30.11.18 ВАЖНОЕ ПРО СЮЖЕТНУЮ ИГРУ, хронологию, непропускные игровые даты и обновление правил.

19.11.18 С днем рождения, Пантера и Роуг!

18.11.18 Важное обновление правил.

Marvel: All-New

Объявление

    Губы Чаровницы изогнулись в насмешливой улыбке, когда хозяйка дома все же совладала со своими эмоциями. Смертные порой были такими забавными, что одними лишь наблюдениями можно было скоротать время. © Enchantress

* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [26.04.16] Cursed. Soldier. Not an angel. What?


[26.04.16] Cursed. Soldier. Not an angel. What?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время: Ближе к вечеру
Место: Католический собор в Нью-Йорке.
Участники: Fiend, Displacer, Icarus
Описание: Говорят — одно другое как магнитом тянет. Если учесть, что одновременно в этом месте оказался проклятый и потерянный во времени, в дополнение к этому не то мутант, не то ангел, не то демон, пытающийся всё-таки понять, кто он есть, покажется уже гармоничным дополнением.

+2

2

Новый день в Соборе Святого Рафаэля начался совсем не так, как обычно. Всякого, кто вознамерился бы заглянуть в этот маленький католический храм с двумя башенками постройки самого начала двадцатого века, встречала записка, отпечатанная на принтере крупным шрифтом и приклеенная к парадной двери: "Дорогие братья и сёстры! В связи с генеральной уборкой главное помещение временно закрыто. Святые Мессы будут проходить по расписанию в часовне в крипте, вход - с правой стороны."

Утро Дэрила Монро, несмотря на то, что ему не нужно было вставать ни в колледж, ни на работу, началось в восемь часов; при первых же звуках будильника он выскочил из постели, словно от этого подъёма зависела как минимум судьба мира. Завтрак Монро-младший проглотил, почти не различая вкуса. Ему и в самом деле не терпелось начать этот день - он ждал его ещё с прошлых выходных. Сегодня он наконец-то встречается с Эшем, которого он не видел с последнего дела в заброшенном старинном доме на окраине города. Тогда они здорово сглупили и угодили, как беспечные новички, прямо в расставленную для них ловушку. Если бы не счастливый случай, всё могло бы кончиться очень плохо... но думать об этом не хотелось, да и какой смысл думать о плохом, которое не произошло, когда в окно стучится весенний ветер, а впереди ожидает большое приключение - не опасное, но оттого не менее захватывающее?
Неделю назад, после праздничной пасхальной службы и последовавшего за ней ночного бдения, воспитанник Героев По Найму разговорился с отцом Августином - исповедником и настоятелем собора, с которым его, помимо пастырских отношений, связывала искренняя и тёплая дружба. Помещение большого молитвенного зала, во время больших праздников переполняемое людьми, отчаянно нуждалось в капитальной уборке. Но на деле провернуть это мероприятие было совсем не так просто, как казалось на первый взгляд. Если с уборкой самого зала служители и добровольцы из числа прихожан ещё могли справиться сами, то мыть витражи, чистить люстры, потолки, лепнину и статуи высоко на стенах людям без специального оборудования было никак не по силам, а, значит, надо вызывать промышленных альпинистов или кого-то ещё в этом роде. Это, в свою очередь, означало существенные затраты, средства на которые ещё предстояло где-то изыскать - лишних денег у храма никогда не водилось. Несмотря на пожертвования, благотворительные ярмарки и церковную лавку, приход с трудом сводил концы с концами; почти все вырученные средства уходили на содержание маленького приюта для бездомных, который редко пустовал - от храма было рукой подать до Клинтона, недаром носившего прозвище Адской Кухни.
Решение созрело у Дэрила почти мгновенно, и он без лишних обиняков предложил священнику свою помощь. Свою - и Эша, благо, он успел познакомить их раньше, и падре точно знал, о ком идёт речь.
Как и следовало ожидать, Эш, когда Дэрил сознался ему, на что он их подписал, в первый момент было упёрся, но, по счастью, упирался не слишком настойчиво и после недолгих уговоров сменил гнев на милость и согласился.     
Они встретились в пекарне на углу улицы. Быстро выпив по кружке горячего какао, друзья бодрым шагом дошли до собора. Отец Августин уже ждал их, и, похоже, несмотря на преклонный возраст он не собирался оставаться в стороне - вместо привычной сутаны на нём были рубашка, брюки и плотный фартук.
Странный трепет охватил мальчика, когда он, следуя за священником, вошёл в тёмный, пустой и гулкий неф, от пола до потолка уставленный лёгкими переносными лесами. Освещаемый только свечами из боковых нефов и светом, проникающим из окон (из соображений предосторожности электричество было заблаговременно отключено), почти лишённый людей, за исключением нескольких сестёр-монахинь, молчащий собор производил самое таинственное и величественное впечатление. В первые пятнадцать минут, оттирая от пыли и осевшей копоти барельефы, изображающие четырнадцать сцен Крестного Пути, Дэрил никак не мог отделаться от мысли, что совершает какое-то святотатство, и не ему трогать руками картины страданий Господа. Но чем больше он погружался в работу, тем отчётливее становилось воодушевление. К моменту, когда все четырнадцать барельефов сияли белизной, он ощущал такой подъём, что ему хотелось петь и смеяться. Как следует прополоскав в ведре тряпку, поправив респиратор и заткнув за пояс свежую губку и флакон с чистящим средством, Ди проворно вскарабкался на самый верх лесов. Несколько головокружительных прыжков под самым куполом - и он остановился прямо перед громадным распятьем на стене над кафедрой, так близко, что протяни он руку - и он бы дотронулся до шипов тернового венца. Чувствуя, как у него замирает сердце, Дэрил ненадолго отложил губку и моющее и, опустившись на колени и наклонившись вперёд, вглядывался в полузакрытые глаза мраморного Иисуса... 
- Непросто ему, должно быть, живётся, отец, - монахиня, остановившись, указала глазами на Эша, выпрямившегося во весь рост на узком карнизе и брызгавшего из пульверизатора на маленькое стрельчатое окошко. - Выглядит как нечистая сила, а внутри такой славный, скромный юноша...   
Священник, усердно натиравший полиролем опущенную крышку маленького органчика, отвлёкся от своего занятия и тоже пристально посмотрел вверх, под купол, где устроился летун.
- У него - особая миссия. Да, во времена моей молодости такого, конечно, не было, - проговорил он с театральной строгостью, картинно хмуря брови.
- Но времена меняются. Каждое поколение придумывает что-нибудь новое. Раньше они выбривали ирокезы и красили их во все цвета радуги, а сейчас у них появились крылья, хвосты и кто знает, что ещё. Неизменной остаётся только милость Господа, пославшего нам таких помощников. Что бы мы сейчас делали без них, сестра? - Лицо падре Августина разгладилось, так что стала видна улыбка, прячущаяся в уголках сухих губ - и весёлая, и благородная, и отечески-гордая одновременно.
Монахиня, улыбнувшись, покивала, соглашаясь с настоятелем, и снова взялась за швабру.

Молодые герои лазали, прыгали, подтягивались, поднимались, спускались, мыли, скребли, тёрли, скоблили, отдыхали и пили воду, сидя на импровизированных настилах - и опять отмывали, оттирали и заполировывали. А когда косые лучи солнца, наконец, появившегося из-за облаков, пронзили свежеотмытые витражи в правой стене и расписали пол разноцветными картинами, а Дэрил уронил на пол тряпку и вытянулся на складных лесах, чувствуя, что руки у него отваливаются, как после хорошей тренировки с его командой, оказалось, что на часах уже ни много ни мало половина пятого.   
- Ну всё, довольно. - Отец Августин, шумно выдохнув, спустился со стремянки, сложил её и отодвинул к стене. - Мы славно потрудились сегодня - как сияет наш старый храм! И всё благодаря вашей помощи, - он улыбнулся и опустился на край скамьи, уставший, такой же раскрасневшийся и встрёпанный, как оба его бравых помощника. - Если бы я мог наградить вас обоих орденом Подвязки, то немедленно сделал бы это, да ещё посетовал, что награда мала. А пока, чада Божии, как насчёт горячего обеда после трудов праведных?   
Идея горячего обеда встретила у наработавшихся и голодных парней самое горячее одобрение. Собрав своё снаряжение, водворив все щётки, тряпки и вёдра на их места в подсобке и прихватив мусорные мешки, священник и двое его юных спутников направились к выходу из храма.

Отредактировано Displacer (2017-09-29 08:44:19)

+2

3

Вторник. Семь утра. Отсутствие заказов. Отсутствие учебы. Отсутствие... сна. Эш очень любил Дэрила, но иногда его хотелось просто обнять. Сильно обнять.
Дэрил точно знал расписание друга, а затем Эш умудрился проболтаться, что в этот день у него нет заказов, мечтательно поделился планами о сне. В общем, накануне крылана практически прижали к стене заявлением "мы будем убираться в Храме", кто "мы" - Ди объяснил следом. Эш ворчал, лениво брыкался, но реальной причины отказа не было. Поэтому Бес встал и недовольно поплелся в душ. Спасти положение мог только горячий душ и горячий завтрак.
Вычищая крылья, Эш вспоминал, как совсем недавно наконец осмелился снова зайти в храм, впервые за последние двенадцать лет. Странное чувство охватило его, это было что-то возвышенное, дающее надежду, что-то из теплого уютного детства, где было тепло и безопасно, но в эти ощущения вплетались ниточки страха, того липкого мерзкого ощущения, не дающего душе полноценно расправить крылья. Он приходил несколько раз, тихо сидел в стороне, поглядывая на людей. Иногда люди смотрели на него самого, кто-то даже тепло улыбался. Медленно, но Эш начинал оттаивать, он все так же сторонился незнакомых людей, все так же не любил людные места, но старался перестать видеть в людях только плохое. А в один из вечеров, когда в храме уже никого из прихожан не было, Эш разговорился с отцом Августином. Смешанные чувства настолько сильно охватили юношу, что он, в порыве, открылся священнику. Просто встал и снял плащ. Святой отец и глазом не моргнул, его таким удивить было невозможно, как и татуировкой, просвечивающей сквозь вырез футболки.
Эш вылез из душа, и воспоминания прервались, надо было готовить завтрак и выезжать на встречу с Дэрилом. Теплые воспоминания сняли недовольство ранним подъемом, а горячий завтрак окончательно вернул крылана к жизни. Эш сунул в сумку латексные и резиновые перчатки, пару респираторов, бандану и запасную водолазку, оделся в другую водолазку, джинсы и ботинки, после чего надел плащ и вышел на улицу.
День был по-апрельски теплым и солнечным, весна радовала и вызывала желание улыбаться, радуясь новому дню. В общем, Дэрил увидел своего друга на удивление сияющим, будто он утром выиграл пару миллионов поцелуев. Эш слышал в Дэриле такое же возбуждение от предстоящего дела.
После чашки какао герои двинулись в храм. Тишина сегодня показалась Эшу какой-то особенной. Стены старого здания были достаточно толстыми, чтобы Эш почти спокойно себя чувствовал. Да, он слышал какие-то звуки снаружи, но они были будто из-под пары толстых одеял, доносились слабыми отголосками. Поздоровавшись с отцом Августином, Эш снял рюкзак, а за ним и плащ. Дело предстояло хоть и весьма благородное, но все же грязное, поэтому крылан надел перчатки, маску, повязал голову банданой и очень пожалел, что не взял с собой очки. Подумав, он все же затолкал плеер куда подальше, не то место, для его плейлиста.
Фронт работ и правда был огромен, Эш больше ползал наверху, цепляясь, где можно крыльями. Парить и летать здесь вряд ли у него получилось бы, поэтому он использовал свои дополнительные конечности как мог.
- Выглядит как нечистая сила, а внутри такой славный, скромный юноша... - тяжело, очень тяжело слышать всё. И вроде молодая женщина не хотела сказать ничего плохого, и вроде даже похвалила, но тяжелые воспоминания выплыли, когда, как говорится, не ждали.
Он еще был маленьким и горбатым, как давно это было, а память сохранила. Строгая высокая женщина, злобная как ведьма, оттолкнула его, назвала нечистым, горбуном, бесенышем, ее темная юбка мелькнула складками, ведьма гордо удалилась по направлению к местной церквушке. Эш не знал, что было сильнее: обида, когда ровесники окружили его, стали показывать пальцами и на разные голоса смеяться "Бесеныш, нечисть, бес, чертенок", или боль в ушибленной спине. Шестилетний мальчишка разревелся, детей это только забавляло, в тот день Адам впервые подрался. Кажется, это была первая и последняя драка Адама.
Эш уткнулся лбом в стену, но сдержался. Да, тяжело, да, неприятно, но он прекрасно осознавал, что если кто и виноват в произошедшем тогда, то уж явно не те люди, которые находились сейчас в этих стенах. А что до его собственных тараканов, однажды они уйдут, может тогда он и по улицам будет ходить с оголенными крыльями, ну кроме зимы.
Несмотря на то, что солнце постепенно клонилось к закату, в помещении будто становилось светлее. С таким усердием Эш не работал довольно давно. Даже их с Майклом квартиру он отдраивал не так тщательно, когда они только заехали.
- А пока, чада Божии, как насчёт горячего обеда после трудов праведных?
Эш как раз снимал маску и перчатки, за него ответил живот. Эшу казалось, утробное урчание эхом разнеслось по помещению.
- Очень. В смысле, я за, - крылан смущенно улыбнулся, краснея до кончиков крыльев. Покрытым толстым слоем пыли. - А можно еще конечности протереть?

Отредактировано Fiend (2017-09-30 12:50:32)

+2

4

В процессе написания поста вдруг ощутил себя нечистой силой, незваной припершейся на чужой праздник жизни. XDDD

Наверное это был первый и, как полагал Джей, последний раз, когда он в новой жизни решил всё-таки посетить место вроде этого. Последние дни он, оставленный пока дядюшкой в покое, задумчиво болтался по земле не то чтобы в поисках себя или глубоких самокопаниях, так — в некоторых измышлениях на тему вопроса о смысле жизни. С учетом всего произошедшего за последние недели (да и чего греха таить — месяцы с того момента, как он пришел в себя) и всего за это же время и открывшегося, вопрос оказался как никогда актуален, потому как парень просто пытался решить для себя, что делать и как жить дальше. По крайней мере, некоторые вещи, судя по всему, были весьма предопределены, а некоторые как были, так и остались покрыты густым туманом.
Это была не та церковь, в которой его убили несколько лет назад. В ту он бы никогда больше не вернулся добровольно, даже зная, что ни Страйкера, ни его людей там давно уже нет; сложно было сказать, чем его привлекло это святилище из всех тех, что были расположены в мегаполисе. Видимо, случайно попалось на глаза, поскольку он в целом уже не особо интересовался адресами, и тема веры лишь некоторое время назад перестала быть болезненной. Теперь была несколько иная проблема — она просто потеряла смысл. Погода на улице была отличная, а закатное солнце и снаружи создавало этому месту определенное настроение. Не плохое и не хорошее, оно просто как-то укладывалось во внутреннее состояние души. Парень не особо скрывался, гуляя по городу, но и не особо светился — в какой-то мере у него была схожая с крыланом проблема, но в этом плане ему повезло больше — немного нетипичное строение крыльев, телосложения и плотность перьев каким-то образом позволяли прятать их под одеждой, вызывая лишь впечатление некоторой сутулости. Другое дело, что раньше приходилось повозиться с перьями, сейчас же можно было просто накинуть на себя плащ с низким подолом, который скрывал бы кончики маховых перьев. Некоторой унынькой оставалось то, что в некоторых церквях и почти красные волосы порой считали святотатством, но и тут вполне мог выручить обычный капюшон. При нежелании светить физиономией. Пусть со стороны это и создавало впечатление некоторой обособленности. Со стороны он скорее просто походил на несколько запыленного человека, который несколько дней пробыл в дороге. Отчасти это можно было считать правдой, учитывая, что прогулки не имели как таковых ночных перерывов. В школу он тоже возвращаться всё еще не хотел.
Сказать по правде, Икар довольно долго просто стоял на пороге храма, думая, стоит ли теперь вообще в них заходить. Имеет ли он теперь на это право? В определенной мере — видимо, как и прежде, вряд ли святые станут его отсюда выгонять, как некоторые попытались его выгнать из Эдема. Но тех предателей там больше не было... не было и веры, точнее, многое из того, во что жизнями верили здесь, на земле, обстояло совсем иначе, и вот такие знания, пожалуй, следовало держать при себе. Особенно потомку Люцифера.
— Жди здесь, — едва слышно шепнул крылатый своему другу, который был не совсем здесь, но вряд ли не услышал. Только появления диковинных созданий здесь сейчас не хватало для провокации суеверной истерии, но Джей, поборов сомнения, всё-таки обошел лестницу и вошел в святилище с открытого его зала. В определенной мере ему показалось странным, что часть здания, тем более центральная для всех церемоний и обрядов, оказалась закрыта, но тут оставалось разве что пожать плечами и с той же задумчивостью пойти исследовать доступные помещения. Каждая церковь отличалась чем-то своим. Раньше он их регулярно посещал, а сейчас всё это казалось пернатому одной большой иронией. И ему потребовалось два раза умереть, чтобы эту иронию осознать.
Сетовать на закрытие главного нефа парень не стал, просто в итоге осмотрелся в доступном для посетителей помещении и остался стоять чуть в стороне от основного свободного пространства. Ощущение жестокой иронии перешло на какой-то иной уровень, да и снова вспомнилась Джулия, но на сей раз уже без горечи, поскольку хотябы за одну вещь можно было не корить себя больше — ошибку можно было исправить теперь, даже спустя столько времени. Михаил хоть один камень с души сбросил, — наверное, ради этого следовало пережить всю свалившуюся на его долю чехарду. И вот вроде... что-то можно было сказать, но вроде теперь уже и нечего, а про исповеди уже и речи не шло. Всё, что мог, он уже высказал до этого, в том числе и в храмах, и даже лично тому, кого тут принято считать святым.
— Was long ago only seventeen
So full of life with your hopes and dreams
You wanted more than your everyday
So you got your gear and got on your way
But they held you back and they knocked you down
Said you were born to die in this town
You laid there bleeding looking up at the sky
Thought of your father who told you always try...
— негромко, почти про себя напел парень, вспомнив давнюю привычку. Молитвы он помнил, просто счел, что теперь уже не ему их произносить. Вернее, было можно, наверное. Просто сказать о том, что на душе было и о чем в итоге надумалось, можно было и несколько иначе, не прямыми словами и в то же время прямо. Даже если ответ на поставленный вопрос пока не найден. Маячит где-то рядом... а "жизнь" и её правда с порогами как-то сама сложилась в знакомые стихи:
— So here you are you've come this far
It's the end of the road but you know where you are
Failure is not an option not even a thought
You were never a quitter and always fought
Now it's all up to you you're the last of a kind
You've never forgotten what you left behind
The old ways are your ways and always will be
You know that's the thing that makes you free...

* Mike Tramp — Follow Your Dreams

[icon]http://i056.radikal.ru/1709/a0/aa78c1386a31.jpg[/icon]

Отредактировано Icarus (2017-09-30 13:41:07)

+2

5

Похоже, молодой мутант пришёл слишком рано - или горожане вообще редко посещали вечерние мессы в будние дни, но в этот час в низком полукруглом зале с белёными стенами и скромным деревянным распятьем он был один. Ни одна из складных деревянных скамей не была занята; на маленьком, покрытом белой скатертью алтаре ровно и высоко горели толстые восковые свечи - вот и всё освещение. Лёгкий аромат ладана, пропитавший всё вокруг, успокаивал тревожные мысли, приглашая отрешиться от земного и открыть сердце и разум предвечному Отцу. "Я Альфа и Омега, начало и конец..."

... - А можно еще конечности протереть?
- Разумеется, нельзя же вам сесть к столу в таком виде, - священник с улыбкой покачал головой, - когда мы зайдём, я всё покажу.
Дэрил, дурачась, похлопал Эша по спине между лопаток, и в воздух взлетело облако пыли. Он слушал, как разговаривают друг с другом его друзья, и тихо ликовал: Эш, конечно, всё ещё смущался, но хотя бы уже уверенно поддерживал беседу - и даже сам задавал вопросы. Ещё немного, и можно будет считать его возвращение в лоно католической церкви совсем состоявшимся, а это большая победа. Монро-младший подводил его к этому несколько месяцев и не торопил, избегая форсировать события, чтобы как-нибудь нечаянно не испортить дела. Хотя в глубине души он был твёрдо уверен, что стоит познакомить недоверчивую горгулью с отцом Августином, и все его страхи развеются - при всей своей строгости, строже всего исповедник относился, в первую очередь, к самому себе. Людей он любил всем сердцем, глубоко и истово, не делая различий, и в самые непростые времена неизменно призывал к миру, сурово обличая тех, кто стремился разжечь рознь между носителями сверхспособностей и обычными гражданами. И Бес был не единственным, чью тайну хранил священник: Ди, регулярно бывавший на исповеди, точно знал, что отец Августин исповедовал и других героев в масках...
На мгновение Дэрил обернулся, чтобы ещё раз полюбоваться стройными башенками собора, заливаемыми медью и золотом вечернего солнца, - и заметил ссутуленную фигуру, невнятной кляксой мелькнувшую во дворе и скрывшуюся в боковой арке. Тринадцатый споткнулся. В памяти у него всплыли события четырёхмесячной давности. Шёл Сочельник, приближалось время торжественной службы Навечерия Рождества. В соборе уже было полно народу, когда группа людей, одетых в плащи с капюшонами, зашла внутрь и неожиданно закидала ничего не подозревающих гостей дымовыми шашками. Началась паника. Воя, свистя, выкрикивая лозунги "Кровь за кровь!", "Угнетённые - вместе!", "Добро пожаловать в ад!" и тому подобную дикую бессмыслицу, налётчики набросились на беззащитных людей. Правда, кое-чего злоумышленники всё же не учли: всякое мирное стадо стерегут свои овчарки, и у безобидных Иисусовых ягнят тоже нашлись защитники. Красный дьявол, синий чёрт и бес - кто сказал, что у Бога нет чувства юмора?
Надо было во что бы то ни стало вернуться назад и, не привлекая лишнего внимания, разведать, кто и с чем пожаловал на сей раз.  По счастью, повод подвернулся сам собой, так что "чертёнку" не пришлось его выдумывать и совсем уж бессовестно врать.
- Вот проклятье! - Дэрил резко остановился и пояснил:
- Я сумку со сменкой забыл! Там, внизу, на цокольном этаже, в общем холле. Или в библиотеке?.. Эш, не сходишь с мной? А то я что-то совсем не помню, где её оставлял... 
Тот посмотрел на него и молча кивнул.
- Падре, мы быстро, - Ди ухватил его под локоть и быстрым шагом пошёл обратно к зданию храма.
- Хорошо, я подожду вас внутри, - проговорил им вслед священник. Внутренне он слегка подивился такой спешке, но, не придав ей никакого особенного значения, направился в сторону курии.
Когда они отошли достаточно далеко и уже входили в арку бокового входа, Эш, убедившись, что их никто не подслушивает, спросил:   
- Теперь, может быть, объяснишь, в чём на самом деле дело?
Монро-младший закрыл за ними тяжёлую деревянную дверь и, придерживая гладкую бронзовую ручку, до блеска отполированную тысячами прикосновений человеческих рук, повернулся к нему.
-Тот тип, в балахоне, с капюшоном на пол-лица, который зашёл внутрь - что-то он мне совсем не понравился. Помнишь, что тут было в канун Рождества? - Он выдержал паузу, давая другу время вспомнить тот инцидент. - Режьте меня, но что-то с ним не так. Может быть, конечно, он просто очень стеснительный, а я параноик, которому преступники мерещатся за каждым углом... - Ди усмехнулся.
- Но я бы всё-таки сходил и проверил, где он и чем занимается. А если его здесь нет - нашёл бы, куда он делся, - последнюю фразу он произнёс, разделяя слова и многозначительно глядя на друга. 
Эш помолчал, затем кивнул.
- Пойдём проверим.
Они спустились по полутёмной лестнице и очутились в холле цокольного этажа. Дэрил сразу же кивнул на двустворчатые двери, за которыми располагалась часовенка - одна из них была широко открыта. Подобрав свой рюкзак, лежавший ровно на том же месте, где его и оставили - на лавке возле статуи Мадонны - Тринадцатый вошёл в часовню. Как бы "чертёнок" ни был насторожен, всё же он не забыл преклонить колено и перекреститься при входе. 
Загадочный прихожанин обнаружился внутри и в самом деле вёл себя очень странно: несмотря на то, что все скамьи были свободны, он даже не присел, а стоял у стены, выделяясь тёмным бесформенным пятном на светлом фоне и так и не сняв капюшона.
- Он молчит. Не молится, - пояснил обладавший совиным слухом Бес, наклонившись к самому уху своего компаньона.
- Если он задумал какую-нибудь гадость, пусть пеняет на себя, - ответил тот одними губами, нисколько не сомневаясь, что Бес его услышал. Ещё пару секунд Дэрил, прищурившись, пристально смотрел на странного визитёра, затем поправил рюкзак на плече и сделал шаг к нему.
- Извините, - вполголоса обратился он к незнакомцу, вежливо, но достаточно твёрдо, - прошу прощения, что прерываю Ваши размышления, но я попросил бы Вас снять капюшон. Согласно установленному порядку, мужчины должны находиться здесь с непокрытой головой.

+2

6

Добродушный тон отца Августина несколько расслабил Эша, и тот спокойно и мягко улыбнулся, привычно сгибаясь и накидывая плащ на плечи. Он не стал вдевать руки в рукава, просто прикрыл спину. Это было скорее машинальное движение, просто он всегда побаивался быть замеченным. Ведь одно дело - когда тебя видят исключительно служители храма, которому ты вроде сегодня помогаешь, и друзья. И совсем другое - незнакомые люди. Мало ли, кто мог увидеть их с улицы. Этот страх не скоро удастся изжить. И скорее всего, это произойдет довольно резко. Просто однажды Эш Райд скинет плащ и признается, что он Железный Человек Бетмен Бес. Большой и крылатый. Может даже героя полюбят. Может Беса будут еще больше бояться. Но однажды ему надоест прикидываться инвалидом и терпеть насмешки.
Все трое вышли из здания, и горбун поднял взгляд наверх. Заходящее солнце приятно красило кресты и кирпич. Так и хотелось сесть и зарисовать увиденное, поэтому юный художник старался запечатлеть в памяти каждую мельчайшую деталь видимого. А еще захотелось взмыть вверх, навернуть пару кругов в лучах красного заходящего солнца, посмотреть на храм и людей сверху, притаиться наверху, как настоящая горгулья, стать вечным хранителем этих мест. Бес ощущал какое-то непонятное и странное поднятие духа. Будто что-то менялось в его душе. Как в тот день, когда Майл выбивал "Fiend" на его спине, только больно не было.
Эш не увидел мелькнувшую фигуру, но услышал, что кто-то вошел в храм. Это было несколько странно, ведь человек был всего один. То есть, до него туда никто вообще не заходил, и после - тоже. Да и вроде объявление о закрытии храма никто не срывал. Может ветер снес? Эш было открыл рот, чтобы озвучить сие странное дело, как Дэрил начал нести белиберду по поводу забытой сменки.
"Бро, ты серьезно?" - подумал Бес, но в лице почти не поменялся.
- Пойдем, забывчивый, - легко усмехнулся приятель и поспешил за Дэрилом. Примерно зная возможности человеческого слуха, Эш, когда они вдвоем достаточно отошли от падре, поинтересовался:
- Теперь, может быть, объяснишь, в чём на самом деле дело? - голос Эша звучал то ли ехидно, то ли обеспокоенно. Врать священнику - совсем не в духе Ди, так что дело было явно нешуточным.
- Ага. Параноик. Это ты мне говоришь? - хмыкнул Бес, услышав причину такого поведения Дэрила. Не, Бес, конечно, был без царя в голове, и, прикрываясь своей каменность, кидался без оглядки и в огонь, и в воду. Но сам Эш был тем еще трясущимся параноиком. - Пойдём проверим.
Друзья вошли внутрь, Дэрил привычно преклонил колено, Эш чуть замешкался, но пока не повторил этого машинального действия друга, просто перекрестился и мысленно извинился за непочтение.
- Он молчит. Не молится. По крайней мере, не вслух, - как можно тише прошептал Эш Дэрилу, прислушиваясь к движениям, словам и состоянию незнакомца.
Эшу показалось, что это молодой человек, может ровесник самого Эша, может ближе к возрасту Белой Тигрицы, но определенно младше Майкла. Он был чем-то встревожен, неуверен, но никаких признаков откровенной злобы или агрессии Бес не слышал.
- Извините, прошу прощения, что прерываю Ваши размышления, но я попросил бы Вас снять капюшон. Согласно установленному порядку, мужчины должны находиться здесь с непокрытой головой, - Дэрил обратился к незнакомцу.
А Эш задумался, а с чего они решили, что это мужчина? Дурацкий вопрос. Хотя даже за балахоном Эшу показалось что-то знакомое в телосложении. То ли тот был на размер-два больше, то ли незнакомец был пловцом. Торс казался чуть крупнее, чем должен был быть для таких ног. Определенно это не могла быть женщина. Бедра слишком узкие, а плечи - широкие. Эш внимательно следил за незнакомым парнем, прикидывая, что телосложение у них похоже.
"Хм. Если бы не крылья, я мог бы отлично плавать. Надо научиться что ли", - плавно текли мысли Беса.
От звука голоса Ди незнакомец, кажется, вздрогнул. Как минимум, чуть споткнулось сердце, забилось быстрее, но уже старалось вернуться в прежний ритм. Неудивительно, ведь друзья зашли довольно бесшумно.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [26.04.16] Cursed. Soldier. Not an angel. What?