12.01.18

Рабочий опрос!

17.01.18

С Днем Рождения, Страйф!

19.01.18

С Днем Рождения,
  Ди!

Добро пожаловать на ролевую по комиксам вселенной Марвел! Мы приветствуем всех гостей, наблюдателей и просто заглянувших на наш форум — место, которое мы постарались сделать уютным творческим домиком для всех его обитателей. Будем рады всем желающим присоединиться к нашему дружному и талантливому коллективу!
Должность:
Руководитель
Контакты:
Skype: Lawrenjin
ICQ: 400450228
Доступность: вечером; днем как получится.
Командор. Техник. Шериф. Квестоплет. Связист. Делает всё сразу, почти всё видит.
Курирует Мстителей, отвечает за Мандарина.
Должность:
Координатор
Контакты:
Skype: aisazure
Доступность: режим пониженной активности
Душа компании и поставщик мороженого. Приглядывает за гостевой и приемкой, контроллер порядка и игры, а также
Курирует ЩИТ, отвечает за Людей-Икс.
Мы на Коммьюнити!
   
Прозвище:
Мадам Гидра;
Имя: Офелия Саркиссян;
Степень опасности: Глава Гидры, огромные познания в области ядов.

Разыскиваем! Требуется для крутых сюжетных поворотов в стан весёлых и неординарных интриганов Гидры.
Прозвище: Творец;
Имя:Рид Ричардс;
Степень опасности: Один из величайших ученых на земле. Свалился сюда из вселенной Альтимейт.

Ищем антагониста! Который залип в сюжетных завязках. Миру нужен свой личный злобный мозг.
Прозвище: Невидимый;
Имя: Ник Фьюри;
Степень опасности: Непревзойденный интриган, серьёзный боец.

Разыскиваем! Фьюри сейчас наказали хитрым образом, однако он не может просто так проиграть, да? Требуется всей ветке ЩИТа.
Прозвище: Сорвиголова;
Имя: Мэтью Мёрдок;
Степень опасности: "Слепой зрячий"; сверхчеловеческие чувства, превосходный боец.

Разыскиваем! Мэтта были бы рады видеть не только в Адской Кухне, но и в геройских рядах!

Marvel: All-New

Объявление

Эта работа выводила Кристофера из зоны комфорта. И если бы кто-нибудь из бывших сослуживцев спросил его, что больше всего выбивало из колеи, Могильщик смело бы ответил: «Паранормальщина». © Gravedigger

Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Примечание: игровые архивы доступны с аккаунта читателя.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [26.05.2016] Debts and answers


[26.05.2016] Debts and answers

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

https://img.grouponcdn.com/deal/4xBmwse7nGTkPQ88MNEJ/eU-2048x1229/v1/c700x420.jpg

Время: 26ое мая
Место: главное место действия - Исландия и Норвегия
Участники: Anthony Stark, Thor Odinson
Описание: По возвращению Тора в ряды живых и Мстителей остались еще нерешённые дела. Равно, как и много вопросов остались без ответа. И Старк решил таки добиться правды, которую Ас рассказал далеко не всю. И на диво - Донар согласился.
Правда, на своих условиях.

+1

2

Первое время Ас тихо сидел в штабе Мстителей, и даже не выходил наружу. Формальные вопросы касательно его возвращения были улажены, хоть и оставались сомнения касательно его вменяемости - уж больно худо он себя зарекомендовал перед своим исчезновением. Однако Тор никого не винил в подобном отношении: в конце концов, бог понимал - сам виноват. И все же... было что-то странное в его поведении. То он полдня готовит, и вообще молчит, то другую половину дня не пьёт (вообще не пьёт, вот тут-то команда и заволновалась не на шутку) и сидит в мастерской Старка, куда зачем-то притащил наковальню и оттуда раздаются мерные постукивания молота. На кой он выковал пластинчатый нагрудник Наташе и несколько инструментов, питающихся от каких-то светящихся кристаллов, для лёгкой и поистине простой обработки металла Старку - неизвестно, но сделал ведь. И вот наконец он зачем-то напялил на себя земную одёжку, взял определённую сумму американских денег, выклянчил у кого-то поддельные документы, сунул молот в сумку, и объявил. что его не будет какое-то время. Ну правда, что еще было думать команде, и в первую очередь - Тони? Да, Ас был тихим, но слишком уж странным - даже по его меркам.
- Нет, я не собираюсь делать ничего криминального - терпеливо и уже в которые раз разжёвывал Одинсон другу, которые не давал ему спокойно отбыть. - Мне попросту надобно уладить пару дел, которые я задолжал кое-кому, кто мне помог. Просто долг отдать, ну правда. Когда я тебе врал?
   Да только что-то веры ему было маловато. Вздохнув, Асгардец повторил это всё еще раз. И еще, уже более детально. И еще раз. И еще. Ноль эффекта. Когда он наконец поинтересовался, а не держат ли его здесь как пленника, то получил отрицательный ответ, и вдогонку реплику, что за его благополучие попросту волнуются. Проведя рукой по лицу - где-то подобные эмоции у него вызывали его дети - Таранис буркнул, и сказал, что коли так уж хочется - то пускай отправляется с ним. Только не в броне. Или хотя бы пусть ее спрячет. И отправляется относительно инкогнито. Никаких квинджетов, и прочей фигни, что засветит их больше, чем нужно. Это также было странно, однако это и было условие Одинсона. А заодно он  пообещал, что по пути ответит на все вопросы, которых, как он видит, накопилось немало.

   Путь к аэропорту занял не столько много времени. как ожидалось. И в общественном транспорте - о да, на кой Асу сдался такой способ передвижения - загадка, на которую ответа не было - они ехали молча. Зато когда он покупал два билета в Рейкьявик, то кажется, ситуация начала вырисовываться. И на счастье, ему разрешили взять сумку с собой. Каким чудом Тони умудрился обмануть сканеры в аэропорту, которые неминуемо показали бы содержимое сумки - то также было загадкой, но уже для Рюмра. Но он хотя бы поблагодарил Старка за подспорье. И когда они были уже в салоне - в бизнес-классе, кое-кто, хоть и маскировался, но хотел комфорта, а не орущих детей и кашляющих стариков, которые был на диво полупустым, если не больше, Веор потянулся, и вежливо поблагодарив стюардессу за напитки, протянул стакан персикового сока Старку, взяв себе бутыль виски. Налив себе стаканчик, он откинулся на спинку, и с какой-то радостной тоской глядя в иллюминатор, произнёс:
- Думаю, теперь можно и поговорить. Дорога займёт какое-то время, так что для начала хватит. Спрашивай же, друже, что тебя во мне тревожит. Разговор ли то, который обещался мною тебе еще когда Амора прибыла же в Башню, али то, что я умолчал касательно смерти своей да и возрожденья - всё едино. Я тебе обещал ответы, и слово своё я сдержу.

+2

3

В кои-то веки можно было радоваться тому, что, не смотря на все новости и заверения, всё для всех "погибших" на сей раз обошлось — по крайней мере, оба официальных мертвеца вновь были в строю и вроде как даже друг на друга больше не в обиде. Хотя поведение Тора прозорливого инженера всё-таки настораживало, поскольку вроде как он был собой, а... "дома" вот был сам не свой. С одной стороны, можно было прикинуть, что за причинами подобного поведения сильно далеко ходить не надо: в конце концов, о части произошедшего в соседних мирах он знал и ранее от Альдриф. И даже в какой-то мере в этом поучаствовал, поскольку несколько месяцев скрывал Фрейю от мира у себя. Можно было предположить, что он всё еще ворчал на то, что "база" по прежнему располагалась во всё том же ангаре. Вариант был всё еще не обустроенный до привычного "класса Люкс", тем не менее, сам Тони не видел в этом трагедии — было, где держать самолет, местом этим не особо интересовались посторонние, довести до ума еще немного, и жаловаться станет не на что. Но, видимо, причина была всё-таки и не в этом, поскольку спустя пару суток спокойных и мирных странностей Тор умудрился переплюнуть себя. В общем-то Тони предпочитал жить у себя дома, а не в штабе, но отсюда это время из-за товарища на всякий случай надолго не вылезал, и внутреннее чутье на неприятности или неожиданности его не подвело. Во-первых — вопросы вызвало даже не столько то, что Громовержец куда-то намылился, сколько то, что он ради этого даже выклянчил откуда-то левое удостоверение личности, да еще и оформленные в короткие сроки документы на перелет. Без помощи сокомандников и его в частности. И нафига?
Естественно, что Старк мимо не прошел и прицепился. Или, иначе говоря, прикопался.
Вопрос про "вранье" стал последней каплей даже не столько из-за вранья (его, на самом деле, было немного), сколько из-за ухода от прямых ответов, так что мужчина на сей раз предпочел настоять на своем, чтобы не вышло, как обычно выходило в последнее время. А выходила, к сожалению, хрень.
Тем не менее, данное обещание перевесило поставленные условия сопровождения по ценности, потому Энтони не стал отказываться от условий, просто экстренно оформил себе билеты на тот же рейс и дошлифовал некоторые нюансы конспирации, которые мог не взять в расчет Громовержец. Чартером он уже давно не летал, привыкнув к личному летательному транспорту (от которого Тор на сей раз отказался), но опыт и доведенные до автоматизма знания не пропьешь, так что его не спугнул и общественный транспорт — миллиардер еще не настолько зажрался, чтобы забыть, как он функционирует, а странности и причудливые пожелания старого приятеля предпочел просто не комментировать и не спрашивать, зачем ему вообще это понадобилось. В общем и целом... после всего, что произошло с ним, Тони для себя определенные выводы сделал и взгляды на некоторые вещи поменял, причем весьма кардинально. Возможно, что Тор мог переживать нечто схожее, тем более что, в отличие от него, тому, судя по всему, реально пришлось ожить в прямом смысле слова, причем относительно недавно. Выглядеть внешне живым здоровым — вовсе не значит быть целым в себе. По крайней мере, после своих приключений Тони это понял в полной мере.

— Пять часов, если быть точным, — прокомментировал слова Тора мужчина, мысленно отметив, что Тор, кажется, всё-таки предпринял весьма вялую для его обычных масштабов попытку упиться. Грустная мина располагала к таким выводам. Сам Тони без особого энтузиазма перехватил стакан, но пить не торопился. — Так что да, времени для прояснения недомолвок более чем достаточно. В первую очередь меня закономерно интересует, зачем нам в Исландию, да еще и в формате подобной конспирации. Норвегию я еще могу понять, как минимум туда ранее я молот оттащил. К слову... А потом мы там Одина видели. Но мы с Альдриф так и не поняли, что он тогда имел в виду.
Мужчина немного поболтал стакан сока на весу, затем вернул на столик нетронутым.
— В остальном... говори всё, что считаешь нужным или всё, что просто хочется относительно вопросительных тем сказать. Я тоже повёл себя не совсем корректно тогда. Правда, не мог развеять получившуюся драму в Арлингтоне — я тогда вообще был без сознания, а позже и ты исчез, и у нас появились новые неприятности, о которых лучше было не распространяться. Не самое удачное стечение обстоятельств, хотя сейчас мне уже нечего особо скрывать. Кроме совсем личного. Насчет тебя — не знаю. Это уже от тебя же и зависит. Я никого не обязываю доверять лично мне.

+1

4

- Ну хорошо. Тогда, начну я, пожалуй, с самого начала. - обречённо и с какой-то грустью произнёс Одинсон, задумчиво вертя стакан с виски в руке. Затем он залпом его выпил, налил новый, и поставил тот на столик. Затем в его глазах словно бы промелькнуло какое-то озарение, и он, задумчиво посмотрев на Старка, произнёс: - Я бы, конечно, показал, но ты вряд ли на метод подобный согласишься - уж очень ты боишься магии, друг мой. Времени полёта хватит, думаю я, да. И хоть никакие слова полностью не передадут того, на что способен взгляд, думаю, сойдёт.
   
   Поначалу Тор поведало битве в Асгарде. О всей ее мощи, эпичности, и кровавом ужасе, ничего не скрывая. Все, что ему пришлось пережить, Ас расписывал в мельчайших подробностях, и в воздухе будто бы витали слабо заметные картины произошедшего. Сам Веор словно переживал заново каждый миг его жизни, каждый миг его боли, ранений, а после - и смерти. Каждый из девяти шагов, силы на который Асу давал каждый из Миров Иггдрасиля. А затем - была лишь темнота. Ни посмертия, ни Хели, ничего. Просто ничто. Пока он не увидел Бездну Гиннунгов, место, откуда все родилось, и куда однажды все уйдёт. Он смог передать, сколь сильно он потерял себя в снегах Гиннунгагапа, бывших умирающими звёздами и мирами, но он также рассказал и о Локи - том, кто не устрашился придти в это место ради своего старшего брата. И кто сумел его вытащить невероятной ценой.
   После Донар поведал Железному Человеку и о падении Аса в прибрежные воды Исландии. Описал он и его жизнь как смертного - в кругу друзей, рядом с девушкой, которая любила его и помогала ему, несмотря на все его странности. И говорил о том, как суть бога неминуемо прорывалась наружу. То альвка Оддлёйг, то после - встреча его с альвкой с троллем, который испугался блеска молний в глазах Веора, тогда считавшего, что он - Асбьёрн, видел он и то, как бог не понимал и не видел очевидного, ибо Гиннунгагап лишил его возможности видеть по-настоящему. Было рассказано и то, как Ас врезался в автобус, дабы спасти его пассажиров, и как он после встретил своего отца, которого так и не узнал. И как спустя какое-то время "Асбьёрн" потерял контроль и поубивал террористов на борту жесточайшим способом, а после - повстречался с самим Ёрмунгандром, который в кои-то веки смилостивился над ним, бессознательным, и добродушно проглотив вместе с остатками пиратского судна, выплюнул на берег под ноги Вотану с Оддлёйг. Затем был последующий побег Тора, его путешествие бегом через всю Исландию без остановки, и встреча со стариком Гримом, а после - его переправа в Норвегию на корабле старика с его сыновьями. Следом Одинсон рассказал о неделях жизни Аса среди альвов, со всеми его приблудами и деяниями, что не укладывались в понимание нормы. О том, как простился с Оддлёйг Донар, искренне веря в то, что больше ее не увидит, и видел то, какой след в душе альвки оставил бог, который сам себя не помнил. После пришла очередь сказа о его встречи с драугром Уннаром, скандинавским ожившим мертвецом, который поначалу крал маленькую девочку, но после позволил Асу ее вернуть, и взамен за правду о нём самом попросил у Вингнира лишь одного - избавления от такой жизни. Уннар был одним из Йомсвикингов, которых обучал лично Громовержец, и поэтому Ас, вспомнивший себя наконец, не мог забыть эту клятву в особенности. После Веор говорил о том, как Роксон пленили Громовержца, и как Лофт помог ему бежать. А затем - о путешествии двух братьев, а после - и сестры к вершине, где был оставлен молот. Что было дальше, кажется, смысла рассказывать не было, ибо ту грозху только слепой не могу не слышать и не видеть что в новостях, ч то в метеорологических сводках, ибо там была Первозданная Буря, а не какая-то земная погодная аномалия. Это было немногим больше месяца жизни Одинсона после его воскрешения. Но затем Рюмр рассказал и то, что было после.
   Вот была встреча с отцом в Мидгарде, и вот было смешное - для Одина, и постыдно-злобное - для Тора. То бишь, заплыв за яхтой, которую Игг где-то спёр, через весь океан между Норвегией да Исландией, к берегам Ледяной Земли. После были несколько дней путешествия с отцом, где Вотан рассказал сыну всё то, что он пропустил. Затем было пришествие Фрейи и Альдриф, семейная перепалка, после - путешествие с Энджи в погоню за Лодуром, их примирение, если можно так выразиться, и наконец - встреча с их младшим братом. Весь гнев Аса и его ярость от совершённого Лофтом над Альдриф кощунства Торо также расскзаал без утайки, равно как и то, что лишь по слову Энджелы старший брат пощадил младшего. Было в его монологе и то, как оставив связанного Локи в пещере, Тор улетел в Асгард, и была битва с Хелой, а также - постыдное наказание, которому подверг свою племянницу Громовержец. Затем следовало подневольное путешествие Аса с сестрой и оленем Мяндашем в древнюю Месопотамию, Вавилонскую Башню что они с Энджи делали на ее вершине, прыжок богов с вершины того исполинского строения, подобных которому больше не будет в Мидгарде - о да, Башню Одинсон очень даже подробно описал, даже нацарапл приблизительные масштабы на столешнице, были в его речах и гули Ниневии, которых, как оказалось, но должен был выпустить согласно законам временного парадокса, в общем - весь цвет древнего мира. После была речь о том, как родственники умудрились вернуть дизир их истинный, человеческий облик. В общем, Энтони Старк услышал всё, что пережил Бог Грома от битвы за Асгард до сегодняшнего дня.

   Терпеливо дожидаясь, покуда Тони переварит услышанное, Веор подвинул Старку стакан с соком, и бухнулся обратно в кресло.
- То была большая часть обещанного мною рассказа тебе, друже. Ты понимаешь, почему я должен в Исландию лететь - есть долги, которые отдать я должен многим. Но также есть еще одна история, которую я тебе не поведал, ибо случилась она больше десятилетия назад. Точнее, ее и никогда не случалось - и почти для всех. Ты помнишь время то, когда Асгард висел в небе над Нью-Йорком, и еще мы с тобой да Стивеном дрались на почве непониманья конфликтов смертных меж собою? Вы мне молвили, что оные должны решаться ими лишь, я протестовал, а ты еще использовал артефакты, которые тебе я дал, дабы броню себе создать для битвы со мной. Впрочем, броня не помогла, а еще тогда щит Стива я погнул, который тогда же и выправил. Помнишь время то? Так вот, после того случая история пошла немного по другому пути, чем ведаешь ты - али кто другой. И счастье, что сумел петлю ту разорвать я, и вернуть всё в норму. Но то тебе я расскажу тогда лишь, когда ты захочешь. Ведь то, что ты услышал только что - ну, оно может быть слегка... неприятным для разума смертного. Я пойму, если больше ведать ты не захочешь ничего, али коль время тебе нужно.

Отредактировано Thor Odinson (2017-10-01 21:56:56)

+1

5

Не спалось, так что могут быть опечатки.

— Я её не боюсь, — нахмурился мужчина, не особо радостно покосившись на Тора. — Я ей не доверяю, это разные вещи.
Уточнять, что у него на магию в последнее время в принципе странная реакция и он не совсем понимает, что делать конкретно с этой проблемой, Тони уже не стал — свежа была память о том, как он о своих проблемах заикнулся при Альдриф с Локи, что, в общем-то, оказалось даже к лучшему, однако к этому и привело.
Дальше Тони замолчал, предпочитая в принципе не перебивать старого приятеля и заодно периодически разворачивать заглядывавших в салон стюардесс, которые могли вклиниться в увлекшееся повествование самым беспардонным образом, а послушать при большом желании могли и на расстоянии — Тор, быть может, и не особо старался поведать свою историю всему самолету, но если учесть, что одетом как простой человек Боге Грома не каждая дама опознает, собственно, Бога Грома, была велика вероятность, что всё услышанное они примут за сказки и так же прокомментируют. Не хотелось портить и без того явно невесёлому другу настроение еще больше, тем более что "сказки" были на редкость... тяжелыми. Чего и говорить, а рассказывать Громовержец умел достаточно выразительно для того, чтобы не требовалось никаких визуальных картинок для представления происходящего. Всё описанное выглядело в достаточной степени фантастично, чтобы со стороны и для незнающих походить на сказку, не более того... но кто он такой, с учетом собственной-то жизни, чтобы принимать всё это за сказку? Учитывая, что у него дома больше месяца провела находившаяся на грани жизни и смерти мать Тора, а в гости так и вовсе заглянул тот, кто даже на фоне прочих чудес казался религиозным мифом. Наверное, ненастоящим или просто выдуманным до определенного момента можно считать всё, пока не столкнешься с этим лично. Так что, в теории, таким образом любой миф мог стать истиной, и, следуя той же логике, теория — аксиомой... в любом момент.
Косвенно где-то он сам стал участником этих событий. А где-то и причиной, но даже это уже не казалось таким странным.
— Ну, я понял по крайней мере причину, почему ты не очень хотел сначала брать кого-то с собой или кому-то объяснять, куда собрался деться, — на самом деле, Старк воспринял рассказ несколько проще, чем от него, видимо, ожидал — или опасался? — ас, поскольку у него самого психика в этом плане была достаточно подкована и собственным везением. На поначалу отставленный и недопитый за всё это время стакан сока мужчина посмотрел без особого интереса, хотя, казалось бы, за это время в горле и у самого должно было пересохнуть. Тони стянул с носа солнечные очки, которыми обычно прикрывался от совсем уж глазастых людей (которые, к счастью, отвыкли его видеть в обычных людских аэропортах уже давно), привычно подцепив те за воротник рубашки. Честно говоря, к этому вроде и хотелось много чего сказать, но подходящих слов не было и всё равно не будет. — Это то самое, на что намекала Амора и что ты тогда рассказывать отказался? Ну, если хочешь — можешь поведать сейчас или как-нибудь потом, когда сочтешь нужным. Как видишь, я сам пребываю в достаточно задумчивом настроении, чтобы еще умудриться найти, к чему в такой ситуации можно отнестись сугубо отрицательно — тем более что это осталось в далеком уже прошлом. Учитывая всё это — я действительно рад, что ты цел. Потому что в определенный момент Альдриф нам сообщила, что ты уже не вернешься.
Сок оказался допит залпом, хотя какой он на вкус сказать было уже сложно — интереснее оказалось думать, какого цвета был прозрачный стеклянный стакан. Наверное, стоит подозвать девушку и к соку заказать привычный кофе. Он тут наверняка будет не очень, но нечто терпкое и горькое как-то проясняло в таких ситуациях голову.
— В общем-то мы тут тоже на месте не сидели, и если припомнить привычку Альдриф за любую, даже возвратную монету платить той же монетой, то, по сути своей, мне тоже следует многое рассказать. Хотябы потому, что это уже давно не тайна, просто тебя здесь тогда не было, — Тони перестал разглядывать многострадальный стакан и отставил его в сторону, уставившись в иллюминатор. Голос он, впрочем, от любопытных понизил — и вообще не стал бы ничего из этого говорить, если бы не был благодаря датчикам Пятницы уверен, что салон не прослушивается. — Мы тогда предполагали, что так просто не отвертимся от закона, и у нас были свои запасные планы на этот случай. Набросанные на коленке, но тем не менее... Но при всем этом авария была настоящей, не сфабрикованной. И там из-за получившейся на борту вертолета потасовки действительно погиб человек, а меня под шумок утащили оттуда Стив с Баки, крутившиеся поблизости. Собственно, "моего" трупа там увидеть никто реально не ожидал, а я был немного не в состоянии отвечать за себя, потому сразу развеивать создавшуюся иллюзию они не стали, поскольку и сами не понимали, что произошло. Объяснить это и как-то прояснить произошедшее я сам смог только почти через две недели, а там в добавок к этому всплыли новые сложности и гораздо более глобального масштаба, поскольку затрагивали всё моё окружение. Я был тем предателем, Тор. Просто не осознавал этого. В очередной раз попался на крючок Мандарина, которому, фактически, сам эти записи и передал... Технически это всё, как и то, как это оказалось реально сделать, очень сложно объяснить, потому если попытаться по-простому, то можешь считать, что мне ухитрились промыть мозги. И время ушло скорее даже не на решение проблемы с головой-личностью, а на попытки потом выяснить, насколько далеко могут зайти последствия такого вот "сюрприза". Как минимум в этом замешан Мандарин и... очень вероятно, что Рид. Но это уже не тот Рид, которого мы знали. Я сам сейчас в своем уме, если что. Но ответов на некоторые вопросы касаемо этой части истории мы так и не нашли. Зато выяснили другое, о чем было бы даже смешно рассказывать, если бы не было грустно.
Мужчина усмехнулся и откинулся на спинку кресла, смерив собеседника внимательным взглядом.
— В общем, здесь я уже не очень хочу вдаваться в подробности, поскольку фактически этот вопрос только нас с Джесс касается. Но если в двух словах... хочу предупредить. Тот человек, которого тогда закопали вместо меня, по определенному стечению обстоятельств жив. Его умудрились вернуть с того света... собственно, думаю, насчет этого ты в курсе, поскольку его сдачу властям в том числе и по башенной статье освещали в новостях, как и моё "возвращение с того света". И, кажется, никого даже не удивило, что через пару дней он и оттуда каким-то образом удрал, но это меня как раз тоже не особо удивляет. Если вдруг столкнешься с этим товарищем, который действительно очень похож на меня — не прибей его, хорошо? По крайней мере я склонен считать, что затрагивающие нас двоих вопросы решены и исчерпаны. Авария тоже не сказать, чтобы получилась исключительно по его вине. В данном случае у этой шкатулки... даже не два дна. Может, как-нибудь я отойду наконец от потрясений и тоже поясню эту часть истории целиком.

+1

6

Теперь пришла очередь Тора слушать рассказ о том, что произошло за последнее время. Нельзя сказать, дабы масштабы можно вообще было сравнивать - в конце концов, Энтони вечно влипал если не в шпионские перевороты, то в технодрамы с двойниками, а вот Донара уделом было магическое, бессмысленно-беспощадное рубилово. Однако последнюю часть повести Тони Веор все же как-то недопонял.
- Выходит, мы не можем верить Риду. Может, то - не совсем наш Рид?  - выдвинул предположение бог, задумчиво покачивая стаканом с виски перед собой. - Быть может, он - из мира другого? В конце концов, после того, как мирозданье раскололось и собрано было же вновь... не только молот новый мой мог попасть в наш мир.
   Более того, оставался еще вопрос касательно двойника Железного Человека. А еще свадьбы. Да и в целом, до кучи всего остального.
- И вот твой двойник... Почему я не должен его убивать? Он жизнь твою испоганил, он тебя едва не убил, и в целом, он не будет останавливаться. - Видно, Одинсон попросту не понимал подобного мышления и теорию о прощении в целом. Может, Старк и уважал христианство и даже как-то верил в святость их догматов - ну, насчёт добра, прощения, другой щеки и прочего - да только Ас придерживался иной жизненной позиции. Если тебя ударили - ударь в ответ так, дабы последующего удара не последовало. Если тронули твою родню - вырежь род обидчика. Так уж вышло, что известные на весь мир христианские заповеди попросту не работали: ни в современном мире, ни в древнем. Однако поскольку люди по своей несовершенной природе склонны верить во всякую ерунду, то Рюмр снисходительно воспринимал их увлечение поломанной религией где-то на уровне увлечения спиннерами. Мол, и это со временем пройдёт, а после популярным станет какое-то пастафарианство. Но так или иначе, Ас смирился с наивной глупостью друга, и покачав руками, добавил - Но раз тебе так важно то - хорошо, не убью его  при встрече я. Может, даже относительно невредимым пред очи твои-то доставлю. Однако как получится уж тут, обещать целостность двойника твоего не могу я. Хотя, мне кажется, он вряд ли... вряд ли станет попадаться мне. А специально искать его не буду я.
   Дальше минут пять Тор провёл молча, словно бы думая о том - рассказывать ли Старку оставшуюся часть или же нет. Даже монетку выклянчил и подбросил, загадав одну из ее сторон. После вздохнул, и вернув монету назад, посмотрел в окно.
- Мы вскоре на месте будем уж. Как-то... быстро, что ли. В общем, на земле и расскажу тебе я то, о чём так Чаровница пыталась-то узнать. А пока... - посмотрев на бутыль, и пожав плечами с миной "ну, не пропадать же добру", Тор взял и вылакал оную залпом аки водичку, после чего взял свою сумку, успокаивающе похлопал ее содержимое через ткань - за окном начинались тучи, молот хотел наружу, а шторм во время посадки никому не был нужен - и вальяжно развалившись в кресле, нехотя согласился на просьбу стюардессы пристегнуться. Сам же Ас предпочитал бы не пристёгивался, аргументируя оное тем, что любит турбулентность и встряски, однако девушка попалась настойчивой, посему пришлось. А вот свой багаж ложить на полку Донар отказался наотрез.
   Ну правда - "багаж" вполне мог и обшивку пробить от такого бездушного отношения к нему.

   Выйдя из аэропорта, Тор осмотрел Рейкьявик - и впервые за долгое время искренне, радостно улыбнулся. Даже воздух здесь был каким-то... магическим. Что неудивительно - в него здесь до сих пор верили, чему свидетельствовало капище Тора, видневшееся вдалеке и воздвигнутое в двадцать первом веке. Современное, но с данью древней культуре. Равно. как и капища Одина, Фрейра и остальных богов Асгарда. После Веор решительно попёр куда-то одному ему известным маршрутом, и жестом попросил Старка не отставать. Оказалось - он хотел взять машину напрокат. И выбрал, конечно же, самый большой внедорожник из доступных. Посе чего что-то там посмотрел в кошельке, вздохнул, и честно вывалил нужную сумму. Тундра никогда не была дешёвым удовольствием, однако другие машины могли попросту не выдержать Аса. Сакральная природа была столь же тяжёлой, сколь и необъяснимой - как бы Мстители в своё время не пытались понять, почему иные диваны вполне нормально выдерживают тушу бога, а вот как сел как-то Донар на мотоцикл Логана - так и после был вынужден доставать ему новый. И вот когда Громовержец требовательно занял место за рулём, по-хозяйски уложил сумку на заднее сиденье и дождался, покуда Тони умостится внутри, можно было и говорить. Сразу после того, как бог, заведя машину и кое-как разобравшись с типтроником, деловито спросил у Старка - что это за экран посреди панели и может ли он показывать лицо Фрайдэй. А если не может, то на кой он тут вообще, и не двинуть ли его кулаком, дабы не смущал честной народ своей бесполезностью и яркостью.
- В общем... Даже и не ведаю я, как начать то всё. Помнишь ты время, наверное, когда Асгард висел над Нью-Йорком, да? И я вмешался в конфликт с Слоковией ради последователей своих как король Асгарда? Так вот, опосля сего, как помнишь ты, я забрал Асгард на место его, но... Изначально история была совсем другой.
   Собираясь с мыслями, Вингнир ехал куда-то вглубь страны, и вскоре вокруг них обещалась быть лишь девственная природа.
- После битвы в Слоковии и того, как я погнул щит Стива, а также поломал твою броню, что создал ты с помощью асгардских артефактов, я не ушёл из Мидгарда со своим народом. Я остался. И Консорциум Наций решил запустить ракету по Асгарде, так как считал богов опасными. Конечно, я... отреагировал. Затем отреагировали и супергерои. - Снова запнувшись, Донар все же продолжил - Люди-Икс. Нелюди. Некоторые наёмники. Парочка злодеев, таких вот, как Дум, к примеру. Четвёрка Фантастическая. Мстители. В живых осталось... можно было пересчитать на пальцах рук обеих, и то лишь потому, что после того, как убил я Логана, Капитана и тебя, я убил еще и Джейка олсена - моё второе я. Затем что-то во мне сломалось окончательно, и я перестал желать сражаться, равно, как и молот я поднять больше не мог. Выжившие спрятались, а я... я начал править Мидгардом. Всем. На протяженьи большем, нежели два столетья, Тони.
   Бог снова замолчал, закрыв глаза, однако складывалось впечатление, что ему вроде и не нужно зрение для вождения - в повороты он всё же вписывался.
- От известного тебе мира не осталось и следа. Все технологии были под запретом, не было правительств, над горою Рашмор возвышался мой исполинский постамент, делающий те четыре лишь маленькими статуэтками игрушечными. В мире больше не было ни одной войны. Однако были и те, кому подобное положенье оказалось не по нраву. И конечно же, война вновь началась. И тогда Рагнарёк приобрёл краски для нас новые. Мой сын, Магни, нашёл мой молот похороненным в пещерах с помощью леди Сиф, а моя жена, Амора, едва не погибла, пытаясь спасти сына. И я... я решил время вернуть назад до событий роковых. Для вас того всего даже не происходило, однако я - я помню время то. И выборы те всегда будут в моем сердце как напоминанье о грехах моих. Я отказался от сына, отказался от жены, отказался от всего - но не могу я молвить, что жалею о выборе своём. Смертные не должны с богами в одном мире жить. Уже был Асхейм, и вот я по незнанью едва его не воссоздал. Более того - был после и Брокстон, что доказывало - я вряд ли могу учиться на своих ошибках. - вздохнув, Ас переключил передачу и свернул с главной дороги, направляясь к побережью, видневшемуся вдалеке. - Теперь ты знаешь. Ранее то вкратце поведал я лишь Гипериону, и тогда, при встрече с Аморой в твоем здании - еще и Альдриф. Думаю, что Локи тоже то каким-то образом узнал, но никогда мы с ним не молвили о событьях тех. Что делать с информацией той - лишь тебе решать.
   Наконец Донар остановился, и выйдя из машины, уселся на капот, сложив руки на коленях и смотря на два дома вдалеке. Там виднелась девичья фигура, едва видная с такого расстяония, однако Ас видел ее, словно бы стоял рядом. Видно было, что он желает подойти к ней, обнять, попросить прощения - однако не может. Заметив рядом Энтони, он, не глядя на друга, тихо сказал:
- То - Сигги Йонарсдоттир, Тони. Она выходила меня, когда из моря меня вытащили. Она меня поддерживала, да искренне любила, пусть и думала, что я - это другой. И когда я понял, что лишь разрушаю ее жизнь, то попросту ушёл. Я не ведаю, какую историю для нее создал после мой брат, но она... по крайней мере, она не замкнулась в себе опосля всего, что видела. Я чувствую, что должен что-то сделать, но не знаю, что. Я не знаю, как помочь ей. Как прощенья попросить. Надеялся, что, может, ты чего подскажешь.

+1

7

Старк задумчиво сложил ладони перед собой домиком, столь же невидящим взглядом глядя куда-то мимо Тора. Тот, в общем-то, высказал достаточно разумные предположения. Рид действительно после всего произошедшего мог и не быть больше их Ридом. Однако и реальных подтверждений этому тоже не было, учитывая, что их реальный боевой друг и товарищ пропадал неизвестно где уже длительное время. Аналогия с молотом Тора не очень вписывалась в эту картину потому, что, хоть его молоточек нынешний и был из другого мира, — никуда при этом не делся оригинал. Маячил периодически перед глазами геройствующей дамы-одиночки, которая, впрочем, лично им до сих пор тоже не создавала проблем.
Однако слова Тора относительно предупреждений на тему Вайля Старка не очень сильно обрадовали. Уже хотябы потому, что он сейчас честно сказал, что соблюдать эту просьбу в случае чего, вероятно, не будет. И хоть он всё же не хотел сообщать абсолютно всё как есть на самом деле, на некоторых вещах лучше будет сразу поставить точку.
— Я здесь скажу тебе две вещи. И, надеюсь, с этой точки зрения мы не будем больше возвращаться к этому вопросу. Особенно в таком его понимании.
Тони откровенно помрачнел, но дождался посадки и возможности выйти из салона самолета, чтобы уже точно быть уверенным в том, что кроме них этого никто не услышит. И подслушать возможности тоже никакой не будет.
Свежий ветер почти привычно взъерошил волосы и ударил в лицо, стоило выбраться на более открытое пространство. Конкретно эти регионы Старк лично редко посещал, тем не менее, нравы северной погоды чужды ему не были. Воздух здесь в самом деле был другой, как и атмосфера, витавшее кругом настроение. Впрочем, сейчас, с учетом последствий некоторых тонкостей вмешательства Локи и Альдриф в его проблемы, о которых Тор не знал, всё это не казалось ему особо дружелюбным. Именно с точки зрения мистики и её составляющей, поскольку здесь она оказалась в определенной мере осязаема даже для него. Будь он на работе — и прилетев сюда по работе —, он не заострял бы на этом всём внимание, ибо сейчас подобное ощущение неуютности преследовало его много где. Но с учетом, что он сюда притащился с богом, более того — родственником тех двоих, которым он был обязан этим обострением восприятия, стоило быть на стороже.
Но по выходу из аэропорта Тони всё же вернулся к вопросу, который озвучивать в салоне уже не стал, решив дождаться посадки.
— В общем, я действительно скажу тебе всего две вещи и на этом буду считать этот разговор оконченным. Первое — этот человек оказался втянут в эту историю не по своей воле, и сам пострадал от неё достаточно серьёзно, чтобы я считал, чтобы ему этого хватило. Второе — я же не спрашиваю у тебя, почему ты до сих пор не открутил с концами Локи голову, хотя более чем уверен, что такая возможность у тебя была далеко не одна за вашу долгую и счастливую жизнь его не всегда безобидных проделок? — Тони чуть прищурился и привычно нацепил на глаза слегка затемненные солнечные очки — больше чтобы прохладный влажный ветер не слепил глаза с непривычки, и, сунув руки в карманы и поплелся вперед, предположительно в направлении вокзала — раз уж его просили вести себя здесь инкогнито. Впрочем, плестись пришлось за Тором всё-таки в другом направлении. — Можешь считать, что я обзавёлся своим личным Локи. И я вовсе не хочу, чтобы он пострадал от рук моих друзей или знакомых, которые по тем или иным причинам могут счесть правильным отомстить ему за меня таким образом. В отличие от того же Локи — он всё-таки обычный человек, у которого была не самая простая жизнь. Козёл он на самом деле или нет, я, как и ты, просто не желаю своему брату зла.

— GPS. И да, может, но Пятница не в настроении — стесняется, — пространно отозвался Старк уже в салоне автомобиля на поставленный вопрос. — Не порти казенное имущество. При нахождении здесь инкогнито мне затруднительно будет точно так же инкогнито выплачивать твои штрафы.
Пятница из комма, закрепленного на запястье мужчины, кратко возмутилась, но тем и ограничилась. Без реальной на то необходимости ломать самые что ни на есть бытовые приборы машины не было никакого смысла. На самом деле, Тони несколько смущало такое стремление Громовержца приобщиться к земной жизни и ни коим образом себя не выдавать, даже снизойти до вождения внедорожника (Старк благоразумно решил не спрашивать, откуда у него конкретно сейчас взялись водительские права). Учитывая, что водить Тор всё-таки умел, Тони не особо опасался ни со скорости, ни с габаритов и мощности машины — если уж на то пошло, он сам обожал быструю езду, которую с ним в его исполнении далеко не все выдерживали. Рассказанное же Тором "откровение" навело на ряд размышлений, и в целом он понимал, почему Громовержец так взъелся тогда, когда его они втроем попытались вывести на чистую воду. И правильно сделали, что отстали, видимо. Это в самом деле было не самое приятное откровение, на которое, может быть, до всех приключений Тони еще и оскорбился бы. А сейчас что? Все одинаково хорошо были.
До самой остановки Железный Человек молчал, обдумывая и переваривая услышанное. Впрочем, не с того угла, о чем мог подумать — и чего, видимо, опасался Тор.
— Тем и страшны идеи всеобщей Утопии. Любой. В любом случае, сейчас это всё осталось только в прошлом и твоей памяти, ну и в понимании тех, кто в курсе этого. Не вижу смысла ставить на ком-то крест, если по факту сейчас все "тогда" убитые тобой живы, — в целом эта история в очередной раз ставила под сомнение безопасность общения с Тором и нахождение того в этом мире, но... он тут был такой не единственный. И, по сути, он тоже многое потерял, когда решил всё вернуть. Тем не менее — вернул. Это не было гарантией, что, случись что-то подобное снова, он снова поступит таким образом. В любом случае, эта история явно уже преподнесла ему важный урок: на чужих костях и костях близких счастья не построишь. Значит, конкретно здесь лезть со своими советами и более развернутыми размышлениями было уже незачем.
А вот причина, по которой они в итоге забрались в такую глушь, Старка откровенно удивила. Если сначала он решил, что Тор просто решил вернуться к видневшемуся вдалеке домику, в котором, очевидно, какое-то время жил, то определенные детали придавали всему совершенно другие краски. И, с одной стороны, Старку стало в определенной мере стыдно, что он вообще навязался ему в эту поездку, с другой — в словах Тора проскользнуло то, что он сам на то и рассчитывал. В определенной мере.
— Честно скажу — озадачил ты меня, — "своими личными проблемами". Мужчина снял очки и неспешно сложил дужки, не торопясь, впрочем, убирать их совсем. — Зависит от того, как она вообще отреагировала на твое исчезновение. К сожалению... не все земные девушки способны понять "молчаливый уход" и тем более принять его. Такие часто как раз те, кто живет по старым порядкам и понятиям, а не по современным городским — в этом плане у людей обычно попроще с менталитетом, чем у тех, кто живет настолько на отшибе. Насколько я успел убедиться по своим разъездам и встречам, главное наказание здесь — в первую очередь одиночество. Таким часто никто, кроме близкого человека, и не нужен.
Тони немного помолчал, но всё же решил уточнить:
— Что именно она видела?

+1

8

- Неведомо мне, как ИМЕННО она отреагировала. Однако, коли правильно понял я души смертных столетья двадцать первого, и коли встреча с Джейн меня чему и научила... то была боль от расставанья, смешанная с облегченьем. - Задумчиво глядя на девушку вдалеке, Одинсон уселся на переднюю часть машины, и упершись ботинком в поверхность капота, обхватил ногу руками. - Облегченьем от того, что больше ей не придётся видеть то. что ... что впринципе не стоит видеть смертным. Ибо не зря каждому существу свой мир отведён. Не всегда встреча с чем-нибудь сакральным хорошо заканчивается.
   Затем была минута молчания, и Донар думал, что именно ответить Старку. А главное - как то преподнести.
- Проще молвить, чего она НЕ видела. Поначалу - то, как много времени я в кузне проводил. Затем проявленья моей силы, которые смертному были бы не под силу. Как то бишь - порванный замок амбарный, и так далее. После - как я на скорости более ста миль в час пробил собой автобус, и прочесавшись мордой по асфальту, погнул дорожное загражденье. Впрочем, видео то до сих пор есть на ютьюбе, сам можешь посмотреть. Коли бы того не сделал я, то люди бы погибли. Но я и сам не ожидал тогда, что выживу. Затем видела она дев из Сокрытого Народа. Мой народ зовёт их альвами, вы - эльфами, фэйри, но в целом - это дети Льёссальвхейма, что предпочли в Мидгарде жить, являясь смертным лишь по желанью своему. Да, в исланди до сих пор в них верят - вон, хотя бы случай тот, когда магистраль власти строить перестали, ибо решили, что альвов разгневали они. Но просто верить в них - это одно. А видеть - то другое.
   Почесав бороду, Веор хрустнул шеей, и посмотрел на небо. тучи, хоть и разошлись по велению своего господина, вновь пустив солнце на эти земли, все же не исчезли. Видимо, не настолько ему внутри и было хорошо.
- Но дальше было хуже. Понимаешь, Тони - бог, даже коли мыслит о себе он как о смертном, не может не притягивать сакральное. Такова наша природа. Иного пути нету, и не может быть. Затем Сигги стала свидетельницей того, как вместе с цвергом Фьяларом, альвкой Оддлёйг и сестрами ее, Фригдис да и Берглинд, мы напивались в моём доме. Благо, когда явился мой отец под именем Аугр, ее сёстры усыпили. Пусть даже она бы его и не узнала - как тогда не узнал и я - но такого душа ее могла и не выдержать. Но дальше - дальше было совсем худо. Дальше было то, чего я бы не пожелал видеть никому - смертному аль нет.
   Посмотрев на Энтони, Вингнир нахмурился, и его глаза засияли молниями, которые слегка отдавали багровым оттенком. Его жилы вздулись, кулаки сжались, вены под кожей начали просвечивать голубоватый свет, становящийся все ярче...
- Скажи мне, Старк - ты меня боишься? Боишься ль ты меня в состояньи, когда я сознанье своё выбрасываю, словно ненужную тряпицу, и уступаю место ярости, крови да убийству?
   Даже голос Одинсона изменился. Он, конечно, бывал громогласным и раньше - но сейчас в его интонации была лишь жажда убийства. Причём - безо всякой причины. Однако спустя секунды три Вингнир, дрожа, сделал несколько глубоких вздохов, и вновь стал тем, кем был пару минут назад - уставшим богом, который хотел исправить то, что мало подлежало исправлению. Подняв руки в воздух, он сделал слабую попытку искренне улыбнуться:
- Расслабься, друже. То было лишь представленье, дабы понял ты, каким порой могу я быть. И коли ты еще мог бы убежать, скрыться или хоть какой-то отпор дать - что могла она? А ведь я тогда всего лишь хотел взять ее на морской круиз. - Закрыв лицо руками, Донар покачал головой. - Обычный морской круиз в водах Исландии. Без каких-либо пиратов. Ну почему, почему они должны были явиться и угрожать убить людей тех?...
   В целом, Тони должен был помнить, какие чувства Ас испытывает к смертным и близким. Как он всегда себя позиционировал как защитника Девяти Миров и Мидгарда в частности. Но он всегда был богом, который нёс понимание и ответственность за свою силу, и сдерживался. Откуда такое понимание могло быть у того, кто считал себя смертным ,и не осознавал всей своей сути, а также ответственности, что текла в его венах подобно крови?
- Я... я впал в ярость берсеркера. И гром с молниями, что последовал за разорванными телами нападавших, привлёк того, кто должен был спать еще очень, очень долго под водою, друже. И лишь чудом - али разумом сына брата моего - он не сожрал корабль с невинными людьми, а проглотил лишь меня с останками корабля бандитов и тем, что от них осталось. - Вновь повернувшись к Старку, Тор тихо добавил - Да, друже. Ёрмунгандр. И то она забыть не сможет. Альвкам было не под силу стереть из памяти ее лик сына Локи, они лишь упрятали оную как можно дальше в разума ее глубины. Однако она будет с нею до конца. В особенности - его взгляд. Такой взгляд из памяти стереть невозможно, думается мне, что даже Лофт не смог ей историю какую рассказать, дабы она то забыла. Равно как и то. что я натворил перед ее глазами. После того, и после разговора с Оддлёйг... я просто ушёл. И больше к ней не возвращался. И понима, что сейчас мне тоже нельзя. Конечно, кажется мне, что коль я бы объяснился, то стало бы лучше... однако я не могу забыть слова Лодура, друг мой. - попытавшись изобразить моську своего младшего брата, равно, как и его поучающую интонацию, Ас чуть ли не нараспев процитировал - "У меня хотя бы хватает ума оставаться в их жизни мимолётным воспоминаньем, но ты, братец - нет, ты всегда эпично в жизнь их врываешься, эпично их в себя влюбляешь, и после ухода своего эпично вырываешь из их сердца кусок размером с себя, что никогда не зарастёт!" - Затем, издав горький смешок, Таранис покачал головой. - Раньше я считал, что брат мой околесицу городит, однако со временм - особенно после своего последнего перерожденья - понял я: прав он был куда чаще, чем хотелось думать бы мне. Но чего поделать - порой моя гордныя соизмерима с моей силой. И нет, я не думаю, что одиночество претит ей. Скорее, ей претит быть без кого-то. без того, кого, как она считает, забрало море... но чует сердцем, что история та имеет и другой конец.
Мой брат мастер истории рассказывать, однако порой сердце человека чует правду. И я сейчас не могу сделать ничего, дабы ее жизнь стала лучше. Я, Бог Грома, Бури, и Войны... столкнулся с тем, что я не могу ударить молотом, дабы всё исправить.

   Затем Громовержец поднял голову, и не глядя, обратился - но уже не к Железному Человеку:
- Гадал я, как скоро ты появишься здесь, Оддлёйг Листва Золотая. Хотя, признаться, я надеялся, что не будешь прятать ты себя от взора да и чувств друга моего. Выйди ты в реальность смертных, будь добра.
   И вот подле Тони словно из воздуха показалась женщина, что внешностью своей никак не могла сойти за смертную. Цвет губ ее был слишком тёмным, однако более притягивал, нежели отталкивал, идеальные, островатые и слегка резкие черты лица были слишком идеальны, длинная густая копна светлых волос с едва заметной рыжиной показывала острые ушки, а фигура была такой, какой не могла достичь естественным путём ни одна женщина из рода смертных. Одета она была подобающе своей природе - сакрально, обыденно и в то же время так, будто бы вышла прямиком из сказки. Впрочем, для многих людей она и была сказкой.
- Не волнуйся, я не собираюсь приближаться к ней. Я слово свое помню, Оддлёйг. Однако думал я... может, вы вдвоём - человек и альв - сможете придумать, как помочь ей жизнь сделать лучше. То первый из моих долгов, однако, видит Один, не последний.

+1

9

Честно говоря, Старк давно "пережил" ту фазу восприятия мира, когда внезапно осатаневший посреди разговора друг (с уточнением, что это бог со склонностью к состоянию берсеркера) мог его всерьёз напугать: для людей он соображал слишком быстро, чтобы понять, что Громовержец просто реально вот так не возьмет и не оторвет ему башку аккурат после того, как попросил его о помощи, однако для этой самой помощи они еще ничего сделать не успели. Слишком хорошо успел узнать Тора за все эти годы, чтобы понимать, когда он способен сдерживаться, а когда очень даже по-настоящему может потерять над собой контроль. Это был явно не тот случай, хоть Старк машинально и отшагнул назад — правда, скорее потому, что степень излучаемого богом мистицизма перевесила ту грань, которую он еще был в состоянии спокойно выдерживать без опасений за какие-то не совсем типичные со своей стороны реакции. Кажется, "подарок Локи", или как успел окрестить это явление Старк, еще не скоро перестанет разукрашивать и без того пёструю жизнь новыми красками восприятия.
Тем не менее, по мере того, как продвигался вперед к деталям и произошедшему рассказ Тора, Старк всё больше и больше понимал, почему Громовержца всё это настолько беспокоит и почему он не может просто всё это оставить как есть. Слишком велик был камень на совести, а Бог Грома всё же в очень редких ситуациях не переживал вообще ни о чем содеянном. В целом всё описанное им напоминало некую дурную сказку: вроде начинается всё хорошо и красиво, да вот только заканчивается всё плохо. Тяжело, душно, муторно. И никакого счастливого конца ни для кого из непосредственных участников этой истории. Тут у них, пожалуй, имелось и что-то общее, в чем они действительно могли друг друга понять. Возможно, в его, Старка, собственной жизни редко когда приключались чудеса мистического характера, однако чисто земных приключений и, главное, проблем очень многие приближенные отхлебнули с лихвой, причем некоторые — просто из-за знакомства и общения с ним, о чем-то большем сейчас речи даже и не шло.
А самое печальное... что тут можно было сделать? Помочь, рискуя всё усугубить? Вероятно, что нечем? Посочувствовать и ничего не попытаться сделать? Ничего хорошего в этом варианте тоже не было.
— Ёрмунгандр разве может спокойно здесь появляться? — уточнил Тони, всё-таки подцепив привычным жестом очки к вороту куртки. Сказать по правде, в часть рассказанного рядовому человеку поверить правда было бы сложно, если бы он к настоящему моменту уже собственными глазами не видел, что на этой планете возможно просто всё, и никакие инопланетные миры были в принципе не нужны. — По твоим описаниям он напомнил мне еще и василисков из мифов. Хотя честно скажу, дар речи ко мне так и не вернулся. Не повезло. Вам обоим. И очень сильно...
Против воле мужчине вспомнилась однофамилица его друга, про которую, кажется, из всех его друзей так толком в настоящий момент никто ничего и не знал. Хотя про Марианну он в самом деле практически никогда не распространялся, да и не было даже возможности в свое время представить одну из своих несостоявшихся невест Мстителям по элементарной причине — на тот момент его и Железного Человека даже команда знала как отдельных и совершенно разных людей. Хотя там в целом общая суть истории была похожа на ту, что пересказал сейчас Тор, пусть и с некоторыми поправками на реалии более приземленной жизни, с божескими устоями не связанной: ну, влюбилась девочка в отрешенного, но обаятельного миллиардера, тот пустил её в свою жизнь, которая впоследствии оказалась для нетренированного псионика, коим являлась Марианна, фатальной. Стресс, видения о безрадостных событиях, кошмары в снах и наяву беднягу преследовали, и в конечном итоге она со всем этим напряжением не справилась. После череды собственных трагедий он перестал вспоминать конкретно этот случай как собственное клеймо на совести, поскольку сделать там было уже ничего нельзя, кроме как оплачивать человеку лечение, но в чем-то эти случаи всё же были схожи. Разве что в его случае Марианна встретилась не со скандинавским богом, а с человеком, живущим мало того, что вне своего времени, так еще и двумя жизнями, одна из которых в то время вечно висела на волоске.
Однако пока он вертел в уме эти мысли и аналогии и думал, что вообще можно предложить в данной ситуации, Тор обратился к кому-то третьему, и этот кто-то третий вовсе не являлся Сигги. Появившаяся здесь же рядом безумно красивая альвка на какие-то мгновения приковала к себе взгляд Старка, однако восхищение довольно скоро сменилось научным любопытством, перебившим его. Честно говоря, до откровения Тора он тоже не считал, что народы иных девяти (или уже десяти?) миров правда оставались жить здесь.
— Меня зовут Энтони. Видимо, для того здесь и я. Я изначально никакими словами и заветами во всей этой истории связан не был, да и чего греха таить — за серьёзно пострадавших от связанных с нашими... кхм, приключениями людей и у бездушного казалось бы меня эта самая душа вечно болит, — Тони перевёл взгляд на одинокий домик в отдалении. Альвка оставалась безмолвной. — У меня есть некоторые мысли, но пока что они не кажутся мне достаточно толковыми для того, чтобы их реализовывать. До сих пор я больше имел дело с городскими людьми, у которых по жизни были те же городские проблемы — в таком случае я их брал, образно говоря, под крыло, перевозил из опасных точек в более безопасные, давал дом, работу, надежду на новую жизнь... Но мне не кажется, что она из тех, кто захочет покидать это место. Разве что вы сказали, что её возлюбленного забрало море... и тут мне вроде как хочется уточнить, насколько вы уверены в этой информации, однако когда осознаю, что рядом со мной вообще-то стоит бог, начинаю понимать, что это может быть довольно глупым вопросом. Просто пытаюсь понять, что еще может в данном случае значить слова про другой конец у этой истории. И, кстати, Тор, поясни мне тогда сразу, кто такие цверги, чтобы я не сильно в случае чего им удивлялся.

+1

10

Оддлёйг смотрела с какой-то грустью и лёгкой долей осуждения на Тора, со смешинками в глазах и теплом - на Тони, и терпеливо ждала, покуда миллиардер выговорится. Затем же Тор напомнил другу, что цверги - это вот те ребята, с которыми он в свое время сидел в кузнице и ковал оружие для Мстителей, чтобы они могли победить Кула. Ну, такие низкорослые, крепко сбитые, сварливые, грубоватые бородачи, равных которым в плане поделок, ковки да ювелирного мастерства не сыщешь среди Девяти Миров.
- Это так - мужа, которого звали Асбьёрном, забрали воды Ран - тихо подтвердила слова Старка Оддлёйг, усевшись на камень подле них с грацией, не присущей ни одному человеку - однако когда Бездна выбросила кузнеца, тогда он занял его место. Таковы законы мироздания, о Энтони, и такова была прихоть самого Гиннунгагапа - места, из которого всё вышло, и куда все когда-то уйдёт. Места, куда попал бог Грома после смерти, и откуда он вернулся... хоть мне и неведомо же, как. - Потерев переносицу тонкими пальчиками, альвка закинула ногу на ногу, и слегка нахмурившись, посмотрела на Донара - Зачем ты явился? Зачем ты вновь пытаешься сделать то, что сделать ты не можешь? Да, ей грустно, это так, но она более счастлива, нежели когда ты был рядом, даже и пусть себя не помнив.
   Сам же Ас не нашёлся, что ей ответить - только закрыл лицо руками, и положил голову на колени. Альвка вздохнула, подошла к нему, и медленно, будто бы опасалась чего (или же подсознательно ей было нужно разрешение,  чтобы вообще прикоснуться к своему богу), положила руку ему на голову. Она могла не одобрять его действия. Могла не одобрять действия многих богов - и в общем-то, была бы права в большинстве случаев. Однако она все же понимала, что Веор и впрямь пытается сделать добро - просто порой его методы явно не подходили.
- Мне кажется, что ей бы подошло... вы, смертные, то называете "отпуском", если я не ошибаюсь. Пусть повидает мир, пусть отвлечётся же немного. Пусть позабудет на время это место, и новые воспоминания получит от земель, что не родные ей. Воспоминания, которые могут со временем затмить дрцгие, более грустные да тёмные. - задумчиво протянула Оддлёйг, обратившись к Железному Человеку. - Ты бы смог устроить то - да так, дабы было оное сюрпризом?
   После непродолжительного разговора со Старком альвка вновь обернулась к Одинсону, и тихо, но со смешинками в голосе добавила:
- Прошу тебя я, Бури повелитель - хоть в этот раз не вздумай ты рыбачить. Ведь можешь ты вообще о рыбалке как о виде занятий забыть хотя бы, покуда ты так близко к племяннику-то своему? Первый раз - то диво было. что Змей решил вести себя мягко, а во второй раз - может и обидеться. Никому последствия оного не нужны - ни здесь, ни где-либо еще.
   таранис что-то пробурчал в ответ, сумрачно смотря на едва не смеющуюся альвку, но все же согласно кивнул. Да, это правда - испокон веков "Тор" и "рыбалка" были двумя абсолютно несочетающимися вещами. Да и не то, чтобы Одинсон и впрямь любил подобное занятие.... просто иногда вот хотелось, по принципу "а чё б нет-то, ну". Но сейчас было явно не до того. И когда вопрос с Сигги был уже решён - дело оставалось только за исполнением - Веор наконец поднялся на ноги, и огласил, что им пора дальше. Затем он еще спросил, а сможет ли Оддлёйг передать его поздравления цвергу Фьяялару, равно, как и благодарность за его подарок, который служил ему верой и правдой. Альвка тепло ответила, что ей то не в тягость, и она, конечно же, исполнит просьбу Громовержца. И после, помолчав, добавила, что она придёт по его зову, если он будет в ней нуждаться. В этом она опередила бога - хотя так ли сложно женщине предсказать мысли мужчины? И вскоре Оддлёйг ушла так же, как и появилась - будто бы растворилась в воздухе.
- Ну, здесь мы закончили, друг мой - вздохнув, Донар положил Мьёлльнир на заднее сидение машины, и усевшись за руль, жестом пригласил Тони последовать его примеру. - Садись. Ехать нам будет чутка долго.

***

   Поехал Одинсон в такую глушь, что порой даже дорог не было - вообще никаких. И ехал достаточно долго, покуда наконец не достиг огромного утёса, после чего задумчиво спросил Пятницу - где здесь ближайший нормальный спуск вниз. А то раньше он просто прыгнул, но сейчас как бы жалко машину. Получив удовлетворительный ответ, Вингнир потратил еще двадцать минут на объезд. и вот вскоре был возле прибрежного рыбацкого домика. Баркас стоял припаркованный возле пирса, и вдалеке виднелось несколько человек - два парня, и девушка. Заглушив двигатель, Рюмр вышел из машины, достал Мьёлльнир, и положил его за массивным таким камнем, так, чтобы из дому оружия не было видно. Кивнув Старку, чтобы тот следовал за ним, он уверенной походкой направился к дому. И, как оказалось, его узнали практически сразу.
   Первыми к нему подошли парни, которые, казалось, не знали, что говорить. Девушка быстро побежала в дом, и вскоре вернулась с еще одной.
- Бьёрн. Сигурд. Рад я вновь вас видеть - слегка склонил голову Донар. Юноши не нашлись, что ответить, несмотря на то, что маленькими не были уже как пятнадцать зим. - Астрид, Гудрун, девы - вы лишь краше стали со времени последней нашей встречи.
   Он попытался было как-то завязать разговор, но тут из дому вышел седобородый старик, и Ас даже как-то слегка усмехнулся.
- Гадал я все, увидим ли мы тебя вновь... Асбьёрн. Или же тебя теперь стоит по-другому называть?
- Грим Йоуссон - медленно произнёс Веор, почтительно склонив голову. Бог или не бог, а к старикам-сейдмадам у бога почему-то было почтение, в независимости от их расы или происхождения. - Рад тебя я видеть вновь, старик. Это - друг мой, Энтони Старк имя ему. Прибыли мы сюда за помощью, да думается мне, что и так тебе известно то.
   Старик лишь хрипло хмыкнул, и посмотрел на камень. Кажется, он вполне догадывался, что Одинсон оставил за тем валуном, однако с вывовдами не спешил.
- И на кой тебе вновь моя помощь будет, Асбьёрн? Кажется мне, что ты и сам бы смог переплыть океан сейчас... или еще как добраться на другой берег.
- Путь мой иной сейчас, о Грим - покачав головой, усмехнулся Рюмр. - К тому же, хотел бы я просить, дабы кто-то из сыновей твоих отвёз машину нашу в Рейкьявик. Все-таки, она не наша, мы ее лишь одолжили. Не в тягость будет то тебе?
- Нет, конечно. Как могу я отказать. - Судя по всему, Грим давным-давно понял дял себя, кто же перед ним стоит. Да и в целом, кажется, он понял то еще при первой их встрече - только тогда и сам Тор не знал правды. И не ему, старику, было открывать завесу, к которой он даже не в силах прикоснуться. - Ну, чего стоите на пороге? Проходите в дом. Дочери мои уже скоро должны обед приготовить. Скудноватый, но чем богаты, то с гостями и разделим.
   И пока Сигурд возился подле машины Мстителей, а дочки упорхнули в дом заканчивать готовку, старик с Тором задержались на пороге. Тони, впрочем, также был рядом, так что он слышал их разговор, но остальные уже были лишены такой привилегии.
- Я рад, что вновь обрёл ты то, что у тебя отняли. Надеюсь, путь твой был пройден не зря, Асбьёрн. Но все же понять я не могу - зачем пришёл ты вновь?
- После того, как ходил я по земле, не ведая всей правды, осталось многое, что должен я исправить, Грим. И согласно законам природы, путь сей нельзя поменять - он должен быть пройдет почти так же, как и в первый раз.
- Но зачем ты взял с собою друга? - посмотрев на Тони, старик сразу же добавил - Не желал тебя я оскорбить, гость мой, но все-таки...
- О, я его не брал с собою. - усмехнулся Таранис, усевшись на лавку на крыльце. - Он сам вызвался быть моеей няней, если можно молвить так. И не без причины - достаточно я натворил за несоклько последних полных лун, да и не против я компании такой.
   Грим лишь рассмеялся, покашливая в кулак.
- Нянькой? Такому, как ты?
- Истинно, старик. Поверь - даже мне порой бывает нужен тот, кто сможет присмотреть за деяньями моими, а также словом, делом да советом же помочь. К тому же, мало кто здесь меня лучше знает, нежели Энтони, то правда есть.
- Да уж. Мы, конечно, живём отшельнической жизнью, но я бы никогда не подумал. что кузнец будет знаком с самим энтони Старком - хмыкнул Грим. - Да, даже до нас доходят вести о тебе да твоих изобретениях. Но больше меня следующее интересует: то твой друг тебя отметил касанием сакральным, али ты и сам... ну... способен смотреть на мир не просто как человек? И как ты в целом с ним-то уживаешься? Мои дети, конечно, не знают о нём правды - разве что Астрит, можеть быть, догадывается, но тот, кто видеть может и умеет, сразу поймёт, что Асбьёрн - далеко не просто человек. И хоть он, как оказалось, от отца унаследовал привычку ходить по Мидгарду в своеобразном стиле, все же никогда не сможет он выглядеть, как один из нас.
   Донар только лишь покачал головой, слега усмехнувшись. Затем, покуда старик ожидал ответа Старка, он тихо спросил, как у них с посевами и тем небольшим полем позади дома. Получив вполне логичный ответ, что где это видано - в Исландии иметь нормальное земледелие, он только усмехнулся, и встав, направился к грядкам. Оглядевшись, и поняв, что кроме Грима и Тони его никто толком не видит, он вытянул руку, и в нее спустя секунду врезалась рукоять Мьёлльнира. Затем он протянул молот над вспаханными бороздами, закрыл глаза, и что-то прошептал. Оружие лишь слегка заискрилось, и тут Ас медленно - бережно даже - опустил его на почву, подержал так несколько секунд. а затем так же тихо приказал молоту вернуться обратно за валун. Внешне вроде бы ничего не произошло, однако старик выглядел удивлённым, и даже счастливым.
- Редко когда сам Громовержец благословляет твою землю - побъяснил он произосшедшее Старку. - Не знаю даже, сможет ли посевы теперь даже сильный град али морозы испортить. Даже внуки мои не будут горя знать - им только и останется, что честно трудиться, и земля будет отвечать им тем, что они заслужили.
   Но, как оказалось, из дому кое-кто еще видел произосшедшее. Любопытная Гудрну не знала, как описать и понять то, что она только что увидела. Сердце, конечно, ей подсказывало правду, но даже несмотря на то, что в этих землях все они верили в Асов, столкнуться с одним из них было тем еще испытанием веры. Одно дело - просто поклоняться богам, другое - пускать их в свой дом на ночлег и общаться совершенно буднично. Многое из прошлого визита Громовержца теперь стало ей ясно, но она все же не спешила делиться увиденным с братьями да сестрой. Может быть, она позже спросит отца. А если повезёт - то и сразу их необычных гостей.

***

   Обед был вкусным, и посему Тор старался почти ничего не есть. Пусть другим больше достанется, он сам же в пище, в общем-то, и не нуждался. Но вот касательно эля бог не удержался, и прикладывался к кружке с завидным постоянством. Грим только посмеивался в бороду, ненавязчиво поддерживая разговор. Да, он понимал - сынок весь в отца. Но вот наконец трапеза кончилась, и вся компания вышла на улицу. Сигурд давным-давно поехал в Рейкьявик, Грим хотел отдохнуть, а Бьёрн был занят по хозяйству. И конечно же, Гудрун напросилась в качестве кормчего. Старик только посмеялся - да, все его дети умели управляться с плавсредством, он не переживал насчёт этого - но старый сейдмад, кажется, понял причину такого интереса его дочки. Отец ей позволил, все небольшие пожитки были погружены (как Ас умудрился запихать Мьёлльнир в сумку втайне от остальных глаз - загадка, но сумел все-таки), и вот вскоре они уже отправились в путь.
   Почти всю дорогу Донар просидел на носу баркаса, устремляя свой взгляд куда-то за горизонт. Даже не спал и не ел, просто сидел и смотрел в одну ему известную точку. И вот девушка наконец набралась смелости, и тихо позвала к себе Тони.
- Мистер Старк - робко было начала она - Я... вы... Боги, как я нервничаю-то. Просто скажите... раз вы с ним пришли, то вы должны его и знать лучше... посему просто скажите - он и вправда тот, о ком я думаю? И если... если то действительно так - то ... как?
   Слождно было не догадаться, что имела в виду молодая исландка. Но также было видно - отбрехаться не получится, равно, как и увиливать от прямых ответов.

+1

11

— Воды Ран? — глупо переспросил Старк, начиная чувствовать себя чайником. Нет, он был разносторонне-образованным человеком и объездил и без супергероики почти весь свет, так что мог довольно много рассказать и про историю, и про культуру многих других стран. Тем не менее, о незнакомые либо плохо знакомые названия память вполне закономерно спотыкалась. Нельзя знать всё, особенно когда мифы до абсолютных детальностей — далеко не первостепенный объект твоих личных и рабочих интересов. Однако бог и альвка так единодушно сговорились, что огорошили его своими соображениями. Сговорились — этот вывод инженер сделал просто потому, что Тор ничему не стал возражать, однако Железному Человеку пришлось взять себя в руки до того, как произошло непоправимое. — Стоп. Стоп-стоп, ребята, я не хочу вас расстраивать, но в таком виде это не работает. Не на земле. Я так понял, вы хотите, чтобы я просто появился из неоткуда и взял незнакомую девушку в путешествие по свету? Я не согласен на это. Вы как-то искаженно толкуете человеческую психологию. С этой точки зрения — это обман, причем даже не с одной стороны. Во-первых — одинокие люди, если они вообще соглашаются на такие вещи, зачастую привязчивые. С кем ей ездить по миру? Со мной? Если со мной, то и общаться тоже предстоит со мной, возможно, что довольно долго. И тут в вашем плане зияет пробел: длительные путешествия предполагают это самое общение, если искреннее — есть вероятность, что одинокая девушка быстро перестанет рассматривать меня как знакомого. А у меня вообще-то есть женщина, которую я не намерен предавать, да еще и таким образом. Ну, покатаю я Сигги на самолете, но потом мне надо будет уйти. Вероятно, как и Тору — по-английски, и не факт, что без опасных приключений, и еще в добавок велика вероятность, что слушать меня не станут уже. Я потому и говорю, что это — просто еще один обман. Да, вариант с отвлеченными поездками на "мир повидать" как возможность развеяться работает на отлично, но тогда, когда ты либо сам знаешь, чего хочешь от этого путешествия, либо когда ты не один. Но вы оба задумывались над тем, как воспримет девушка то маленькое обстоятельство, что ей показали мир и тут же снова бросили в одиночестве — и в лучшем случае в каком-то более цивильном месте, чем эта глушь? Я это пытаюсь объяснить. Нельзя смотреть поверхностно на такие вещи.
Громовержец мог думать что угодно, но Старк реально не считал вопрос решенным, потому что... ну блин! Даже будучи свободным человеком он давно разлюбил привычку дурить людям головы, и особенно когда речь шла про таких простых и невинных на первый взгляд девочек-ромашек, которым и без него и так не повезло в жизни нарваться на сомнительное счастье с приключениями и проклятье тоски и одиночества. А еще Тони просто не хотел даже думать о том, что про это всё подумает Дрю. Свадьбу они, конечно, так толком и не отпраздновали, тем не менее, факт того, что они женаты, и уже несколько месяцев, был едва ли не общественным достоянием, а не суровой тайной за семью печатями. Сложно было сказать, воспринял ли Бог Грома его слова всерьёз, но в любом случае пришлось залезть обратно в машину, чтобы уехать в еще более дальние дребеня в весьма паршивом настроении...

По большому счету всю дорогу Старк и думал над тем, на что договорился с альвкой друг, но реально это ничего не меняло — он был против так поступать, и не только с Сигги, но вообще. А сейчас... ну вот и куда он потом денет бедную девочку? Времена, когда он мог просто беззаботно кого-то поселить у себя, немного кончились, а рушить только-только устаканившуюся жизнь ради сомнительного счастья и обмана мужчина желанием отчаянно не горел. Хмурым был и тогда, когда они пришли в гости к другим знакомым Тора, обосновавшимся на этой земле. Почему-то эти ребята у мужчины уже не вызвали особого удивления, тем не менее, их заданный в лоб вопрос всё-таки сумел застать его врасплох элементарно тем, что до сих пор Старк никому об этом не рассказывал. Даже Джессике.
Впрочем... чего он хотел от этого места и этих сказочных существ?
— Нет, это был не он, — уклончиво отозвался инженер, когда наконец понял, что Грим имел в виду. — Но можно сказать, что это были... его родственники. А насчет уживчивости — все мы в той или иной ситуации оступаемся. Я тоже не самый простой человек в этом плане.
Как-то сейчас больше хотелось просто наблюдать за окружающим, а не вмешиваться во что-то — здесь жили своим чередом и своими порядками, и он не хотел вмешиваться в чужую жизнь, куда периодически перетаскивал и собственные проблемы. Проблема восприятия некоторых магических сил... на самом деле, она его угнетала, но малознакомых существ не казалось правильным в это посвящать. Локи уже постарался ему помочь, в общем-то что-то такое и вышло. Лучше он потом просто где-то найдет Стрэйнджа и по этому вопросу разбираться будет с ним, без опасений за что-либо, кроме собственной башки. Как бы тёплый ужин — в данном случае это уже большой повод для радости и благодарности, в таких-то местах.

* * *

— И куда мы плывем? — поинтересовался у аса и напросившейся к ним девочки инженер, когда они отчалили от берега уже после того, как никто так и не уточнил этот момент. У него было подозрение, куда, но в таком случае придется отбрехиваться уже грубым образом, чего всё-таки не хотелось бы. Внимание Девочки, которую вроде как звали Гудрун, от мужчины не укрылось, хоть он и надеялся, что она останется просто наблюдать — неловкие вопросы, впрочем, касались даже вовсе не его, а Тора. Догадаться, о чем девочка говорила, не составляло труда, да и ошибиться было адски сложно, но и говорить тут правду... Инженер задумчиво глянул на старого приятеля, взвешивая и обдумывая ответ.
— Он просто тот, кто он есть. Думаю, ты и сама знаешь ответ на вопрос, а ошибиться тут довольно трудно. Но сон и явь при этом совершенно разные вещи. Да и чего нервничать-то, ни я, ни Асбьерн не кусаемся.

+1

12

- В Норвегию. Есть еще несколько дел, которые я.... которые надобно уладить. - Ас ответил Старку коротко и не глядя, после чего уставился на горизонт, и до позднего вечера так и не двигался, да не издавал никаких звуков - словно изваяние. он пока не хотел говорить, но показывал это в манере довольно странной и непохожей на него - мягко, вежливо, однако прямо и видом, не терпящим возражений. Вот и приходилось Старку отдуваться перед Гудрун речами, как бы и объясняющими суть вещей, но лишь туманными намёками.
   Ответ Тони девушке Тор услышал - равно, как и ее вопрос, пусть и сделал вид, что подобног оне произошло - и только лишь слегка улыбнулся. Да, его друг прекрасно понял определённые магические правила, которые до сих пор стоило соблюдать в современном Мидгарде, даже спустя тысячелертия, когда, казалось бы, и магия, и былые нравы начали уходить их этого мира. Хотя, был вариант, что он просто угадал - но в подобный исход событий Веору что-то верить не хотелось. Не смотря на все их противоречия и порой неуместные шутки над Старком, Громовержец твёрдо знал - не для того природа наградила Железного Человека столь поразительным умом, логикой, находчивостью и способностью анализировать все, что он желал, дабы он угадывал. Его уделом было знать.
   После Гудрун, конечно же, справилась у Тони касательно его жизни. И личной, и общественной, в особенности - жизни как супергероя. Почему он ее выбрал? Что его сподвигло на такое решение? И зачем он решил прибыть в такую глушь - ради чего? потому что его друг попросил? И вопросов было множество. Но рано или поздно, когда день начал клониться к закату, а вскоре обещал уступить место ночи с небом, усыпанным звёздами, девушка, уже откровенно зевая, скромно спросила - умеет ли Энтони управляться с баркасом. И еще до того, как получила утвердительный ответ, с небольшим стыдом объявила, что уже просто с ног валится, а их общий... знакомый вряд ли потерпит остановку на ночь. Угрюмая спина Донара, сейчас уже возвышавшегося во весь свой рост на носу корабля с бочонком - который он непонятно где достал, но достал ведь, гад - словно бы служил подтверждениям ее словам. Ну откуда ей было бы знать, что спроси она Тора лично, он бы спокойно ответил, что срочной спешки нету, и они могут сделать передышку. И вот дождавшись момента, когда девушка уснула, Рюмр наконец попёр все с таким же молчаливым видом к Старку. На вполне резонный молчаливый вопрос - "бухло где взял, окаянный?", Ас ответил, что покуда они не смотрели за ним, он от нечего делать свесил руку за борт, и увидев одну из нимф Ньёрда, попросил у нее выпивки. Которую спустя несколько минут и получил. Ну еще бы, бог морей приходился Тору формально приёмным дедушкой, даром, что по возрасту те были почти одногодками. И дальше Рюмр открыл бочонок, из вежливости (зная, что тот откажется всё равно) предложил выпить другу, и после принялся сосредоточенно глушить довольно крепкий алкоголь, настоянный на слезах русалок, и сваренный из заброженной крови турсов.

***

- ... А после, ты представляешь, нет, ну правда - наглость-то какая! - припёрлась делегация тех крылатиков к нам, в Асгард, и Уриэль потребовал, плохо просьбу маскируя, дабы мы им помогли животных к Ковчегу-то доставить! Мало того, что мы нефилимов били, которых те злыдни изрядно наплодили, так еще теперь курьером ты работай! А Вотан, старый дед, только рассмеялся на весь Валаскьяльв, и махнув рукой, сказал, что они помогут, но за плату. Представляешь, Тони, как долго мы ловили пингвинов - пингвинов, Старк! Я ведь в их видах не понимаю нихеля! Почём мне ведать, где самец, где самка, какой они породы?! А медведей белых?! А каких-то обезъян? Неудивительно, что мы по ошибке принесли поболльше зверей, нежели по паре, дабы не ошибиться-то наверняка! Правда, когда мы их доставили на расстояние почтительное - а старик тот, Ной, искренне считал, что, к примеру, те же пингвинята своим ходом прямо с земель Антарктики дошли, ну не глупец седовласый, а? - нам решил Эдем то предъявить, мы молвили, что Яхве их совсем не подумал же о том, что будут хищники-то кушать. Ну правда - больше месяца плавать нужно будет корыту по водам бескрайним, и что будут есть тигры там аль львы? Траву? Подохнут ведь! Так что да, был сооружён еще и загон для скота, но оный мы предварительно забили да солонины наготовили достаточно - крылатики те даже на то не были способны, и предлагали вести живьём зверей, просто смерти ожидающих. Воистину лицо добродетели вкупе со смиренностью, чтоб их. И когда божок их собирался Потоп делать, то выяснилось, что власть его над землёй джиннов да Кемета не так уж велика - от новость была, а! Повезло им, что лишь незадолго до того я выпил половину Океана Мирового... Ну, али не повезло. То уж как смотреть...
   Подобное продолжалось уже несколько часов. Изрядно захмелевший от забористого бухла Одинсон валялся на палубе и посвящал Железного Человека в правдивые версии событий, которые многие считали либо вымыслом, либо же слишком уж непонятной религией. Вещал бог, правда, довольно тихо, что было необычным, равно как и то, почему он вообще решил напиться и провести время в такой вот импровизированной исповеди, которая очень уж походила на стёбный рассказ о тех, кто принесли свой образ людям как непогрешимого воинства.
- ... В общем, Игг такую цену с них слупил, что те поначалу вновь войну хотели было объявлять, но тогда я буркнул, что Ной-де может с Потопа живым так и не вернуться, и Эдем согласился нехотя. В смысле, не стал бы я его убивать, я просто водам бы уйти не дал, наслав бы на Мидгард дожди минимум так на столетье. И он бы сдох, так и не ступив на сушу. Следственно, миф Саваофа не родился бы, религия бы не взлетела... эх, вот лежу и думаю сейчас - что стоило мне угрозу в жизнь воплотить? Жилось бы сейчас лучше - грустно вздохнул Донар. - Но что сотворено, то сотворено. Хотя жалко слегка всё равно.
   За рассказами Громовержца плавно прошла ночь, и вскоре обещались показаться первые лучи солнца, из-за горизонта. Но спать другу Тор откровенно не давал, не давая даже намёка на отдых своими рассказами. Баркас, впрочем, уже давным-давно не нуждался в управлении - они поймали попутный ветер и хорошее течение, так что вполне посудина могла придти к берегу и своим ходом. Были бы еще паруса, но слишком многого ожидать тоже не стоило. И вот наконец Гудрун вышла из каюты, будучи ранней пташкой - дочь рыбака, всё-таки, и сама рыбак неплохой - и Рюмр тот час же заткнулся. Пытаться прикидываться спящим не было смысла, ибо пустой бочонок и откровенный запах алкоголя (почему-то смешанного с озоном) в воздухе нельзя было спутать ни с чем. Запах, что характерно, исходил отнюдь не от Тони.
- Откуда бочка? - вполне резонно поинтересовалась девушка, тыкая пальцем на жалкие остатки в деревянной ёмкости.
- Дар моря - невозмутимо ответил Громовержец, глядя с хитринкой куда-то в небо. Когда Гримсдоттир захотела было попробовать, он сразу же предостерёг ее, дабы подумала дважды, но в целом, сказал, что он не против, и ему даже будет интересно посмотреть на результат. Хмель из него уже вовсю выветривался, так что ясное сознание вскоре вновь обещалось заполнить рассудок бога, однако юмор у него все же оставался тем же самым - своеобразным, бессмысленным и беспощадным.
   Попробовала она напиток или нет - того уже Тор не знал, заприметив на горизонте берег, и быстренько поднявшись, ринулся к носу баркаса. Там, впрочем, он уже видел гостей. Но его спутники даже сами берега могли бы рассмотреть только лишь с помощью добротных технологий.
- Я чую, что вскоре берег мы увидим - туманно выразился Тор, и попёр за своей сумкой, в которой покоилось его сокровище - ну, большое такое, из диковинного металла, и тяжёлое до жути. Другое сокровище Тора, первое по важности, в это время сидело в Асгарде (наверное), и если так, то шастало где-то по лесам Ёрд в уединении и подальше от родственников. Третье его сокровище спёрла одна несносная девка, которую он, впрочем, давно простил и решил дать ей время побыть той, кем она хотела быть, покуда она еще может. Больше сокровищ у Аса не было. Но даже этих трёх ему для полного счастья было более, чем достаточно. Попросив Гудрун поддать скорости, бог смотрел на гостей, которые увидели его, но заранее ушли до того времени, когда и берег, и стоящих на нём могли видеть уже и невооружённым глазом люди. Ничего, они после и так объявятся. Но страсть Сокрытого Народца к театральности не отнять было даже, наверное, самому Всеотцу.

   Прыгнув в воду за борт и окунувшись в оную по пояс, Тор цапнул баркас за зафиксированный якорь, и одним небольшим усилием развернул его на сто восемьдесят градусов, как-то совершенно не подумав о том, как подобное смотрелось со стороны. Затем он поклонился Гудрун, пожелал ей счастья, достойного мужа и долгих лет ее братьям, сестре да отцу, окликнул Старка, дабы шёл за ним. И когда бог оказался уже на суше, то тихо сказал:
- То - лес, где смертные большая редкость, Тони. Ты - первый из рода своего, что ступает его тропами за... ну да, за тысячу последних зим, плюс-минус годы. Отнесись к нему с уваженьем, не нарушай покой его, и он тебя примет, пусть даже и забыл уже, каково это - видеть человека средь своих деревьев, рощ, полян с оврагами. Но также от меня не отходи даже и на шаг - столько здесь проходов меж пространствами, что даже в броне твоей, боюсь, поменьше нанотехнологий будет. Не хочется мне тебя искать здесь две недели после, уж увы. И да - броню свою не активируй тут ты, будь уж добр. Лес сей стар, и новое он... с трудом воспринимает.
   Они шли где-то минут сорок, одному Тору известными тропами. Со стороны могло показаться, что он просто бесцельно бродит по лесу и уже сам давно и безнадёжно заблудился, но вот тучки в небе и появление всё новых и новых следов на земле говорили - Ас знает, что делает. Но когда он их привёл...
- Матерь-Ёрд, ну наконец-то! - и бухнувшись на колени подле холодного источника, Тор опустил в него голову, и принялся пить. Спустя минуту источник опустел настолько, что на возобновление его ёмкости потребовались бы как минимум два дня. Если у Старка и были еще сомнения по поводу истории о том, как громовержец в три глотка опустошил половину Мирового океана, магически "подключенного" к рогу и превращаемого в Медовуху на другом конце, то теперь они точно должны были отпасть. Наконец поднявшись, радостно вдохнув свежий воздух и смачно хрустнув шеей, Одинсон повернулся к другу и посмеиваясь, объяснил:
- Уж прости, но надо было слегка нам походить по лесу, дабы жители его увидели да поняли, что не опасен ты, и что нету в сердце твоём намерений дурных. То, что ты никого не видел по пути, не означает, что сейчас на нас не смотрят десятки очей любопытных, да. Ну и... ну и мне банально пить хотелось воды холодной, да. - Смущённо почесав затылок, Таранис наконец осмотрелся по сторонам, и гаркнул - ну выходите уж, доколе будете только лишь смотреть, ну в самом деле!
   И тут, будто из воздуха, их окружило полтора десятка альвов, мужчин и женщин, парочка фэйри, и где-то десяток хульдр. Почти все они с любопытством рассматривали Тони, словно никогда не видели кого-то, похожего на него. Что. впрочем, неудивительно - здесь мало кто повидал больше тысячи зим на своём веку. Но вот когда они подошли поближе, то все, словно один, опустились на колено перед Одинсоном, склонив голову. И как бы диковинно это не могло показаться. все же данная ситуация воспринималась как должное. Ибо таков был порядок вещей в природе. Были боги, и были те, кто им поклонялись, кто их чтил и уважал. И сам Громовержец смотрелся среди них не как супергерой, не как большой человек, но именно как божество.
   Которое, впрочем, никогда не любило официальные вещи.
- Ну полно вам, ну правда - сразу начал ходить между ними Донар, прося всех встать с колен. - Я - не мой отец, и не братья мои, мне не нужны официальности, ну хватит. - И вот наконец увидев знакомых, он их радостно поприветствовал - Фриддис, Берглинд, вы прекрасны, как и сестра ваша старшая - словно свет луны во мраке ночи успокаивающем, что дарит и надежду, и покой. Аусмар, Сиггейр - рад я видеть, что взор ваш столь же остр, как и раньше, да никогда он не потускнеет, доблестные воины. это - друг мой добрый да и верный, Энтони Старк. Привечайте его, как меня, он - достойный человек, и многое сделал для того, дабы природа сохранилась в Мидгарде современном.
   Альвы в ответ поприветствовали пришедших, сестры радостно обняли Веора, их братья пожали ему руку, и предложили сразу же пройти в их посёлок. Берглинд, правда, сокрушённо покачала головой, глядя на почти опустошённый источник, и сказала, что Ас, в общем-то, мог бы и с реки выпить какой. Рюмр лишь посмеялся в ответ, и сказал, что в источнике водица их вкусней в разы, и пусть девица не возмущается - не более двух дней, и вновь там будет вода. Братья затем засмеялись, и сказали, что будь тут их старшая сестра, она-то бы его уговорила, но после - замолчали, о чём-то сразу начали перешёптываться, и следом уже откровенно залились смехом, то и дело посматривая на Громовержца. Видать, все же видели они что-то такое в Оддлёйг, после того, как Асбьёрн ушёл в северные горы и покинул их лес. ведомый зовом Бури. Тор, хоть и в упор не догадывался, о чём они вообще, все же мрачно и украдкой показал им кулак. Хохот перешёл в шёпот и тихие смешки, к которому вскоре присоединилась половина их "делегации".
- Да чего они вообще - буркнул Тор Тони, наклонившись к другу. - Что я уже вновь сотворил не так-то, ну.
   Альвки в это время постоянно расспрашивали Старка о внешнем мире, в особенности - о землях. что лежали за пределами Скандинавии. Они слышали и знали о том, что человечество окончательно загубило прекрасные и величесвенные леса, поля, долины и моря, которым когда-то полнился Мидгард, но знали, что остались еще места, где они могли бы пройтись и вспомнить о тех временах, когда мир был моложе. Тем более, им было интересно, что же такого сделал человек науки - о да, технологии они почувствовали сразу, ибо аура изделия, в которое человек вкладывает душу при изготовлении, светится для альва, словно факел в ночи - для матери-природы, если он вроде бы должен был ее лишь истощать.
   В общем, этот человек казался альвам, фэйри да хульдрам парадоксом, и красивые девушки обложили Тони вопросами, покуда Донар наконец не треснул братьев по затылкам, и не пригрозил, что зашвырнёт на Луну, если они не прекращат. Насмешки прекратились, но вот добиться объяснения, над чем они шутили, Веор так и не смог.

   Они прибыли на поляну, где дома стояли как на земле, так и высоко на исполинских деревьях, и довольно скоро оказались за крайне оперативно накрытым столом просто под кронами деревьев, восседая на удобных лавочках. Альвы так же оперативно и как-то совершенно магическим образом накрыли стол (Тор, конечно же, первым делом цапнул бутыль, где плескался отнюдь не сок), и вот вскоре кого только не было на полянке. Альвы, цверги, хульдры, лешие, вэттэ, гутгины - практически все существа, считавшиеся добрыми (ну, или относительно), и которые успешно жили лишь в мифах согласно мнению человека. После пришла еще парочка троллей, и пусть они сели слегка поодаль - ну, не каждый любил аромат их яств, чего поделать (хотя Громовержец сразу же начал жадно облизываться на их грог, который тролли предусмотрительно сразу же спрятали), все же с ними все общались. Да, далеко не все из горного народа были злыми. Скорее, все зависело от племен, регионов, где они проживали, и подвидов, зато вот с юмором у всех из них было очень даже хорошо, и вскоре весь стол смеялся, пил, ел и был счастлив - дже несмотря на то, что и с похабностью у троллей все тоже было очень даже неплохо.
- Как тебе здесь, друже? - улучив момент относительной тишины, чтобы Старк его услышал, спросил Вингнир, хитро, но все же искренне весело улыбаясь. - Так ли уж магия плоха? Так ли уж сказки все бессмысленны, а, Тони? Подумай, ведь ты сейчас, почитай, часть одной сказки большой. Али мифа, коли хочешь.

Отредактировано Thor Odinson (2017-11-28 18:03:46)

+1

13

Если будут какие-то замечания — пинай. Писалось на не совсем ясную голову.

В определенной мере Тони даже устраивал сложившийся расклад вещей, кроме того, что знакомые "Асбьерна" были слишком уж услужливыми. Может, это было нормой для богов, но не для людей, даже привыкших к славе и богатству — во всяком случае, Старк по первому намеку перенял управление их относительно скромным судном на себя, не задавая лишних вопросов, если не считать курса, по которому они направлялись. Сам он на вопросы отвечал не слишком охотно, поскольку в кои-то веки его смущало повышенное внимание к своей персоне: что бы там о нем не думали, но на деле он далеко не настолько сильно завирался, как о нем по обыкновению думал весь прочий мир. Особенно это касалось ситуаций вроде этой. А на вопросы можно было давать пространные ответы, не раскрывая при этом всей правды. Правила этой игры он понял задолго до данной поездки и не стремился их нарушать. Они были элементарны до безобразия — просто не говори всей правды тем, кому не следует её знать. Но и не лги при этом.
Своеобразное умение вести диалоги в определенной манере.
Сначала он не особо обрадовался всей этой экспедиции, когда наконец-то стала ясна её суть, тем не менее, в конечном итоге отнесся к ней скорее философски — помогать он любил, а здесь по сути в определенной мере отдыхал сам от всего прочего мира. Этому всегда способствовала смена обстановки от привычных реалий во что-то совсем иное. Он не отказывался от своих технологий и всё еще держал их при себе, но просто не светил и использовал. Его сложно было назвать опытным морским волком, но он в своей жизни достаточно много путешествовал в том числе и по воде, чтобы уметь относительно свободно ориентироваться и без всех необходимых для этого более чутких приборов — всё нужное для этого здесь уже было. Стало немного тоскливо от того, что его втянули в некоторую неясную авантюру в очередной уже раз, но больше от того, что он бы предпочел оказаться в таком месте и в таких ролях всё-таки не с незнакомым человеком, если не считать присутствие здесь же бывалого друга, который по некоторым поводам переживал куда сильнее, чем порой то показывал.
Хотя... а ведь он даже не знал её реального отношения к путешествиям в таком духе.
В любом случае, круиз и поездка грозили затянуться, но на фоне некоторых моментов и рассказы Громовержца не казались такими уж странными, как порой воспринимались обычно. Пожалуй, они даже гармонировали с окружающим и атмосферой в целом, хотя и удивляться тут было как раз нечему.

Когда они наконец причалили к берегу, Старк понял одно — привычный мир остался где-то там, а здесь они влетели на какую-то совсем чужую территорию. Во всяком случае, чужой она казалась ему — тому, кто магию и любые магические отголоски не переваривал в принципе, однако теперь был способен её ощущать и улавливать то ли по насмешке судьбы, то ли благодаря шуткам Локи. Это было что-то настолько диковинное и настолько в новинку, что инженер всё никак не мог до конца понять, как к этому следовало относиться, и как вообще было возможно проморгаться, поскольку большей частью вся эта ерунда доставляла скорее очень навязчивый дискомфорт, чем от неё в принципе была бы польза. Если не считать ответов на вопросы и непринужденных диалогов с общительной Гудрун, и других лиц, то большей частью мужчина молчал, погруженный в свои мысли. Просто наблюдал, думал и слушал. Анализировал и раскладывал всё это по полочкам, выискивая ответы на какие-то свои менее явные вопросы.
А теперь Тор завел его в место, где он грозил просто остаться потому, что в случае чего даже проверенная неисчислимыми штормами судьбы броня его оттуда, судя по всему, не вывезет, как ты этого ни захоти.
— Какая честь, — иронично прокомментировал данное обстоятельство Железный Человек, с откровенным недоверием глядя на заросли. — Не в моих мыслях кого-то оскорбить, но вылететь-то я отсюда в крайнем случае смогу? Впрочем... две недели уж как-нибудь продержусь. Выбрался же я в свое время с необитаемого острова.
Следовало уточнить, что необитаемый остров магией, в отличие от этого места, пропитан не был, но в то же время сейчас Тор не оставлял ему выбора. По сути Старк в любой момент мог развернуться и уйти, поддавшись внутреннему ощущению не связываться с этим всем, но даже ему казалось это не самым учтивым поступком по отношению к приятелю — в конце концов, клюнул он на уловки или нет, и никаких задних мыслей ни у кого не было, да и вообще-то он сам вызвался его здесь сопровождать.
Просто всё это было... странно. Бродить по обыкновенному на вид — но именно на вид — лесу, подмечая за ним некоторые странности и неизменно чувствуя здесь же присутствие кого-то еще. Обычно его подобное нервировало и этот раз исключением не был, но оставалось напоминать себе о том, что Тор должен знать, что делает и куда его ведет. И впоследствии прогулка мужчину не оставила разочарованным, но оставила в замешательстве, ибо всё представление о диковинках мира в очередной раз пошатнулось.

Нет, раньше Старк не верил ни в Альв, ни в эльфов, или как еще их называли на земле, точно такие же отношения у него в пределах "их" мира были и со всеми прочими мифическими народами и народцами, которые ему было откровенно сложно воспринимать. В какой-то момент создалось ощущение, что, пройдя через лес, они всё-таки прошли куда-то в параллельный мир, поскольку с Мидгардом такое не вязалось ну никак. Однако это было странно, поскольку помнилось, что и в Асгард его в свое время не пустили. Ну и чего бы там Тор ни говорил, но на этом празднике жизни Старк чувствовал себя всё-таки чужим и лишним, даже не смотря на то, что в целом его не игнорировали как странную диковинку и относились к нему все на удивление спокойно, словно это не он тот чужак, что забрел на их земли. Следовало отметить, что если сказки становились явью, то Тони прекрасно понимал тот маленький момент, что этим существам от людей, весьма агрессивных по своей внутренней натуре, было скорее больше вреда, чем пользы.
Но какое-то такое ощущение было у него и тогда, когда он вместе со своими планами провалился к гномам.
Он и тогда не отличался особой разговорчивостью, по сути больше витал в своих мыслях и наблюдениях и здесь. Даже сидя за столом рядом с богом Грома и вроде как стараясь поддержать беседу с остальными здесь присутствующими, кто хотел и считал нужным его слушать.
В остальном он начал понимать и то, почему Тор попросил не прибегать его к своим устройствам. Причина была проста — в такой концентрации инородной и не совсем координирующейся с ней силы они могли элементарно отказать не смотря на все установленные на технику экраны. Хотя... после этого визита он, возможно, даже сможет отладить их, чтобы с броней и прочей своей техникой не было никаких проблем даже в подобных местах.
— Смотря с какой стороны. Я никогда не считал сказки и сказания бессмысленными, более того — одно время я ими интересовался. Более современными, но тем не менее... Ты у нас, конечно, одно из "сказочных" созданий высшей лиги, но как все они отнесутся на самом деле к тому моменту, что ты привел сюда обычного человека? — вопрос был незамысловато ориентирован на другой: "Нас вообще отсюда выпустят?", но это Старк решил прямым ходом не озвучивать. Быть может, его здесь все терпели именно из-за того, что после той встречи с Альдриф и Локи от него тоже веяло воздействием сейда? — Пару месяцев назад я встретился с... в общем, мы отнесли твой молот в горы Норвегии, чтобы спрятать его от простых людей, и позже вернулись к тому месту на пару с Альдриф... и встретили там Одина. И всей этой колышущейся кругом силы я тогда вообще не мог выносить. А здесь... не знаю. Может, потому, что по ощущениям она сейчас не настроена против нас враждебно. Но меня не покидает ощущение, что это до тех пор, пока мы ей друзья. И, если что, говоря это, у меня не было в мыслях кого-то оскорбить или задеть, но по сути те же гномы... или цверги, ранее с моего скептицизма скорее веселились и не считали его чем-то таким существенным. Однако я и магию раньше никак вообще не воспринимал. В остальном не буду критиковать мифы или сказки.
Потому что относительно магии и всего такого его переубедить вряд ли удастся. Двадцать лет проблем от каких-то конкретных вещей сложно полностью перебить чудесами.

+1

14

- О, ты не волнуйся вовсе. - с улыбкой на лице Одинсон влил в себя полный рог эля - Сокрытый народец добр по сути своей, и как раз альвы правят лесом этим. Остальные же будут слушать их, ибо как раз альвы сохраняют их от человека - только сейчас до Тараниса дошло, что он вроде как нехотя, но оскорбил Тони, отнюдь не туманно назвав людей агрессорами, посему сразу же поспешил извиниться - Я не имел в виду, что люди - плохие, друже, просто... не о всём знать стоит им. Некоторые вещи должны сказкой для многих оставаться.
   Налив себе еще выпивки (бедным троллям не оставалось выбора, как поделиться - сиречь, отдать все, ибо Донар прекрасно умел убеждать, мрачно тыкая под нос кулаком), Вингнир вновь опустошил рог, и подумал, повторил процедуру восполнения. Он давно не пил хорошего алкоголя, а тут - такой момент.
- Отец мне рассказывал о прогулке вашей - вновь отпив из рога, Рюмр осмотрел яства на столе, и покачав головой, решил оставить место для более важного - выпивки. - Между прочим, хорошо вышло с транспортировкой молота, спасибо. Признаться, когда выбрасывал его я, то было не до прицеливаний, посему я рад, что его отнёс ты в земли норвежские, друг мой. Ну а что касается же остального...
   Допив эль, Ас поставил рог на стол, и потянувшись, хрустнул шеей. Ему здесь было хорошо, а вот почему Энтони сидел будто на иголках, Веор в упор не понимал.
- В целом, ты прав, Тони. Это место не будет враждебным тебе, покуда ты добр к нему и к тем, кто здесь живёт. Но разве так не везде, м? Разве люди ведут себя не точно так же, притом - безо всякой магии? Вот почему цверги с тебя, как ты молвишь, веселились. Ибо почему нельзя нормально мир воспринимать, и в то же время бояться и не доверять тому, благодаря чему мир тот же создан был? Для них магия естественна, и для людей была когда-то. Просто вы забыли время, когда вы были с прородою едины, а другие существа - нет. Сейчас же тебе было даровано то, что редкостью великой в Мидгарде современном есть... да, впрочем, и ранее немногие могли похвастать подобным. А ты от дара сего отрекаешься. То мне непонятно. Вспомни ты то время, когда мы только познакомились - я тебе сразу молвил, кт оя, но нет, ты посчитал меня каким-то... как меня тогда ты обозвал? Не помню, уж, однако не суть. Даже после основань Мстителей ты дольше всех не верил в то, что я взаправду бог, но, благо, этот мост сожжён давно. - хмыкнув, Тор пожал плечами и притворно пригорюнился - Беда с вами, смертными - способны поверить вы в Кролика пасхального, выдумку любую, но верить в правду, которую от вас не скрывают - вот с оным у вас всегда были проблемы! - Затем, покачав головой, Одинсон еще немножко картинно посокрушался, но после отбросил эту манеру поведения, и встав с лавки, кивнул Тони, дабы тот последовал заним. Покуда веселье было в разгаре, никто толком и не обращал внимания на передвижения гостей. И вот спустя минуты четыре Ас уже стоял рядом подле одной из тропинок, уходящих куда-то вглубь леса, подальше от празднества.
- Я бы предпочёл отправиться сейчас, друг мой. Ну, дальше в путь - объяснли Громовержец. - Но я пойму, коли ты вдруг захочешь еще здесь побыть. Равно, как и коли не захочешь. Просто то, что будет дальше... в нём не будет веселья вовсе. - не желая нагнетать обстановку, Веор пожелал больше не распространяться о грядущем, оставляя Энтони возможность все увидеть прямо на месте. Всяко лучше, чем заранее описать всякие ужасы, хотя, признаться. и то не было лучшим решением. Но прежде чем кто-то из них двоих мог сказать еще хоть слово, позади них будто бы из воздуха возникла златовласая альвка.
- Думали мы, что ты еще задержишься здесь, повелитель бурь. Равно, как и друг твой - тихо и с грустной улыбкой обратилась она к мужчинам. - Али тебе не по вкусу наше гостеприимство? Быть может, тебе неведомо ранее было гостеприимство да обычай тех. кто помнит мир таким, каким он был сотни зим назад? Признаться, мы давно не видели людей, и могли отвыкнуть, так что коли чем не угодили, то прошу прощенья я от всей нашей общины, Энтони.
   Одинсон же в это время только стоял рядом и тихо сцеживал смех в кулак, другую руку буднично держа на покоившимся на поясе Мьёлльнире. Он-то знал, что на самом деле испытывает Старк, однако отказать себе в удовольствии объяснений Железного Человека сказочной девушке, бывшей наивной, доброй и открытой по своей природе, не мог. Ведь если люди со временем стали хитрыми, скрытными да изобретательными, альвов это не коснулось ни в какой мере. Вот Ас и бессовестно ржал, с грехом пополам маскируя то под старческий кашель. Неизвестно, поняла ли то альвка, однако почему-то Рюмр не сомневался, что Тони все как раз очень даже-таки понял. И это бога забавляло еще больше.
   Истинно, неисповедим, непонятен и беспощаден юмор Асов. Хотя, чего еще можно ждать от народа, где у Стража Бифрёста было девять матерей - и нет, то не фигура речи, один ётун родил восьминогого коня, зачал Лунного Волка, змея, что дважды Мидгард может опоясать, и сьёв сердце ведьмы, положил начало расе колдунов да ведьм Мидгарда? Величайший герой Асов, сильнейший средь своего народа, тот, что сейаыс стоял и бессовестно ржал, так вообще был Триждырождённым. И то - лишь цветочки.
- Фриддис, златовласая дева цветов и лесов, увы, но должен я идти. - наконец пожалев друга, перехватил инициативу Таранис. - Я дал слово воину же одному, и должен его я исполнить...
   Альвка сразу погрустнела, однако кивком лишь согласилась.
- Известно мне то - кивнула она, смотря куда-то под ноги. - Оддлёйг мне рассказывала о встрече твоей с тем, кто мертв уже многие столетья, однако д осих пор бродит средь живых. - в ее голосе невольн опроступил страх, и даже сама девушка была, кажется, слегка сражена подобным - слишком давно она не испытывала чего-то подобного. - Но тебя очень давно не было. Слишком тёмные деянья происходят подле Тролльвика, Бог Грома. Ты можешь уже не найти его... таким, каким он раньше был.
- Так али иначе, то исполнить должен я. Я слово дал. - Рюмр был все так же непреклонен.
   Ответом ему был лишь кивок, после чего она провела рукой по воздуху, будто бы открывала какую-то невидимую дверь на тропинке. Одинсон следом лишь благодарно кивнул, и после обнял альвку, изрядно для оног онаклонившись.
- Благодарю тебя я за гостеприимство, Фриддис Злато Осени. Передай пожеланья мои ты братьям своим да и сёстрам лучшие ты, юная красавица - отпустив девушку, Донар повернулся к Тони - идем же, друг мой. Благодаря сейду Фриддис выйдем мы почти у Тролльвика на опушке тех лесов. - Тот факт, что таким образом они за видимые сто-сто двадцать метров на самом деле пройдут почти что через всю страну, его, видимо, не волновал. И бросив последние слова прощания напоследок, Вингнир направился по тропе, на которой, несмотря на тёплое время, уже начинал падать небольшой снег.

   Они оказались на опушке присыпанного снегом леска. Здесь не было солнца, однако было понятно, что сейчас день. Эдакий туман везде, и действительно прохладные ветра. Вдалеке виднелся искомый посёлок, и посему Донар предусмотрительно вновь заныкал молот в заплечную сумку. Ну мало ли, вдруг сейчас кто-то из шоссе увидит такую картину.
- Вряд ли здесь кто-то будет вопросы задавать какие, но коли что - прикинься ты туристом - издав такое нехитрое напутствие, Таранис решительным шагом посунул к Тролльвику. В целом, идти было недолго, и вот спустя минуд двадцать они уже входили в деревню, вскоре обещавшую стать маленьким городком. И даже несмотря на то, что люди ходили по улице, как ни в чём не бывало, что-то здесь конкретно не нравилось Громовержцу. Все были слишком тихие, Слишком угрюмые или грустные. И все ставни на окнах были закрыты. В дневное-то время. Здесь произошло что-то страшное, и в то же время - необъяснимое. По крайней мере, для людей.
- Я не ведаю, что здесь произошло, но тут явно пахнет... потусторонним чем-то. И догадки мои смогут только жители развеять - буркнул Одинсон другу, и с помрачневшим видом пошёл к ближайшему кабаку. Сколько бы столетий не прошло бы, в какой чыасти мира бы ты не оказался, а в питейных заведениях слухи плодятся почище блох на дворняге. Войдя внутрь, он оказался в полумраке бара, с тускловатыми светильниками и где-то с десятком завсегдатаев. Радости на их лицах не было совсем - они скорее сидели здесь потому, что такова была их привычка. Глупо, но уж как есть. Подойдя к бармену, Ас на чистом норвежском спросил прямо, без обиняков и в лоб - что происходит с городом. Почему он решил изъясняться не на английском - с одной стороны вроде как загадка, а сдругой - вроде и нет. В конце концов, язык норманнов был куда ближе Асу, нежели язык саксов. Да и он почему-то был уверен, что Пятница идеально все переведёт Старку. в конце концов, его дух-помощник был очень умной девицей, даже если общаться хотела она редко.
   Поначалу трактирщик исправно изображал недоумение, но в конце концов Ас как-то странно на него посмотрел. после чего его попросили представиться. И Донар, не моргнув глазом, представился как Рюмр Асагримрссон. да, конечно, исландские и норвежские имена - заковыристая штука, однако подобным образом ни одно дитя за последние несколько столетий не называли. Бармен  сразу как-то протрезвел, взгляд его прояснился, и он посмотрел на Тора совершенно иначе. Да, в Норвегии давно не было полноценной языческой религиии предков, но чем севернее ты едешь - тем больше они верят в своих богов. И то, что многие считают сказками, для них - норма и естественный порядок вещей. И когда перед тобой огромный незнакомец, который словно сошёл со страниц скандинавских мифов, представляется как Шумный, сын Владыки Асов... тут волей-неволей задумаешься - либо мужик сумасшедший, либо он не человек. Но даже если так - тогда кто пришёл вместе с ним? И если этот великан взаправду тот, за кого себя выдаёт, то почему он ходит среди людей подобно его отцу в сагах? Вопросов было что-то больше, чем ответов. Наконец Асу надоела эта канитель, и он, не церемонясь, сунул руку в карман, и вывалил на стойку бумажные деньги вперемешку с золотыми Асгарда. И тот факт, что он потребовал самый большой сосуд пива, который у них найдётся, лишний раз подтверждал - он не человек.
   Ибо ни один человек в здравом уме не будет платить за пиво цену, за которую можно было питаться недели две с гаком. тем более - платить кронами вперемешку с золотом, на котором руническая чеканка.
   И мужик сдался. Заговорщеским жестом он поманил пришедших за дальний столик, и подав Тони (за счёт заведения, Рюмр и так оплатил в разы больше, чем нужно) бокал прохладного стаута, сел, и первые секунды четыре ошарашенно смотрел, как Громовержец залпом влил в себя двухлитровый кубок пива. В человека бы столько не влезло, а такой страстью к алкоголю и таким способностями поглощения обладало только одно существо в их сказках. Да только сказках ли? Но вот Рюмр настоял на рассказе, и трактирщик, повернувшись к Старку - он все же человек, и с ним ему был опривычней разговаривать - начал говорить.
   Оказывается, недели две назад начали пропадать дети. Нет, подобное случалось, однако ребятишки находились в худшем случае на следующий день у знакомых либо на даче родителей. Но сейчас было все совершенно иначе. Дети не находились, власти были не в силах помочь, и  вскоре начали пропадать старики да женщины. То, во что они когда-то не верили, начало стучаться к ним в дома, и напоминать о себе, напоминать о том, что они зря забыли наставления предков. Но теперь, когда опомнились, то было уже поздно. И никто не знает, когда вернутся ли люди - и вернутся ли вообще. Никто не знал, кто именно забирает жителей Тролльвика, но те, кто догадывались, молчали в благоговейном ужасе. Но что было хуже всего - они ничего не могли сделать. Посему если Рюмр - действительно тот, кем представился, он должен им помочь. Он должен.
   В глазах и речах мужика было и отчаяние, и бессильная злость, и страх. Но когда Ас жестом руки крайне авторитетно велел тому помолчать, во взгляде бармена начал проявляться луч надежды. Слабый, едва видный... но в конце концов, в отчаянные времена человек готов повериьт даже в то, что среди них ходят боги.
   И порой эта вера вполне оправдана.
- Как видишь, друже, я уже опоздал - мрачно обратился Тор к Старку. - Здесь нам больше делать нечего, посему надобно идти. Притом - немедля. - Напоследок повернувшись к мужику, Ас добавил - Не волнуйся, Йорм, сын Ивара, ваши люди вскоре возвратятся.
   И больше не сказав ни слова, Громовержкец вышел на улицу, стремительным шагом направляясь к горам, что виднелись за посёлком. Там кое-где росли деревья, но их было откровенно маловато. Затем, когда Тор убедился, что никто их уже не видит, то достал Мьёлльнир из сумки, и выбросил оную подальше. Дальше им прятаться смысла не было.
- Облачайся в броню ты свою же, Тони. Она вскоре тебе ой как нужна будет.
   С этими словами Громовержец взмыл в воздух, и устремился куда-то в вершины гор, где стоял какой-то неприродно густой туман. Летел он, впрочем, низко над землёй, так что вряд ли его заметили жители Тролльвика. Тони же, с другой стороны, был куда более "раскрашен" в красно-золотой, хотя в его броне вполне мог быть какой-то маскировочный аппарат.

   В тумане было не видать ни зги. Приземлившись, Ас поднял молот вверх, призвав мощь ветров, дабы хоть как-то получить видимость, но как только стало видно получше, белесая пелена вновь вернулась на место. Здесь ему были не рады. Здесь ни одной живой душе не были рады.
   Ну еще бы - они, все-таки, стояли на древнем могильнике. Который кем-то предусмотрительно был потревожен.
- Приготовься, Энтони - став в боевую стойку, Сын Игга заставил Мьёлльнир заискриться, и осматривался по сторонам, ожидая удара буквально отовсюду. - И будь готов к тому, что атаковать тебя будут как из-под земли, так же и с возду....
   Но договорить ему не дали. Сбылись опасения Тора: из-под промерзлой земной почвы его за ноги ухватило где-то с десяток пар рук, и сразу же утащили куда-то под землю, словно бы она была нематериальной. В броню Тони также вцепились иссохшиеся, но нечеловечески сильные руки, и вскоре оба Мстителя оказались в непроглядной темноте, где единственным источником света были пары глаз, светящиеся мертвенно-бледным, голубоватым светом. И глаз тех было не сосчитать.
- Стань позади меня, и закрой глаза - быстро бросив другу эту фразу, Рюмр молниеносно выставил молот перед собой, и оружие засияло светом звезды, в недрах которой было выковано. Раздался нечеловеческий сиплый рёв, и вот Тони мог увидеть драугров, которые десятками пятились от столь непривычного и ненавистного им света, света звезды, которой они не видели никогда в своей жизни - ибо та умерла задолго до их рождения как людей.
   И вот, улучив момент, Ас крикнул, дабы они прорывались дальше по коридорам поздемной гробницы, после чего стремительно побежал напролом, сбивая ошеломлённых и выведенных из строя мертвецов. Их жалеть уже было незачем, однако все же Тор старался их не убивать - лишь обезвредить. он прекрасно знал, почему драугры вообще появились в Девяти Мирах. И не мог не ощущать за это вину.
   Наконец они оказались в просторном зале, который едва-едва освещался голубоватыми огоньками, столь похожими на те, которые плясали порой на болотах. Зал был попросту огромен, и создавалось впечатление, что они были очень, очень глубоко под землёй. И наконец Рюмр не выдержал.
- УННАР! Уннар, сын Харальда, явись же предо мной! Явись, и объяснись ты пред Богом Грома, Молний и Ярости Небес! Объяснись ты, что твой род сотворил с жителями Тролльвика, и верни ты смертных семьям ихним! Сохрани ты честь хотя бы в посмертии!
   Однако ответа не было. Более того - драугры, что преследовали их, после крика Аса отступили в мрак темноты, и вскоре о их присутствии давали знать лишь лязги давно проржавевшего, но оттого не менее опасного оружия, то и дело эхом отдававшееся в подземных лабиринтах. Отсюда им просто так, увы, не выбраться - это Тор понял сразу, как запустил молот в потолок. Он пробил десятки метров земли, однако дневной свет так и не заполнил подземный зал. Это место не подчинялось привычным законам физики, нет - здесь правила смерть.
- Ну что же, Тони - выдохнув, Одинсон бухнул молот наземь и уселся на чей-то саркофаг, задумчиво глядя по сторонам. Их оставили в покое, но и выйти не давали - это было предельно ясно. - Теперь ты вполне можешь задать свои вопросы, коли есть оные у тебя. благо, пока что у нас есть время еще.

+1

15

— Я просто должен был тогда хоть что-то сделать для тебя. И нет, ты прав, — усмехнулся мужчина, поняв, что они с Громовержцем примерно сошлись во мнениях. Или сходятся в целом, но тут как раз ничего удивительного не было. — И я понимаю, что ты хотел сказать — сам я имел в виду примерно то же. Люди разные бывают и не стоит судить по одному подобию всех — про это надо помнить всегда. Но среди людей зачастую встречаются и очень страшные личности. В общем-то наша работа, работа нашей команды и некоторые случаи нашего вмешательства затрагивают те же вопросы, просто лично я с ними гораздо чаще воюю сам, предпочитая в бизнес-разборки и политику по возможности вообще не вмешивать вас. Моя жизнь не-командная во многом состоит и из борьбы с агрессорами и просто неадекватными кадрами, людьми завистливыми или возжелавшими власти... Я привык к этому и по-настоящему мало с кем общаюсь за пределами узкого круга лиц, в последний год так и вовсе общался почти только с командой. В общем, это про человечество для меня не откровение. И я не закрываю обычно на такие вещи глаза. И некоторые вещи большинству правда знать не следует.
"Забавно даже, что именно я в итоге удостоился такой чести", усмехнулся про себя Тони, наблюдающий за весельем вокруг, хотя сам ощущал себя откровенно зябко, пусть и сам не видел тому объективных причин. Просто Альдриф и Локи вылечили его таким образом, что в определенной мере изменили физически, и он стал как-то остро воспринимать то, к чему раньше был вообще не чувствителен, а зачастую и не понимал, что вообще перед собой видел, как сейчас примерно. В общем-то до сих пор это случалось только поблизости с богами, в иное время он за собой подобного не замечал... но то же самое мешало в этом разобраться, как и в том, отчего ему, всё-таки, так хреново. На самом деле, краем ума он их понимал, в чем может крыться причина подобных последствий восприятия — даже столкнувшись со всей этой силой лично и напрямую, подсознательно он всё равно продолжал её сильно отрицать. Вероятно, потому, что был человеком весьма однозначных наук, а эта ерунда была совершенно непредсказуема и по сути всю супергеройскую жизнь бесила самим фактом своего существования, создавая лишние проблемы... даже если отчасти с ней пришлось смириться. А на мысль об отрицании Старка натолкнул явившийся на порог Архангел. Но даже сейчас это было не так-то просто проверить на практике, поскольку окружающее словно расплывалось на два измерения, и он уже не мог понять, это просто обман зрения и ему так плохо или в самом деле всё это как-то так и выглядит. Невозможно сразу научиться смотреть на вещи другим взглядом...
— Я тебя разочарую, друг. Наш Мидгард — порой коварное место. Нет, даже по моим разносторонним наблюдениям многие народы соблюдают элементарные правила взаимного гостеприимства, как и современные люди. Однако так не везде. Много где чужаки в открытую презираются. Но хуже прямого высказанного к тебе отношения может быть только обман и лицемерие... Как бы ты отнесся к тем, кто за глаза улыбается тебе и радостно приветствует, а за столом подсыпает тебе в еду яд или снотворное? Или к тем, кто согласился тебе помочь по жизненно-важному вопросу взамен на "небольшую" услугу, которая впоследствии оказывается прямым посылом на убой? К сожалению, подобное и в наши казалось бы цивильные дни — не редкость. Иногда подобное скатывается и в беспочвенные войны, — Старк уже не стал уточнять про дротики со снотворным от врагов в самые неожиданные моменты и тому подобные приколы, поскольку с такой фигней сам не сталкивался уже достаточно давно, однажды напоровшись и далее став подобное предусматривать, а вот вопрос лишних элементов в угощениях и подстав был актуален и по сей день на регулярной основе. Но он к настоящему моменту уже слишком на многое насмотрелся и просто имел такие вероятности в виду, не ведясь и не попадаясь. А кроме этого была еще медийная война... но он просто в такой сфере вертелся и слишком многим мешал. — Иным словом, политика и бизнес — страшные вещи. Еще страшнее реальная власть и безнаказанность, которая уже разгулялась.
Честно говоря, в такой обстановке Старк не особо обрадовался уходу в еще более грозную по ощущениям неизвестность, но спорить с Тором или возражать всё же не стал — всё-таки они сюда вроде как изначально ехали не на праздники. От Бога Грома он старался не отставать и быть внимательным к окружающему, поскольку от непонятных мест ждал в первую очередь подвоха, даже затащили его вроде как в кусочек сказки... и когда позади нарисовалась словно из воздуха альвка, против воли он едва не подскочил.
— Ничего подобного, — и перед ним, дерганным чужаком, еще извиняются?! Самому тут оставалось только рассыпаться в извинениях из-за того, что со стороны показалось, что его радушный прием не порадовал. — Всё в порядке. Просто я к такому совсем не привык, потому и тихий. — Тору, может, было и смешно, а Старк одновременно и хотел заверить в том, что всё действительно в порядке, и не мог подобрать внятных и корректных слов для описания окружающего, во всяком случае, на ум приходила такая фантасмагория, что не было уверенности в том, что её вообще следовало произносить вслух, чтобы случайно не обидеть. В какой-то момент мужчина не удержался и дружески ткнул в бок локтем предательски сдерживающего смех приятеля, чтоб угомонился или в ином случае хоть помог. — Спасибо вам, правда.
Прикасаться к альвке как-либо мужчина не рискнул, не совсем понимая, как тут у них что принято или не принято, не придумав ничего лучше, чем неловко махнуть рукой на прощанье, и пошел догонять Громовержца. Если б он знал, как сильно они сократили расстояние, честно говоря, он бы уже просто махнул рукой — где там Тролльвика он, возможно, еще понял бы, но где они вообще сейчас находились он не представлял. Зато сознание зацепилось за знакомое слово.
— Что такое сейд? В твоем понимании.
Вышли они в месте уже не шибко странном, но опять же — в лесах. Мужчина поневоле поплотнее запахнулся в куртку, в определенной мере пожалев, что не оделся теплее, и последовал дальше, уже не особо осматриваясь вокруг, но просто доверившись другу, который, пожалуй, вряд ли затащил бы его без предупреждений в такие дебри, не будь в нем уверен, как и уверен в адекватной на них реакции. На предложение прикинуться туристом Тони только хмыкнул — по сути, он и так турист, так что и притворяться не надо. Просто турист вооруженный.
И, видимо, вооруженный не зря, поскольку общее городское настроение и ему не понравилось, особенно после зачарованного леса. Оно было слишком угнетенным, чтобы это было сложно заметить и понять даже такому бревну, как он. И на фоне этого предупреждение альвки понравилось инженеру еще меньше.
— А что она имела в виду под словами "мёртв уже давно, но бродит средь живых"? — на ум приходило вполне закономерное слово "зомби", но интуиция подсказывала, что в этом месте можно было брать даже куда-то дальше.
В кабаке, в который они зашли, общая атмосфера складывалась примерно такая же, если и не еще более тяжелая. Понаблюдав за приятелем, Тони присел было на первый попавшийся стул и просто негромко посоветовал:
— Лучше будет воспринять его всерьёз.
Наблюдательный пункт был таковым недолго — затем он перебрался следом в угол, куда указали, когда человека всё-таки разговорили. Рассказал он, надо сказать, далеко не самые весёлые вещи и выслушал его Старк примерно так же хмуро, как и Тор. Первым предположением в таких местах были самые банальные волки... но странно, что их и явно не видели, и не смогли от них отстреляться, значит, дело было всё-таки в другом. В тех же людях, поскольку разные чужестранцы могли вести себя по-разному... однако Тор, судя по всему, пришел к несколько иным выводам. Тони тоскливо вздохнул, заглянув в кружку и без колебаний отставив её в сторону — он и у альвов следил за тем, чтобы не выпить лишнего, а тут знакомая консистенция и вовсе отбила желание выпить хоть что-то. С другой стороны... по сути своей промаху мужика он не особо удивился, который явно счел, что если странный спутник человека столько пьет, то и сам он тоже того. Только тут уже не хотелось перед ним извиняться за то, что он не допустил той вероятности, что с Богом Грома за компанию может гулять непьющий.
— Может, ты наконец объяснишь мне, кого мы ищем? — хотя ответ тут по сути своей напрашивался сам собой; видимо, того, кто это устроил. Осталось только внятно сформулировать свои мысли. — Насколько я понял, вы все и до этого знали, что с кем-то что-то могло произойти. Это причина здешних бед?

— Пятница, ты слышала его.
...Судя по всему, да. С дальнейшим Старк так же не особо возражал, даже обрадовавшись возможности достать броню и не бродить больше пешком по холодрыгам, а вот оказаться хрен знает где его не обрадовало. Нет, он не так чтобы испугался, однако сложность заключалась в том, что, зная врага или не зная, с учетом новостей о пропавших людях не было уверенности в том, насколько сильно вообще можно было палить или отмахиваться, потому оборонялся мужчина больше с расчетом на то, чтобы ненароком никому не навредить при случае, если этих же самых нападавших им потом придется спасать. Это, пожалуй, было каверзой многих подобных ситуаций... Однако не в таких местах, когда в непроглядной темени всё-таки стали просматриваться очертания окружающего их интерьера. Ну вот... зашибись. Особенно с учетом уже частично озвученного пояснения, так озвученного, что разве что штукатурка не посыпалась.
— Вопроса у меня всего три. Что происходит, что это за хрень и где мы?

+1

16

Сидя на чей-то гробнице, которую Ас бессовестно использовал аки подставку для божественного седалища - нет, ну а чего, гробик уже давным-давно был пустой, владелец, чай, в любой момент может придти, высказать обиды, и получить по иссохшему кумполу - Донар в ответ на вопросы Тони только грустновато рассмеялся, покачав головой. Это могло слегка вводить в диссонанс, ибо в данной ситуации куда уж таим до смеха, НО. Ну да, с Таранисом всегда было какое-то "но", и слава богам, если оно было одно, а не в компании. Старк давно должен был уже привыкнуть к богу и понять, что тот видит мир совсем иначе, понимая не только мировоззрение людей, но видя также и то, что смертным недоступно. Кажется, сейчас был один из таких моментов. То, что другой бы принял вполне закономерно за могильную ловушку без выхода, Одинсон воспринимал как место упокоения, чей покой нарушили те, кому не положено здесь быть, и как прохладное место, преисполненное могильной тишины - не угрожающей, но лишь обещающей забвение. И чего, собственно, сыну Вотана было здесь бояться?
- Давай же по порядку, друже. Помнится, недавно спросил меня ты, что такое сейд... - будто бы уловив, или по какому-то ему лишь известному мнению решив, что он предугадал мысли Железного Человека, Веор поднял руку вверх - нет, нет, не волнуйся, времени сейчас у нас столь же мало, сколь и несоизмеримо много. Притом - в буквальном смысле. Думаю, твой дух красивый вполне сможет объяснить концепцию совместимости подобных парадоксов, вмещающихся в реальность, что вы, люди, трёхмерной привыкли величать. Так вот же, сейд - это... ну... это как бы магия, но в то же время - нет. Это - нечто иное, нечто другое, скорее, рычаги, что позволяют мирозданьем управлять. Стрэйндж использует магию как лом, открывающий нужные ему двери для заполученья результата, сейд же, как искусство, изначально женское - оно просит Иггдрасиль изменить природу. И раз Ясень отвечает, тогда и законы не нарушены, и теченье нитей златых сущего сохранено. Только вот в отличии от магии свои просьбы стоит куда чётче выговаривать - природа не будет в тонкостях колдуньи разбираться. Именно поэтому сестра моя едва не была сожжена сейдом несколько раз из-за практики отсутствия. Но коли подробнее, то сможет тебе объяснить Альдриф, Локи, али Один - как единственный из мужей, кто сейду обучился. Все благодаря его жене, дочери Ньёрда, что показала ему сие искусство ванов. Вот.
Ну а теперича - к вопросам, более насущным...

   Резко встав со своего места, Рюмр схватил край гроба, на котором сидел, отколол от него кусок, и запустил куда-то в темноту. В темноте что-то зашипело могильным холодом, и послышались удаляющиеся шаги. Даже не было видно сияющих огоньков мертвенных глаз, однако Асу и не нужно было видеть. Впрочем, ответной атаки не последовало, хоть Тор и все же попросил Старка не отходить от него далеко, и оставаться в пределах свечения Мьёлльнира, что тот неутомимо и упорствующе привносил в этот могильный зал. Будто бы молот богов презирал всякие правила мироздания. Как и его хозяин - неважно, из какой бы он вселенной ни был.

- Итак. Прежде всего, коли бы ты снял шлем свой - чего делать не советую очень настоятельно, воздух сей тебе вреден может быть, так как не для живых людей он предназначен - то запахом бы ощутил, что мы - в земле. В могиле. В загробном месте, но не в загробном мире. Территориально под землёй мы, да, однако не в той грани реальности, что тебе привычна, посему долби ты землю, не долби, а на поверхность все равно не выйдешь. Сейчас мы, живые, в месте том, где жизни нет, но есть нежизнь. Существованье, "дарованное" тем, кого отвергла жизнь, равно, как и смерть. Место, где обитают те, кто вечно вынужден скитаться лишь по грани. Впрочем, велика есть вероятность, что коли долбить мы будем вниз, то можем попасть в ... Хельхейм, к примеру. Али в Дуат. Али же к Сатане на рандеву в чертоги Преисподней, я не знаю, шансы равно велики, хоть в Лэнг ты попадёшь. Отсюда нету хода к жизни, покуда не отпустят драугры тебя, али покуда выход ты сам не заслужишь - испытаньем, али же... естественным путём. - проведя рукой по горлу, Тор как бы продемонстрировал, что естественный путь - это, знаете ли, сыграть в ящик, притом отнюдь не от старости. - И это вот подводит нас плавно к еще вопросу одному твоему.
   Прохаживаясь по самой грани освещаемого молотом круга, Тор задумчиво смотрел куда-то перед собой, и Тони вполне мог видеть, как его то и дело касались иссохшиеся, бледные, костлявые, когтистые руки, когда-то давно принадлежавшие живым людям, но теперь существующие только лишь за счёт того, чего не могла объяснить ни одна наука - да и не всякая магия смогла бы. Они каждый раз пытались его утянуть в темноту, однако сакральная природа Тора была столь тяжела, что порой его с места против его воли было сдвинуть было ничуть не легче, чем его собственный молот поднять недостойному. Еще одна загадка - как его, видите ли, выдерживал обычный диван, и почему его не могли порой поднять пятеро Мстителей, обладающих повышенными физическими навыками. Неизвестно, как бы на подобные жесты отреагировал бы кто другой, однако Ас, судя по всему, вообще не обращал внимания на подобное, и уж тем более не боялся ни касаний, ни царапаний, ни замогильного шипения да хрипа из давно высохших связок да глоток. Ему, по большому счёту, было все равно. Ибо очень малочисленными были вещи во всем мироздании, что смогли бы посеять страх в сердце Бога Грома - и то уж явно не были ожившие мертвецы.
- Те руки, что ты сейчас видишь - словно в доказательство Рюмр внезапно схватил одну из оных, и с хрустом оторвал от ее владельца, предоставив Старку образец культи, закованной в проржавевший наруч с потрёпанной, почти что разложившейся кольчугой и без безымянного пальца, и бросив оную к своему молоту. Рука, впрочем, отказалась лежать спокойно, и поползла обратно в могильную тьму - то руки драугров, друг мой. Драугр - то есть человек, что умер смертью не своей, однако не был похоронен правильно. И после душа его не была забрана валькириями, но также и не нашла пристанища в Хельхейме. Вот она и возвращается же в тело, которое уже мертво, но в могиле оставаться не желает. Однако душа возвращается... неполной. И посему тот, кто был героем при жизни своей, впоследствии вполне может стать монстром.
   Наконец вернувшись на свой "стул", Громовержец уселся, и как-то заметно погрустнел. Видно было, что он будто бы чувствует вину за что-то, однако неизвестно, за что. И видно было, что он не в силах это исправить.
- Нет, они - не ваши зомби с ящика волшебного, сиречь, с телевизора. То какие-то больные рахитом, не страшные же вовсе существа, что ничего, окромя смеха, у меня не вызывают. Драугр помнит свою жизнь, помнит имя своё он, однако никому его не назовёт - ибо тогда назвавший его сможет управлять им... иногда. Не всегда случается подобное, не скрою. Драугр может будущее человеку предсказать, и сказать, как - и когда - умрёт он, может к злату привести, а может и убить. они лишены морали, известной человеку, но оная у них есть, это факт. Они сильнее смертного раз в двадцать минимум же, к тому же, их нельзя убить оружием, что магическим не является, увы. К примеру, коль драугр захотел тебя убить - али колдун какой поднял его и приказал ему то сделать согласно правилам всем того ритуала, и ты ему голову срубил - кровь его в реку попадёт, и со временем ты вполне можешь выпить ту отраву, пусть и через годы. Коль сожжёшь его - и прах его когда-то станет частью воздуха, что вдыхать ты будешь. Их вид часто изменив, в зависимости от того, как умер он - коли был сожжён, то будет вечно он тлеть, словно над жаром костра еще находится, и кожа его вечно слазить будет с обгоревших мышц, коли утонул - то будет весь синюшный, раздутый, и мокрый, да все вокруг себя мертвенной водою орошающий. Если же повешен был он, тогда вечно будет след от верёвки на шее его. Коли его зарубили - кровь вечно будет мертвенной чёрною жижей сочиться из смертельных ран его, ну и так далее - думаю, ты понял.  Они могут принимать облик человека, и нередки были случаи, когда живые девы носили ребёнка от драугра, хоть то добром редко же когда кончалось. Помню, как-то целая церковь под землю ушла, когда такой сынок священником стал в землях исландских, да, люди еще о том сказку сочинили. Но что самое здесь грустное да страшное - так это то, что сие проклятье придумали мы. - Повернувшись к Железному Человеку, Ас тяжело взглянул ему в забрало шлема, и добавил - Боги.
   В темноте вокруг них раздался очень уж зловещий и агрессивный хриплый стон. Видимо, Асов здесь многие любили не больше, чем фермеры - саранчу в урожайный год. И Гримнирссон лишь печально улыбнулся, кивнув.
- Да, то правда есть. Когда-то давно, я даже не ведаю, кто был то - Один или же отец его, Бёр - проклял смертных на участь подобную. Не ведать упокоения в посмертии, не познать даже полного забвенья в Бездне Гиннунгов, но вечность существовать... вот так. Видать, то было тогда забавой, да никто не ведал, что сие проклятье имело силу обоюдную. И каждый Ас теперь тоже может стать таким вот существом, хоть шансы будут и поменьше. Один драугр силы средней способен голыми руками уничтожить населенье отдалённого городка Америки средненького за ночь, будь то его воля. Представь же, что может сделать Ас. Однако когда боги обнаружили, что сами стали жертвой проклятия сего, то поняли - его уже не снять. Вышло так, что шутка обернулась против их самих, и после оного валькирии стали куда тщательней отбирать всех павших, равно, как и Хель многим открыла дверь Хельхейма, дабы покой даровать всем тем, кто в битве не погиб. Но все равно случалось оное, и вот посему, как видишь - обведя руками могильную тьму вокруг ореола голубоватого света, освещаемого Мьёлльниром, Донар как бы закончил своё предложение.
- Когда-то люди помнили. Когда-то люди знали. Но сейчас они забыли то, что предки молвили детям своим, внукам да и правнукам, но то не означает, что оно исчезло, как и память. Вот и по каким-то непонятным мне причинам Драугар, воинство немёртвых, решило о себе напомнить. По своей воле али же чужой, но сей могильник пробудился. И... жаждет пополненья.
   Видимо, последняя часть требовала более подробных объяснений. Ну так Донар не погнушался их предоставить. Мьёлльнир по его велению засиял ярче, охватывая большую площадь, и вскоре Старк мог увидеть громадные колонны, в которых были десятки, сотни даже гробов и саркофагов. Некоторые выглядели добротными, некоторые - в пыли, а некоторые - так и вовсе полуистлевшими кусками сгнившего дерева, пахнущего трупным запахом и тленом, притом - с характерными следами того, что кто-то выбирался наружу.
- Присмотрись к гробам, что поновее будут. Будто бы сделаны пару дней назад - указав на некоторые из подобных изделий, Ас отметил также, что какие-то из них - из камня, но вот большинство - из дерева.  - Вот где все люди Тролльвика пропавшие, друг мой. - и сразу же предостерегающе вскинул руку - Но не вздумай их сейчас освобождать. Откроешь крышку гроба - и тот, кто в нём лежит, умрёт. И станет одним из Драугар, притом - безвозвратно. Сломаешь их пристанище - эффект будет тот же. Увы, но меж собою не могут драугры иметь потомства, так и забирают детей, юношей, девиц... которые со временем здесь умирают, и становятся одними из них. Кто быстрее, у тех гробы деревянные, ибо жизненной силы у них меньше. Кто-то медленнее, у тех вон гробы из камня али еще какого материала, что покрепче будет, но конец для всех один. Они не живы вовсе, да. Но они и не мертвы. Посему они все еще помнят, каково это - живым быть, и сущей пыткой есть каждое мгновенье их существованья, напоминающее им о красках тех, то утеряны давно. И жажда почувствовать себя хоть чуточку живым, хоть чем-то, что не будет походить на существо на грани, заставляет их идти на подобные поступки. Давно они не делали сего, прошло уж несколько столетий... И то должно было остаться в прошлом. Но что-то вынудило их. Что-то их заставило. И нам надобно понять причину. Равно, как и заставить их отпустить людей всех этих.
   Но покуда Тор говорил, за спиной Железного Человека, как-то разом наплевав на все сенсоры брони Старка, уже с минуту стоял один мертвец, когда-то, судя по всему, бывший воином. Его не пугал свет молота Громовержца, скорее, он был ему неприятен. Он стоял молча, словно изваяние, весь высохший, бледныЙ, со впалыми щеками и мертвенно-бледными глазами с голубоватым сиянием, однако в нём еще виднелась былая мощь и красота норманнского воина. Правда, дабы ее разглядеть, нужно было найти в себе силы перебороть страх и долго, очень долго вглядываться посмертию в глаза. Наконец, видимо, ему надоело изображать интерьер, и он негромко кашлянул. Тор сразу обернулся на звук, и в ответ только тихо выдал:
- ... Уннар. Долго же ты.
   Драугр в ответ лишь сипло хмыкнул, похлопал Старка по плечу, и как-то моментально будто бы оказался подле надгробия, служившего ранее Тору креслом.
- Не бойся, Человек Металла - его голос был столь же замогильным, сколько и сильным, нечеловечески сильным. - Твоя смерть еще пока что не пришла. Считай, что то тебе бесплатное пророчество. За остальное придётся заплатить... да только что мертвецу злато, каменья, ткани, сталь? Все оно вскоре станет прахом. - Затем драугр посмотрел на Тараниса, мрачной горой возвышающегося над почти двухметровым мертвецом. - Ты тоже не спешил. А ведь буря, что возродилась вместе с тобой, громовник, была слышна даже здесь. Ужель Тор решил обещанье не сдержать?
- Иначе не был бы я здесь - парировал Вингнир, медленно приближаясь к собеседнику. - Однако мой друг здесь вовсе ни при чём, так, может, отпустишь ты его, покуд...
   Тут Уннар прервал Тора жестом руки, и тот на диво замолчал. Ну в самом деле, чего бояться драугру? Гнева богов? Как будто он не испытал на себе его в полной мере за все тысячелетия, что провёл в таком состоянии. Он уже сполна ощутил всю жестокость и силу Асов, и уже везде опоздал, дабы о чём-то жалеть. И Одинсон прекрасно это понимал.
- О нет, Сын Игга. Ты, конечно, сыграешь свою роль. Но также ее должен сыграть и этот смертный, что другом твоим величается. Помнится, когда-то я тоже твоим другом был... Но видишь, где я теперь есть? Я не сижу в чертоге Одина, не пью я мёд с братьями своими, которых ты лично отобрал и после Йомсвикингов создал. Я - здесь. И я - такой. Но нет, я не хочу в Вальхаллу. Я хочу покоя. Однако прежде ты, Энтони Старк, должен будешь мне ответить на вопросы, что тебе я задам.
   Вновь драугр в мгновение ока оказался за спиной у Старка, и положил ему руки на плечи. Наплечи брони Тони моментально начали слегка покрываться коррозией, поскрипывать, ржаветь, где-то что-то начинало трещать... Таранис тут же быстрым шагом направился к другу, но вот Уннар уже вновь сидел на надгробии, и лишь улыбался кривой прорезью того, что раньше было ртом. Неизвестно, что он хотел показать этим действием миллиардеру, однако свою цель он посчитал исполненной.
- Ты тоже друг Тора, Энтони Говард Старк, который - не сын Говарда. И я был его другом. Так скажи  мне - уверен ли ты, что и тебя твой друг не предаст? Что не даст тебе закончить так же, как и я? Уверен ль ты, что богам стоит доверять? И чего стоят все жизни тех людей, которых Драугар забрали? Разве хоть один из них чего добьётся в жизни? Сразу могу тебе ответить - нет. Никто не станет изобретателем каким. Не будет среди них ни певцов, ни воителей великих, они проживут обычную. серую, непримечательную жизнь, и вскоре умрут. Я увижу смерть детей их, после - их детей, и после - детей их детей, а все не будет среди них никого, кто пользу Мидгарду смог бы принести, то вижу ясно я, аки свет молота богов средь тьмы могильной. Они пользы никакой не принесут миру живых, но вот нам они полезны. Здесь они будут хоть чего-то стоить, и это - тоже правда. Поведай правду мне - и, может быть, тогда я скажу вам, кто повинен в похищеньи ихнем. И даже к нему вас отведу, ибо нету его власти надо мной. Тебя я спрашиваю, Энтони, не Громовержца. Они никогда не был человеком и не будет никогда, но ты - я был когда-то таким же, как и ты. И то, что никогда не сможет принять бог, смертный сможет разгадать.

+1

17

— Думаю, я и сам смогу его объяснить с научной точки зрения, — пробормотал Тони и про себя вздохнул. Пятница в самом деле выдавала самые разные показатели и ему это не нравилось — спасибо хоть на том, что программа не висла на таком количестве парадоксов. К этому у неё был иммунитет, а у него на них скоро уже будет аллергия. — Ага. Ясно...
Тони умолк, теперь уже всерьёз задумавшись над тем, во что его втянули. Слова Тора, как и пояснения, были исчерпывающими, но они ему откровенно не понравились, ведь если уж на то пошло... Он с самого начала более-менее понимал, что с ним сделали Локи и Альдриф, чтобы вылечить. Вот только осознать это, как и прикинуть вероятные последствия, было уже намного сложнее.
Да и, вероятно, не к месту конкретно сейчас пытаться как-то раскопать личные проблемы и вопросы, на которые ранее не дали ответов. Уже в принципе только эта информация давала богатую пищу для размышлений. Возможно, просто стоит поговорить с Тором потом на эту тему, поскольку вряд ли он подозревал, что Железного Человека эта тема интересует по неким более обстоятельным причинам, нежели из простого любопытства.
Пояснение же о том, где они оказались, закономерно понравилось ему еще меньше. Какие-то древние магические могильники — это явно последнее место, в котором хотелось оказаться, а перспектива случайно провалиться еще дальше так и вовсе вызывала нервный смех. Вспоминался Дедпул со всеми его предложениями на тему познакомить со своими знакомыми в преисподней... Словом, всё это было как-то грустно и иронично одновременно.
Наверное, лучше бы это были обычные земные зомби из кино.
— А, то есть я всё-таки могу от них отстреливаться, не боясь наделать непоправимого? — уточнил Железный Человек, немного отойдя в сторонку и наблюдая за перемещениями Тора и "мертвецов", но пока не стремясь укладывать их грубой силой, хотя, признаться, очень хотелось. Броня служила подобающей преградой, но даже она не уберегала от атмосферы данного места, которое пробирало до самых костей. Именно тем, как она воспринималась. Нет, это не было чем-то сродни суеверному, скорее это было просто подсознательное ощущение грядущих неприятностей, даже если Тор и сидел внешне спокойный.
Дальше же пояснения сложившейся ситуации были просто унылые. Унылые потому, что, исходя из его слов, ничем явным этим людям они помочь не могли, и это было печально. Печально и грустно, а еще вновь подсознательно пробуждалась неприязнь ко всему этому мистицизму, где он при всех своих знаниях в принципе был бесполезен. Он мог только анализировать и разить, а не колдовать и шаманить. Хорошо хоть сквозь маску его хмурого лица не было видно.
Некий объект за спиной Пятница всё же засекла на основе общего фона и колебаний, хоть и с трудом давала ему явные характеристики, но, поскольку оно не торопилось нападать, мужчина делал вид, что его не замечает — обернулся он уже после приветствия Тора, и то скорее из предосторожности, даже если тот вроде как не торопился принимать воинствующую позицию.
— И в чем же моя роль? — с осторожным подозрением поинтересовался Тони, в определенной мере даже удивившись тому, что то было всего-то ответом на вопрос. Впрочем, чуйка подсказывала, что это лишь верхушка айсберга, и всё может оказаться далеко не так просто. Да и поставленный вопрос вынудил его задуматься... об этом правда следовало хорошо поразмыслить, а то что ясно уже с этими магическими существами — так это то, что им палец в рот не клади. Придерутся и к словам, и к вероятным посторонним смыслам, тем более что здесь он всё-таки не понял до конца, что драугр мог иметь в виду. Старк вопросительно покосился на Тора... и решил, что других вероятностей у них, видимо, всё равно сейчас уже не будет. — Все мы совершаем ошибки. Тор неоднократно оступался, я неоднократно оступался... тем не менее, сколько лет я уже с ним общаюсь — обычно он эти ошибки всё-таки признает и потом пытается исправить. А ведь в обратном случае он мог бы этого не делать. И в общем-то тут уже даже и неважно, божество ты или нет.
Старк отшагнул немного в сторону, глянув на надгробия. Упорная ассоциация неправильности происходящего как-то не шла из головы.
— В остальном... никто не вправе обрывать чужие жизни. Всякие живые существа имеют права на существование, тем более если у них остаются друзья и родные. Не уверен, что вот это вот, — Старк обвёл рукой помещение, задержав указание на могильниках. — Естественный ход вещей или его итог. А это всё-таки уже неправильно.

+1

18

Нельзя было сказать, что Донар сильно обрадовался подобному решению да ультиматуму Уннара. Может, ему и следовало решить вопрос силой - однако чувствовалось, что сейчас это будет крайне неуместным. Если история пошла таким путём, переписывать ее явно не стоит. Может, Локи и смог бы - хотя, кого Ас обманывал, тот точно бы смог - но вот сам Веор не владел пером от слова вообще, и сказитель из него был ой как не очень. Посему, коли драугр решил, что сейчас всё должно лечь на плечи Старка - что же, так тому и быть.
   Оставалось лишь надеяться, что если его друг не справится, то бог сможет решить вопрос силой.
- Энтони, Энтони - хрипло рассмеялся Уннар - перестань судить, аки дитя. Ты познал цену жизни, познал и цену смерти. Ты создавал жизнь, ты жизнь забирал. И до сих пор считаешь, что каждая из них, что - священна? - покачав головой, улыбающийся жутким оскалом мертвец указал на гробы, и после - на Громовержца:
- Он считает, что все можно решить силой. Ты - что слова будут сильнее топора разить, и слова могут меня переубедить. Однако он, сколько лет уж жил среди людей, так и не принял суть смирения, а ты до сих пор не понял, что сила порой правильнее да вернее будет. Вот и сейчас ты думаешь, что можно всех спасти. не видя очевидного - многие из тех, то здесь покоятся, уже обречены. И были обречены задолго до того, как сюда попали. Ты слышал меня, Энтони, однако уж не слушал вовсе. К чему эта героика твоя? И что милостивей будет - жизнь, которая принесёт лишь боль да обреченье, али смерть, и после - существованье, где не будет сожалений, горечи, страха, печали да потерь? Али ты до сих пор чувствуешь вину за тех, кого не спас, оттого и пытаешься спасти абсолютно всех, тем самым думая, что вымолишь сам себе прощенье али искупленье? Да не смеши меня, слишком я мёртв для подобных шуток.
   Хрустнув костями, Уннар поднялся, отряхнул проржавевшую, дырявую кольчугу, поправил единственный наруч, бывший когда-то блестящим, на сухой, жилистой руке, и затем как-то внезапно оказался в метре от Старка, смотря на его лицо так, будто бы для него забрала шлема вовсе не существовало. То, что было сотворено людьми, не могло скрыть от светящихся мертвенно-голубоватым свечением очей мертвеца глаза миллиардера.Это не было взглядом мёртвого, но и взглядом живого назвать было нельзя. В глазах Харальдсона была лишь холодная пустота, не принадлежащая ни одному из миров.
- Я не могу молвить, что одобряю поведение сие али осуждаю. Лично мне всё равно, Энтони Старк, будут жить те люди али нет - я слишком много повидал зим, дабы беспокоиться о вещах подобных, да и подобное должно было остаться в прошлом, как и многое из вещей тех, что вы позабыли за время ушедшее. Но над оным нету моей власти, и не я сюда их привёл. Однако и помешать тому не мог я тоже. Но помочь могу вам я. Тебе лишь только стоит показать мне, что мне не должно быть всё равно на тех, кому всё равно на самих себя. - Затем драугр посмотрел на Тора и тихо добавил - И после, Громовержец, приду я за тобой. Обещанье, что мёртвому дано, даже бог нарушить не посмеет, тем более, что ты никогда не слыл клятвопреступником, сын Игга.
   В ответ Одинсон только хмуро кивнул, после чего как-то странно и задумчиво посмотрел на драугра, и затем направился к гробам, выстроенный у колонны, что едва освещалась светом Мьёлльнира. Ему не нужно было говорить, что от ответа его друга сейчас зависело очень многое, однако он и не сомневался, что Старк сможет сделать нужный выбор. Уннар был прав - Тор до конца так и не понял смертных в некоторых планах, и вряд ли сможет. Некоторые вещи должен решать лишь человек, и некоторые вещи лишь ему подвластны.
   И как только Тони ответил, драугр тотчас же схватил его цепкими, словно сама смерть, пальцами, и спустя какие-то мгновения они уже оказались на поверхности. Над ними было серое небо без лучика света, ветер завывал по каменистой горной местности... и нигде не было следов Одинсона.
- Ты свободен, Энтони Старк - словно призрак, Уннар оказался под тенью скалы, нависающей неподалёку мрачным горным клыком над заснеженной местностью. Вопреки всяким байкам и мифам, свет ему не вредил, просто был неприятен. Тьма была его спутницей уже многие столетия, и постоянность этого он изменить был не в силах.. да и не хотел. - И пусть твой ответ наивен, он от сердца чистого был сказан. Быть может, именно в память о тех чувствах, что испытываешь ярко, тебя я отведу к тому, кто повинен в похищеньи Тролльвика людей. Да только коли ты и впрямь желаешь их спасти - придётся тебе вспомнить о словах моих. И вновь жизнь оценить. Хотя, правильных вариантов не будет у тебя - ты их не увидишь. Но выбор сделать будешь должен всё равно.
   Сказав это, драугр нечеловечески быстрым шагом направился дальше в горы, будто бы исчезая между расщелин, мертвенной тенью проходя между редкими деревьями, могильным ветром огибая камни да овраги, и все это - в полной тишине да непреклонном молчании. Вскоре он даже стал похож на человека, одетого довольно буднично на современный лад, только слегка бледноватого, и в один момент резко остановился, словно вкопанный, на краю высокого обрыва. Указав пальцем на долину далеко под ними, он сказал:
- Там тот, кто повинен в содеянном, тот, кто тебе нужен. Человека, что потревожил тот могильник, зовут Рангрид. Рангрид Хрофтсдоттир. Эта колдунья давно искала власти средь на стезе, которую живому лучше не затрагивать, и много жизней она погубила. Заклятье, которое использовано было ею, передаёт ей жизненную силу каждого, кто сейчас находится в гробах в могильнике, в котором был недавеча ты, Старк. Драугры не могут ослушаться ее, да и не хотят - они слишком долго спали, и пробуждаться не желали, однако колдун решил иначе. Заклятье то - не из мира смертных. Оно не должно было всплывать вновь в любом из миров Иггдрасиля, ибо то, что было в тёмные эпохи, должно быть предано забвенью, да только лишь не все чтут природы законы. Ей оное показал кто-то из другого мира. Возможно, Нифльхейма. Возможно, Свартальвхейма. Али Ётунхейма, то мне неинтересно. Однако его обратить нельзя, нельзя и связь ту разорвать способом никаким... кроме одного. - Затем Уннар повернулся к Старку, и мрачно добавил - Но, сдаётся мне, что сие и так уже ты понял.
   Сейчас мертвец выглядел даже по-своему красивым: высок, статен, с небольшой щетиной, светло-зелёными глазами, правильными, аристократическими чертами лица, носом с небольшой горбинкой, островатыми скулами да высоким лбом, который обрамляли развевающиеся по ветру светлые волосы. Единственное, что выдавало его - это бледнота и слишком уж холодный взгляд. Впрочем, подле него даже сам воздух был холоднее. Вновь посмотрев на долину, он только сочуствующе усмехнулся:
- Смертные с их технологиями. Я вижу те постройки с надписью - "Роксон", коли правильно прочёл я - так же ясно, как ты небо, но, сдаётся мне, что с завесой ихней сможешь совладать ты. Не так давно здесь держали Громовержца, когда он себя не помнил. На нём ставили опыты, как и на других существах, что сказкою считает род твой. Альвы, хульдры, тролль один, фэйри, никсы - здесь полно их. Им плевать на судьбу Сокрытого Народца, плевать на то, с кем они союзы заключают, они хотят лишь власти и возможностей, которых быть у них не должно. Тогда Громовержец сумел сбежать отсюда - не без помощи, конечно - однако он не знал о пленниках других. Впрочем, когда он здесь появится, уверен я - ему ты то расскажешь. Так вот, колдунья та среди пленников находится, но она одна, пожалуй, кто желает находиться там. Там она в безопасности, ибо стражи да учёные, что наивно полагают, что держат ее в заточеньи, надёжно ее охраняют. И тебе решать лишь, надолго ли.
   Постояв еще с минуту в молчании, драугр таки соизволил ответить на вопрос, давно уже требовавший ответа:
- У него свой путь. Он - Ас, и должен заплатить за то, что его народ сотворил со всеми ними. Он сам должен то исправить, и тебе там быть не стоило, когда он на него ступил. От него зависит лишь, выберется оттуда ли он. Но коли правильно я помню своего бога, своего предводителя - а помню всё я, Энтони - то для Бога Грома нету невозможного. - Затем, указав рукой на замаскированный комплекс внизу, мертвец добавил - Вот это - твой путь. Хотя, как вижу я, не  полностью. Вижу также я, что дальше будет, но лишь от тебя зависит, сколько живых сегодня будет спасено. И сколько же погибнут. А погибнуть могут многие... - печально вздохнув, Уннар покачал головой - ибо вчера Оддлёйг Листва Золотая была поймана теми людьми. И когда Громовержец проведает о том... Что же, кажется, объяснять последствия не стоит.
   Будто бы в довершение слов драугра позади них задрожала земля, и вскоре из-под нее на расстоянии где-то полмили, щедро сыпанув камнями да промёрзлой почвой во все стороны, вылетел заляпанный своей, свежей, ярко-алой и чужой, свёрнутой да почти что чёрной кровью Донар. Тяжело дыша, он приземлился подле драугра с миллиардером, и слегка пошатываясь, посмотрел то на одного, то на другого.
- Как я понимаю, ты сделал то, что нужно было. - Харальдссон не спрашивал - утверждал.
- Они обрели покой. Обрели так, как хотели изначально - вытерев кровь с губы, Ас устало уселся на камень неподалёку и уперев Мьёлльнир в землю перед собой, облокотился на навершие его рукояти. - Остался только лишь...
   Но тут Уннар перебил Рюмра жестом руки.
- Это подождёт. Сейчас есть более насущные вопросы, да и людей Тролльвика ты так все равно не вернёшь. - Указав рукой на долину, с первого взгляда казавшуюся пустой, мертвец сказал - Те, кто пленил тебя, пленили Оддлёйг, Громовержец. Равно, как и других многих. Но твой брат, видать, забыл тогда тебе о том рассказать. Там же и находится та, кто повинен в пробуждении драугров и похищеньи Тролльвика людей. - И абсолютно с безразличным видом наблюдая, как мгновенно изменился Одинсон в лице, сразу же встав да недобро сверкнув молниями из глаз, сжимая молот в руке, он направился прочь, лишь раз обернувшись и взглянув в лицо Старку перед тем, как провалиться сквозь землю:
- Я ведь молвил - он узнает, Энтони. Теперь тебе лишь решать, чего стоит жизнь.
   И с этими словами Уннар исчез - ровно так же внезапно, как небо затянули грозовые тучи, сопровождаемые первыми раскатами грома. Сын Одина, на чьём лице было написано отнюдь недвусмысленное желание, подошёл к обрыву, и не глядя на Железного Человека, сквозь рык выдал:
- Говори, как зовут колдунью ту. Говори - и уходи. Тебе не стоит видеть то, что будет после, Тони.
   Небо уже полнилось отдалёнными раскатами молний, которые с каждым разом били все ближе к тому, кто ими повелевал. И лишь глупец мог полагать, что Громовержец на этом остановится.

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [26.05.2016] Debts and answers