03.12.17

С Днем Рождения, Чарльз!

05.12.17

Праздничный посткроссинг! Так же обновлен цитатник.

Добро пожаловать на ролевую по комиксам вселенной Марвел! Мы приветствуем всех гостей, наблюдателей и просто заглянувших на наш форум — место, которое мы постарались сделать уютным творческим домиком для всех его обитателей. Будем рады всем желающим присоединиться к нашему дружному и талантливому коллективу!
Должность:
Руководитель
Контакты:
Skype: Lawrenjin
ICQ: 400450228
Доступность: вечером; днем как получится.
Командор. Техник. Шериф. Квестоплет. Связист. Делает всё сразу, почти всё видит.
Курирует Мстителей, отвечает за Мандарина.
Должность:
Координатор
Контакты:
Skype: aisazure
Доступность: режим пониженной активности
Душа компании и поставщик мороженого. Приглядывает за гостевой и приемкой, контроллер порядка и игры, а также
Курирует ЩИТ, отвечает за Людей-Икс.
Должность:
Пиар-агент
Контакты:
Skype: makitimus
Доступность: режим пониженной активности
Первый помощник. Мастер Фотошопа, креатива, генератор идей и наш незаменимый талисман.
   
Прозвище:
Мадам Гидра;
Имя: Офелия Саркиссян;
Степень опасности: Глава Гидры, огромные познания в области ядов.

Разыскиваем! Требуется для крутых сюжетных поворотов в стан весёлых и неординарных интриганов Гидры.
Прозвище: Творец;
Имя:Рид Ричардс;
Степень опасности: Один из величайших ученых на земле. Свалился сюда из вселенной Альтимейт.

Ищем антагониста! Который залип в сюжетных завязках. Миру нужен свой личный злобный мозг.
Прозвище: Невидимый;
Имя: Ник Фьюри;
Степень опасности: Непревзойденный интриган, серьёзный боец.

Разыскиваем! Фьюри сейчас наказали хитрым образом, однако он не может просто так проиграть, да? Требуется всей ветке ЩИТа.
Прозвище: Сорвиголова;
Имя: Мэтью Мёрдок;
Степень опасности: "Слепой зрячий"; сверхчеловеческие чувства, превосходный боец.

Разыскиваем! Мэтта были бы рады видеть не только в Адской Кухне, но и в геройских рядах!

Marvel: All-New

Объявление

В конце концов, не может же сюжет состоять из одних только угроз всему сущему и глобальных сражений. Такие сюжеты быстро приедаются и заканчиваются сами собой. Так что Локи рассчитывал на отпуск. © Loki

Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Примечание: игровые архивы доступны с аккаунта читателя.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [28.04.2016] Come and See


[28.04.2016] Come and See

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon]

Come and See
https://i.imgur.com/P4LOOfF.png

28 апреля 2016 года
Асгард

Собаки сорвутся с цепей
И оставят хозяев по горло в крови,
Возьми, уходя, свои лучшие песни,
А все остальные порви.

С помощью Аморы Локи вырвался из лабиринта Библиотеки Неоконченных Историй.
Слишком поздно, чтобы кого-то предостеречь. Слишком поздно, чтобы что-то исправить. Слишком поздно, даже чтобы жалеть.
Остаётся только принести брату надежду на то, что потери можно вернуть.

https://i.imgur.com/P4LOOfF.png
Thor Odinson, Loki

Отредактировано Loki (2017-11-13 19:44:03)

+3

2

Тронная зала была на диво пустой. Донар, восседавший на месте своего отца, задумчиво крутил корону в руках, с видом, что мрачнее тучи, и это явно не сопутствовало тому, дабы хоть кто-то потревожил нового короля. Более того - Асы все же услышали его слова, что передала его народу Бруннхильда, и собирались к отбытию. Каково им было - он даже толком и не представлял. В конце концов, они только-только вновь обрели свой дом. и вот нате - они скоро опять его лишатся. Однако вряд ли был какой-то выход. Как бы Веор не надеялся, что случится чудо, и Суртур найдёт себе новое тело, правда вещей оставалась неизменной - владыка Мусспельхейма, заполучивший тело Энджелы, вскоре придёт в Асгард. И явно не ради переговоров. Но Донар не собирался позволять ему исполнить своё пророчество. Только не так.
   Только не после того, что он сделал с его сестрой.
   Чего бы это ему ни стоило.
   Молот, заброшенный в дальний угол Валаскьяльва, протестующе искрился, явно будучи не согласным с хозяином, однако бремя короны и тяжесть утраты, видимо, окончательно сломили Бога Грома. Он намеренно оградил весь свой народ от себя, и даже не мог показаться на глаза Брунн. Он даже не знал, простила ли она то, что он сотворил с предводительницей Валькириора. Она-то явно не просила о подобном изменении, тем более, раз оно все равно ничего не дало. Хотя... делать ошибки Асу было не привыкать. И раз он мог жить с грузом своих грехов, значит, сможет жить и с этим. По крайней мере, ровно столько, сколько потребуется.
   Ибо после того, как он встретится с Суртуром, ему вряд ли будет какое-то дело. Либо владыка Мусспельхейма его убьёт, либо же... либо ему будет все равно. После второго исхода ему и впрямь будет все равно.
   Со свистом запустив короной в колонну, Громовержец от злости зарычал, впечатав массивный крылатый обруч в золотую кладку больше, чем наполовину, и подорвавшись с места, поднял трон и отправил его туда же. Снаружи, кажется, кто-то охнул и начал тихо шептаться - но никто не осмелился нарушить одиночество сына Одина. Асы, конечно, были храбрейшими богами в мироздании - но они не были самоубийцами.
   Он уже даже и не знал. что ему еще разбить. Что сокрушить. Что сломать или раздробить. Он был сильнейшим богом Асгарда, одним из сильнейших существ во всём мироздании, но сейчас перед ним возник враг, которого нельзя было одолеть ударами кулаков, секиры или молота. И осознание его бессилия наполняло бога почище ярости, что так и клокотала в нём, требуя выхода, требуя выплеснуться хотя бы на что-то. И в данном случае зал его отца был подходящим местом.
   В конце концов, где он был все это время? Какое ему было дело до его детей?
- Где ты шляешься, старый, одноглазый, проклятый старик?! Где ты есть в тот час, когда ты больше всего нужен?! ТАК ТЕБЕ ДОРОГА СЕМЬЯ ТВОЯ, ЧТО ТЫ ВНОВЬ ПОЗВОЛИЛ СЕБЕ СВОЮ ДОЧЬ ПОТЕРЯТЬ?!!
   Ему было наплевать, услышит ли его отец, и предпримет ли что-то. Хотя, пожалуй, нет - если бы старый Игг сейчас был перед ним, он бы с радостью вбил бы его лицо в столь ненависную золотую отделку пола его зала. Голыми руками. Был бы до тех пор, покуда не стёр бы костяшки в кровавое месиво, а после - забивал бы искалеченными руками, даже не проверяя, дышит ли он еще. Но сейчас был лишь Валаскьяльв. Хотя... если Тор собирался продолжать в подобном духе, то этот зал вскоре грозился исчезнуть в руинах.
   Остановился Веор лишь тогда, когда к ближайшему объекту, который можно было бы сломать или разбить (не считая пола) нужно было основательно протопать - а на это у него, видимо, не было моральных сил. Тяжело дыша, он упал на колени, и обессиленно упёрся руками в золотое крошево. Даже это не помогало. Вообще уже ничего не помогало. Мрачно осмотревшись по сторонам, Громовержец с трудом встал на ноги, и медленно побрёл к большой комнате, находившейся за троном. Выбив ногой двери в оную, он взял первую попавшуюся бутылку из запасов Одина, отпил немного - и в бешенстве выбросил бутыль прочь. Даже мёд ему был противен. И тут он услышал то, чего аж никак не ожидал - шаги.
- В моём обществе сейчас неразумно и опасно находиться - не глядя, прорычал нежеланному визитёру Рюмр. - Уходи отсюда, мне неинтересно всё, что можешь ты сказать.
   Но когда бог обернулся, то лицо его исказилось выражением злобы, ярости - и обиды. Притом неизвестно, на кого он больше был зол - на пришедшего, который пожелал оставаться в стороне и тем самым никак не помог их сестре, или же на себя - что не послушал брата, когда то было нужно.

+2

3

О да, общество Тора в эту минуту было и неразумным, и опасным.
Разрушенный зал напоминал поле боя. Как будто ничего и не изменилось с тех пор, как Локи был здесь в последний раз. Даже запах стоял тот же: гарь и разогретый до кипения металл, горестное ошеломление и скорбь по ушедшей Королеве.
— Я всё же попытаюсь, с твоего позволения, — просто, как будто продолжая пять минут назад прервавшийся разговор о погоде, сказал Локи, переступил через обезображенный труп резной створки и встал перед братом.
Взгляд Одинсона был страшен. Любое живое существо бежало бы прочь от без оглядки, пока не упало с разорванным ужасом и натугой сердцем. Локи встретил его с состраданием. Та форма скорби, что выбрал Тор, была даже менее разрушительна, чем его собственная — едва не вернувшая его к навязчивой идее об обладании и власти. В конце концов, разрушенный тронный зал Асгарда был лишь частью устроенного им хаоса.
И стало бы лишь хуже, когда б сбылись слова Сатаны: ничто во всех мирозданиях не в силах было стереть из грядущей истории гибель Альдриф.
— Но в моих словах и в самом деле мало интересного: я не ради развлечения твоего явился, но для того, чтобы ты знал, что не один. Я не могу достать из кармана Всеотца, да и не в его силах вернуть всё к лучшему. Должно быть, поэтому его и нет здесь.
Локи оглянулся по сторонам, как будто Один мог вынырнуть из-под стола, цепляясь за столешницу рогами своего шлема, да сыграть для сыновей рождественского деда, исполняющего сокровенные мечты одним движением посоха. Комната осталась безмолвна и уже сейчас — как будто заброшена многие века, в много веков заброшенном замке.
— Я делал всё, чтобы сегодня выглядело иначе. Всё, чтобы сохранить Альдриф. Клянусь тебе Великим Древом. И впредь будет так.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon]

+3

4

Мрачно смотря на брата, Вингнир подумывал было избить еще и его - однако после разжал кулаки, и устало бухнулся на то, что осталось от трона. Потерев запыленными пальцами переносицу, он отдышался, и вновь обратил свой взгляд к Хведрунгу:
- Что мне от твоих слов, что я не один, Локк? Что мне от клятвы твоей? Ты делал, но не сделал. И я тоже пытался, но не смог. То уже вспять не обратить. Осталось лишь надеяться и верить в крайне призачный шанс, что Суртур внемлит ультиматуму моему... или смириться мне придётся с тем, что я должен буду сделать в случае обратном.
   Дальше было молчание, которое Ас нарушил спустя пару минут. Но уже не было в его голосе ни злобы, ни ярости - только обида, отчаяние и боль.
- Почему ты ее не спас? Почему я не смог ее спасти? Что же мы за братья, если подвели нашу сестру, Локк? Почему всё то, что делал Бальдр для нее, также кануло в небытие словно нечто несущественное, а? Почему так али иначе мы все равно идём к Рагнарёку, и почему отец всё это допустил?
   Столько вопросов, и ни одного ответа. В конце концов, пора было бы уже привыкнуть... но сейчас таранис был сломлен, и поэтому какой-то отчайнной, призрачной наивностью верил в то, что вот-вот явится какое-то решенье, и они все исправят. Что найдётся тот, кого он сможет огреть Мьёлльниром, кого Лодур околдует, и все будет хорошо.
   Но как бы не так.
   Не дожидаясь, когда Хведрунг внятно скажет о цели своего визита, Ас наконец чертыхнулся, и быстро встав, прошёл прямо на Локи. Но нет - не рукоприкладствовать, а достать то, что сейчас валялось погребено под обломками. Пнув несколько камней, он достал наконец корону - чудом (или благодаря магии, скорее) уцелевшую в этом всём беспорядке. Злободневно сжав ее в кулаке, Рюмр вытянул руку, и через секунду в нее врезалась рукоять молота.
- У меня еще есть дела, которые надобно успеть сделать до того, как... ну, в общем, думаю, Бруннхильда тебе уже все рассказала. - дойдя до дверного проёма, Вингнир остановился, и повернулся к брату. - Ты бы помог Асгарду сейчас - точнее, его жителям. К сожаленью, я не могу делать то, что нужно, и заботиться о нашем народе. Может, Балдур тебе помочь в оном сможет - он-то уж всяко не откажется. А я должен подготовиться к грядущему, и защитить Асгард... хоть как-то. Дабы после вам всем было куда вернуться.

+1

5

Слово было сказано, слово было принято. Локи и сам знал, что клятва его бесполезна, и не пришьёшь её ни к какому плащу в качестве заплатки. Но это не было извинением или жалобой. Он даже не желал облегчить Громовержцу его страшную ношу. Локи хотел, чтобы Тор видел: к нему пришёл не вырвавшийся из клетки мститель, поверженный безумием осиротевшего без него Зла, а брат. Вряд ли он был обрадован этим, но охота к разрушениям его поутихла, призвав на смену охоту задавать риторические вопросы.
— Значит, всё так, как Фрейе то открылось… — печально произнёс Локи, угадывая под разломанной плитой с ванахеймским подвигом Бальдра место, где расплывалась кровь преданной сыном Всематери. И пояснил для брата: — Брунн при встрече повела себя так, как велел ей долг любого аса. Должно быть, она пропустила тот выпуск газеты, где меня оправдывали и приводили фото в объятиях восставшей из мёртвых Фрейи. Так что… мы толком не поговорили.
И Амора знала лишь часть правды. Что-то Локи мог и домыслить, но этого было мало. Всего было мало, кроме непосредственного участия, но как раз этого у Локи не было — сам же Тор вместе с Альдриф и выбили его из повествования. Казалось бы, всего на несколько дней. И как же тяжело теперь было!
— Тор! Я видел Сурта, бьющегося в рёберной клетке Альдриф, и когда он разбил её, остался только Асгард, и более ничего. Это только видения, мне нужно больше! Я не хочу ждать неизвестности. Расскажи мне! Нет. Покажи мне!
Локи стремительно подошёл к брату, схватил его за плечи, носком сапога упёрся в пряжку его пояса, подтянулся и навис нал лицом Тора, ныряя в его светлые глаза не хуже любого влюблённого, только не в поисках ответных чувств. Там, за грозовой голубизной радужек Альдриф защищала Лауссу своим телом в лужах крови, которые правильными фигурами расходились в стороны от сестёр; Малекит с победной улыбкой удирал прочь от удара молнией; на злой пустоши гремели слова ультиматума и горел огонь; пока наконец последняя вспышка небесного огня из памяти Тора не отбросила Локи от него прочь, спиной на остаток ещё какой-то в прошлом милой детали убранства. Впрочем, Локи мало обратил на это внимание.
Его занимали мысли о будущем, которое ещё можно создать.
И мысли эти с каждой секундой всё отчётливее проступали на его обращённом к потолку лице.
— Мы боремся не с тем, с кем нужно… — как будто сам себе сказал Локи, всё ещё не делая попыток подняться.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon]

+3

6

Хведрунг напрыгнул на него внезапно, нагло и движением, не признающим никаких пререканий. Ас даже не успел его сбросить, или хотя бы остановить словом - и вот уже все свершилось. Магия Лодура сработала попросту на "ура".
   С одним лишь "но", о котором, похоже, Локи забыл, или же не счёл нужным вспоминать али волноваться о подобном пустяке: все, что видит колдун при таком заклинании, заново переживет тот, в чей разум он вторгается.

   Но в это раз разум Донара воспротивился этому - правда, уже тогда, когда его брат увидел все, что ему было нужно. Издав нечеловеческий рёв и заискрившись не хуже электростанции, Тор отбросил разрядом небесного огня Локи на несколько метров, тяжело дыша и содрогаясь от переполняющей его энергии. Но как бы его глаза сейчас не искрились первозданной мощью, они не смогли спрятать капли того, что можно было назвать сейчас дождём из грозового неба. Он уже однажды пережил это. И сейчас ему поневоле пришлось пережить все то время вновь.
   Просто потому, что его брат не захотел послушать, а возжелал увидеть.
   Замахнувшись было молотом, Веор уже было хотел его бросить в брата, но передумал. Каков бы ни был Локи, что бы он не сделал, но он все же был его братом. О, видит Небо, убить его Ас хотел не раз и не два - и это было взаимно. Однако они уже давно выросли из этого возраста, из этого ребячества, когда один играл героя, а второй - злодея. И пусть каждый свято верил в эту роль, но на самом деле то были лишь жалкие попытки двух древних богов как-то обрести себя в этом новом мире. В мире, где их уже не жаловали, где в них не верили, и где их забыли. И когда каждый из них понял, что эта игра себя изжила - они изменились. Оба они умерли - и даже не по разу, оба пересмотрели свои жизненные стремления. Один перестал величать себя Богом Зла, и стал чем-то большим, чем просто трикстером - он стал воплощением самой Истории. Второй же заново переосмыслил всю свою жизнь из-за всего лишь одной фразы, которая перевернула его мир. И ему потребовались годы, чтобы понять - слова это лишь слова. И если лишь слова определяют тебя, тогда ты не бог - ты даже не личность. И сейчас для этих двух богов, которые не родились братьями, но всегда были таковыми, уже не было места для тупой, бессмысленной драки во имя чего-то..
   Возможно, как-то позже.
   Но явно не сейчас.
- Да, тебе попросту было нужно позарез заставить меня всё это заново прожить, не так ли, Локи? - тихо спросил Ас, проведя ладонью по рукой. Отряхнувшись после, он хрустнул шеей, тяжело пытаясь восстановить дыхание, и наконец шумно выдохнув. вроде бы успокоился. - Хватит уж валяться. На тебе даже ожогов нету, брат. Поднимайся, хватит сейчас в Асгарде одного царевича, что выглядит жалкой, бледной тенью самого себя и посмешищем всеобщим. Иди, подготовь ты Идавёлль, Лофт. А я постараюсь сделать так, дабы дальше Вигрид Йотнар с Мусспельсунир не прошли. Остальные могут грабить али бесчинствовать в доме нашем, что пуст будет, но.. но они его не уничтожат. Хватит говорить загадками, и в кои-то веки просто сделай, что тебя прошу я. Иди, спаси же наш народ, хоть раз - попросту спаси, без уловок, без всего остального. А я пока пойду на площадь, и скажу им, что ты - не тот, кем они тебя считали.
   Договорив, Рюмр разверулся, и резко устремился в воздух, направляясь к статуе безымянного тана на главной площади города Асов. С шумом приземлившись на оную, он гаркнул во весь свой голос, так, что даже глухой бы услышал Бога Грома:
- Народ Асгарда!  Вам известно почти все, что происходило за время последнее! Но вы не ведаете правду всю о том, кого считаете предателем, убийцей и лжецом!
   Подождав несколкьо минут, покуда все Асы соберутся и будут внимать своему новому "королю" - Ода кровь, как это было низко и смешно, так себя называть и заставлять других видеть в себе эту личность! - Донар продолжил.
- Скрывать не буду правды я от вас. Равно, как и лгать - ибо ведаете, что на то я не способен. Да, то правда, что Локи, мой брат, убил того, кого большинство из вас любило. НО вы забываете о том,что после он стал тем, кто был с нами из начала времён, Асы! Лофт не всегда был злом, и не был он плохим всегда! Когда-то он был братом мне, и пусть даже многие из вас то позабыли - я все еще то помню. Он заслужил ваше неодобренье, равно. как и ненависть. Но он также заслужил и ваше прощенье. Пониманье. Не идите вы путями теми, что начертаны нам были испокон веков! Идите дальше! Как то сделал я! Как то сделал Локи! Как то сделала... - здесь Одинсон запнулся, ибо даже вслух не мог сказать имя своей сестры. Сестры, которой уже не было с ними. - Итак али иначе - Лодур не убивал Фрейю! Фрейя жива, здорова, и последний раз я лично ее видел в землях Исландии, в Мидгарде, со своим отцом. Почему они решили сейчас не возвращаться - то загадка для меня. но раз отец и мать не отвечали да не отвечают на молитвы - а поверьте, я то пробовал - и раз сам Хеймдалль их не видит. то они на помощь не придут к нам. Может, она за пределами известных нам миров уже. Но так али иначе - Лофт невиновен в убийстве Фрейи, Асы!
   По толпе пронёсся недоверчивый ропот, но Тор знал - они поверят. Они всегда ему верили. он ни разу не давал им повода усомниться в своих словах.
- Я не жду от вас моментального прощенья. Но вскоре он - он будет старшим из семьи Гримнира. Я также сие не прошу понять вас. Однако... а в хель. Коли мой отец мог, то чем я лучше. - Учуяв до боли знакомую ауру позади себя, Рюмр снял с себя корону, и не глядя, бросил ее спешащему. Он знал, что ее поймают. - Как правитель я успел сделать все, дабы вас сберечь. Дабы вас спасти. Но дальше я быть вашим конунгом уже не могу. Посему ... Гармова пасть, я понимаю, как вам сложно будет то, но я не прошу вас слепо слушать его, Асы. Я прошу вас лишь поверить в то, что он - все тот же Локи, который был с нами, еще когда Мидгард только-только зарождался. Когда в нём еще не было зла. Коль вы столько раз прощали мне мои ошибки - чем он хуже?!
   На последних словах Веор уже зарычал, словно зверь. Он устал объясняться, устал и понимать. Он просил всего лишь их простить брата. Ибо он это заслужил. Он мог им приказать... но что он был бы тогда за бог?
- Я все сказал. Возвращайтесь к вашим делам неотложным, времени у вас в обрез. - увидев взгляд своих друзей, Вингнир, спустившись с помоста, тихо им добавил - не смотрите на меня так. Хогун, Сиф, Волльстаг, Брунн - еще раз ты меня прости, моя валькирия - Фандрал... все вы - не смотрите на меня так. Я всего лишь сотворил, что мог. И хватит вам всем жить, как я прошлые годы: закоренелым. злым, и глупым. Узрите в мире большее. И найдите в своем сердце вы прощенье. Не повторяйте вы моих ошибок. Станьте лучше. И не несите наследие мое.
   Развернувшись, он быстрым шагом направился прочь, не слушая их слов. Но после он услышал слова, которые не мог проигнорировать.
   Его слова всегда находили цель в сердце Тора.

+1

7

На Локи в самом деле не было ожогов, но и вовсе без вреда вторжение в голову Громовержца не обошлось. Это никогда не было трюком, который можно выполнить шутки ради, даже если дело касалось пустячного эпизода о разговоре за завтраком. В ретроспективе Локи мог бы только поразиться, что у него вообще получилось. Но вместо этого он достраивал то, что увидел, распутывал из клубка своих и братовых эмоций нити событий, протягивающиеся из прошлого в полное вероятностей будущее. И глотать этот ком было всё равно что пытаться высвободиться от воткнутого в нёбо клинка Тюра.
Пошевелившись, Локи сел и ошалело посмотрел на Громовержца, и долго провожал его потрясенным взглядом, пока он не скрылся за дверью. Тогда он запустил пальцы глубоко в волосы, сворачивая набок рогатый венец. Тот, повиснув на секунду на безымянном пальце, с праздничным дребезгом выбил искру из обломка трона и откатился.
— Я не бог историй Локи. Я грёбаный бог лузеров и фейла, — мрачно простонал трикстер. Под ладонями его билось мольба не продолжать. Все его вопросы заострялись ответами, поблёскивающие алым там, где Сатана предрекала неотвратимость худшего из исходов.
Покачнувшись, Локи встал и с тяжёлой задумчивостью посмотрел вниз, на свой венец. Выдохнул. Подхватил золотой обод с земли и стал Локи.
Он не сразу объявился поодаль от громыхающего на весь Асгард брата. Ему внимали с благоговением, как истинному королю. Даже великие воины, не пропустившие за речью Тора появление изгнанника, остановились.
Но Локи и без них получил удар как древком копья: “Я — преступление, что не будет прощено”. Он будет Локи, пока будет слышать этот детский крик. Даже когда все остальные забудут.
— Какой магией ты воспользовался, чтобы околдовать разум Донара, убийца?
Вольштагг, ближе иных принявший смерть юного Локи, готов был силой вытрясти из мага ответ, здесь и сейчас. В это было поверить ему проще, чем в то, что Громовержец только что своими собственными руками отдал Асгард и судьбы его народа подлейшему из существ во Вселенной.
— Я мог бы клясться тебе любыми святынями, Вольштагг. Но клятвы мои тебя в лучшем случае не впечатлят, а вероятно — оскорбят. И потому позволь за меня говорить грядущим событиям. Вы слышали конунга — вам не обязательно мне доверять. Но ему вы верить должны.
Только в одном взгляде Локи увидел сомнения. Леди Сиф — та, что больше всех прочих имела прав на ненависть к вору её тела, что-то решала для себя. Что же, для нового начала уже лучше, чем ничего.
Хороша же будет эра асгардийская, если всё будет так, как предопределяет сейчас Тор для Золотого Града. Всю жизнь стремившийся к трону Локи невесело усмехнулся, представив себя сейчас в крылатом шлеме правителя. Нет, всё же, он истинно больше не тот Локи, что истощал, алкая абсолютной власти.
— Я знаю, как вышвырнуть Суртра из нашей сестры, Тор, — сказал негромко Локи в спину брата. Достаточно, чтоб он услышал. И то был крюк побольше и острее, чем тот, что застрял в губе у Йормунганда, и по сей день торчал там словно пирсинг.
— Ты показал мне, как это сделал Малекит. И я знаю, на ком бы я мог этот приём повторить. Потребуется лишь Сурт и Малекит в одном месте и в одно время.
И жертвы. Много жертв, жизнью и кровью которых эльф залил покои Лауссы. Но это не забота Тора, как обходить это требование ритуала.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon]

+2

8

Конечно, Ас хотел верить своему брату. Конечно, слова Хведрунга зажгли едва видимый лучик надежды в его душе. Но все же Тор считал, что эта надежда - скорее желаемый путником мираж дома в глухой лесной чащобе, нежели реальное строение с тёплым очагом, мягкой кроватью и сытной едой.
   Но даже этой надежды Асу оказалось достаточно. Даже если это будет самообман - то он все равно ничего не теряет.
   Осуждающе посмотрев на Вольстагга, Рюмр лишь покачал головой, как бы говоря - хватит уже, рыжебородый великан. В глаза Сиф и Брунн он даже смотреть не стал, и после лишь кивнул Локи, дабы тот последовал за ним, подальше от чужих ушей и глаз. И когда они оказались всего в каких-то тридцати метрах от опушки Садов Ёрд, Вингнир остановился, и повернулся к трикстеру:
- Говори. Говори, кого мне убить нужно, и кого тебе на закланье привести. Мне всё равно, каким путём то можно сотворить. И какие законы надобно нарушить. Коли не лукавишь. и не пытаешься посеять в сердце ты моём лживую надежду, брат - говори, что я должен сделать. И немедля.
   Но дать слово Лофту помешала Бруннхильда, возникшая просто из воздуха между братьями. Иногда Аса и впрямь бесила эта ее способность, хотя, но и сам был хорош. В конце концов, монополии на отсутствия привязанности к Бифрёсту в плане перемещения в Асгарде не было, так что нечего вроде бы было беситься, но все же.
- Ты так и не отступишься? - она смотрела на Рюмра взглядом, в котором читалась и обида за недавний его поступок с ней, и волнение, и благодарность за дарованное ей. Право слово, женщины могут удивлять даже тогда, когда, казалось бы, знаешь их целую вечность. - Ты и впрямь желаешь привести Асгард - привестя себя - к исходу, что виден мрачной печатью крови да и смерти на лице твоём?
- У меня нет выхода, Брунн - только-только начал было тихо отвечать Громовержец, но тут уже Валькирия повернулась к Локку, и цапнув его за грудки, подняла над собой.
- А ты. Ты! Хотя бы раз ты его отговорил от затеи глупой и самоубийственной! Но ты лишь потакаешь его глупым начинаньям! Локи... почему?!
   Но вопреки ожиданиям и довольно ощутимым встряскам воительницы, она не смотрела на Лодура с гневом. Нет, в ее глазах были видны боль и отчаяние. А вскоре - и слёзы, которые она сразу же поспешила вытереть, поставив Лофта на место.
- Ну почему вы всегда так стремитесь самоубиться во имя непонятных целей... - Обессиленная, она села на лавку неподалёку, и закрыла лицо руками. - Вы ведь были братьями. Вы были друзьями. Куда ушло то время?
   Видимо, она не смогла не поверить Тору во время его тирады и слов касательно Хведрунга. Это, конечно, не означало, что она одобряет жест Одинсона с короной, и вообще не означало, что она сразу вот так доверится трикстеру. Но она хотя бы перестала видеть в нём врага - или, что хуже, пустое место. да, Асгард вроде бы и менялся, но в то же времяя местами все сильнее напоминал себя прежнего, из времени, когда само мироздание было молодым. Вот если бы эти изменения пришли бы в более добрый час...
   Однако выбирать не приходилось.
- Брунн, прошу тебя - иди да внемли разумам нашего народа. Мои слова они услышали, однако будет еще лучше, коли услышат они то и от тебя. - Остальное, сказанное Валькирией, комментировать Донар отказывался. Вэл же только помедлив, кивнула в знак согласия, и после вновь обратилась к Локи:
- Скажи мне, Лофт - ты точно не творил ничего с разумом брата своего? Ибо сейчас выходит так, что вскоре - коли не уже сейчас - ты получил все, чего столетьями желал. Везенье, совпаденье ли? Дай мне ответ, Среброязыкий - и пусть хоть раз он будет честным. Дай мне честный ответ - и несмотря на то .каким он будет. я уйду да исполню воль Тора. После чего вы будете вольны стремиться к гибели своей, как только пожелаете.

+1

9

В голосе Громовержца рокотала гроза. Она обещала Локи в лучшем случае повторение пройденного, но бог историй уже не боялся. Страх принадлежит лишь злу, что пожирает самое себя и погибает, или добру, что преодолевает самое себя и побеждает. Локи же более не был ни тем, ни другим.
Но прежде, чем бог историй смог ответить брату, его перебили. Бруннхильда и её свита разных по силе чувств, заполонила собой всю площадь, нежащуюся под сенью вековечных деревьев Гайи. Локи отступил на полшага, желая остаться наблюдателем. За то и поплатился, вздёрнутый руками воительницы подобно мешку.
— Потому что это его история, — выдавил из себя болтающийся в полуметре над землёй трикстер. Эта позиция была даже лучше сторонней. Локи видел, как досада на лице Бруннхильды сменяется искренним горем.
Ощутив землю под ногами, Локи оправил свой волшебный плащ, сочувственно посмотрел на Тора и отвернулся. Он подошёл к горюющей женщине и опустился перед ней на корточки, снизу вверх заглядывая в прозрачные глаза, способные и сиять полуднем, и разить сталью.
— Я люблю моего брата. Тебе может показаться это ложью, но это так. Я люблю Тора больше, чем кто бы то ни было в этой бесконечной Вселенной или в любой другой. В этом и есть капкан. В тот день, когда Тор сын Одина решит, что его жизнь важнее Асгарда и каждой жизни в нём — в тот день не станет Тора и Локи. По-настоящему не станет. Мы, может быть, и станем жить. Но то будет кто-то другой. Жизнь и смерть тех, других, не будет вращать мироздание. И тогда мы исчезнем, и более и не вспомнят о нас.
Локи похлопал Брунн по колену и устроился рядом с ней на скамейке. И теперь уже посмотрел на возвышающегося над ними Одинсона, сурового как закат над миром.
— Одного его сомнения оказалось достаточно, чтобы в мире появился новый Тор. Но стала ли она историей, новый Тор, достойный Мьёлльнира? Она могла. Я рад, что ты более не сомневаешься в своей истории.
Сказав так, Локи снова повернулся к Брунн:
— Достаточно ли тебе того, чтобы поверить, что нет над Тором моих чар? Если так, то позвольте мне и дальше говорить. Потому что я не хочу царствовать над Асгардом. Это мечты другого Локи, и вам пора бы принять, что, поминая его, вы не позволяете ему умереть во мне. Я не желаю Тору и Асгарду гибели, и вы вдвоём можете помочь мне всё исправить.
Набрав в грудь воздуха, Локи задержал дыхание, сцепил пальцы в замок и начал говорить ровно и монотонно, глядя прямо перед собой. Как в тот день, когда он исповедовался Тору в убийстве самого себя.
— Глазами Тора видел я, что сделал Малекит с Лауссой. И буде так случится, что эльф окажется здесь одновременно с Суртом, я смогу этот ритуал повторить. Я предлагаю вам устроить ловушку на двух охотников. И пусть Малекит сам познакомиться с тем, кого впустил в этот мир.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon]

+1

10

Слова Лодура о сомнении Громовержца всколыхнули в боге старую рану. Невольно дёрнув рукой, держащей чужой молот, Веор мрачно и раздосадованно хмыкнул, однако не перебивал брата. С одной стороны - Локи был прав. С другой же.... он не знал полной истории. Видимо, это могло задевать его самолюбие, ведь как так: Бог Историй - и не знает какой-то из них? Впрочем, сам Рюмр уже примирился с тем шёпотом Фьюри. Более того - он его принял. Ибо Николас был прав. Но это не означало, что в данном случае парадокс понятия достойности, столь нелюбимого его сестрой слова, никто не отменял. В этой ситуации все было столь же просто, сколь и необъяснимо.
- Ты попросту не знаешь всей истории же, брат - тихо сказал Одинсон, смотря на Мьёлльнир в своих руках. Почему он цеплялся за это оружие? Почему до сих пор не потребовал своё обратно, а этот молот не отдал той девушке? - Но в целом, коль тебя утешит то - ты прав более, нежели наполовину. Во мне не было сомнений - было лишь отрицанье того, что есть правдиво. Но как и любое живое существо, даже мы, боги, способны измениться. Именно поэтому я понял... Не молот делает меня Богом Грома. А это оружие - прокрутив оружие Торлифа в руке, Громовержец только печально вздохнул - это всего лишь сила привычки. Которая, возможно, со временем уйдёт. Али же я заберу то, что есть моё по праву, каковым бы оно ни было.
   И дело было даже не в том, что вдруг Асу захотелось высказаться. Нет, это было в большей степени правдой - ему и правда хотелось хотя бы с кем-то поделиться этой ношей. НО он ее стыдился. Даже Бета Рей Биллу он поведал то со скрипом, и понял - его друг не способен понять его по-настоящему в данной ситуации.  Что же мешало ему рассказать то Лофту, Ас не знал. Но эта тема как раз прекрасно относилась к плану, который изложил Хведрунг.
   Ибо, кажется, Донар понял, зачем его Мьёлльнир сейчас находился в руках девушки-Тора - несмотря на всю гамму эмоций, которую он испытывал к этой женщине. В конце концов, нельзя назваться Богиней Грома, и просто взять да и забить на Асгард. Ее не было, когда Кул был у трона. Ее не было и после. Может, хотя бы раз она действительно способна будет сделать что-то стоящее для родины, которую она выбрала для себя в тот миг, когда подняла оружие бога. Она его научила тому, что Ас тысячелетиями отрицал и о чём даже не думал. Равно, как и он понял, что это явление - временно. Даже несмотря на ее поведение, она все же не творила зла - по крайней мере, намеренно. Но урок, который извлёк Ас из случившегося, объяснил ему также и то, что он должен будет сделать. 
- Для плана твоего потребуется кровь. И много крови, брат. Но кто по воле доброй пожелает стать бараном на закланье? - Осмотрев Локка и Бруннхильду, Тор вытянул оружие перед собой, заставляя их рассмотреть сие чудо поближе. Будто бы пытался показать им то что было скрыто от обычного взгляда. - Однако кровь может быть получена и способом другим. Правда, чести в том будет столько же, сколько и в убийстве. Но, как сдаётся мне, то правильнее будет.
   Оружие заискрилось, будто бы ему не нравилось то, что должно было последовать дальше в речах Одинсона. Однако рука бога крепко держала рукоять Мьёлльнира, и молот в конце концов подчинился.
- Небо, знаете ли - оно тоже живое. Неведомо мне, думали ль о том вы - может, ты и думал, брат, но я не уверен - однако мне известно сие точно. И как любое живое существо в нашем мирозданье, оно способно умирать. Способно раненым быть. И я могу заставить его пролить слёзы кровавые, нанести рану, достаточную для такого действа, что задумал Лодур. Однако... однако есть цена. И цена перед вами.
   После этого Мьёлльнир словно бы затих на несколько секунд. а следом - засиял молниями, которые ударяли в брусчатку, в Рюмра, словно бы явно протестовал против такого действия. Но Ас крепко держал его. Пусть не для его руки был создан этот молот, но рука его была достаточно крепкой, дабы заставить его подчиниться.
- Оружие сие в мир пришло наш не по случайности какой. У него есть цель - может, именно в оном она и заключается. И лишь так можно будет энергии высвободить достаточно, чтобы план сработал твой, брат, и чтобы я, как молвил ранее ты, не поставил жизнь свою выше Асгарда, выше других. Выше тех, кто дорог мне. И коли цель его - быть разрушенным ради твоего заклинанья, то я готов цену сию заплатить. В конце концов, это.... всего лишь оружие. Вместилище. Вместилище может разным быть. И в этом мире есть еще один молот, чьё время тоже придёт тогда, когда нужно будет.
   После этих слов Веор выпустил молот, и тот звонко бухнулся на землю, все еще источая разряды молний, но уже в меньшей степени. Та сила, что была в нём, понимала Аса, он это ощущал. Понимала - и не перечила. Но бог также знал, что той, кто находится в этом оружии, не пережить подобное без боли... если подобное слово применимо к Первородной Буре. Но по крайней мере, она не будет уже бесчинствовать, как во времена, когда Вотан был еще молод. Сейчас в мире был тот, кто способен ее обуздать .не заключая в куске уру.
   Или же она, как порождение другого мира, просто со временем исчезнет. Или ее утянет в другой Мьёлльнир, который сейчас был у женщины-Тора. Вариантов было много, но суть была одна - этот вариант нужен для исполнения плана Хведрунга. Задумчиво смотря на молот, Ас тихо прошептал:
- Ибо он был прав. Он был прав всё это время. Так я смогу доказать, что правда его - пережиток прошлого.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [28.04.2016] Come and See