Фейт не собиралась. Девушка вышла из кафе – оно стояло на углу, и сейчас, когда народ разбрелся по работам, улица была почти пустой, пусть и не тихой. Белл вышла и вдохнула – загазованный городской воздух явно был не тем, чем хотелось бы дышать, но в нем было кое-что другое. В воздухе, во все окружении была жизнь, которую девушка наконец-то почувствовала. С утра она завязала волосы в хвост, но теперь их распустила – с распущенными волосами она ходила со школы. То, чего ей так не хватало. Глотка настоящей свободы, без слежки ЩИТа, без давящего надзора. Роуан чувствовала, что была готова разрыдаться от этого ощущения.  Но за спиной появился Вайль, и девушка сказала ему:
— Пошли тогда через центр. К Букингему и так далее. Пешком. Хочу все посмотреть. Пусть и снаружи. С музеями пока повременим. Я насиделась уже в помещениях. А что тебе самому на первый взгляд тут понравилось?

0

7

— Нет, она меня здесь выкинула с завуалированным предложением валить на все четыре стороны, — фыркнул мужчина, в общем-то насмешливо, но, сколь смешным бы это ни казалось, это было вполне себе правдой. Но зато дало время подумать кое над чем, что в итоге, в общем-то, и привело блудного плута обратно. Так что, возможно, Кассандра тогда правильно поступила, когда решила дальше не терпеть зря его выходки, пошутить и заодно остудить упрямую голову.Хотя самому тот день вспоминать было не особенно весело. — У нас выдалось очень своеобразное знакомство, если объяснять это всё вкратце. Впрочем, я не особо о том жалею.
Намек мужчина действительно понял, потому поднятый Фейт вопрос развивать со своей стороны не стал, для себя решив, что поговорить с ней на эту тему всё-таки надо будет, но не сейчас. Пока что пусть отдохнет, развеется... насколько это было в её душевном состоянии возможно. Каким бы борцом она ни была, сейчас она всё равно напоминала хрустальный цветок, тонкий стебелёк которого вот-вот переломится от давления. А таким образом... он мог разбиться уже весь.
Девушка и сама быстро свернула с этой темы, потому мужчина просто пожал плечами и допил оставшееся в бокале вино, после чего расплатился за завтрак и неспешно направился следом за племянницей. Он предполагал, что та может попытаться от него удрать, но, на самом деле, не очень беспокоился с подобного варианта: как она сама сказала, в отличие от него она не знала город, так что удрать сначала от него, а затем и от кассандровой тайной охраны будет не так-то просто, как ей могло бы показаться. По крайней мере, Вайль не был уверен, что девочка для себя уже уяснила, с каким качеством они у неё работали, как не был уверен в том, что той на данный момент достает сноровки заметить за собой настолько невидимый хвост. Ему-то плюсом во многом был опыт, намного более богатый на всевозможные приключения разного калибра, чем у неё.
По правде сказать, он не был даже уверен в том, что девочка в курсе, что Кассандра на самом деле приставила к ним охрану на случай, если вляпается во что-то не только Роуан, но и он сам.
— Пойдем тогда пешком. В целом, Лондон достаточно большой город, так что большую часть дня подобная прогулка и может занять. Что до меня... то, пожалуй, здание Парламента и Вестминстерское Аббатство рядом с ним. Можно и не заходить вовнутрь, но, так сказать, там довольно красивый район, как и сами постройки. Не сказать, чтобы я являлся особым ценителем конкретно архитектуры, но вблизи она смотрится более чем внушительно и красиво, — Вайль огляделся и, сунув руки в карманы, неспешным шагом направился за Роуан, вскоре её несколько обогнав и задавая направление. — Можно еще попробовать подловить время и попасть на церемонию смены караула у замка. Англичане — своеобразный достаточно народ, однако на пару со своими традициями процесс смены этого самого караула до сих пор является целым официальным представлением, с оркестром и прочим. Единственное, что сама по себе процессия довольно затянутая по времени.

Отредактировано Steelheart (2017-07-24 17:20:22)

+1

8

Роуан расслабленно слушала то, что говорил Алан, и шагала дальше. Ей рассказывать было нечего, да и в последнее время она бы предпочла бы молчать, чем говорить. Белл нечего было сказать по поводу этого мира. Она заново училась ощущать город и людей в нем. Она чувствовала, что ослепла и оглохла там, и теперь снова обретала слух и зрение. Она жадно оглядывала людей и здания вокруг. Одновременно, Роуна глядела на себя со стороны – и не понимала, как это все может в ней уживаться. Броня борца спала, осталась только она сама. Похищенная девочка, до и после плена. Активная, открытая Роуан Белл не просыпалась и не шла на свет. Совершенно дикая и закрытая Роуан Белл ошарашенно озиралась и не могла понять, что происходит.  Она не могла понять, что делать с этим миром и как себя в нем вести. Попытки растормошить первую успехом не увенчивались. Может, у Алана выйдет?
- Не хочу внутрь. Успею еще наглядеться, я думаю. Сегодня обзорная экскурсия. А вот на смену караула я бы поглядела. Хотя, не знаю, мы не очень ранние пташки. Даже не на начало придем.
Так оно и вышло. Когда Вайль и Белл подошли ко дворцу, то началось самое интересное. Разумеется, вокруг была толпа, но часть процессии уже вышла за ворота. Звучала громкая музыка, толпа шумела. Роуан чувствовала одновременно и дискомфорт, и радость, как ни странно. Данный ритуал смены караула, который уже никому даром был не нужен, навел Фейт на одну мысль, и она высказала ее Алану:
- Не могу представить, чтобы нечто такое происходило в Штатах. Люди, почти каждый день, выходят в странных шапках, с используемым в реальных схватках оружием, считай, делают это на потеху публике. Американцы устраивают военные парады, но это все равно не то.

Одновременно с ними, в целой толпе находился еще кое-кто необычный. Он выглядел как типичный местный из рабочих, возможно, со стороны он показался бы англичанином или приезжим, который долго в Англии жил. Очень уж он сливался с окружающим миром. Только он был не так прост. В Лондоне кого только не встретишь – и преступники, как и везде, не обязательно прячутся днем по норам, и выходят только ночью. Этот человек только что получил то, что хотел, еще до того, как Алан и Роуан вообще пришли, только раздумывал о своих дальнейших действиях, засмотревшись на парад. Что-то решил, но прежде чем уйти, он скользнул взглядом по толпе и оторопел.
Клод Бертье всегда узнал бы Алана Вайля, и не перепутал бы его ни с кем. Слишком много они вместе прошли, вместе взобрались на эту преступную лестницу, вместе с нее и упали. Хотя Клод, когда Алан посадил рядом с собой ту бабу, предупреждал его, и чудом спасся, когда она все разрушила, а этот придурок только в последний момент перестал любовные слюни пускать. Француз слышал, что Лис погиб, но теперь уже было видно, что это ложь. Еще загадочности придавала мелкая пигалица рядом с ним. Да и выглядел Алан явно неплохо – здоровым, свежим, бритым, по своему обыкновению. Хорошо живет. Выплыл, значит. А они тут снова практически за кусок хлеба горбатятся, не имея возможности начать честную жизнь. Козел ты, Вайль. Ну, раз уж ты здесь…
Клод смотрел Алану в спину не больше секунды, и если бы тот повернулся, почуяв что-то, то уже никого бы не увидел. У них была абсолютно одна и та же уличная школа, и Клод прекрасно знал, что следует делать, чтобы его не заметили. Бертье представлял, как бывший лидер мыслит, и преступник понимал, на что тот станет обращать внимание. Осталось только не выпустить его из виду. Впрочем, в этом ему кое-кто поможет.

+1

9

— Сегодня, — уточняюще хмыкнул мужчина, глянув на племянницу. — Зависит от того, сколько времени твоя помпезная маман позволит нам так вот просто здесь гулять.
На самом деле, насчет второго у него были определенные сомнения, поскольку сейчас он всё равно явно был не тем человеком, кого Гиллеспи захотела бы надолго выпускать из поля зрения, тем более что он сопровождал её сокровище, которое, против своей воли, до того начисто и надолго лишило её психологического спокойствия. Минусом было еще то, что, это хоть и не штаты, но он всё еще был разыскиваемым человеком. Сейчас он не особо прятался, поскольку Англия больше стояла в этом плане особняком, но это вовсе не значило, что можно было не вести себя тихо и ничего не опасаться. По крайней мере, по его мнению это было одной из причин, почему за ними по пятам следовала охрана Кассандры... Ему самому такой конвой откровенно не нравился, но деваться тоже было некуда. Теперь уже точно некуда, с подводной-то лодки.
— Не очень ранние, но и церемония не утренняя. Она начинается в одиннадцать и длится где-то минут сорок, так или иначе успеем хотябы на какую-то её часть, — педантично уточнил Вайль, указав в конкретном направлении, туда они относительно неспешным шагом и направились. На хвост мадам Гиллеспи он не оглядывался, и так чувствуя, что они крутятся тут же, сопровождая сдружившуюся, если так можно было про них сказать, семейную парочку. Сам Вайль от церемонии ничего особого не ждал, поскольку раньше когда-то уже видел её; ну... если не считать попыток отвлечь приунывшую и сбившуюся с пути племяшку от печали, то реально он бы сказал о церемонии, что это просто позерство на публику. Почетное, конечно, для гвардейцев, которые несли службу у замка, тем не менее — давно никто не скрывал, что это всё проводится уже скорее для туристов. Но, по крайней мере, после пары десятков минут в толпе Роуан высунулась из ракушки, высказав честно то, что пришло ей в голову, хотя до того была в принципе не особо разговорчивой. Алан окинул еще одним взглядом это всё и уточнил: — На самом деле — происходит, просто иначе. В Штатах всё еще живут племена индейцев, которые соблюдают старые обычаи, в которые в том числе входят некоторые ритуалы. Простые горожане... и у них есть свои праздники, помимо парадов. Просто надо знать конкретику и то, где она проводится — западом я никогда не интересовался так чтобы детально. А это, ну... подумаешь, оружие, которое даже на несколько реальных выстрелов заряжено. Ты представь, каково гвардейцам в этих традиционных медвежьих шапках в почти тридцатиградусную жару, которая иногда тоже накрывает этот город. Лондон зовут Туманным Альбионом не просто так, но на деле летом тут довольно часто весьма солнечно и жарко. И город далеко не так сер, как о нем принято считать. Он может задать самые разные настроения.
Вайль говорил спокойно и внешне выглядел так же, однако в толпе он был куда более взведенным, чем спутнице могло показаться со стороны; в конце концов, кому как ни ему знать, что в таких местах чаще всего и хватает мерзавцев. Либо глазастых, способных на волне вдохновения позвонить туда, куда (не)следует. Он всегда был осторожен, и где-то на задворках сознания мелькнула мысль, что они могут быть здесь не одни. Мужчина не стал оборачиваться на поводу у своей паранойи и вечного ожидания худшего, тем не менее, пробежался взглядом по тем ребятам Кэсс, которые находились впереди них и которых он давно уже спалил, поскольку реально те от них и не прятались особо. И в этом и заключалась главная проблема — внутреннее чутье давно уже плевало на них с высокой колокольни, даже не смирившись с цепью, на которой он, по сути, снова осел.
Надо быть на чеку. Особенно в людных местах.
— Мелочь, — окликнул девушку Алан, доставая из кармана пачку безвозвратно позаимствованных ранее у одного из охранников сигарет и зажигалку. — Хочешь себе такую шапку на память? Можно организовать, причем даже легальным образом.

Отредактировано Steelheart (2017-08-19 02:49:23)

+1

10

— Надеюсь, что подольше — усмехнулась Фейт.
«Помпезная маман». Мог бы Алан более точно описать Кассандру? Вряд ли. Роуан выбрала Кассандру, когда такой выбор встал перед ней, и Белл пока не могла сказать, жалела она или нет. Как она не решит, то дороги назад нет, Тони не пустит ее обратно – была уверена Фейт. Об отце вообще думать хотелось в последнюю очередь.
Алан без своей обычной хмурой нелюдимости продолжил разговор. День обещал быть неплохим. А если ему надоест, то он скажет.
— Ритуалы – это другое. Они…имеют смысл для них, для их верований. Все, что они делают, это для исполнения чего-то, во что они верят. А это все для чего? Дождь вызвать? Не, ну если посмотреть с другой стороны, что гвардейцы меняются ради сохранения монархии, а если перестанут, то корона падет, то конечно. – иронично заметила Роуан. – Ну это как если бы наша армия вот так выхаживала перед Белым домом. Я бы посмеялась.
Для жары и духоты было еще рановато, но молнию девушка чуть расстегнула. Старая привычка застегивать одежду до конца не могла так быстро уйти, а, между прочим, воротники давили на горло.
— Я как-то читала про знаменитый лондонский смог, который, в силу как раз жары, и был таким сильным. Слои теплого воздуха остановили движение воздушных масс, и загрязненный воздух убил несколько тысяч человек. Хотя сейчас, насколько я знаю, городу эту не грозит – очень строго следят за экологией.
Жутковатая тема образовалась сама собой, но развивать ее девушке не хотелось.
— Да как и любой город, впрочем. Нью-Йорк, суетный город небоскребов невероятно умиротворенный и тихий в Центральном парке.
«Сказать тебе, что Кобик я там и нашла, или не надо?»
— Легально это как? Пойти в магазин сувениров и купить? Даже если так, хочу. Хотя это последнее предложение, которое, мне кажется, от тебя можно услышать.
Причем Роуан интересовала не сколько шапка, столько переход несчастного головного убора в категории «ее вещь» и «подарок Алана». Потому что всех своих вещей, накопленных за 4 года в Гидре, она и лишилась, а материальных подарков от Алана у нее просто не было. А хотелось, даже несмотря на другие выражения доброты с его стороны.

Тем временем, где-то в ближайшем переулке, Клод Бертье дожидался своих товарищей по несчастью.  Парочка пока не спешила покидать площадь. Кроме Алана с девицей, он еще с удивлением заметил, что их, вообще-то, охраняют. Пока ничего в единую мозаику не сводилось, но ему было плевать. Ему нужен был Вайль. Клод врал себе, что просто поговорить, но на деле ему хотелось убить бывшего босса. Он был предателем. Они были на вершине мира, а из-за дурости Лиса они потеряли все.
- Клод, ты звал?
Мужчина обернулся. Подошедшая женщина была эффектной, даже несмотря на скромный наряд. Прекрасные голубые глаза смотрели заинтересованно
- Привет, Мартиника. Да, ты должна мне услугу. Время пришло.
- Ладно. Что нужно сделать?

Клод объяснил. Мастермайнд усмехнулась:
- Как скажешь. Один-то справишься?
- Подмога едет.
- Ну раз так. Тогда я пойду. Бывай.

Женщина удалилась. Клод даже не стал смотреть ей вслед. Телепатка и иллюзионистка Мартиника Джейсон была отличным козырем, но ее капризность, нежелание сотрудничать и заинтересованность исключительно в сохранности собственной шкурке. Кого-то она ему напоминала. Ах да…
Клоду на телефон начали приходить смски о том, что его знакомые на пути сюда. Осталось только дождаться, когда они двинуться с места. Тогда их охрана начнет потихоньку путаться: они будут видеть свои объекты в совершенно не в тех людях, которых нужно и постепенно уйдут в разные стороны. Как только Фейт и Лис двинулись, Клод поднял воротник и, смешавшись с толпой, пошел за парочкой.

Отредактировано Fate (2017-09-29 02:30:18)

+1

11

— Сейчас не грозит, — без особых эмоций отозвался мужчина. Честно говоря, в последние годы он в принципе не был особо привязан к месту жительства либо какой-то конкретной стране, и даже затруднялся ответить, которая именно импонирует ему больше. Он не считал себя заядлым бродягой, но и конкретного дома у него никогда не было. Полтора относительно спокойных года в Венгрии можно не считать. Почему он сейчас об этом задумался? Потому что внезапно почувствовал себя натуралистом: девушка рядом рассуждала о том же в варианте предположений, а он если и не видел лично, то оперировал практически исключительно фактами, и так было где угодно. Не сказать, чтобы это смущало его самого, просто до сего момента личный интерес к некоторым вещам и соответствующие знания никому не были нужны, кроме него самого. — Это было бы забавно, но, вероятно, массы не оценили бы такого. Зависит еще от того, что это за гвардия и с чего традиции пошли. В данном случае англичане позаимствовали "образ" у некогда поверженных французов в знак победы над ними. Но суть в чем. Европа в этом плане чуть более собранная, в Америке же, уже практически везде, смешалось слишком много национальностей, начиная индейскими народами, продолжая осовременившимися и цивилизировавшимися племенами окраин Амазонки и заканчивая колонистами из разных стран. То есть если им и вводить схожую традицию, спустя двести лет позаимствовав её у здешнего королевства, то красивой легенды уже не получится — она может создать нешуточный такой этнический конфликт, особенно если припомнить историю. А значит это будет просто обязательство, с которым лучше может справиться техника.
Вайль на мгновение прервался, чтобы закурить, но марширующие гвардейцы из под носа за это время никуда не делись, так что и тема никуда не ушла.
— Они имеют смысл тогда, когда в них верят. Есть реальная легенда о том, что Королевская династия и вся Британия падет, когда Лондонский Тауэр покинет последний ворон. Людское суеверие давно сыграло таким образом на людях далеко не в одну злую шутку — точнее, раньше они просто попытались помешать ему сбыться, так что в итоге кроме диких воронов снаружи вороны живут в самом замке Тауэра. Сложно сказать, верят ли в это реально сейчас сами монархи, но в наши дни это скорее традиция замка. Тем не менее, от неё не только не отказываются при изобилии диких птиц кругом, но еще и к шести первоначальным "про запас" добавили еще одну птицу на содержание. Не так и давно. А вот смена караула, не смотря на то, что в ней принимают участие реальные пехотинцы, насколько я знаю, в наши дни уже больше развлечение для туристов, чем реально соблюдение неких заветов, кроме разве что личных. Ну и знак престижа для участников, строгость условий скорее превратило это в что-то такое, чем гордятся отслужившие. Всё время, что они там стоят, они не имеют права шевелиться либо реагировать на окружающее. Никак. Нарушение этого правила — одно из самых грубых оскорблений королевы. А зимой и в дождливые дни эта церемония, в общем-то, и не проводится вообще.
Вайль задумчиво поигрался на весу зажигалкой и кивнул Роуан в сторону, намекая следовать за ним. Тема для обсуждения была, конечно, смешная в толпе туристов, но среди туристов было дохрена тайных полисменов. Еще одна деталь, которую следует знать об этом мероприятии, посещая его. Так что вопрос сувениров он поднял уже на некотором отдалении от основной массы людей.
— Последнее. Можно пойти в магазин, как все скучные люди, но это будет очевидная подделка. Шапки делают из шкур гризли, лавочки на станциях на пару с промышленными швеями такой расходник себе редко позволяют. Иногда их на заказ делают, но сами понимаете определенную сложность... — мужчина выдохнул клубок дыма и указал чуть в сторону от дворца. — Чуть поодаль расположены казармы. Частью царские, частью участковые. Если идея не отпустит, предлагаю наведаться туда. Ближе к ночи либо перед отъездом. "Сувенир" весит под четыре килограмма и размером в треть тебя, так что днем его не так и просто спрятать.
На самом деле, всё это была просто высшей степени глупость, и вот только реликтовых шапок у британских гвардейцев вор со стажем во всю жизнь для племянницы еще не крал.
Но глупость или нет, а это была отличная возможность размять кости. Вайль не хотел чувствовать себя на золотой цепи у будки, а последние пару месяцев он только и делал, что бегал, лечился, охреневал с происходящего или спокойно сидел взаперти и ничему не возмущался, так что с точки зрения шутки юмора шалость была не самой плохой. Гвардейцы его, конечно, не простят, но для начала его надо еще поймать будет. Что до Её Величества Королевы... то он уже с давних пор был более чем убежден, что у неё есть куда более важные заботы, чем всерьёз оскорбляться или обращать внимание на такую ерунду. Скорее пресса разгуляется, если прознает.
— Пойдем, перекусим чего, если есть желание... — Вайль вновь ненадолго замолк, докуривая истлевшую почти и без его участия сигарету скорее по привычке отвлечения внимания, чем от реальной табачной зависимости. Мужчина всё это время особо не крутился, но периодически блуждал взглядом по толпе, и не перестал таким образом осматриваться и тогда, когда они из неё вышли на более открытое пространство. Правда, от Клода они свернули вовсе не в тот переулок, в котором тот их поджидал. Окурок с щелчка пальцев отправился в первый попавшийся водосток, однако вместе с ним улетела и мысль, которую он сначала хотел высказать. И причин тому было аж две. — Только придется немного побродить. Ирония в том, что центральный Лондон на две трети состоит из ресторанов, баров, забегаловок и бутиков, однако нормальных из них раз-два и обчелся. К тому кафе лично мне возвращаться уже не охота. И, честно говоря, если хочется не только перекусить, но и попробовать чего вкусного, лучше за едой будет завернуть в местный чайна-таун. Если со времени моего последнего визита сюда ничего не поменялось, то там всё еще самый достойный общепит. Ну и, в том числе, можно найти и более экзотичные сорта твоего любимого мороженного.
На фоне "что я несу?" вертелась еще та мысль, которую он недосказал, но что бросилось ему в глаза уже через десять минут после того, как они ушли с площади — отстала их свита. И вроде всё можно было бы списать на раздолбайство, но зная Кассандру и когда сам привык требовать от людей соответствующего уровня исполнения, это показалось ему не очень хорошим явлением. Реального параноика всегда и без перерыва преследует чувство, что за ним следят, у него — только в людных местах. Но не всегда этого было достаточно для мгновенного определения проблемы или её отсутствия, и в таких случаях можно было провернуть финт "на авось". Хотябы для собственного спокойствия, хоть Фейт из-за непонимания некоторых таких заморочек и могла всё затормозить, непроизвольно.
А ведь раньше в случае реальной опасности или намека на опасность он её без раздумий на этом моменте бросил бы. Или временно оставил и потом вернулся. Но сейчас этого позволить себе было нельзя.
— Туда переть какое-то время. Чтобы скрасить дорогу — хочешь поиграть "в ловлю на живца"?

Отредактировано Steelheart (2017-10-01 02:43:13)

+1

12

К их совокупному разговору о быте, традициях и нравах Роуан, казалось, потеряла интерес, и уже перестала отвечать, так что диалог превратился в Аланов занудный монолог. Хотя все было несколько иначе. Белл просто поняла, что забыла и половину из того, что когда-то знала, просто не может пока извлечь эти знания из памяти. Или уже никогда не сможет? Все эти культурные и антропологические взаимосвязи, которые позволяли девушке видеть всю подоплеку этого мира, были выбиты уже давным-давно. Или же Роу слишком много от себя хочет? Она не так давно освободилась из-под этого рабства, чьи рамки просто не позволяли думать шире, не давали возможности просто использовать эти умственные инструменты. Хотелось бы верить, что стоит только немного подождать и все знания и полузабытое мироощущение сложности и красоты жизни к ней вернется.
Хотелось бы верить.
– Ага, понятно, – только этим девушка и удостоила Вайлеву мини-лекцию. – Спасибо. Буду знать.
Выслушав предложение, девушка только ответила, в прочем, чуть более живо:
– Я так и думала. Тебе лишь бы по острию ходить. Мне, впрочем, тоже. Так что идея мне нравится. Давай еще погуляем, а к вечеру посмотрим. Может, дойдем до музея, и нам там приглянется еще какая побрякушка, и своруем мы уже ее.
В целом, все было не так уныло, кроме осознания того, что мозги застыли в совершенно диком положении. Она сбежала от тоски, гуляла с самым близким на данный момент человеком, светило и чуть пригревало солнышко, вокруг был незнакомый и любопытный город, и куча дорог, по которым можно было пойти. Это вселяло некоторый оптимизм и даже энтузиазм. Это было ровно до того момента, как Фейт поняла, что их охрана куда-то запропала. Она не могла просто их не замечать, она их запомнила и постоянно отмечала, что они рядом. Новые? Ну, наверное, Алан бы это незамедлительно отметил. Он и пропажу вслух тоже не ответил. Было странно, хотя с Вайлем она все еще чувствовала себя в безопасности. Самоуспокоение.
–Пошли. Ты мне лапшу обещал. Заодно и вспомню, какого есть мороженое на улице в холодное время года. Не зима, но все же.
Последний вопрос Алана взвел девушку, но первый порыв гнева она подавила, ответив гораздо более нервно, чем, наверное, следовало бы:
– Не делай вид, будто ты не заметил. Куда они ушли? И как же ты хочешь играть, скажи на милость?!

Честно говоря, мне кажется, что с музеем в наши дни будет сложнее, чем с гвардейцами, но да посмотрим, что уж, — задумчиво откликнулся мужчина, думая о том, не достать ли следующую сигарету и не покажется ли это подозрительным. В общем-то с его парадоксальной внимательностью действовала в то же время сильная рассеянность внимания, потому в такие моменты хотелось скорее по-максимуму чем-то себя занимать, чтобы не надумывать лишнего там, где это не требовалось. Даже такой вроде бы мелочью в попытках разгадать одну загадку. Впрочем, он всё происходящее всё еще воспринимал относительно спокойно, поскольку и никаких реальных сдерживающих факторов для него, восприятия или действий, в отличие от Фейт, не было. Хотя, признаться, она оказалась внимательнее, чем он думал, вот только позволила эмоциям выйти за край. В такой ситуации это нельзя было назвать позволительным.
— Тс-с. Первое правило в любой не до конца ясной ситуации — ничем не выдавай того, что заметила некоторые окружающие тебя странности, — мужчина очень негромко ответил на всё возмущение и всё-таки потянулся к карману. — В таком случае милый бонус эффекта внезапности всё еще можно переиграть в свою пользу. Второе правило подобных ситуаций — никогда не озвучивай спутникам замеченную проблему. Иногда даже эта неосторожная фигня может стоить тебе жизни.
Мужчина с сигаретой в зубах кивнул в том направлении, в котором они изначально направлялись, приглашая следовать дальше. За зажигалкой он лезть, впрочем, не спешил.
— Нам повезло, что тебя явно не слышали. Зная людей Кассандры, не думаю, что их так легко сняли бы всех разом, тем не менее факт остается фактом — по какой-то причине их нет. Зато следит за нами какой-то другой человек. Ну и мне было интересно, сможешь ли ты его вычислить так, чтобы он не понял, что прятаться дальше смысла нет.

Роуан все же поостыла, когда Вайль сделал ей разумный выговор за вспыхнувшую, пусть и затухшую почти сразу истерику. Будучи агентом Гидры, она бы так себя и вела, но она уже им не была, да и те ситуации были совершенно другие, даже если дело было в городских условиях. Тогда еще и застрелить можно было угрозу, сейчас же у Фейт и пистолета не было, и не в центре Лондона устраивать стрельбу? Обнаруживать себя хотелось меньше всего, как и устраивать Кассандре проблемы.
— Хорошо, я могу попробовать, — вздохнула девушка, — И что мне с ним после этого делать, если я его найду?
Фейт включила голову пока не особо вертела головой, больше вглядываясь в отражения витрин, чем куда-либо еще и поглядывая вперед, ибо слежка могла вестись и таким образом.
— Ты сам уже знаешь?

Клоду пришли сообщения, что остальные подошли и на позициях. Он четко разъяснил им, на ком следует сосредоточиться. Всего четверо парней – все из тех, кого он забрал из банды, когда все начало гореть и сыпаться обломками. Ребята тоже были не прочь задать Вайлю несколько вопросов. Преступник рассчитывал так: где-то примерно вчетвером на Алана, и один легко справится с пигалицей. Только Бертье не знал, скольких бывший шеф положил на складе голыми рукамми при последней облаве, и у него даже мысль не промелькнула, насколько не проста может быть эта девушка. Однако, это не значило, что он не принял меры предосторожности и не приказал взять с собой снотворное – на всякий случай. Расшумятся еще…
Пока голубчики шли, не особо отклоняясь от курса. Подозревал ли о слежке Вайль? Возможно. Видел ли он, что мистическим образом непонятная охрана растворилась? Наверняка. Охрана, видимо, предназначалась, девушке, а не Лису, значит, защитить себя она не могла. Только вот кто она вообще? И какие у них могут быть проблемы – это был хороший вопрос, но мелочь предполагалось оставить позади, где-нибудь на улице. Только вот надо было найти ту самую подходящую улицу…
В целом, было не так много вариантов. Либо заставить их уйти на торговую улицу и заставить потеряться в толпе, а потом аккуратненько увести Вайля в сторону. Но тут было больше рисков, да и, возможно, двинутся они скорее туда. Более малолюдные улицы Клод считал более оптимальным вариантом. Лучше всего совсем узкий переулок, но тут уж как пойдет.
Сам Клод оставался где-то рядом, но вне зоны видимости, а его «глазами» был назначенный Януш, молодой, среднего роста парень, который выглядел вполне обыденно, в духе какого-то даже студента: джины, куртка, рюкзак за спиной, бейсболка, весьма кстати смотревшаяся при солнышке. Он шел за парочкой и Вайля помнил чуть хуже, чем остальные – его совсем пацаном пригрел сам Клод и указания тот получал непосредственно от него, с Лисом пересекаясь очень редко. Так что и ярость у него была гораздо меньшая, чем та, что могла бы охватить остальных при возникновении личного контакта. Это было гораздо безопасней для дела.

— Делать вид, что всё в порядке. Можно попробовать оторваться от странного типчика, можно попробовать сыграть на наивности и просто зажать его в каком-нибудь переулке. И либо оставить там же пускать сопли, либо потрясти за ответами. Я бы, пожалуй, даже склонился ко второму и даже не поленился бы это сделать еще до твоих возмущений, но у меня всё это слишком пройденная школа. Раз уж так сложилось и ты решила остаться в этой половине мира и при этом так в нем теряешься на воле, тебе в любом случае придется научиться в нём выживать без отсылок к приказному строю. Неважно, под чьим ты крылом. Здесь враги всегда найдутся, если есть тому причины. А иногда их может и не быть вовсе, — решив всё-таки не выглядеть задумавшимся балбесом, Вайль всё-таки поджег сигарету, не убирая пока зажигалку. К счастью Для Клода, не ту судьбоносную, которая организовала на складе небольшой взрыв подожженного спирта. — Знаю. Он плетется за нами почти с того момента, как куда-то делись наши люди. Но я не уверен, что ему надо. Он может быть и не один. Он может быть не так прост, как кажется... уличная шпана не дерзнула бы куда-то девать не худшую охрану и, более того, они еще и смогли это сделать. Но, по сути своей, пока что это всё, что меня в этой ситуации смущает.
Если не считать того, за кем из них двоих было это преследование и организовано. Сам Вайль не сомневался в том, что он успел обзавестись врагами и среди людей Кассандры, и был уверен, что предатели у неё были. И с одной стороны это означало, что сейчас ситуация на самом деле откровенно для него дерьмовая, потому что кого попало в рядах у Ладьи не водилось, с другой — из-за Ладьи девочку наверняка трогать не станут. Но и это, как говорится, еще не факт.
Как-то же она оказалась у Офелии.

Как ни забавно, Клоду вскоре тоже пришла замечательная идея взять их на живца. За своего человек он не беспокоился: не станут же они убивать паренька средь бела дня, пусть и там, где безлюдно. Так же как не станут наносить тяжкие телесные повреждения. Иначе будет только хуже.
— Ян, насколько я его знаю, он тебя уже заметил и не станет такое нахальство игнорировать, — произнес Клод в наушник,— Будь готов, что Алан затащит тебя в переулок: впереди есть несколько подходящих мест для этого. Не бойся, впрочем. Мы присоединимся быстро.

Кто за ними следит, Алан не сказал, но Белл и сама вскоре этого выяснила, пару раз ненавязчиво просканировав местность, не особо привлекая внимание к тому, что она делает: с помощью витрин и зеркал заднего вида. Теперь и она его видела.
—Среднего телосложения парень в бейсболке. Возмущаться не стану, я согласна с тобой. Мы же не знаем, от кого он вообще. В любом случае будет полезно. Мистер Эйдет с картой улицы в голове, куда нам будет лучше свернуть? Градостроительные решения города я себе плохо представляю. Лучше ты мне расскажи, как в таких ситуациях ориентироваться на знакомой местности.

— Это всё очень индивидуально зависит от оценки ситуаций, — Алан ненадолго замолчал, задумчиво пуская струйки дыма и оценивая с разных возможных сторон то, во что они могли влипнуть конкретно сейчас. Смущала даже не неизвестность противника, а уровень и молчаливая пропажа их охраны. Крайне тревожный звоночек, притом что намеренное предательство конкретно пропавших людей он здесь всё же исключал. Те не были идиотами, чтобы не осознавать, что как бы они ни повернули свои объяснения тому, что, вероятно, могло при таком подходе произойти, свои головы им не спасти будет уже никак. — Но в любом случае запомни простые правила: чем наименее предсказуемо твое поведение и твои действия — тем лучше. По большому счету отличное ориентирование на местности, конечно, плюс, оно исключает возможность загнать самого себя в абсолютный тупик, но полагаться лучше всего на "живую импровизацию", особенно в случае полноценно спланированных засад. Это сложно и редко приходит быстро, тем более со спокойной жизнью. Не считая того времени, когда я был один — меня намеренно натаскивали на это всё больше десяти лет. Полагаться всегда стоит только на себя, но раз уж нас сейчас нас в этой оказии двое и двое уже и в курсе, и не лыком шиты, я бы предложил даже не выманивать неизвестного в безлюдное место. Я бы предложил незаметно взять его в клещи прямо в толпе — по виду он явно не вооружен так чтобы серьёзно, да и если учесть, сколько парень за нами тащится уже, когда у него были шансы просто попытаться стрелять нам в спину, у него сейчас нет причин поднимать шумиху. Как и у нас.
Собственно, реальным минусом было то, что было непонятно, за кем тут охотятся — за кем-то из них в отдельности либо сразу за обоими. Это была не очень приятная переменная, но ждать у моря погоды тоже могло быть не лучшей идеей.

Пример живой импровизации Вайль продемонстрировал прямо на ходу, решив, что индивидуальное собеседование в узком переулке – слишком шикарно для такого недоморозка, и Фейт с ним соглашалась, просто потому что возражать было нечего. Роу просто включила режим губки – впитывающей сейчас от Вайля все, что он говорит.
Было страшно. Как и всегда, с тех самых пор, как все изменилось.

Ян уже был настроен на переулок, хотя готов был ко всему. Ну, как ему казалось. Он все же был весьма молод, несколько наивен – почти как Фейт, имевший, правда, дай бог половину ее навыков. Но не такой нервный. Задуманная «шалость» не удалась, и в самый удобный, как говорила карта в смартфоне Бертье, и пустынный переулок, они не свернули, а пошли прямиком в толпу, когда улица расширилась, и оттуда повалили какие-то местные вперемешку с туристами.  Девушка куда-то отошла: в магазинчик неподалеку, и сопровождение сразу решило, что самое время, дабы не думать, куда ее девать.
Ян служил провокатором, подействовав даже на опережение (хотя, скорее, действовать они начали практически одновременно: он как послушный дурачок следопыт, которого заметили и покорно идущий в ловушку, Вайль как, собственно, охотник.  Только вот Януш ничего сделать и не успел, растерявшись, когда вроде бы заметная спина Алана исчезла, буквально за мгновение, когда парень моргнул. Ему в ухо начал говорить успокаивающий голос Клода:
— Иди дальше. Лис думает, что нас дурачит, но он явно поглупел.
Возможно, только приблизившись, Алан понял бы, кого тут за придурка держат. Януш очень сильно изменился: у него были длинные волосы, закрывающие уши, и густая поросль на лице, которая значительно изменила внешний облик. Так что Алан допустил непростительную ошибку, потому что к нему стеклись и другие участники торжественного сопровождения. Клод Бертье приблизился и на ухо Алану сказал:
—  Привет, Вайль, давно не виделись. Если хочешь, чтобы мы твою девицу не трогали, пойдем-ка с нами поговорить.

Фейт же, которая  в это время для виду покупала себе какую-то ерунду, но искоса наблюдавшая за происходящим поняла, что ситуация несколько вышла из-под контроля…

Алан на самом деле всё еще допускал, что картина могла оказаться совсем иной в отличие от того, какой могла показаться изначально. Более того — он прекрасно понимал, что в одиночку этот парень всю охрану убрать не мог, но на самом деле было довольно мало вариантов попытаться выяснить правду, и в то же время не было вероятности, что их не перехватят в открытую, если они попытаются просто уйти. Замкнутый круг, куда ни глянь — везде плохо просто потому, что он не один и в некоторых вещах из-за этого связан.
Оружия у лиса с собой не было, так что Януш удостоился чести быть крепко перехваченным за воротник куртки — пока одной рукой, но если подключить вторую, можно было умудриться его и задушить.
— Какие цели вы преследуете? — только и успел спросить мужчина, когда сам увидел ответ на свой вопрос в лице обернувшегося подростка. Последовавший за этим откровением голос помог осознать некоторые менее очевидные вещи, как и узнать главного зачинщика бед. Мужчина криво усмехнулся, но парня отпускать не торопился. — Уцелели, значит, собаки. Уцелели, но не поумнели. И зачем вам это всё? Куда я "должен" пройти?

– Радует, что по этому пунктам у нас разногласий нет, — насмешливо произнес Клод. – Тут недалеко. Не арканься ты. Просто...поговорим. И парню воротник отпусти парню, будь добр
Вайль сколько угодно мог нести муть про то, что для разговоров не пасут кучу улиц, даже не пытаясь подойти в открытую. Просто это была расхожая фраза, «их фраза», подразумевающая, что дело просто разговорами не ограничится.

Отредактировано Fate (2017-10-30 03:25:33)

0

13

Совместный в междусобойчики. х)

Вайль в упор поглядел на Клода мгновенно переменившимся, ничего доброго не предвещавшим взглядом, но парня всё-таки отпустил. Относительно по-доброму, без рывков, ибо по сути эта мелочь здесь была мало причем — она просто выполняла приказы и головой не думала. Или думала, но всё равно делала вид, что мозгов у неё нет. Иначе в здравом уме к нему бы не полезла. Возможно, конкретно в этой "банде" он больше ни лидером, ни атаманом не считался, однако не следовало забывать того, что один из пунктов любого братского кодекса в первую очередь нарушили они. И как раз один из тех пунктов клятвы, причем, пожалуй, самый банальный, за который как раз под его началом головы и рубили — свои за своих. Всегда. И по сути если остальные уцелели, но предпочли скрыться, а теперь пойти против него, зная, что он больше полугода был в крутой опале, это уже расценивалось исключительно предательством.
Не то чтобы Вайль до того вообще слишком часто привязывался к людям. Но это были правила той относительно здравой причудливой семейки, которую он создал. Его дома.
Будь он менее сдержанным, особенно в людном месте, сплюнутый дотлевающий окурок прилетел бы Клоду прицельно в глаз. А так зловеще просвистел мимо.
— Знаешь, нет. Разногласия интересов есть. По крайней мере мне упорно кажется, что ты сейчас заигрался, — Алан на всякий случай снял очки с "почти" простыми стёклами, и неспешно расстегнул и оттянул ворот куртки. Не слишком широко, но достаточно для того, чтобы сквозь рубашку просматривалась треть отчетливо подсвечивающегося энергетического кольца. Говорил он негромко и спокойно, чтобы это слышали только те, кто должен, но достаточно вкрадчиво, чтобы угроза прозвучала вполне себе всерьёз. — Помнишь нашу общую — да и у многих общую? — клятву проигравшего? Забрать с собой следом как можно больше врагов. Наша безымянная шайка в своей промышленности никогда особо не лезла в мир высоких технологий, однако им время от времени всё же интересовался я. Незадолго до того, как меня загнали в угол, когда стало ясно, что петля затягивается, я припомнил о забытом рынке чёрных технологий Зика Стэйна, и сумел вживить это себе. Устройство — вне сдерживающего цилиндра порождающее мощную энергетическую волну, расщепляющую на молекулярном уровне всё в радиусе воздействия и связанная напрямую с моей нервной системой. Равно как я могу ей управлять, так и она вполне однозначно отреагирует на мою безвременную кончину. Тогда — конкретно это не понадобилось. Однако на том свете я побывал и мне сейчас не так и много осталось терять, особенно в компании, которая в конечном итоге показала себя даже большей швалью, чем чертовы мексиканцы. Еще одно лишнее действие... думаю, вы поняли, что ждет и меня, и вас. И, видя это всё, я ни о чем сожалеть не буду. Мы поговорим, Клод. Но не более того.
Да уж, в самом деле удачно, что их шаражка всерьёз никогда не занималась технологиями высшей лиги. Зная его, вряд ли они сразу поймут, что с точки зрения конфронтации эта светящаяся штуковина была абсолютно бесполезна и в принципе жить мешала, но если уж врать, оказавшись в меньшинстве, то до синей луны.
Клод смотрел прямо в глаза Алану, не боясь того совершенно. Бертье знал лиса долго, слишком долго, чтобы гнуться под взглядом этого человека. Не такой уж он и страшный, как казался многим когда-то. Так же боялся, так же страдал, так же надеялся и совершал ошибки, пусть никогда этого не оказывал. И уже самоубийцей никогда не был, как бы он не старался выглядеть. Никто им не был, на самом-то деле, всем до боли, до слез всегда хотелось жить. Фанатики – другое дело, у них в голове всегда есть идея. У Вайля идей не было: он был, если можно так выразиться,  таким гедонистом от мира преступников. Оказавшись единожды в тупике, он уже не мог из него выйти, и извлекал из их деятельности только личную выгоду - поддерживал собственное существование. И это при всей сложности личности Вайля. Клоду было сложно представить, что с его бывшим соратником произошло, что тот реально сначала пытался убиться на авианосце. Также ему было сложно представить, что вон именно из-за той девчонки, что все еще где-то маячила, при такой возможности, Алан все равно не стал бы ничего делать.
Так что Клод сделал вид, что поверил именно решив, что этот придурок не может быть настолько безумным. И самое смешное, что убивать Алана никто не собирался. Точнее, Клода, когда он в первый раз увидел Вайля, охватила бессильная ярость, а теперь, после первых слов, она куда-то исчезла и появились истинные чувства, объяснявшие, почему Клод так себя вел, искреннее желая не упустить Вайля.
— Хорошо. Пойдем рядом. Сейчас. Вперед по этой улице, потом направо. Там место потише. 
Улицы Лондона представляла собой очень разительный контраст. С одной стороны – выхолощенные, яркие, блестящие от света витрин, приятные для рогулки и жилья. С другой же – совсем рядом могли быть унылые бетонные стены, разукрашенные граффити, а освещали их только редкие фонари. Мало уютного, но дом для них, в каком-то смысле.  Очень странном смысле.
— Встань там Вайль, и не посмей шевелится, с учетом этой штуки. Расскажи мне теперь: как ты выжил? И что, черт возьми, значит: побывал на том свете? Кто тебя залатал?
Вайль еще с мгновения побуравил испепеляющим взглядом старого знакомого, но размахиваться здесь передумал, молча застегнув куртку и вернув очки на нос. Последнее можно было не делать и эти гении от мира сего могли и не увидеть иных причин, кроме "испортившегося зрения" — на деле у него всё равно была слишком приметная рожа, особенно если на эту штуковину обратит внимание кто-нибудь из тех, кто следил за новостями с запада. Мимолетом глянул туда, где осела наверняка запутавшаяся в происходящем Роуан, но он надеялся, что ей хватит ума пока оттуда не выходить. Он не сомневался в том, что он этих ребят она в случае чего отобьется, но сейчас при этой неясности очень рисковала попасть под перекрестный огонь.
А про карту она не пошутила. Идя по этим улицам, Алан примерно представлял, куда эти "друзья" его могли завести, но пока у предположений была слишком большая вариативность.
— В первую очередь меня занимает вопрос, куда делись мои люди. — Возможно, старый знакомый и пытался говорить в своей привычной манере, то Вайлю было не лень давать собеседникам понять о реальном положении вещей. И если до того в голосе звучала неподдельная угроза, то теперь уже просто звенящая от сдерживаемого гнева сталь. А вопрос подразумевал не только свиту Кассандры — он был откровенно двусмысленным.
Завели его в итоге в оригинальное место. Может, и безлюдное, но всё равно довольно открытое. Алан относительно послушно встал у стенки, обернувшись лицом к бывшим подчиненным. Бертье задал ожидаемые, но самые весёлые вопросы. Врать на них смысла не было, но правде или полуправде он всё равно не поверит.
— В прямом. Ты сейчас разговариваешь с живым мертвецом, который пару месяцев провалялся в самом натуральном гробу. Правда, под чужим именем.
Клод усмехнулся. На секунду он воспринял вопрос неправильно, из-за надежды в глубине души, что Вайлю на них не наплевать. Но француз вспомнил, что часом ранее Мартиника по его просьбе тех самых охранников и убрала с глаз долой.
— Бродят где-то по Лондону. И я не вру, кстати, все живы, просто в непонятках, почему внезапно рослый мужик и мелкая пигалица стала парой старичков. Как бы я не ненавидел псиоников, от них иногда бывает польза.
Клод не знал, что Алана это способно выбесить как раз из-за Лии Мессины, которая к их числу принадлежала. Ненависть к псионикам у него была из-за другого.
— А что до нас… Кто куда. Когда стало ясно, что все пропало, мы бежали. Я взял только своих ребят. Абель погиб, следуя этим твоим правилам, забрав часть мексиканцев. Для тебя старался, только подозреваю, ты  в первый раз об этом слышишь, — Клод говорил холодно, скрывая ненависть и боль. Все это достаточно тяжело по нему ударило. Мог ли кто-нибудь представить, что закоренелый преступник окажется столь сентиментальным? Тогда у Клода разрушился целый воздушный замок, хотя он не раз предполагал, что такое существование может закончится, только вот слабая надежда, что они продержатся и станут крепким преступным концерном в Европе, где-то тлела.
— Гвидо они забрали, и думаю, убили уже там. Во всяком случае, про него я ничего не сумел выяснить, что он жив или работает на кого-то. Про Сагу я даже говорить не хочу.
И объяснять почему, Клод намерен не был, и перевел тему:
— Другие просто разбежались. В другие европейские банды. Под крыло Синалоа, еще куда, в Азию, Россию. А мы обосновались тут.
Таинственный Алан напустил еще больше таинственности, и Клод сказал:
— Что ты нахрен несешь? Если про похороны под чужим именем я еще поверю, но после этого стоять ты не должен. Кому ты нахрен нужен, чтобы тебя воскрешали? Мы не в том радужном мире живем, который у героев в Америке.
Лучше бы Клод молчал, но от некоторых слов у обычно хладнокровно сдержанного Лиса неволей дернулся глаз. Смельчак-соратник.
Трус.
— А ты на ошибках не учишься, как я смотрю. Точно так же не интересуешься новостями, окружающим... За столько лет не узнал и меня. Даже позабыл, что мне не просто так дали моё имя еще в далёкой молодости. Я несу, что ты хотел — ответ на твой прямой вопрос. А что если я напомню тебе некоторые заголовки газет? В декабре в пригороде Вены был пожар на складе... а так же явная бойня, которую в СМИ тут же попытались замять, но поскольку наши противники там же поцапались с властями, целиком уже не вышло — отголоски непонятного инцидента там остались, как и слухи о том, что в этом всём внезапно замешаны известные мексиканские преступники. Интерпол тогда знатно повеселился их гонять, переключившись с меня на новую мишень... — Алан сунул руки в карманы и сделал несколько неспешных шагов навстречу Клоду, не сводя с того пристального взгляда. — Так вот. Склад взорвал я. И там же перебил часть своих преследователей. Вроде как точное чисто трупов в городе в тот день не освещалось, но будь уверен —  я старался. Там же, можно сказать, и погиб тот Лис, которого вы знали. И, судя по тому, что вы сейчас спокойно сидите здесь и, более того, смогли тогда уйти, я не напрасно таскал их за собой полгода, пусть и не знал, уцелел ли кто вообще. Стою я перед тобой сейчас потому, что меня воскресил оживший научный парадокс. По счастливой случайности. Меня спутали с другим человеком и случайно подсунули одному из тех самых чудесатых существ из Америки. И за эти пару месяцев новой жизни я успел еще пару раз посидеть в тюрьме, сбежать из тюрьмы, вломиться в штаб мировой организации... И я говорю это не для того, чтобы похвастаться или оправдаться, а чтобы ты наконец понял — еще одно слово без попыток разобраться в ситуации прежде, чем скалить пасть при мне, и твои приятели меня не остановят.
Странную реакцию на свои слова Клод отметил, но уточнять не стал. Мартиника уехала, надавить или выяснить, в чем тут причина, не получится.
Первая часть объяснения Вайля Бертье удовлетворила. Не стал, однако, преступник уточнять, что им в тот момент было несколько не до газет. Если у Алана хватало, может сноровки, даже в бегах быть в курсе везде и всегда, то у Бертье – не очень. Уязвимость, верно, но пока заинтересованности к миру Клоду хватало с лихвой, раз он и его люди были все еще живы. И пусть Вайль хоть язык сотрет, доказывая обратное.
А вот во второй он продолжал настаивать на этом бреде.
Так что Клод уже потихоньку начал думать, что Лис вполне себе сошел с ума, и реальное положение дел заменил на вымышленное, возможно, последствия травмы, замещение воспоминаний. Оккам крайне недоволен, но еще более он недоволен этой сказочкой о чудесном воскрешении.
Если же Лис сошел с ума, то его осталось только пожалеть, но не слишком сильно. Он сам виноват. Он все начал. Входить в Вайлево положение? Еще чего. Он не папа римский. Он и так из своего окружения чуть не богадельню сделал, устроив Сагу комфортно после того, что она пережила. Нет.
Клод подсознательно считал, что убийство Вайля или хотя бы драка с ним, чем-то поможет. Морально Клод был убит, и он не понимал, что все, что здесь можно было сделать – жить дальше. Не следить, как полный придурок, за Вайлем, не нарываться на драку с ним, а просто идти мимо него, как мимо досадного, но все-таки значимого прошлого.
— Раз ты в это так веришь, то ладно. Как скажешь. Успокойся только. И как ты тогда в Лондон попал? И что за девица у тебя в сопровождении?

Упомянутая девица, тем временем, сидела на соседней крыше двухэтажного здания, и жалела, что не может их подслушать. Профессиональная привычка этих преступников говорить потише ее в данную секунду раздражала. Хотя отсюда она прекрасно видела, что Алан взведенный и даже очень. Фейт поняла, что это его старая банда, точнее, то, что от нее осталось. Только вот явно они там предаются ностальгическим чувствам, клянутся друг другу в вечной дружбе, и потом мирно разойдутся. Роуан продолжала наблюдать, готовая сорваться, если что-то пойдет не так.

— Девица, к слову, всё это может подтвердить, поскольку если бы не она — меня бы здесь сейчас не было, — Алан хоть и продолжил испепелять бывшего подельника взглядом, но всё же взял себя в руки и вернуться к спокойному тону, хоть он по прежнему походил скорее на взвинченного пса. Вмешивать в это еще и Роуан он не хотел, так что если этот гений планировки попросит её найти и привести, на том разговор сразу же и закончится. Ему было очевидно, что Бертье тут играет в снисходительного, и с одной стороны такое отношение к нему раздражало, с другой — лично Алан сейчас вообще перестал понимать, чего он от него хочет. Разговора "по понятиям", мести, да чего? — То глупый, на самом деле, вопрос. Прилетел. Самолетом. Как и почти все, в общем-то, люди. Детекторы не воспринимают эту технологию, они её просто не видят. Меня куда больше занимает другой вопрос, и он на повестке дня гораздо более существенный. С каких времен ты начал водиться с псиониками?
Клод удивился, но ничего не сказал. Двое умалишенных в одном месте – это уже слишком. Было бы интересно и ее версию послушать, но тащить девушку – последнее, что ему было надо.
Последующий вопрос был не слишком очевиден.
— К чему вопрос? Нанимаю, если необходимо. Конкретно сегодня мне отдавали должок.
— В таком случае будет еще один вопрос. Ты мог просто подойти, подать знак или еще чего. Зачем это всё потребовалось и зачем тебе вообще в таком случае я?
— Сначала ответь на мой вопрос. Все то, что ты создал – это хоть что-то стоило для тебя? Твой преступный концерн, связи, люди, мы?
Вайль мгновения столь же пристально смотрел на Бертье. Практически не мигая, сводя в уме всю эту ситуацию с догадками и предположениями. Ведь и того человека в их команду по сути привели их люди. А ларчик, судя по всему, открывался за всеми очевидностями гораздо проще, просто надо было быть внимательнее.
— Значит, это всё ты. За всем изначально стоял ты. — медленно проговорил мужчина, а спустя еще несколько секунд сорвался с места. Всё же от этой штуковины был определенный толк; реакция у него с тех пор заметно превышала даже развитую реакцию обычного человека, а с учетом всей натренированности было реально на рывке перевести её еще и в скорость. На самом деле, теперь о потерянном жалеть было уже поздно. Уже год как поздно. Но и оставлять это всё так просто тоже было уже нельзя — хотябы в память о некогда уютном собственном мире. В общем-то до недавнего времени Алан практически не имел свойства к кому-то привязываться — не считал это нужным, и, как оказалось, не зря. Здесь же... и без того шустрого уличного вора более десяти лет натаскивали как профессионального убийцу. Его не пугала толпа, его не пугало и не останавливало неизвестное число противников, поскольку он в любом случае был готов действовать на ходу и спонтанно. Но он не был идиотом, чтобы убивать на улицах, даже если после этого прицельного и поставленного замаха кулаком Клоду в морду на него попытаются кинуться остальные — он был готов действовать и отвечать.
— С предателями, — подчеркнуто и резко сказал Лис. — У меня разговор, как ты помнишь, короткий. Однако сейчас столь очевидные трупы у меня на счету мне не нужны. Так что проваливай своей дорогой и не смей больше попадаться мне на глаза.

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [25.04.2016] the Wild and the Stoic