Личные данные:
1. Прозвище:
«Могильщик» (позывной)

2. Имя, фамилия:
Кристофер Брайан Шарп

3. Возраст:
35 лет

4. Внешний вид:
— прическа: светлые волосы
— цвет глаз: голубой
— рост, телосложение: 1.8м, крепкое
— стиль одежды: свободный
— особые приметы: пулевые шрамы (левая лопатка, правое предплечье, живот)

5. Известные родственники: Брайан Шоу (отец, капитан SEAL, мертв), Аманда Брайт-Шоу (мать, школьный учитель, жива), Тео Шарп (отчим, директор школы, жив)

6. Биография:

Био:

Крис родился в тихом пригороде Нью-Йорка, куда его мать и отец отправились на отдых. Малышу эта затея, видимо, тоже понравилась, и он решил появиться на свет на две недели раньше запланированного срока.
Мать рассказывала Шарпу, уже когда он был взрослым, что покойный отец чуть не спровоцировал аварию, когда вез её в больницу. Брайан Шоу вообще отличался крутым нравом, и все сослуживцы, как один, безмерно его уважали. И боялись, чего уж там.

Жизнь мальчишки не отличалась от жизни его сверстников. Ровно до того момента, пока на пороге дома, с неизменным звездно-полосатым флагом, появилось много людей. Крепкие, накачанные парни в штатском, седовласые, суровые мужчины в старой военной форме и, конечно, высокий, худой как щепка незнакомец в мундире ВМС. Лица их были печальны, и привычных улыбок Крис не видел. Заметив их, мать мальчика, Аманда, упала в обморок. Крису было десять.

На похоронах отца Крис впервые увидел плачущих мужчин. Его дедушка, промокая глаза платком, сказал: «Вот они, Крис, настоящие герои. Как в мое время, на фронте!». После этого мальчишка уже не мог считать иначе. Ведь это сказал дедушка! Своего деда Крис любил и уважал. Потому что большую часть времени он проводил с ним. И все истории про подвиги слышал от дедушки.

Время шло. Мальчик рос, младшая школа сменилась средней, а потом пришел черед и старшей. Мать Криса, прожив пять лет в одиночестве, все-таки вышла замуж. За директора школы, где работала. Нельзя было сказать, что Тео относился к Крису неправильно. Но неловкость в их отношениях длилась достаточно долго.
От большей части проблем любого старшеклассника парень был избавлен. Да, он баловался сигаретами, иногда выпивал, но никогда не влипал в неприятности, да и дрался крайне редко. Зато блистал в школьной футбольной команде, к концу учебы став её капитаном. А ещё он точно знал, что будет делать после школы — ему придержано место в Академии ВМС США. Как сыну погибшего в бою офицера.

И через несколько недель после выпускного, с короткой стрижкой и в новенькой форме курсанта, Крис уже стоял на плацу, в строю с такими же как он. Среди слушателей были как семнадцатилетние сопляки, так и отъявленные вояки, вроде сержанта Мэддокса, который теперь примерял форму такого же курсанта. Первый близкий друг Шарпа, с которым они будут дружить всю жизнь.

Учеба шла своим чередом. Специфические дисциплины чередовались с привычной программой колледжа, к концу обучения Крис был дипломированным специалистом, бакалавром в области английского языка и литературы. При желании, он мог пройти дополнительные курсы и стать учителем. Только, естественно, никого желания не было. Сразу после окончания учебы Крис, Мэддокс и ещё один парнишка, Коул, отправились в часть. Откуда сразу же попали в учебку «Тюленей». «Адская неделя» и прочие радости отборочного курса.

Курс окончен, «будвайзер» вручен в торжественной обстановке. А дальше распределение по отрядам. Шарп и Мэддокс попали в Третий, Коула перевели в Пятый. Контракты были подписаны — началось славное время, которое Крис по-настоящему любил.

Но первая командировка чуть не стала для него последней. Трагические события сентября 2001-го, последовавший за этим конфликт. Конечно, новичков не бросали в самое пекло, но разве это могло сделать службу менее опасной? Несколько групп отряда перебросили ближе к театру военных действий, а в начале 2002-го года отправили прямиком в Афганистан.
Командир группы, в которой служил Крис, решил что надо «обкатать» новичков. Это было правильно, среди его команды были ветераны «Бури в Пустыне» - а вот новички ни разу не попадали в пекло.
Рутинное патрулирование превратилось в нечто ужасное. Десять человек вышли из полевого лагеря и направились по маршруту.
Разведчик, шедший первым, получил пулю от снайпера и упал. За ним последовал заместитель командира. А потом пришел черед одного из новобранцев.
Группа залегла, а Крис, которому молодость ударила в голову, бросился вперед, чтобы вытащит товарища. Вероятно, он бы так и остался там с пулей в черепе, если бы Мэддокс не вызвал удар минометов. Морпехи, тусовавшиеся на базе, не только разнесли гряду, где укрывался снайпер, но ещё и прислали бронетранспортер, который завершил это событие, пройдясь по подозрительным местам из автоматической пушки.

Командование инициировало расследование. Старшего группы отстранили, а на место командира утвердили Мэддокса. А потом отправили его на офицерские курсы, как только со следующим пополнением прибыл Морт Стэнли. Это был суровый, умудренный опытом лейтенант, который в своем звании явно засиделся. Ходили слухи, что он был в контрах с начальством… собственно Морт это тут же доказал, отправившись в следующее патрулирование. Крис, естественно участвовавший в этом деле, потом с трудом мог поверить, что остался в живых.

Стэнли, вопреки всем планам, договорился с командиром вертолетной группы, и спецназовцев высадили буквально на голову противнику. Скоротечный бой закончился за пару минут, бойцы Морта уничтожили оружейный склад, а когда пришла пора уходить — углубились ещё дальше на территорию противника. Вертолет, забиравший их, садился под обстрелом. Его борта напоминали решето, он не дотянул до базы пары миль, плюхнувшись на брюхо на абсолютно голом пространстве. Это был первый раз, когда Крис падал в вертушке. И не последний.

Когда пришел срок продлевать контракт, Шарп без колебаний подписал его… и отправился на офицерские курсы. После нескольких месяцев подготовки он вернулся в Афганистан, но уже старшим. К его команде приставили старого петти-офицера, который мог помогать молодому командиру советами. И это тут же стало причиной конфликта, который длился несколько месяцев. Молодежь считала, что времена изменились, и войны велись по-другому. Старым воякам было куда сложнее смириться с этим.

Они конфликтовали долго, но все закончилось в один момент — как только их прижали в горах. Десять часов в окружении, в ожидании вертолета, который мог бы сесть без опасности быть сбитым… это сближает. После такого боевого крещения, когда их команда сумела не потерять ни одного человека, все вопросы были улажены, а топор войны благополучно зарыт в землю. У Шарпа появился старший товарищ, готовый подсказать в нужную минуту, что делать. Это стоило ценить.

Командировки следовали одна за одной. Крис получил звание старшего лейтенанта, окончательно влился в коллектив и теперь мог считать себя полноценным членом команды.

У них никогда не было времени без работы. Практически в каждой горячей точке мира находились проблемы, которые следовало решать бойцам Третьего отряда. Они боролись с пиратами, когда флотское соединение, к которому были приписаны группы, выходило на патрулирование в районе Африканского Рога; гонялись за главарями повстанцев в джунглях Азии; помогали обучать местные войска в странах третьего мира.

А потом Криса перевели в другой отряд. Времени прошло не так много — год или два.

Рангом повыше. Работы не стало меньше, наоборот. Теперь Шарпа могли выдернуть прямиком из отпуска, сунуть билеты и приказать немедленно прибыть на другой конец Штатов, чтобы оттуда отправиться на другой конец света.

И задачи теперь появились рангом повыше. Все чаще им приходилось работать в связке с парнями из «Дельты», которые весь мир плохих ребят держали в страхе. Новый противник поднимал голову, и теперь приходилось драться с куда более крепкими негодяями. Их редко удавалось взять в живых, они устраивали такие ловушки, что даже ветераны этой бесконечной войны хватали за голову, узнав об очередном задании. Все становилось опаснее.

Второй раз Крис падал в вертолете, когда их операция где-то в Юго-Восточной Азии началась с полного провала. «Гидра», наконец-то стало известно название этой организации, использовала непонятное оружие, чтобы сбить вертушки с курса, а потом и вовсе вывести их из строя. Следующие три дня стали адом, которого Крис ещё не видел. От ударного отряда осталась всего половина бойцов, им пришлось пробираться через джунгли, постоянно вступая в перестрелки с местными, поддерживающими «Гидру». Дважды они натыкались на странных «людей в черном», которые постоянно уходили из поля зрения, но не атаковали. Возможно, это был ЩИТ, но никто из спецназовцев не мог ответить на этот вопрос. Зато, когда конвертопланы морпехов забирали их из зоны эвакуации, все видели, как ракеты «земля-воздух» буквально растворялись в воздухе. Кто им помогал — вопрос так же оставался открытым.

Мир уже сошел с ума. Пока Крис Шарп и коллеги вели свою войну с людьми, угрожавшими стране, супергерои продолжали свою.

Коллеги из «Дельты» гонялись за здоровенной зеленой хренью, именуемой Халком. «Зеленые Береты» прилагали нечеловеческие усилия, чтобы задушить группировки, сотрудничавшие с Гидрой, в странах Третьего Мира. А рейнджеров вернули в США, на случай возможных проблем. Этот мир и правда сошел с ума.

Передышка выдалась ненадолго. И именно в этот отпуск Шарп нашел встретил девушку, с которой у него завязались самые длительные отношения. Ей было двадцать семь, она растила дочку, работала в одной из дочерних компаний принадлежавших Тони Старку. Любовь с первого взгляда, в которую не верил Крис, застала его врасплох. Они провели вместе полторы недели, а потом Шарп отправился к родителям. Все закрутилось слишком быстро. В его телефоне появился новый контакт, а в бумажнике — фотография. Эмили.

Работа сделала свое дело — роман продолжился на расстоянии. Отпуск закончился раньше, чем планировал Крис, и ему пришлось вернуться на службу.

Разворачивалась новая компания, о которой старались не говорить в СМИ — большое возвращение в места былой славы. Пентагон, получив от ЦРУ достаточно данных, активизировал работу по поиску и уничтожению организаций, способных представить угрозу стране. Операции этой негласной войны проходили практически по всему земному шару. Крису довелось дважды бывать в Ираке, один раз в Ливане, четыре раза в Нигерии и бессчетное число раз в Афганистане, где разворачивались главные события.

Пока ЩИТ боролся с Гидрой, супергерои побеждали суперзлодеев, Шарп и его товарищи старательно лишали плохих парней новых сторонников, уничтожали запасы оружия и перехватывали новые технологии. Их сразу забирали парни из военной разведки.

Отпуск становился чем-то недостижимым. За год Кристофер видел родителей всего неделю. Он успел сделать своей девушке предложение… и тут же был вынужден улететь обратно в Норфолк, а оттуда отправился в очередную командировку.

Гражданская война, раскол в рядах «хороших парней», застал Криса в джунглях Манилы. Техник, который находился на борту вертушки, забиравшей группу после успешного задания, без лишних слов показал Шарпу свежую газету — их доставляли на авианосец достаточно быстро. Это не могло закончиться хорошо. Ни разу.

И пока герои выясняли отношения… Тони Старк говорил, что уровень преступности был рекордно низким. Быть может, так оно и было. Только легче от этого было кому угодно, но не людям в камуфляжной форме. Пока ЩИТ был сосредоточен на том, чтобы переловить всех «повстанцев», Крис окончательно потерял счет времени. Группа грузилась на вертолет, офицер разведки давал им вводную, и очередной день начинался с чего-нибудь мерзкого, вроде высадки на сухогруз, который использовала Гидра, чтобы доставить груз оружия поближе к Нью-Йорку. Команда, занимавшаяся перевозкой, была полностью уничтожена, судно должны были пустить ко дну, все должно было закончиться отлично.

Вот только волна шторма смела за борт половину отряда. И Криса в том числе. Десантные катера, которые должны были забрать «тюленей», превратились в спасательные суда. Бойцы получили переохлаждение — и дали сослуживца тучу поводов для шуток.

А потом был третий раз, когда Крис Шарп падал в вертолете. Их сбили из гранатомета, повстанцы в одной из африканских стран, когда отряд менял дислокацию. В вертолете были пять спецназовцев и технический состав, занимавшийся налаживанием оборудования и обслуживанием вертолетов. Случилось это на половине пути до точки назначения. После падения в сознании остались трое «тюленей»: Мэддокс, Шарп и их начальник. Поэтому, как только повстанцы добрались до места крушения, их встретил сосредоточенный огонь из трех стволов, к которым присоединилась уцелевшая вертолетная турель. Пока отряд быстрого реагирования — двенадцать «зеленых беретов» и сотня лояльных ополченцев — пробирались к сбитому вертолету, повстанцы добили выживших и забрали с собой пленного. Криса Шарпа, к тому времени уже контуженного и раненного в ногу.

Он провел в плену три дня, но смог вырваться, когда повстанцы решили пустить Криса в расход. Притворившись мертвым, лейтенант Шарп подпустил пришедшего за ним амбала поближе, завладел его оружием и, расправившись с бедолагой, пустился в бега. Для большего эффекта Крис взорвал запас горючего, которое повстанцы складировали под тентом.

Ещё двое суток офицер блуждал по джунглям, пока не вышел к патрулю, которым командовал один из «зеленых беретов». Раненного доставили в полевой госпиталь «Красного креста», а оттуда — на Большую Землю. Для лейтенанта Шарпа начались «самые скучные три недели в жизни» - на больничной койке до полного выздоровления.

В госпитале, придя в себя, Крис узнал и страшные новости. Например, что во время инцидента, который привел к Гражданской Войне, погибла Эмили, приехавшая забрать дочку. Девочка так же погибла. Шарп, как настоящий мужчина, зарылся бы с головой в работу, однако у него не было такой возможности, и единственное, чем он мог заняться — доставать врачей постоянными просьбами отпустить его домой. Или хотя бы в Норфолк.

Помощь пришла оттуда, откуда её никто не ждал, да и не хотел. В палате появился «человек в костюме», агент ЩИТа, предложивший работу — прочитать курс лекций новоиспеченным «хорошим» супергероям. Он предлагал отправиться в тот самый город, где погибли Эмили и её дочь, но делала это так убедительно — пригрозив отставкой — что у Криса не оставалось выбора. Скрепя сердце он согласился, и вечером того же дня прибыл в Стемфорд.

Колючая проволока, здоровенный мужик с металлической рукой — или с перчаткой, Крис не разбирался в этом — игравший в сержанта и гонявший кучу подростков. И ещё несколько таких же «ряженых». Охрана, состоявшая в основном из агентов ЩИТа, и единственный адекватный человек на весь лагерь — полковник Джеймс Роудс, он же Воитель. Шарп не пересекался с ним, если только не считать краткий разговор во время прибытия.

Крис дважды — максимально честно — рассказал о том, что он повидал. Вот только его не покидало ощущение, что слова никто не принял всерьёз. Третью лекцию он благополучно прогулял, потратив отведенные два часа на то, чтобы дозвониться до начальства и потребовать перевода обратно в часть. Через сутки он уже возвращался в Норфолк, клятвенно заверив командира, что двое суток проведет на гауптвахте за повышение голоса на старшего по званию. Так и получилось. Зато на свободу Кристофер вышел с чистой совестью и новенькой наградой: «Серебряной звездой» с надписью «Valor» за побег из плена.

Ещё две недели лейтенант Шарп находился вдали от оперативной работы, следуя наказу врачей. Когда же комиссия дала ему возможность вернуться в отряд, молодой человек был вне себя от счастья. Ещё лёжа в госпитале он понял, что ему повезло — с такой работой у него уже просто не осталось эмоций, которые можно было бы обратить в сторону супергероев, ответственных за смерть Эмили. А теперь можно было с головой уйти в работу, где не оставалось времени что думать о чем-то ещё. В какой-то степени его можно было назвать счастливым человеком.

Гражданская война закончилась, Штаты потрясло известие о смерти Капитана Америки. Но Шарп особых изменений не заметил. Их «вахта» тянулась ещё несколько долгих месяцев, прежде чем спецназовцев сменило другое подразделение.

В них стреляли из гранатометов, их жгли «инопланетным оружием», их пытались достать снайперы… но теперь, возвращаясь в Норфолк, парни смотрели на это как на прошедший день. Их ждали: скучнейшая процедура написания отчета о командировке (коллективная), тесты у психологов, профессиональное тестирование, а потом долгожданный отпуск.

Он навестил мать и отчима — с последним у него нормализовались отношения, и теперь Кристофер считал Тео членом семьи — а потом выбрался в центр города, намереваясь посмотреть, как же изменился Нью-Йорк. Хороший день бы испорчен схваткой «сверхлюдей» и пришельцев. Отвратительные зеленомордые твари. Это напоминало безумие, хотя, таковым и являлось, на взгляд лейтенанта. И Крис принял решение, которое и следовало принять — прыгнул в первую попавшуюся машину, брошенную мирными жителями, и помчался в ближайший штаб Национальной Гвардии. Там творился такой же беспорядок, что и на улицах, но здесь хотя бы были кадровые офицеры. Это была пестрая компания. В футболках и джинсах, с бронежилетами и оружием, они направились в город, испепеляя всех встречавшихся на пути пришельцев. И прибыли на поле боя в тот момент, когда Фьюри с кавалерией принял стратегическое решение: ретироваться. Самый длинный день начался.

Когда кризис был урегулирован, небо над городом рассекали «Рапторы» и «Апачи», их кучка выбралась из развалин ближайшего супермаркета. Офицеры расстреляли все патроны и уже были готовы подорвать гранаты. Но вместо отвратительной зеленой морды в дверной проем, перегороженные упавшим шкафом, заглянула не менее отвратительная морда в маске. Тайное Вторжение сильно изменило Америку. Но в тот момент Крис об этом не задумывался.

Все чаще «тюленям» приходилось встречаться с Гидрой, все чаще они появлялись на территории Штатов, и все чаще приходилось действовать вместе со ЩИТом (или МОЛОТОМ, как он теперь назывался), и кем-нибудь из «сверхлюдей». Один раз команде Шарпа пришлось играть роль отряда быстрого реагирования, вытаскивая оперативника ЩИТа из затерянной в джунглях крошечной страны где-то в Азии.

Эта успешная операция натолкнула командование на мысль передать несколько групп «котиков» в оперативное подчинение МОЛОТу, чего, конечно, не одобрили сами спецназовцы. Но делать было нечего — приказы не обсуждались.

Осада Асгарда. Директор МОЛОТа принял решение, а Кристофер первый раз не подчинился прямому приказу. Два дня назад он получил новое звание, став полноценным лейтенантом, и не собирался отправлять своих людей прямиком в мясорубку. Куда логичнее было предоставить эту сомнительную честь агентам МОЛОТа и супергероям. Вся группа была помещена на гауптвахту. За заключением последовал трибунал, который — к тому моменту Осада завершилась — полностью оправдал Шарпа и его команду.

Первый раз Кристофер летел в медицинском вертолете. В качестве груза.

Рутинная операция закончилась полным провалом. Военный конвой был атакован агентами Гидры, и в первые минуты боя ситуация складывалась в пользу спецназовцев. Они подавили снайперов и уже вызвали подкрепление… когда в БТР попал выстрел реактивного гранатомета. Машина вспыхнула факелом, укрывшиеся внутри погибли в мгновение ока, а потом сдетонировал и боекомплект. Шарпа, вызывавшего воздушную поддержку, отбросило в сторону, нашпиговав осколками. Этот взрыв убил большую часть команды, прикрывавшей конвой, и Гидра добилась своего — закончила начатое. Агенты убили всех, кто оставался в живых. Их командир, скрывавший лицо под маской, лично добил раненных. И последнее, что помнил Кристофер — рваный камуфляж, похожий на его собственный.

Подкреплению, прибывшему на место трагедии, осталось только собрать трупы и отправить умирающего лейтенанта в госпиталь санитарным бортом. Полгода Шарп провел в коме, жизнь поддерживала искусственная система… начальник госпиталя уже был готов подписать приказ об её отключении, когда в его кабинете появились «люди в черном» и профессор в медицинском халате. С собой у них был чемодан. Содержание беседы не раскрывалось, однако, через три дня Шарп пришел в себя, едва ли не мистическим образом.

Состояние выправилось, лейтенант пошел на поправку. Когда же стало понятно, что это ненормально, в палате появился человек, представлявший ЩИТ. Два часа разговора, подпись на бумагах, и Кристофер перешел на службу в другую организацию.

Профессиональные данные:
1. Сторона: S.H.I.E.L.D.
2. Навыки:
- Отличник физической подготовки. Прошел курс подготовки Navy SEAL, держит себя в форме.
- Квалифицированный стрелок. Не добрал десяти очков до планки «снайпер». Отлично обращается с пистолетами, пистолетами-пулеметами, штурмовыми винтовками. Подтверждает квалификацию раз в шесть месяцев.
- Владение ножом.
- Рукопашный боец. Айкидо, каратэ, джиу-джитсу. Плюс флотская борьба, распространенная на флоте/в морской пехоте США.
- Опытный диверсант.
- Квалифицированный пилот. ("Пилотирование приличном объеме", как часть подготовки SEAL).
- Квалифицированный парашютист.
- Полиглот. Знает несколько языков и диалектов.
- Тактик. Учеба в Академии ВМС + офицерские курсы в Navy SEALs. Семь (плюс-минус) лет командовал группой специального назначения. Неоднократно подтверждал способности на квалификационных тестах и в реальной боевой обстановке.
- Знание полевой медицины (выше среднего). Может зашить рану, оказать первую помощь, привести раненного в стабильное (для транспортировки) состояние.

3. Сверхспособности и/или оснащение:
Последствия воздействия некой «сыворотки».
- Ускоренная регенерация. Организм восстанавливается после ранений в несколько раз быстрее, чем у всех остальных людей. Заживление ран так же ускорено.
- Повышенный болевой порог.
- Усиленная иммунная система.
- Повышенная устойчивость к токсинам/транквилизаторам/ядам и т.д.

Характер:
Ответственный и твердый человек старой закалки. Готов принимать непростые решения, ценит жизнь подчиненных и если задача рискованная — идет первым. Приказы исполняет, однако, готов усомниться в них, если цель сомнительна (сидел на гауптвахте дважды).
За своих друзей — горой. Хотя их и не так много.
С людьми сходится не так быстро, но может быть хорошим другом. Не предаст. Не будет говорить за спиной. Излишне прямолинеен.
Гордиться умением «контролировать эмоции», однако нуждается в разрядке, которую находит в алкоголе, связях или выходах на природу.
Любит своих престарелых родителей, старается всегда помогать им.
К «любви» относится скептически, однако во время отпусков имел несколько романов и одни серьёзные отношения, которые закончились трагично.

Пробный пост:

- Он ещё дышит! Он жив! Медик!

День сегодня выдался жарким. Пот заливал глаза, все тело чесалось, а тучи назойливых насекомых норовили съесть живьем. Конвой плелся чертовски медленно, и даже обычный обмен хохмами казался Шарпу скучным. Его команда, расположившаяся на броне, вперемешку с парнями из военной полиции, должно быть ощущала то же самое. Крис приподнялся на своем месте, рассматривая «товарищей по несчастью».
Гладко выбритые лица пехотинцев были сосредоточены, их руки сжимали оружие, взгляды блуждали по округе. «Тюлени», напротив, выглядели расслабленными. Кто-то даже дремал на солнышке, предусмотрительно зацепившись за башню бронетранспортера. Впрочем, то была лишь иллюзия — врасплох застать их удавалось крайне редко. Раз на сотню.
Монотонный скрежет траков и ленивые переговоры по радио доводили до белого каления, но Крис никак не мог отделаться от мысли, что здесь что-то не то.
За пару минут до выхода, его новая девушка — жизнь ведь не стояла на месте — прислала сообщение, сообщив, что дико соскучилась. И в этом не было ничего такого, если бы только она писала чаще чем раз в неделю. А сейчас… они говорили не больше двух дней назад.
Хрень все, решил про себя Крис, ещё раз окидывая взглядом конвой, просто пора в отпуск.
Он удобнее устроил штурмовую винтовку на сгибе локтя, слегка расслабив крепления бронежилета. И готов был душу продать за возможность снять шлем…

- Нужно его стабилизировать!
- Очнись, он еле дышит, немедленно в вертушку!
- Док, он умрет! Ты что творишь?!
- Не в этот раз, стабилизируем внутри!
- К черту. Шевелись-шевелись!

Первая пуля щелкнула по броне бронетранспортера… и все пришло в движением. Шарп, действуя на автомате, перевалился через борт, сжимая рукоять винтовки. Звук выстрела, потом ещё и ещё, все это переросло в гулкий рокот, среди которого выделялся звук автоматических пушек, установленных на бронемашинах.
Из зарослей, напротив, появился боец в униформе, которую Крис не мог спутать ни с чем — Гидра. Тот не успел пробежать и пары шагов. Лейтенант поймал противника в прицел и трижды нажал на спусковой крючок. Отдача мягко ударила в плечо, но Шарп этого не заметил. Он резко перевел оружие вправо и вновь открыл огонь. А потом из зарослей полетели пули, заставив лейтенанта пригнуться. Перекатившись, он оказался в канаве, вырытой вдоль дороги. В эфире царил нешуточный ажиотаж, и матерные ругательства (на родном английском), перемешивались в руганью и крепки словечками на других языках и диалектах. Хреновы полиглоты.
- Могильщик, Орел-6 заходит в ваш квадрат, дай целеуказание! - раздался в эфире бодрый голос командира вертолетного звена. - Подсвети плохих парней!
- Навожу!
Перекатившись, Шарп встал на одно колено, включив целеуказатель. Невидимый луч лазера устремился вглубь джунглей, откуда доносились одиночные хлопки. Снайпер был слишком близко. Сквозь канонаду доносился звук приближавшихся вертушек прикрытия.
- Отставить! - приказал Крис, упирая приклад в плечо и без остановки нажимая на спуск. - Слишком близко! Отбой!
Снайпер умолк. Кажется, ему досталось разрывным снарядом бронемашины. Вскочив на ноги, лейтенант бросился к грузовику, застрявшему посреди дороги. Водитель был убит, похоже, одним из первых. И эту дуру нужно было столкнуть на обочину, чтобы дать дорогу броне. В тот же момент Шарп, словно в замедленной съемке, увидел снаряд, летевший в бронетранспортер. Он не успел ничего сделать. Граната прожгла обшивку, сожгла всех находившихся внутри и исчезла. Перестала существовать. Из люка рвануло пламя, а потом сдетонировал боекомплект. Взрывной волной Кристофера отбросило в сторону. Он ощутил жгучую боль по всему телу, но даже на то, чтобы поднять голову, у него не осталось сил…

- Черт, теряем его.
- Коли адреналин!
- Мать!

Над головой пронесся «Апач». Кто-то открыл огонь. Шарп с трудом оторвал голову от земли — люди в черной униформе ходили между телами, изредка делая одиночные выстрелы. Напротив Криса, на фоне догорающего бронетранспортера, стоял человек в форме «тюленей». Лица у него не было. Судя по нашивкам, это был Брайс. Хотя Кристофер сейчас ни в чем не было уверен. Человек заметил его движение. Из кобуры появился пистолет. Не говоря ни слова, человек-без-лица направил оружие на лейтенанта и нажал на спусковой крючок. А Шарпа окутала темнота, сквозь которую донесся отдаленный звук выстрела.

Ваши планы на игру?
Поучаствовать в спасении мира, познакомиться с миром супергероев, извести нервы куратору из ЩИТа.

Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Как вы узнали о нас?
Нашел через ЛУЛ

Отредактировано Gravedigger (2017-12-14 06:07:49)