19.11.17

С днем Рождения, Тор!

15.11.17

Важные новости! Про правила, хронологию и
НОВЫЙ АДРЕС РОЛЕВОЙ.

Добро пожаловать на ролевую по комиксам вселенной Марвел! Мы приветствуем всех гостей, наблюдателей и просто заглянувших на наш форум — место, которое мы постарались сделать уютным творческим домиком для всех его обитателей. Будем рады всем желающим присоединиться к нашему дружному и талантливому коллективу!
Должность:
Руководитель
Контакты:
Skype: Lawrenjin
ICQ: 400450228
Доступность: вечером; днем как получится.
Командор. Техник. Шериф. Квестоплет. Связист. Делает всё сразу, почти всё видит.
Курирует Мстителей, отвечает за Мандарина.
Должность:
Координатор
Контакты:
Skype: aisazure
Доступность: режим пониженной активности
Душа компании и поставщик мороженого. Приглядывает за гостевой и приемкой, контроллер порядка и игры, а также
Курирует ЩИТ, отвечает за Людей-Икс.
Должность:
Пиар-агент
Контакты:
Skype: makitimus
Доступность: режим пониженной активности
Первый помощник. Мастер Фотошопа, креатива, генератор идей и наш незаменимый талисман.
   
Прозвище:
Мадам Гидра;
Имя: Офелия Саркиссян;
Степень опасности: Глава Гидры, огромные познания в области ядов.

Разыскиваем! Требуется для крутых сюжетных поворотов в стан весёлых и неординарных интриганов Гидры.
Прозвище: Творец;
Имя:Рид Ричардс;
Степень опасности: Один из величайших ученых на земле. Свалился сюда из вселенной Альтимейт.

Ищем антагониста! Который залип в сюжетных завязках. Миру нужен свой личный злобный мозг.
Прозвище: Невидимый;
Имя: Ник Фьюри;
Степень опасности: Непревзойденный интриган, серьёзный боец.

Разыскиваем! Фьюри сейчас наказали хитрым образом, однако он не может просто так проиграть, да? Требуется всей ветке ЩИТа.
Прозвище: Сорвиголова;
Имя: Мэтью Мёрдок;
Степень опасности: "Слепой зрячий"; сверхчеловеческие чувства, превосходный боец.

Разыскиваем! Мэтта были бы рады видеть не только в Адской Кухне, но и в геройских рядах!

Marvel: All-New

Объявление

«Девятнадцать лет. Рыжая. Телепат». Короткое досье полностью подтверждало теорию о том, что у рыжих нет души. © Gravedigger

Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Примечание: игровые архивы доступны с аккаунта читателя.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [26.05.2016] Debts and answers


[26.05.2016] Debts and answers

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://img.grouponcdn.com/deal/4xBmwse7nGTkPQ88MNEJ/eU-2048x1229/v1/c700x420.jpg

Время: 26ое мая
Место: главное место действия - Исландия и Норвегия
Участники: Anthony Stark, Thor Odinson
Описание: По возвращению Тора в ряды живых и Мстителей остались еще нерешённые дела. Равно, как и много вопросов остались без ответа. И Старк решил таки добиться правды, которую Ас рассказал далеко не всю. И на диво - Донар согласился.
Правда, на своих условиях.

+1

2

Первое время Ас тихо сидел в штабе Мстителей, и даже не выходил наружу. Формальные вопросы касательно его возвращения были улажены, хоть и оставались сомнения касательно его вменяемости - уж больно худо он себя зарекомендовал перед своим исчезновением. Однако Тор никого не винил в подобном отношении: в конце концов, бог понимал - сам виноват. И все же... было что-то странное в его поведении. То он полдня готовит, и вообще молчит, то другую половину дня не пьёт (вообще не пьёт, вот тут-то команда и заволновалась не на шутку) и сидит в мастерской Старка, куда зачем-то притащил наковальню и оттуда раздаются мерные постукивания молота. На кой он выковал пластинчатый нагрудник Наташе и несколько инструментов, питающихся от каких-то светящихся кристаллов, для лёгкой и поистине простой обработки металла Старку - неизвестно, но сделал ведь. И вот наконец он зачем-то напялил на себя земную одёжку, взял определённую сумму американских денег, выклянчил у кого-то поддельные документы, сунул молот в сумку, и объявил. что его не будет какое-то время. Ну правда, что еще было думать команде, и в первую очередь - Тони? Да, Ас был тихим, но слишком уж странным - даже по его меркам.
- Нет, я не собираюсь делать ничего криминального - терпеливо и уже в которые раз разжёвывал Одинсон другу, которые не давал ему спокойно отбыть. - Мне попросту надобно уладить пару дел, которые я задолжал кое-кому, кто мне помог. Просто долг отдать, ну правда. Когда я тебе врал?
   Да только что-то веры ему было маловато. Вздохнув, Асгардец повторил это всё еще раз. И еще, уже более детально. И еще раз. И еще. Ноль эффекта. Когда он наконец поинтересовался, а не держат ли его здесь как пленника, то получил отрицательный ответ, и вдогонку реплику, что за его благополучие попросту волнуются. Проведя рукой по лицу - где-то подобные эмоции у него вызывали его дети - Таранис буркнул, и сказал, что коли так уж хочется - то пускай отправляется с ним. Только не в броне. Или хотя бы пусть ее спрячет. И отправляется относительно инкогнито. Никаких квинджетов, и прочей фигни, что засветит их больше, чем нужно. Это также было странно, однако это и было условие Одинсона. А заодно он  пообещал, что по пути ответит на все вопросы, которых, как он видит, накопилось немало.

   Путь к аэропорту занял не столько много времени. как ожидалось. И в общественном транспорте - о да, на кой Асу сдался такой способ передвижения - загадка, на которую ответа не было - они ехали молча. Зато когда он покупал два билета в Рейкьявик, то кажется, ситуация начала вырисовываться. И на счастье, ему разрешили взять сумку с собой. Каким чудом Тони умудрился обмануть сканеры в аэропорту, которые неминуемо показали бы содержимое сумки - то также было загадкой, но уже для Рюмра. Но он хотя бы поблагодарил Старка за подспорье. И когда они были уже в салоне - в бизнес-классе, кое-кто, хоть и маскировался, но хотел комфорта, а не орущих детей и кашляющих стариков, которые был на диво полупустым, если не больше, Веор потянулся, и вежливо поблагодарив стюардессу за напитки, протянул стакан персикового сока Старку, взяв себе бутыль виски. Налив себе стаканчик, он откинулся на спинку, и с какой-то радостной тоской глядя в иллюминатор, произнёс:
- Думаю, теперь можно и поговорить. Дорога займёт какое-то время, так что для начала хватит. Спрашивай же, друже, что тебя во мне тревожит. Разговор ли то, который обещался мною тебе еще когда Амора прибыла же в Башню, али то, что я умолчал касательно смерти своей да и возрожденья - всё едино. Я тебе обещал ответы, и слово своё я сдержу.

+2

3

В кои-то веки можно было радоваться тому, что, не смотря на все новости и заверения, всё для всех "погибших" на сей раз обошлось — по крайней мере, оба официальных мертвеца вновь были в строю и вроде как даже друг на друга больше не в обиде. Хотя поведение Тора прозорливого инженера всё-таки настораживало, поскольку вроде как он был собой, а... "дома" вот был сам не свой. С одной стороны, можно было прикинуть, что за причинами подобного поведения сильно далеко ходить не надо: в конце концов, о части произошедшего в соседних мирах он знал и ранее от Альдриф. И даже в какой-то мере в этом поучаствовал, поскольку несколько месяцев скрывал Фрейю от мира у себя. Можно было предположить, что он всё еще ворчал на то, что "база" по прежнему располагалась во всё том же ангаре. Вариант был всё еще не обустроенный до привычного "класса Люкс", тем не менее, сам Тони не видел в этом трагедии — было, где держать самолет, местом этим не особо интересовались посторонние, довести до ума еще немного, и жаловаться станет не на что. Но, видимо, причина была всё-таки и не в этом, поскольку спустя пару суток спокойных и мирных странностей Тор умудрился переплюнуть себя. В общем-то Тони предпочитал жить у себя дома, а не в штабе, но отсюда это время из-за товарища на всякий случай надолго не вылезал, и внутреннее чутье на неприятности или неожиданности его не подвело. Во-первых — вопросы вызвало даже не столько то, что Громовержец куда-то намылился, сколько то, что он ради этого даже выклянчил откуда-то левое удостоверение личности, да еще и оформленные в короткие сроки документы на перелет. Без помощи сокомандников и его в частности. И нафига?
Естественно, что Старк мимо не прошел и прицепился. Или, иначе говоря, прикопался.
Вопрос про "вранье" стал последней каплей даже не столько из-за вранья (его, на самом деле, было немного), сколько из-за ухода от прямых ответов, так что мужчина на сей раз предпочел настоять на своем, чтобы не вышло, как обычно выходило в последнее время. А выходила, к сожалению, хрень.
Тем не менее, данное обещание перевесило поставленные условия сопровождения по ценности, потому Энтони не стал отказываться от условий, просто экстренно оформил себе билеты на тот же рейс и дошлифовал некоторые нюансы конспирации, которые мог не взять в расчет Громовержец. Чартером он уже давно не летал, привыкнув к личному летательному транспорту (от которого Тор на сей раз отказался), но опыт и доведенные до автоматизма знания не пропьешь, так что его не спугнул и общественный транспорт — миллиардер еще не настолько зажрался, чтобы забыть, как он функционирует, а странности и причудливые пожелания старого приятеля предпочел просто не комментировать и не спрашивать, зачем ему вообще это понадобилось. В общем и целом... после всего, что произошло с ним, Тони для себя определенные выводы сделал и взгляды на некоторые вещи поменял, причем весьма кардинально. Возможно, что Тор мог переживать нечто схожее, тем более что, в отличие от него, тому, судя по всему, реально пришлось ожить в прямом смысле слова, причем относительно недавно. Выглядеть внешне живым здоровым — вовсе не значит быть целым в себе. По крайней мере, после своих приключений Тони это понял в полной мере.

— Пять часов, если быть точным, — прокомментировал слова Тора мужчина, мысленно отметив, что Тор, кажется, всё-таки предпринял весьма вялую для его обычных масштабов попытку упиться. Грустная мина располагала к таким выводам. Сам Тони без особого энтузиазма перехватил стакан, но пить не торопился. — Так что да, времени для прояснения недомолвок более чем достаточно. В первую очередь меня закономерно интересует, зачем нам в Исландию, да еще и в формате подобной конспирации. Норвегию я еще могу понять, как минимум туда ранее я молот оттащил. К слову... А потом мы там Одина видели. Но мы с Альдриф так и не поняли, что он тогда имел в виду.
Мужчина немного поболтал стакан сока на весу, затем вернул на столик нетронутым.
— В остальном... говори всё, что считаешь нужным или всё, что просто хочется относительно вопросительных тем сказать. Я тоже повёл себя не совсем корректно тогда. Правда, не мог развеять получившуюся драму в Арлингтоне — я тогда вообще был без сознания, а позже и ты исчез, и у нас появились новые неприятности, о которых лучше было не распространяться. Не самое удачное стечение обстоятельств, хотя сейчас мне уже нечего особо скрывать. Кроме совсем личного. Насчет тебя — не знаю. Это уже от тебя же и зависит. Я никого не обязываю доверять лично мне.

+1

4

- Ну хорошо. Тогда, начну я, пожалуй, с самого начала. - обречённо и с какой-то грустью произнёс Одинсон, задумчиво вертя стакан с виски в руке. Затем он залпом его выпил, налил новый, и поставил тот на столик. Затем в его глазах словно бы промелькнуло какое-то озарение, и он, задумчиво посмотрев на Старка, произнёс: - Я бы, конечно, показал, но ты вряд ли на метод подобный согласишься - уж очень ты боишься магии, друг мой. Времени полёта хватит, думаю я, да. И хоть никакие слова полностью не передадут того, на что способен взгляд, думаю, сойдёт.
   
   Поначалу Тор поведало битве в Асгарде. О всей ее мощи, эпичности, и кровавом ужасе, ничего не скрывая. Все, что ему пришлось пережить, Ас расписывал в мельчайших подробностях, и в воздухе будто бы витали слабо заметные картины произошедшего. Сам Веор словно переживал заново каждый миг его жизни, каждый миг его боли, ранений, а после - и смерти. Каждый из девяти шагов, силы на который Асу давал каждый из Миров Иггдрасиля. А затем - была лишь темнота. Ни посмертия, ни Хели, ничего. Просто ничто. Пока он не увидел Бездну Гиннунгов, место, откуда все родилось, и куда однажды все уйдёт. Он смог передать, сколь сильно он потерял себя в снегах Гиннунгагапа, бывших умирающими звёздами и мирами, но он также рассказал и о Локи - том, кто не устрашился придти в это место ради своего старшего брата. И кто сумел его вытащить невероятной ценой.
   После Донар поведал Железному Человеку и о падении Аса в прибрежные воды Исландии. Описал он и его жизнь как смертного - в кругу друзей, рядом с девушкой, которая любила его и помогала ему, несмотря на все его странности. И говорил о том, как суть бога неминуемо прорывалась наружу. То альвка Оддлёйг, то после - встреча его с альвкой с троллем, который испугался блеска молний в глазах Веора, тогда считавшего, что он - Асбьёрн, видел он и то, как бог не понимал и не видел очевидного, ибо Гиннунгагап лишил его возможности видеть по-настоящему. Было рассказано и то, как Ас врезался в автобус, дабы спасти его пассажиров, и как он после встретил своего отца, которого так и не узнал. И как спустя какое-то время "Асбьёрн" потерял контроль и поубивал террористов на борту жесточайшим способом, а после - повстречался с самим Ёрмунгандром, который в кои-то веки смилостивился над ним, бессознательным, и добродушно проглотив вместе с остатками пиратского судна, выплюнул на берег под ноги Вотану с Оддлёйг. Затем был последующий побег Тора, его путешествие бегом через всю Исландию без остановки, и встреча со стариком Гримом, а после - его переправа в Норвегию на корабле старика с его сыновьями. Следом Одинсон рассказал о неделях жизни Аса среди альвов, со всеми его приблудами и деяниями, что не укладывались в понимание нормы. О том, как простился с Оддлёйг Донар, искренне веря в то, что больше ее не увидит, и видел то, какой след в душе альвки оставил бог, который сам себя не помнил. После пришла очередь сказа о его встречи с драугром Уннаром, скандинавским ожившим мертвецом, который поначалу крал маленькую девочку, но после позволил Асу ее вернуть, и взамен за правду о нём самом попросил у Вингнира лишь одного - избавления от такой жизни. Уннар был одним из Йомсвикингов, которых обучал лично Громовержец, и поэтому Ас, вспомнивший себя наконец, не мог забыть эту клятву в особенности. После Веор говорил о том, как Роксон пленили Громовержца, и как Лофт помог ему бежать. А затем - о путешествии двух братьев, а после - и сестры к вершине, где был оставлен молот. Что было дальше, кажется, смысла рассказывать не было, ибо ту грозху только слепой не могу не слышать и не видеть что в новостях, ч то в метеорологических сводках, ибо там была Первозданная Буря, а не какая-то земная погодная аномалия. Это было немногим больше месяца жизни Одинсона после его воскрешения. Но затем Рюмр рассказал и то, что было после.
   Вот была встреча с отцом в Мидгарде, и вот было смешное - для Одина, и постыдно-злобное - для Тора. То бишь, заплыв за яхтой, которую Игг где-то спёр, через весь океан между Норвегией да Исландией, к берегам Ледяной Земли. После были несколько дней путешествия с отцом, где Вотан рассказал сыну всё то, что он пропустил. Затем было пришествие Фрейи и Альдриф, семейная перепалка, после - путешествие с Энджи в погоню за Лодуром, их примирение, если можно так выразиться, и наконец - встреча с их младшим братом. Весь гнев Аса и его ярость от совершённого Лофтом над Альдриф кощунства Торо также расскзаал без утайки, равно как и то, что лишь по слову Энджелы старший брат пощадил младшего. Было в его монологе и то, как оставив связанного Локи в пещере, Тор улетел в Асгард, и была битва с Хелой, а также - постыдное наказание, которому подверг свою племянницу Громовержец. Затем следовало подневольное путешествие Аса с сестрой и оленем Мяндашем в древнюю Месопотамию, Вавилонскую Башню что они с Энджи делали на ее вершине, прыжок богов с вершины того исполинского строения, подобных которому больше не будет в Мидгарде - о да, Башню Одинсон очень даже подробно описал, даже нацарапл приблизительные масштабы на столешнице, были в его речах и гули Ниневии, которых, как оказалось, но должен был выпустить согласно законам временного парадокса, в общем - весь цвет древнего мира. После была речь о том, как родственники умудрились вернуть дизир их истинный, человеческий облик. В общем, Энтони Старк услышал всё, что пережил Бог Грома от битвы за Асгард до сегодняшнего дня.

   Терпеливо дожидаясь, покуда Тони переварит услышанное, Веор подвинул Старку стакан с соком, и бухнулся обратно в кресло.
- То была большая часть обещанного мною рассказа тебе, друже. Ты понимаешь, почему я должен в Исландию лететь - есть долги, которые отдать я должен многим. Но также есть еще одна история, которую я тебе не поведал, ибо случилась она больше десятилетия назад. Точнее, ее и никогда не случалось - и почти для всех. Ты помнишь время то, когда Асгард висел в небе над Нью-Йорком, и еще мы с тобой да Стивеном дрались на почве непониманья конфликтов смертных меж собою? Вы мне молвили, что оные должны решаться ими лишь, я протестовал, а ты еще использовал артефакты, которые тебе я дал, дабы броню себе создать для битвы со мной. Впрочем, броня не помогла, а еще тогда щит Стива я погнул, который тогда же и выправил. Помнишь время то? Так вот, после того случая история пошла немного по другому пути, чем ведаешь ты - али кто другой. И счастье, что сумел петлю ту разорвать я, и вернуть всё в норму. Но то тебе я расскажу тогда лишь, когда ты захочешь. Ведь то, что ты услышал только что - ну, оно может быть слегка... неприятным для разума смертного. Я пойму, если больше ведать ты не захочешь ничего, али коль время тебе нужно.

Отредактировано Thor Odinson (2017-10-01 21:56:56)

+1

5

Не спалось, так что могут быть опечатки.

— Я её не боюсь, — нахмурился мужчина, не особо радостно покосившись на Тора. — Я ей не доверяю, это разные вещи.
Уточнять, что у него на магию в последнее время в принципе странная реакция и он не совсем понимает, что делать конкретно с этой проблемой, Тони уже не стал — свежа была память о том, как он о своих проблемах заикнулся при Альдриф с Локи, что, в общем-то, оказалось даже к лучшему, однако к этому и привело.
Дальше Тони замолчал, предпочитая в принципе не перебивать старого приятеля и заодно периодически разворачивать заглядывавших в салон стюардесс, которые могли вклиниться в увлекшееся повествование самым беспардонным образом, а послушать при большом желании могли и на расстоянии — Тор, быть может, и не особо старался поведать свою историю всему самолету, но если учесть, что одетом как простой человек Боге Грома не каждая дама опознает, собственно, Бога Грома, была велика вероятность, что всё услышанное они примут за сказки и так же прокомментируют. Не хотелось портить и без того явно невесёлому другу настроение еще больше, тем более что "сказки" были на редкость... тяжелыми. Чего и говорить, а рассказывать Громовержец умел достаточно выразительно для того, чтобы не требовалось никаких визуальных картинок для представления происходящего. Всё описанное выглядело в достаточной степени фантастично, чтобы со стороны и для незнающих походить на сказку, не более того... но кто он такой, с учетом собственной-то жизни, чтобы принимать всё это за сказку? Учитывая, что у него дома больше месяца провела находившаяся на грани жизни и смерти мать Тора, а в гости так и вовсе заглянул тот, кто даже на фоне прочих чудес казался религиозным мифом. Наверное, ненастоящим или просто выдуманным до определенного момента можно считать всё, пока не столкнешься с этим лично. Так что, в теории, таким образом любой миф мог стать истиной, и, следуя той же логике, теория — аксиомой... в любом момент.
Косвенно где-то он сам стал участником этих событий. А где-то и причиной, но даже это уже не казалось таким странным.
— Ну, я понял по крайней мере причину, почему ты не очень хотел сначала брать кого-то с собой или кому-то объяснять, куда собрался деться, — на самом деле, Старк воспринял рассказ несколько проще, чем от него, видимо, ожидал — или опасался? — ас, поскольку у него самого психика в этом плане была достаточно подкована и собственным везением. На поначалу отставленный и недопитый за всё это время стакан сока мужчина посмотрел без особого интереса, хотя, казалось бы, за это время в горле и у самого должно было пересохнуть. Тони стянул с носа солнечные очки, которыми обычно прикрывался от совсем уж глазастых людей (которые, к счастью, отвыкли его видеть в обычных людских аэропортах уже давно), привычно подцепив те за воротник рубашки. Честно говоря, к этому вроде и хотелось много чего сказать, но подходящих слов не было и всё равно не будет. — Это то самое, на что намекала Амора и что ты тогда рассказывать отказался? Ну, если хочешь — можешь поведать сейчас или как-нибудь потом, когда сочтешь нужным. Как видишь, я сам пребываю в достаточно задумчивом настроении, чтобы еще умудриться найти, к чему в такой ситуации можно отнестись сугубо отрицательно — тем более что это осталось в далеком уже прошлом. Учитывая всё это — я действительно рад, что ты цел. Потому что в определенный момент Альдриф нам сообщила, что ты уже не вернешься.
Сок оказался допит залпом, хотя какой он на вкус сказать было уже сложно — интереснее оказалось думать, какого цвета был прозрачный стеклянный стакан. Наверное, стоит подозвать девушку и к соку заказать привычный кофе. Он тут наверняка будет не очень, но нечто терпкое и горькое как-то проясняло в таких ситуациях голову.
— В общем-то мы тут тоже на месте не сидели, и если припомнить привычку Альдриф за любую, даже возвратную монету платить той же монетой, то, по сути своей, мне тоже следует многое рассказать. Хотябы потому, что это уже давно не тайна, просто тебя здесь тогда не было, — Тони перестал разглядывать многострадальный стакан и отставил его в сторону, уставившись в иллюминатор. Голос он, впрочем, от любопытных понизил — и вообще не стал бы ничего из этого говорить, если бы не был благодаря датчикам Пятницы уверен, что салон не прослушивается. — Мы тогда предполагали, что так просто не отвертимся от закона, и у нас были свои запасные планы на этот случай. Набросанные на коленке, но тем не менее... Но при всем этом авария была настоящей, не сфабрикованной. И там из-за получившейся на борту вертолета потасовки действительно погиб человек, а меня под шумок утащили оттуда Стив с Баки, крутившиеся поблизости. Собственно, "моего" трупа там увидеть никто реально не ожидал, а я был немного не в состоянии отвечать за себя, потому сразу развеивать создавшуюся иллюзию они не стали, поскольку и сами не понимали, что произошло. Объяснить это и как-то прояснить произошедшее я сам смог только почти через две недели, а там в добавок к этому всплыли новые сложности и гораздо более глобального масштаба, поскольку затрагивали всё моё окружение. Я был тем предателем, Тор. Просто не осознавал этого. В очередной раз попался на крючок Мандарина, которому, фактически, сам эти записи и передал... Технически это всё, как и то, как это оказалось реально сделать, очень сложно объяснить, потому если попытаться по-простому, то можешь считать, что мне ухитрились промыть мозги. И время ушло скорее даже не на решение проблемы с головой-личностью, а на попытки потом выяснить, насколько далеко могут зайти последствия такого вот "сюрприза". Как минимум в этом замешан Мандарин и... очень вероятно, что Рид. Но это уже не тот Рид, которого мы знали. Я сам сейчас в своем уме, если что. Но ответов на некоторые вопросы касаемо этой части истории мы так и не нашли. Зато выяснили другое, о чем было бы даже смешно рассказывать, если бы не было грустно.
Мужчина усмехнулся и откинулся на спинку кресла, смерив собеседника внимательным взглядом.
— В общем, здесь я уже не очень хочу вдаваться в подробности, поскольку фактически этот вопрос только нас с Джесс касается. Но если в двух словах... хочу предупредить. Тот человек, которого тогда закопали вместо меня, по определенному стечению обстоятельств жив. Его умудрились вернуть с того света... собственно, думаю, насчет этого ты в курсе, поскольку его сдачу властям в том числе и по башенной статье освещали в новостях, как и моё "возвращение с того света". И, кажется, никого даже не удивило, что через пару дней он и оттуда каким-то образом удрал, но это меня как раз тоже не особо удивляет. Если вдруг столкнешься с этим товарищем, который действительно очень похож на меня — не прибей его, хорошо? По крайней мере я склонен считать, что затрагивающие нас двоих вопросы решены и исчерпаны. Авария тоже не сказать, чтобы получилась исключительно по его вине. В данном случае у этой шкатулки... даже не два дна. Может, как-нибудь я отойду наконец от потрясений и тоже поясню эту часть истории целиком.

+1

6

Теперь пришла очередь Тора слушать рассказ о том, что произошло за последнее время. Нельзя сказать, дабы масштабы можно вообще было сравнивать - в конце концов, Энтони вечно влипал если не в шпионские перевороты, то в технодрамы с двойниками, а вот Донара уделом было магическое, бессмысленно-беспощадное рубилово. Однако последнюю часть повести Тони Веор все же как-то недопонял.
- Выходит, мы не можем верить Риду. Может, то - не совсем наш Рид?  - выдвинул предположение бог, задумчиво покачивая стаканом с виски перед собой. - Быть может, он - из мира другого? В конце концов, после того, как мирозданье раскололось и собрано было же вновь... не только молот новый мой мог попасть в наш мир.
   Более того, оставался еще вопрос касательно двойника Железного Человека. А еще свадьбы. Да и в целом, до кучи всего остального.
- И вот твой двойник... Почему я не должен его убивать? Он жизнь твою испоганил, он тебя едва не убил, и в целом, он не будет останавливаться. - Видно, Одинсон попросту не понимал подобного мышления и теорию о прощении в целом. Может, Старк и уважал христианство и даже как-то верил в святость их догматов - ну, насчёт добра, прощения, другой щеки и прочего - да только Ас придерживался иной жизненной позиции. Если тебя ударили - ударь в ответ так, дабы последующего удара не последовало. Если тронули твою родню - вырежь род обидчика. Так уж вышло, что известные на весь мир христианские заповеди попросту не работали: ни в современном мире, ни в древнем. Однако поскольку люди по своей несовершенной природе склонны верить во всякую ерунду, то Рюмр снисходительно воспринимал их увлечение поломанной религией где-то на уровне увлечения спиннерами. Мол, и это со временем пройдёт, а после популярным станет какое-то пастафарианство. Но так или иначе, Ас смирился с наивной глупостью друга, и покачав руками, добавил - Но раз тебе так важно то - хорошо, не убью его  при встрече я. Может, даже относительно невредимым пред очи твои-то доставлю. Однако как получится уж тут, обещать целостность двойника твоего не могу я. Хотя, мне кажется, он вряд ли... вряд ли станет попадаться мне. А специально искать его не буду я.
   Дальше минут пять Тор провёл молча, словно бы думая о том - рассказывать ли Старку оставшуюся часть или же нет. Даже монетку выклянчил и подбросил, загадав одну из ее сторон. После вздохнул, и вернув монету назад, посмотрел в окно.
- Мы вскоре на месте будем уж. Как-то... быстро, что ли. В общем, на земле и расскажу тебе я то, о чём так Чаровница пыталась-то узнать. А пока... - посмотрев на бутыль, и пожав плечами с миной "ну, не пропадать же добру", Тор взял и вылакал оную залпом аки водичку, после чего взял свою сумку, успокаивающе похлопал ее содержимое через ткань - за окном начинались тучи, молот хотел наружу, а шторм во время посадки никому не был нужен - и вальяжно развалившись в кресле, нехотя согласился на просьбу стюардессы пристегнуться. Сам же Ас предпочитал бы не пристёгивался, аргументируя оное тем, что любит турбулентность и встряски, однако девушка попалась настойчивой, посему пришлось. А вот свой багаж ложить на полку Донар отказался наотрез.
   Ну правда - "багаж" вполне мог и обшивку пробить от такого бездушного отношения к нему.

   Выйдя из аэропорта, Тор осмотрел Рейкьявик - и впервые за долгое время искренне, радостно улыбнулся. Даже воздух здесь был каким-то... магическим. Что неудивительно - в него здесь до сих пор верили, чему свидетельствовало капище Тора, видневшееся вдалеке и воздвигнутое в двадцать первом веке. Современное, но с данью древней культуре. Равно. как и капища Одина, Фрейра и остальных богов Асгарда. После Веор решительно попёр куда-то одному ему известным маршрутом, и жестом попросил Старка не отставать. Оказалось - он хотел взять машину напрокат. И выбрал, конечно же, самый большой внедорожник из доступных. Посе чего что-то там посмотрел в кошельке, вздохнул, и честно вывалил нужную сумму. Тундра никогда не была дешёвым удовольствием, однако другие машины могли попросту не выдержать Аса. Сакральная природа была столь же тяжёлой, сколь и необъяснимой - как бы Мстители в своё время не пытались понять, почему иные диваны вполне нормально выдерживают тушу бога, а вот как сел как-то Донар на мотоцикл Логана - так и после был вынужден доставать ему новый. И вот когда Громовержец требовательно занял место за рулём, по-хозяйски уложил сумку на заднее сиденье и дождался, покуда Тони умостится внутри, можно было и говорить. Сразу после того, как бог, заведя машину и кое-как разобравшись с типтроником, деловито спросил у Старка - что это за экран посреди панели и может ли он показывать лицо Фрайдэй. А если не может, то на кой он тут вообще, и не двинуть ли его кулаком, дабы не смущал честной народ своей бесполезностью и яркостью.
- В общем... Даже и не ведаю я, как начать то всё. Помнишь ты время, наверное, когда Асгард висел над Нью-Йорком, да? И я вмешался в конфликт с Слоковией ради последователей своих как король Асгарда? Так вот, опосля сего, как помнишь ты, я забрал Асгард на место его, но... Изначально история была совсем другой.
   Собираясь с мыслями, Вингнир ехал куда-то вглубь страны, и вскоре вокруг них обещалась быть лишь девственная природа.
- После битвы в Слоковии и того, как я погнул щит Стива, а также поломал твою броню, что создал ты с помощью асгардских артефактов, я не ушёл из Мидгарда со своим народом. Я остался. И Консорциум Наций решил запустить ракету по Асгарде, так как считал богов опасными. Конечно, я... отреагировал. Затем отреагировали и супергерои. - Снова запнувшись, Донар все же продолжил - Люди-Икс. Нелюди. Некоторые наёмники. Парочка злодеев, таких вот, как Дум, к примеру. Четвёрка Фантастическая. Мстители. В живых осталось... можно было пересчитать на пальцах рук обеих, и то лишь потому, что после того, как убил я Логана, Капитана и тебя, я убил еще и Джейка олсена - моё второе я. Затем что-то во мне сломалось окончательно, и я перестал желать сражаться, равно, как и молот я поднять больше не мог. Выжившие спрятались, а я... я начал править Мидгардом. Всем. На протяженьи большем, нежели два столетья, Тони.
   Бог снова замолчал, закрыв глаза, однако складывалось впечатление, что ему вроде и не нужно зрение для вождения - в повороты он всё же вписывался.
- От известного тебе мира не осталось и следа. Все технологии были под запретом, не было правительств, над горою Рашмор возвышался мой исполинский постамент, делающий те четыре лишь маленькими статуэтками игрушечными. В мире больше не было ни одной войны. Однако были и те, кому подобное положенье оказалось не по нраву. И конечно же, война вновь началась. И тогда Рагнарёк приобрёл краски для нас новые. Мой сын, Магни, нашёл мой молот похороненным в пещерах с помощью леди Сиф, а моя жена, Амора, едва не погибла, пытаясь спасти сына. И я... я решил время вернуть назад до событий роковых. Для вас того всего даже не происходило, однако я - я помню время то. И выборы те всегда будут в моем сердце как напоминанье о грехах моих. Я отказался от сына, отказался от жены, отказался от всего - но не могу я молвить, что жалею о выборе своём. Смертные не должны с богами в одном мире жить. Уже был Асхейм, и вот я по незнанью едва его не воссоздал. Более того - был после и Брокстон, что доказывало - я вряд ли могу учиться на своих ошибках. - вздохнув, Ас переключил передачу и свернул с главной дороги, направляясь к побережью, видневшемуся вдалеке. - Теперь ты знаешь. Ранее то вкратце поведал я лишь Гипериону, и тогда, при встрече с Аморой в твоем здании - еще и Альдриф. Думаю, что Локи тоже то каким-то образом узнал, но никогда мы с ним не молвили о событьях тех. Что делать с информацией той - лишь тебе решать.
   Наконец Донар остановился, и выйдя из машины, уселся на капот, сложив руки на коленях и смотря на два дома вдалеке. Там виднелась девичья фигура, едва видная с такого расстяония, однако Ас видел ее, словно бы стоял рядом. Видно было, что он желает подойти к ней, обнять, попросить прощения - однако не может. Заметив рядом Энтони, он, не глядя на друга, тихо сказал:
- То - Сигги Йонарсдоттир, Тони. Она выходила меня, когда из моря меня вытащили. Она меня поддерживала, да искренне любила, пусть и думала, что я - это другой. И когда я понял, что лишь разрушаю ее жизнь, то попросту ушёл. Я не ведаю, какую историю для нее создал после мой брат, но она... по крайней мере, она не замкнулась в себе опосля всего, что видела. Я чувствую, что должен что-то сделать, но не знаю, что. Я не знаю, как помочь ей. Как прощенья попросить. Надеялся, что, может, ты чего подскажешь.

+1

7

Старк задумчиво сложил ладони перед собой домиком, столь же невидящим взглядом глядя куда-то мимо Тора. Тот, в общем-то, высказал достаточно разумные предположения. Рид действительно после всего произошедшего мог и не быть больше их Ридом. Однако и реальных подтверждений этому тоже не было, учитывая, что их реальный боевой друг и товарищ пропадал неизвестно где уже длительное время. Аналогия с молотом Тора не очень вписывалась в эту картину потому, что, хоть его молоточек нынешний и был из другого мира, — никуда при этом не делся оригинал. Маячил периодически перед глазами геройствующей дамы-одиночки, которая, впрочем, лично им до сих пор тоже не создавала проблем.
Однако слова Тора относительно предупреждений на тему Вайля Старка не очень сильно обрадовали. Уже хотябы потому, что он сейчас честно сказал, что соблюдать эту просьбу в случае чего, вероятно, не будет. И хоть он всё же не хотел сообщать абсолютно всё как есть на самом деле, на некоторых вещах лучше будет сразу поставить точку.
— Я здесь скажу тебе две вещи. И, надеюсь, с этой точки зрения мы не будем больше возвращаться к этому вопросу. Особенно в таком его понимании.
Тони откровенно помрачнел, но дождался посадки и возможности выйти из салона самолета, чтобы уже точно быть уверенным в том, что кроме них этого никто не услышит. И подслушать возможности тоже никакой не будет.
Свежий ветер почти привычно взъерошил волосы и ударил в лицо, стоило выбраться на более открытое пространство. Конкретно эти регионы Старк лично редко посещал, тем не менее, нравы северной погоды чужды ему не были. Воздух здесь в самом деле был другой, как и атмосфера, витавшее кругом настроение. Впрочем, сейчас, с учетом последствий некоторых тонкостей вмешательства Локи и Альдриф в его проблемы, о которых Тор не знал, всё это не казалось ему особо дружелюбным. Именно с точки зрения мистики и её составляющей, поскольку здесь она оказалась в определенной мере осязаема даже для него. Будь он на работе — и прилетев сюда по работе —, он не заострял бы на этом всём внимание, ибо сейчас подобное ощущение неуютности преследовало его много где. Но с учетом, что он сюда притащился с богом, более того — родственником тех двоих, которым он был обязан этим обострением восприятия, стоило быть на стороже.
Но по выходу из аэропорта Тони всё же вернулся к вопросу, который озвучивать в салоне уже не стал, решив дождаться посадки.
— В общем, я действительно скажу тебе всего две вещи и на этом буду считать этот разговор оконченным. Первое — этот человек оказался втянут в эту историю не по своей воле, и сам пострадал от неё достаточно серьёзно, чтобы я считал, чтобы ему этого хватило. Второе — я же не спрашиваю у тебя, почему ты до сих пор не открутил с концами Локи голову, хотя более чем уверен, что такая возможность у тебя была далеко не одна за вашу долгую и счастливую жизнь его не всегда безобидных проделок? — Тони чуть прищурился и привычно нацепил на глаза слегка затемненные солнечные очки — больше чтобы прохладный влажный ветер не слепил глаза с непривычки, и, сунув руки в карманы и поплелся вперед, предположительно в направлении вокзала — раз уж его просили вести себя здесь инкогнито. Впрочем, плестись пришлось за Тором всё-таки в другом направлении. — Можешь считать, что я обзавёлся своим личным Локи. И я вовсе не хочу, чтобы он пострадал от рук моих друзей или знакомых, которые по тем или иным причинам могут счесть правильным отомстить ему за меня таким образом. В отличие от того же Локи — он всё-таки обычный человек, у которого была не самая простая жизнь. Козёл он на самом деле или нет, я, как и ты, просто не желаю своему брату зла.

— GPS. И да, может, но Пятница не в настроении — стесняется, — пространно отозвался Старк уже в салоне автомобиля на поставленный вопрос. — Не порти казенное имущество. При нахождении здесь инкогнито мне затруднительно будет точно так же инкогнито выплачивать твои штрафы.
Пятница из комма, закрепленного на запястье мужчины, кратко возмутилась, но тем и ограничилась. Без реальной на то необходимости ломать самые что ни на есть бытовые приборы машины не было никакого смысла. На самом деле, Тони несколько смущало такое стремление Громовержца приобщиться к земной жизни и ни коим образом себя не выдавать, даже снизойти до вождения внедорожника (Старк благоразумно решил не спрашивать, откуда у него конкретно сейчас взялись водительские права). Учитывая, что водить Тор всё-таки умел, Тони не особо опасался ни со скорости, ни с габаритов и мощности машины — если уж на то пошло, он сам обожал быструю езду, которую с ним в его исполнении далеко не все выдерживали. Рассказанное же Тором "откровение" навело на ряд размышлений, и в целом он понимал, почему Громовержец так взъелся тогда, когда его они втроем попытались вывести на чистую воду. И правильно сделали, что отстали, видимо. Это в самом деле было не самое приятное откровение, на которое, может быть, до всех приключений Тони еще и оскорбился бы. А сейчас что? Все одинаково хорошо были.
До самой остановки Железный Человек молчал, обдумывая и переваривая услышанное. Впрочем, не с того угла, о чем мог подумать — и чего, видимо, опасался Тор.
— Тем и страшны идеи всеобщей Утопии. Любой. В любом случае, сейчас это всё осталось только в прошлом и твоей памяти, ну и в понимании тех, кто в курсе этого. Не вижу смысла ставить на ком-то крест, если по факту сейчас все "тогда" убитые тобой живы, — в целом эта история в очередной раз ставила под сомнение безопасность общения с Тором и нахождение того в этом мире, но... он тут был такой не единственный. И, по сути, он тоже многое потерял, когда решил всё вернуть. Тем не менее — вернул. Это не было гарантией, что, случись что-то подобное снова, он снова поступит таким образом. В любом случае, эта история явно уже преподнесла ему важный урок: на чужих костях и костях близких счастья не построишь. Значит, конкретно здесь лезть со своими советами и более развернутыми размышлениями было уже незачем.
А вот причина, по которой они в итоге забрались в такую глушь, Старка откровенно удивила. Если сначала он решил, что Тор просто решил вернуться к видневшемуся вдалеке домику, в котором, очевидно, какое-то время жил, то определенные детали придавали всему совершенно другие краски. И, с одной стороны, Старку стало в определенной мере стыдно, что он вообще навязался ему в эту поездку, с другой — в словах Тора проскользнуло то, что он сам на то и рассчитывал. В определенной мере.
— Честно скажу — озадачил ты меня, — "своими личными проблемами". Мужчина снял очки и неспешно сложил дужки, не торопясь, впрочем, убирать их совсем. — Зависит от того, как она вообще отреагировала на твое исчезновение. К сожалению... не все земные девушки способны понять "молчаливый уход" и тем более принять его. Такие часто как раз те, кто живет по старым порядкам и понятиям, а не по современным городским — в этом плане у людей обычно попроще с менталитетом, чем у тех, кто живет настолько на отшибе. Насколько я успел убедиться по своим разъездам и встречам, главное наказание здесь — в первую очередь одиночество. Таким часто никто, кроме близкого человека, и не нужен.
Тони немного помолчал, но всё же решил уточнить:
— Что именно она видела?

+1

8

- Неведомо мне, как ИМЕННО она отреагировала. Однако, коли правильно понял я души смертных столетья двадцать первого, и коли встреча с Джейн меня чему и научила... то была боль от расставанья, смешанная с облегченьем. - Задумчиво глядя на девушку вдалеке, Одинсон уселся на переднюю часть машины, и упершись ботинком в поверхность капота, обхватил ногу руками. - Облегченьем от того, что больше ей не придётся видеть то. что ... что впринципе не стоит видеть смертным. Ибо не зря каждому существу свой мир отведён. Не всегда встреча с чем-нибудь сакральным хорошо заканчивается.
   Затем была минута молчания, и Донар думал, что именно ответить Старку. А главное - как то преподнести.
- Проще молвить, чего она НЕ видела. Поначалу - то, как много времени я в кузне проводил. Затем проявленья моей силы, которые смертному были бы не под силу. Как то бишь - порванный замок амбарный, и так далее. После - как я на скорости более ста миль в час пробил собой автобус, и прочесавшись мордой по асфальту, погнул дорожное загражденье. Впрочем, видео то до сих пор есть на ютьюбе, сам можешь посмотреть. Коли бы того не сделал я, то люди бы погибли. Но я и сам не ожидал тогда, что выживу. Затем видела она дев из Сокрытого Народа. Мой народ зовёт их альвами, вы - эльфами, фэйри, но в целом - это дети Льёссальвхейма, что предпочли в Мидгарде жить, являясь смертным лишь по желанью своему. Да, в исланди до сих пор в них верят - вон, хотя бы случай тот, когда магистраль власти строить перестали, ибо решили, что альвов разгневали они. Но просто верить в них - это одно. А видеть - то другое.
   Почесав бороду, Веор хрустнул шеей, и посмотрел на небо. тучи, хоть и разошлись по велению своего господина, вновь пустив солнце на эти земли, все же не исчезли. Видимо, не настолько ему внутри и было хорошо.
- Но дальше было хуже. Понимаешь, Тони - бог, даже коли мыслит о себе он как о смертном, не может не притягивать сакральное. Такова наша природа. Иного пути нету, и не может быть. Затем Сигги стала свидетельницей того, как вместе с цвергом Фьяларом, альвкой Оддлёйг и сестрами ее, Фригдис да и Берглинд, мы напивались в моём доме. Благо, когда явился мой отец под именем Аугр, ее сёстры усыпили. Пусть даже она бы его и не узнала - как тогда не узнал и я - но такого душа ее могла и не выдержать. Но дальше - дальше было совсем худо. Дальше было то, чего я бы не пожелал видеть никому - смертному аль нет.
   Посмотрев на Энтони, Вингнир нахмурился, и его глаза засияли молниями, которые слегка отдавали багровым оттенком. Его жилы вздулись, кулаки сжались, вены под кожей начали просвечивать голубоватый свет, становящийся все ярче...
- Скажи мне, Старк - ты меня боишься? Боишься ль ты меня в состояньи, когда я сознанье своё выбрасываю, словно ненужную тряпицу, и уступаю место ярости, крови да убийству?
   Даже голос Одинсона изменился. Он, конечно, бывал громогласным и раньше - но сейчас в его интонации была лишь жажда убийства. Причём - безо всякой причины. Однако спустя секунды три Вингнир, дрожа, сделал несколько глубоких вздохов, и вновь стал тем, кем был пару минут назад - уставшим богом, который хотел исправить то, что мало подлежало исправлению. Подняв руки в воздух, он сделал слабую попытку искренне улыбнуться:
- Расслабься, друже. То было лишь представленье, дабы понял ты, каким порой могу я быть. И коли ты еще мог бы убежать, скрыться или хоть какой-то отпор дать - что могла она? А ведь я тогда всего лишь хотел взять ее на морской круиз. - Закрыв лицо руками, Донар покачал головой. - Обычный морской круиз в водах Исландии. Без каких-либо пиратов. Ну почему, почему они должны были явиться и угрожать убить людей тех?...
   В целом, Тони должен был помнить, какие чувства Ас испытывает к смертным и близким. Как он всегда себя позиционировал как защитника Девяти Миров и Мидгарда в частности. Но он всегда был богом, который нёс понимание и ответственность за свою силу, и сдерживался. Откуда такое понимание могло быть у того, кто считал себя смертным ,и не осознавал всей своей сути, а также ответственности, что текла в его венах подобно крови?
- Я... я впал в ярость берсеркера. И гром с молниями, что последовал за разорванными телами нападавших, привлёк того, кто должен был спать еще очень, очень долго под водою, друже. И лишь чудом - али разумом сына брата моего - он не сожрал корабль с невинными людьми, а проглотил лишь меня с останками корабля бандитов и тем, что от них осталось. - Вновь повернувшись к Старку, Тор тихо добавил - Да, друже. Ёрмунгандр. И то она забыть не сможет. Альвкам было не под силу стереть из памяти ее лик сына Локи, они лишь упрятали оную как можно дальше в разума ее глубины. Однако она будет с нею до конца. В особенности - его взгляд. Такой взгляд из памяти стереть невозможно, думается мне, что даже Лофт не смог ей историю какую рассказать, дабы она то забыла. Равно как и то. что я натворил перед ее глазами. После того, и после разговора с Оддлёйг... я просто ушёл. И больше к ней не возвращался. И понима, что сейчас мне тоже нельзя. Конечно, кажется мне, что коль я бы объяснился, то стало бы лучше... однако я не могу забыть слова Лодура, друг мой. - попытавшись изобразить моську своего младшего брата, равно, как и его поучающую интонацию, Ас чуть ли не нараспев процитировал - "У меня хотя бы хватает ума оставаться в их жизни мимолётным воспоминаньем, но ты, братец - нет, ты всегда эпично в жизнь их врываешься, эпично их в себя влюбляешь, и после ухода своего эпично вырываешь из их сердца кусок размером с себя, что никогда не зарастёт!" - Затем, издав горький смешок, Таранис покачал головой. - Раньше я считал, что брат мой околесицу городит, однако со временм - особенно после своего последнего перерожденья - понял я: прав он был куда чаще, чем хотелось думать бы мне. Но чего поделать - порой моя гордныя соизмерима с моей силой. И нет, я не думаю, что одиночество претит ей. Скорее, ей претит быть без кого-то. без того, кого, как она считает, забрало море... но чует сердцем, что история та имеет и другой конец.
Мой брат мастер истории рассказывать, однако порой сердце человека чует правду. И я сейчас не могу сделать ничего, дабы ее жизнь стала лучше. Я, Бог Грома, Бури, и Войны... столкнулся с тем, что я не могу ударить молотом, дабы всё исправить.

   Затем Громовержец поднял голову, и не глядя, обратился - но уже не к Железному Человеку:
- Гадал я, как скоро ты появишься здесь, Оддлёйг Листва Золотая. Хотя, признаться, я надеялся, что не будешь прятать ты себя от взора да и чувств друга моего. Выйди ты в реальность смертных, будь добра.
   И вот подле Тони словно из воздуха показалась женщина, что внешностью своей никак не могла сойти за смертную. Цвет губ ее был слишком тёмным, однако более притягивал, нежели отталкивал, идеальные, островатые и слегка резкие черты лица были слишком идеальны, длинная густая копна светлых волос с едва заметной рыжиной показывала острые ушки, а фигура была такой, какой не могла достичь естественным путём ни одна женщина из рода смертных. Одета она была подобающе своей природе - сакрально, обыденно и в то же время так, будто бы вышла прямиком из сказки. Впрочем, для многих людей она и была сказкой.
- Не волнуйся, я не собираюсь приближаться к ней. Я слово свое помню, Оддлёйг. Однако думал я... может, вы вдвоём - человек и альв - сможете придумать, как помочь ей жизнь сделать лучше. То первый из моих долгов, однако, видит Один, не последний.

+1

9

Честно говоря, Старк давно "пережил" ту фазу восприятия мира, когда внезапно осатаневший посреди разговора друг (с уточнением, что это бог со склонностью к состоянию берсеркера) мог его всерьёз напугать: для людей он соображал слишком быстро, чтобы понять, что Громовержец просто реально вот так не возьмет и не оторвет ему башку аккурат после того, как попросил его о помощи, однако для этой самой помощи они еще ничего сделать не успели. Слишком хорошо успел узнать Тора за все эти годы, чтобы понимать, когда он способен сдерживаться, а когда очень даже по-настоящему может потерять над собой контроль. Это был явно не тот случай, хоть Старк машинально и отшагнул назад — правда, скорее потому, что степень излучаемого богом мистицизма перевесила ту грань, которую он еще был в состоянии спокойно выдерживать без опасений за какие-то не совсем типичные со своей стороны реакции. Кажется, "подарок Локи", или как успел окрестить это явление Старк, еще не скоро перестанет разукрашивать и без того пёструю жизнь новыми красками восприятия.
Тем не менее, по мере того, как продвигался вперед к деталям и произошедшему рассказ Тора, Старк всё больше и больше понимал, почему Громовержца всё это настолько беспокоит и почему он не может просто всё это оставить как есть. Слишком велик был камень на совести, а Бог Грома всё же в очень редких ситуациях не переживал вообще ни о чем содеянном. В целом всё описанное им напоминало некую дурную сказку: вроде начинается всё хорошо и красиво, да вот только заканчивается всё плохо. Тяжело, душно, муторно. И никакого счастливого конца ни для кого из непосредственных участников этой истории. Тут у них, пожалуй, имелось и что-то общее, в чем они действительно могли друг друга понять. Возможно, в его, Старка, собственной жизни редко когда приключались чудеса мистического характера, однако чисто земных приключений и, главное, проблем очень многие приближенные отхлебнули с лихвой, причем некоторые — просто из-за знакомства и общения с ним, о чем-то большем сейчас речи даже и не шло.
А самое печальное... что тут можно было сделать? Помочь, рискуя всё усугубить? Вероятно, что нечем? Посочувствовать и ничего не попытаться сделать? Ничего хорошего в этом варианте тоже не было.
— Ёрмунгандр разве может спокойно здесь появляться? — уточнил Тони, всё-таки подцепив привычным жестом очки к вороту куртки. Сказать по правде, в часть рассказанного рядовому человеку поверить правда было бы сложно, если бы он к настоящему моменту уже собственными глазами не видел, что на этой планете возможно просто всё, и никакие инопланетные миры были в принципе не нужны. — По твоим описаниям он напомнил мне еще и василисков из мифов. Хотя честно скажу, дар речи ко мне так и не вернулся. Не повезло. Вам обоим. И очень сильно...
Против воле мужчине вспомнилась однофамилица его друга, про которую, кажется, из всех его друзей так толком в настоящий момент никто ничего и не знал. Хотя про Марианну он в самом деле практически никогда не распространялся, да и не было даже возможности в свое время представить одну из своих несостоявшихся невест Мстителям по элементарной причине — на тот момент его и Железного Человека даже команда знала как отдельных и совершенно разных людей. Хотя там в целом общая суть истории была похожа на ту, что пересказал сейчас Тор, пусть и с некоторыми поправками на реалии более приземленной жизни, с божескими устоями не связанной: ну, влюбилась девочка в отрешенного, но обаятельного миллиардера, тот пустил её в свою жизнь, которая впоследствии оказалась для нетренированного псионика, коим являлась Марианна, фатальной. Стресс, видения о безрадостных событиях, кошмары в снах и наяву беднягу преследовали, и в конечном итоге она со всем этим напряжением не справилась. После череды собственных трагедий он перестал вспоминать конкретно этот случай как собственное клеймо на совести, поскольку сделать там было уже ничего нельзя, кроме как оплачивать человеку лечение, но в чем-то эти случаи всё же были схожи. Разве что в его случае Марианна встретилась не со скандинавским богом, а с человеком, живущим мало того, что вне своего времени, так еще и двумя жизнями, одна из которых в то время вечно висела на волоске.
Однако пока он вертел в уме эти мысли и аналогии и думал, что вообще можно предложить в данной ситуации, Тор обратился к кому-то третьему, и этот кто-то третий вовсе не являлся Сигги. Появившаяся здесь же рядом безумно красивая альвка на какие-то мгновения приковала к себе взгляд Старка, однако восхищение довольно скоро сменилось научным любопытством, перебившим его. Честно говоря, до откровения Тора он тоже не считал, что народы иных девяти (или уже десяти?) миров правда оставались жить здесь.
— Меня зовут Энтони. Видимо, для того здесь и я. Я изначально никакими словами и заветами во всей этой истории связан не был, да и чего греха таить — за серьёзно пострадавших от связанных с нашими... кхм, приключениями людей и у бездушного казалось бы меня эта самая душа вечно болит, — Тони перевёл взгляд на одинокий домик в отдалении. Альвка оставалась безмолвной. — У меня есть некоторые мысли, но пока что они не кажутся мне достаточно толковыми для того, чтобы их реализовывать. До сих пор я больше имел дело с городскими людьми, у которых по жизни были те же городские проблемы — в таком случае я их брал, образно говоря, под крыло, перевозил из опасных точек в более безопасные, давал дом, работу, надежду на новую жизнь... Но мне не кажется, что она из тех, кто захочет покидать это место. Разве что вы сказали, что её возлюбленного забрало море... и тут мне вроде как хочется уточнить, насколько вы уверены в этой информации, однако когда осознаю, что рядом со мной вообще-то стоит бог, начинаю понимать, что это может быть довольно глупым вопросом. Просто пытаюсь понять, что еще может в данном случае значить слова про другой конец у этой истории. И, кстати, Тор, поясни мне тогда сразу, кто такие цверги, чтобы я не сильно в случае чего им удивлялся.

+1

10

Оддлёйг смотрела с какой-то грустью и лёгкой долей осуждения на Тора, со смешинками в глазах и теплом - на Тони, и терпеливо ждала, покуда миллиардер выговорится. Затем же Тор напомнил другу, что цверги - это вот те ребята, с которыми он в свое время сидел в кузнице и ковал оружие для Мстителей, чтобы они могли победить Кула. Ну, такие низкорослые, крепко сбитые, сварливые, грубоватые бородачи, равных которым в плане поделок, ковки да ювелирного мастерства не сыщешь среди Девяти Миров.
- Это так - мужа, которого звали Асбьёрном, забрали воды Ран - тихо подтвердила слова Старка Оддлёйг, усевшись на камень подле них с грацией, не присущей ни одному человеку - однако когда Бездна выбросила кузнеца, тогда он занял его место. Таковы законы мироздания, о Энтони, и такова была прихоть самого Гиннунгагапа - места, из которого всё вышло, и куда все когда-то уйдёт. Места, куда попал бог Грома после смерти, и откуда он вернулся... хоть мне и неведомо же, как. - Потерев переносицу тонкими пальчиками, альвка закинула ногу на ногу, и слегка нахмурившись, посмотрела на Донара - Зачем ты явился? Зачем ты вновь пытаешься сделать то, что сделать ты не можешь? Да, ей грустно, это так, но она более счастлива, нежели когда ты был рядом, даже и пусть себя не помнив.
   Сам же Ас не нашёлся, что ей ответить - только закрыл лицо руками, и положил голову на колени. Альвка вздохнула, подошла к нему, и медленно, будто бы опасалась чего (или же подсознательно ей было нужно разрешение,  чтобы вообще прикоснуться к своему богу), положила руку ему на голову. Она могла не одобрять его действия. Могла не одобрять действия многих богов - и в общем-то, была бы права в большинстве случаев. Однако она все же понимала, что Веор и впрямь пытается сделать добро - просто порой его методы явно не подходили.
- Мне кажется, что ей бы подошло... вы, смертные, то называете "отпуском", если я не ошибаюсь. Пусть повидает мир, пусть отвлечётся же немного. Пусть позабудет на время это место, и новые воспоминания получит от земель, что не родные ей. Воспоминания, которые могут со временем затмить дрцгие, более грустные да тёмные. - задумчиво протянула Оддлёйг, обратившись к Железному Человеку. - Ты бы смог устроить то - да так, дабы было оное сюрпризом?
   После непродолжительного разговора со Старком альвка вновь обернулась к Одинсону, и тихо, но со смешинками в голосе добавила:
- Прошу тебя я, Бури повелитель - хоть в этот раз не вздумай ты рыбачить. Ведь можешь ты вообще о рыбалке как о виде занятий забыть хотя бы, покуда ты так близко к племяннику-то своему? Первый раз - то диво было. что Змей решил вести себя мягко, а во второй раз - может и обидеться. Никому последствия оного не нужны - ни здесь, ни где-либо еще.
   таранис что-то пробурчал в ответ, сумрачно смотря на едва не смеющуюся альвку, но все же согласно кивнул. Да, это правда - испокон веков "Тор" и "рыбалка" были двумя абсолютно несочетающимися вещами. Да и не то, чтобы Одинсон и впрямь любил подобное занятие.... просто иногда вот хотелось, по принципу "а чё б нет-то, ну". Но сейчас было явно не до того. И когда вопрос с Сигги был уже решён - дело оставалось только за исполнением - Веор наконец поднялся на ноги, и огласил, что им пора дальше. Затем он еще спросил, а сможет ли Оддлёйг передать его поздравления цвергу Фьяялару, равно, как и благодарность за его подарок, который служил ему верой и правдой. Альвка тепло ответила, что ей то не в тягость, и она, конечно же, исполнит просьбу Громовержца. И после, помолчав, добавила, что она придёт по его зову, если он будет в ней нуждаться. В этом она опередила бога - хотя так ли сложно женщине предсказать мысли мужчины? И вскоре Оддлёйг ушла так же, как и появилась - будто бы растворилась в воздухе.
- Ну, здесь мы закончили, друг мой - вздохнув, Донар положил Мьёлльнир на заднее сидение машины, и усевшись за руль, жестом пригласил Тони последовать его примеру. - Садись. Ехать нам будет чутка долго.

***

   Поехал Одинсон в такую глушь, что порой даже дорог не было - вообще никаких. И ехал достаточно долго, покуда наконец не достиг огромного утёса, после чего задумчиво спросил Пятницу - где здесь ближайший нормальный спуск вниз. А то раньше он просто прыгнул, но сейчас как бы жалко машину. Получив удовлетворительный ответ, Вингнир потратил еще двадцать минут на объезд. и вот вскоре был возле прибрежного рыбацкого домика. Баркас стоял припаркованный возле пирса, и вдалеке виднелось несколько человек - два парня, и девушка. Заглушив двигатель, Рюмр вышел из машины, достал Мьёлльнир, и положил его за массивным таким камнем, так, чтобы из дому оружия не было видно. Кивнув Старку, чтобы тот следовал за ним, он уверенной походкой направился к дому. И, как оказалось, его узнали практически сразу.
   Первыми к нему подошли парни, которые, казалось, не знали, что говорить. Девушка быстро побежала в дом, и вскоре вернулась с еще одной.
- Бьёрн. Сигурд. Рад я вновь вас видеть - слегка склонил голову Донар. Юноши не нашлись, что ответить, несмотря на то, что маленькими не были уже как пятнадцать зим. - Астрид, Гудрун, девы - вы лишь краше стали со времени последней нашей встречи.
   Он попытался было как-то завязать разговор, но тут из дому вышел седобородый старик, и Ас даже как-то слегка усмехнулся.
- Гадал я все, увидим ли мы тебя вновь... Асбьёрн. Или же тебя теперь стоит по-другому называть?
- Грим Йоуссон - медленно произнёс Веор, почтительно склонив голову. Бог или не бог, а к старикам-сейдмадам у бога почему-то было почтение, в независимости от их расы или происхождения. - Рад тебя я видеть вновь, старик. Это - друг мой, Энтони Старк имя ему. Прибыли мы сюда за помощью, да думается мне, что и так тебе известно то.
   Старик лишь хрипло хмыкнул, и посмотрел на камень. Кажется, он вполне догадывался, что Одинсон оставил за тем валуном, однако с вывовдами не спешил.
- И на кой тебе вновь моя помощь будет, Асбьёрн? Кажется мне, что ты и сам бы смог переплыть океан сейчас... или еще как добраться на другой берег.
- Путь мой иной сейчас, о Грим - покачав головой, усмехнулся Рюмр. - К тому же, хотел бы я просить, дабы кто-то из сыновей твоих отвёз машину нашу в Рейкьявик. Все-таки, она не наша, мы ее лишь одолжили. Не в тягость будет то тебе?
- Нет, конечно. Как могу я отказать. - Судя по всему, Грим давным-давно понял дял себя, кто же перед ним стоит. Да и в целом, кажется, он понял то еще при первой их встрече - только тогда и сам Тор не знал правды. И не ему, старику, было открывать завесу, к которой он даже не в силах прикоснуться. - Ну, чего стоите на пороге? Проходите в дом. Дочери мои уже скоро должны обед приготовить. Скудноватый, но чем богаты, то с гостями и разделим.
   И пока Сигурд возился подле машины Мстителей, а дочки упорхнули в дом заканчивать готовку, старик с Тором задержались на пороге. Тони, впрочем, также был рядом, так что он слышал их разговор, но остальные уже были лишены такой привилегии.
- Я рад, что вновь обрёл ты то, что у тебя отняли. Надеюсь, путь твой был пройден не зря, Асбьёрн. Но все же понять я не могу - зачем пришёл ты вновь?
- После того, как ходил я по земле, не ведая всей правды, осталось многое, что должен я исправить, Грим. И согласно законам природы, путь сей нельзя поменять - он должен быть пройдет почти так же, как и в первый раз.
- Но зачем ты взял с собою друга? - посмотрев на Тони, старик сразу же добавил - Не желал тебя я оскорбить, гость мой, но все-таки...
- О, я его не брал с собою. - усмехнулся Таранис, усевшись на лавку на крыльце. - Он сам вызвался быть моеей няней, если можно молвить так. И не без причины - достаточно я натворил за несоклько последних полных лун, да и не против я компании такой.
   Грим лишь рассмеялся, покашливая в кулак.
- Нянькой? Такому, как ты?
- Истинно, старик. Поверь - даже мне порой бывает нужен тот, кто сможет присмотреть за деяньями моими, а также словом, делом да советом же помочь. К тому же, мало кто здесь меня лучше знает, нежели Энтони, то правда есть.
- Да уж. Мы, конечно, живём отшельнической жизнью, но я бы никогда не подумал. что кузнец будет знаком с самим энтони Старком - хмыкнул Грим. - Да, даже до нас доходят вести о тебе да твоих изобретениях. Но больше меня следующее интересует: то твой друг тебя отметил касанием сакральным, али ты и сам... ну... способен смотреть на мир не просто как человек? И как ты в целом с ним-то уживаешься? Мои дети, конечно, не знают о нём правды - разве что Астрит, можеть быть, догадывается, но тот, кто видеть может и умеет, сразу поймёт, что Асбьёрн - далеко не просто человек. И хоть он, как оказалось, от отца унаследовал привычку ходить по Мидгарду в своеобразном стиле, все же никогда не сможет он выглядеть, как один из нас.
   Донар только лишь покачал головой, слега усмехнувшись. Затем, покуда старик ожидал ответа Старка, он тихо спросил, как у них с посевами и тем небольшим полем позади дома. Получив вполне логичный ответ, что где это видано - в Исландии иметь нормальное земледелие, он только усмехнулся, и встав, направился к грядкам. Оглядевшись, и поняв, что кроме Грима и Тони его никто толком не видит, он вытянул руку, и в нее спустя секунду врезалась рукоять Мьёлльнира. Затем он протянул молот над вспаханными бороздами, закрыл глаза, и что-то прошептал. Оружие лишь слегка заискрилось, и тут Ас медленно - бережно даже - опустил его на почву, подержал так несколько секунд. а затем так же тихо приказал молоту вернуться обратно за валун. Внешне вроде бы ничего не произошло, однако старик выглядел удивлённым, и даже счастливым.
- Редко когда сам Громовержец благословляет твою землю - побъяснил он произосшедшее Старку. - Не знаю даже, сможет ли посевы теперь даже сильный град али морозы испортить. Даже внуки мои не будут горя знать - им только и останется, что честно трудиться, и земля будет отвечать им тем, что они заслужили.
   Но, как оказалось, из дому кое-кто еще видел произосшедшее. Любопытная Гудрну не знала, как описать и понять то, что она только что увидела. Сердце, конечно, ей подсказывало правду, но даже несмотря на то, что в этих землях все они верили в Асов, столкнуться с одним из них было тем еще испытанием веры. Одно дело - просто поклоняться богам, другое - пускать их в свой дом на ночлег и общаться совершенно буднично. Многое из прошлого визита Громовержца теперь стало ей ясно, но она все же не спешила делиться увиденным с братьями да сестрой. Может быть, она позже спросит отца. А если повезёт - то и сразу их необычных гостей.

***

   Обед был вкусным, и посему Тор старался почти ничего не есть. Пусть другим больше достанется, он сам же в пище, в общем-то, и не нуждался. Но вот касательно эля бог не удержался, и прикладывался к кружке с завидным постоянством. Грим только посмеивался в бороду, ненавязчиво поддерживая разговор. Да, он понимал - сынок весь в отца. Но вот наконец трапеза кончилась, и вся компания вышла на улицу. Сигурд давным-давно поехал в Рейкьявик, Грим хотел отдохнуть, а Бьёрн был занят по хозяйству. И конечно же, Гудрун напросилась в качестве кормчего. Старик только посмеялся - да, все его дети умели управляться с плавсредством, он не переживал насчёт этого - но старый сейдмад, кажется, понял причину такого интереса его дочки. Отец ей позволил, все небольшие пожитки были погружены (как Ас умудрился запихать Мьёлльнир в сумку втайне от остальных глаз - загадка, но сумел все-таки), и вот вскоре они уже отправились в путь.
   Почти всю дорогу Донар просидел на носу баркаса, устремляя свой взгляд куда-то за горизонт. Даже не спал и не ел, просто сидел и смотрел в одну ему известную точку. И вот девушка наконец набралась смелости, и тихо позвала к себе Тони.
- Мистер Старк - робко было начала она - Я... вы... Боги, как я нервничаю-то. Просто скажите... раз вы с ним пришли, то вы должны его и знать лучше... посему просто скажите - он и вправда тот, о ком я думаю? И если... если то действительно так - то ... как?
   Слождно было не догадаться, что имела в виду молодая исландка. Но также было видно - отбрехаться не получится, равно, как и увиливать от прямых ответов.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [26.05.2016] Debts and answers