20.09.18 А у нас наконец-то дизайн сменился. До кучи к этому будет еще ряд изменений, все новости читать тут.

Marvel: All-New

Объявление

— Ох, чувак, ну и долго же ты соображал, - отозвался Уэйд, за время ожидания успевший притащить откуда-то шезлонг и толстую подшивку "Плейбоев", а потому устроившийся со всеми удобствами. - Так и в архив недоигранных угодить можно, а мне там не нравится, там воняет нафталином. © Deadpool

* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [15.05.16] Hell To Pay?


[15.05.16] Hell To Pay?

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время: ночь/раннее утро
Место: Школа имени Джин Грей, далее - ...
Участники: Professor X, Icarus
Описание: начинать жизнь сначала, по необходимости не только разбираясь заново в том, что успело произойти за много времени твоего отсутствия, но и вспоминая элементарные для жизни взрослого человека вещи, — всегда то еще испытание. Однако Чарльз — не единственный в подобравшейся компании "единомышленников", кому по печальной иронии судьбы пришлось через подобное пройти. Другим был тот, кому в прошлой жизни про Чарльза рассказывали, и тоже в прошедшем времени.

0

2

Чарльз старался держаться. Действительно старался. После двухлетнего перерыва, во время которого его сознание было отделено от тела, воскрешение давалось чрезвычайно сложно. Разум еще не совсем отвык от физических ощущений, а вот тело, никогда оных не испытывающее, оказалось совершенно не готово. Конечно, система, отвечающая за развитие клона, подвергало органы и ткани всем необходимым воздействиям - как минимум для того, чтобы проверить целостность и работоспособность. Только вот мозг все эти сигналы не фиксировал.
Tabula rasa, в считанные мгновения оказавшаяся забитой до предела.
Первые пару дней Чарльз не помнил - он жил только на системе поддержания жизнеобеспечения и медленно выходил из комы. На образование нейронных связей требовалось время, поэтому сразу воспользоваться способностями и "отключить" ответную реакцию на раздражители Чарльз не мог. Приходилось по старинке - препаратами. Дальше было уже проще.  Конечно, если под "проще" понимать обучение всему с нуля. С обычными физиологическими реакциям проблем никаких не было, но с остальным... Первым делом Чарльз полностью взял под контроль телепатические способности, а потом уже взялся за "притирку к телу". Первые дни его кормили и поили с рук, мыли, одевали, расчесывали - а Чарльз заново овладевал мелкой моторикой и речью. Потом он учился ходить. Потом приучал руки к письму, тело - к физической нагрузке, а себя самого - к изменившемуся миру. И вот две недели спустя уже никто не мог сказать, что Чарльз когда-либо умирал. Нет, иногда случались сбои - он мог споткнуться, мог внезапно забыть то или иное слово, но это были мелочи, которые сами собой проходили со временем.
Но было кое-что, что время исправить никак не могло. Чарльз потерял два года, и за эти два года произошло так много...
Идея отправиться в школу спустя столь короткое время после воскрешения Эрику совершенно не нравилась. В какие-то моменты Чарльзу казалось, что Эрика в его жизни стало слишком много. Он присоединялся к Чарльзу за завтраками, обедами и ужинами. Выводил его на прогулки, проводил все вечера за шахматами. Даже когда Чарльз слишком сильно уставал и вместо шахмат устраивался в кровати с книгой или газетой, Эрик старался находится поближе. С одной стороны Чарльз его понимал. Не нужно было быть телепатом, чтобы понимать, что Эрик все еще страдает от чувства вины. И излишне усердствует, охраняя Чарльза. Обижать друга упреками и прогонять его Чарльз не собирался, поэтому действовал по старинке, используя пусть и не очень быстрый, но зато проверенный метод – просил и смотрел прямо в глаза, делая как можно более несчастный вид. И ведь сработало. Впрочем, это всегда срабатывало, пока Чарльзу не стукнуло лет так пятьдесят. А потом уже как-то не солидно стало, возраст как никак.
…в том, что он зря приехал так рано, Чарльз убедился уже через несколько часов. Нет, он был безумно рад видеть Ороро и остальных, но… Одно дело – услышать. Другое – увидеть. Да и для иксменов возвращение Чарльза, еще и такого молодого, оказалось солидным шоком. Возможно, со временем Чарльз бы освоился, но пока что он чувствовал себя не в своей тарелке. Не было ощущения того, что он вернулся домой. Даже его комнаты, которые ему тут же вернули, были уже не его. Промучившись пару часов, Чарльз выбрался из кровати, быстро переоделся  и выбрался из особняка.
Все было непривычно. И дом, и сад. И одежда – джинсы, футболка, куртка с чужого плеча вместо идеально сидящих, сшитых на заказ костюмов. И мысли – снова было слишком много мыслей, как своих, так и чужих. Чарльз не собирался от них бежать. Просто сейчас ему хотелось немного покоя. А наиболее спокойным местом здесь  – за исключением небольшого гостевого домика в пролеске, вряд ли сохранившегося, - оставался пирс.
… под ногами скрипели старые доски. Пахло теплым деревом, тиной, солью, мокрой пенькой и совсем немного ржавчиной. Чарльз глубоко вздохнул, медленно выдохнул и прикрыл глаза. В детстве он частенько убегал сюда (точнее, в место, ужасно похожее на это), когда приставания сводного брата начинали выходить за рамки. Сидел на краю, болтал ногами и все пытался дотянуться кончиком ботинка до водной глади. А сейчас бы дотянулся без проблем. Само собой, захотелось проверить.
То ли Чарльз переоценил свои силы – путь от особняка до пирса был не таким уж близким. То ли старые доски просели, то ли под ногами попалась веревка. А, быть может, все вместе. Но уже через пару мгновений Чарльз, неловко взмахнув руками, с тихим вскриком рухнул в воду. Очень холодную, не по-весеннему стылую воду.

+2

3

Не смотря на всё то, что касалось настоящего, про прежнюю жизнь крылатый за эти полгода практически и не думал. Вернее, даже после того, как с этих воспоминаний спала завеса тумана, он не особо про неё вспоминал. Грань между одним и другим была настолько отчетливой, что Джошу казалось, что от прежнего него в любом случае ничего не осталось к настоящему моменту. Особенно если задуматься над тем, по какой причине он вообще сохранил память и остался собой. А раньше он таких мыслей и не допускал — разве что перед смертью, задумавшись над словами Страйкера... и, по сути ведь вышло, что, ткнув пальцем в небо, он еще и угадал.
Ксавьер был интересен Джею и как человек, и сам по себе, по нескольким причинам. Во-первых — это был один из тех, кто в пределах нынешнего восприятия появился откуда-то из прошлой жизни, но кого лично он по времени прибытия в школе не встретил по той же причине, по которой уже Чарльз не застал его по возвращению позже. Во-вторых — произошедшее и сама по себе эта история казались в определенной мере просто жестокой иронией. Жестокой и даже безжалостной. Наблюдая за всеми со стороны, Джей, в общем-то, по своему опыту примерно представлял, каково могло сейчас быть "счастливому воскрешенцу" — и со стороны этого своего понимания даже был рад, что его тут и встречали знакомые, а не оставили сугубо в одиночестве, и жили они все теперь не в аналогии демонического измерения. Ему самому в этом плане повезло куда меньше, и ощущения от пробуждения где-то в "преисподней" можно было описать разве что непередаваемыми. Учитывая открывшиеся позже детали — от них передергивать уже перестало, но вряд ли это уже когда-нибудь забудется. Не самое удачное место взлета конкретно сбило вектор мышления на следующие несколько месяцев вперед, да и в целом дальнейшее понимание вещей.
Икар какое-то время с вялым любопытством наблюдал за всем этим со стороны, не считая правильным лезть и навязываться, поскольку вообще было неясно, кому тут из них это всё надо или не надо, тем не менее, когда стало ясно, что Профессора завернут в Школу, Джей немного подумал и ближе к вечеру тоже отправился туда. В конце концов, это здание можно назвать тем местом, где появление незнакомого крылатого парня уже, наверное, никого не удивит, даже если его тут уже и не ждали. Ну а отсутствие какой-либо спешки вполне объяснялось тем, что в дороге в целом можно было подумать. О разном. Хотя бы о том, надо ли это вообще.

...В конечном итоге пернатый по старой привычке осел на крыше, поскольку в самом здании оставаться всё равно не хотел, но  и добрался до него уже ближе к ночи. Чужак — в любом случае чужак и есть, и если бы было, за что здесь держаться, он и не ушел бы из школы. Да и хоть это оставалось неподтвержденными предположениями, но если и Эмма была где-то здесь, то тем более лучше было не маячить у неё перед носом, насколько это вообще можно было сказать про телепатов. Чего от неё следовало ждать было решительно неясно, но у него всё более и более закрадывалось в уме подозрение, что своего дважды бывшего преподавателя он недолюбливал всё-таки не зря. В остальном, замерев изваянием, Джей так и просидел на крыше, кажется, даже задремав. Ночевки на крыше под звёздным небом были раньше обычным делом для крылатого, даже зимой, даже в Лимбо, на который открывались просто инфернальные виды с высота. Уже относительно тёплая весенняя погода навеяла уже почти летним настроением, и проверенным средством сдула прочь часть сомнений вместе с ветерком. И, казалось бы, только неясные опасения отпустили, как в ночи раздался всплеск — отдаленный, но отчетливый и сильно неестественный для такого времени. Парень встрепенулся и машинально обратился вслух, поначалу подумав, что просто кто-то забрел на территорию особняка, однако какое-то водное трепыхание не торопилось затихать.
Нутром Икар почувствовал, что скрывавшаяся в отдалении химера испытывала скорее любопытство, а не злобу или подозрение, так что он уже недолго сомневался, прежде чем решил всё-таки слетать и проверить, что там происходит. Ночным зрением он не обладал, но ночи были уже достаточно ясными для того, чтобы понять, что по очертаниям там барахтается не зверь, а нечто человекоподобное.
Машинально просчитав, сколько это нечто человекоподобное там уже барахтается, пока он пытается по косвенным отсылкам понять, что происходит, Джош дернулся к воде, размашисто затормозив на краю той же площадки. Опять-таки, в отличие от Чарльза он пришел в себя достаточно давно, чтобы у него с моторикой и реакцией к настоящему моменту было уже всё в порядке, так что дальше парень ловко подхватил утопающего и рывком вытащил из водоема на мостик. Мысль о том, что это был кто-то из учеников, пришлось отмести сразу, потому как жертва лунатизма (или ночного романтизма?) оказалась не подростком, а вполне себе взрослым мужчиной, из-за чего Джей поначалу чуть было не усвистал за ним следом в воду, изящно взмахнув напоследок пока еще сухими крыльями.
— Нашел время плавать, поздно же уже... аэм, ВЫ? — Джош как-то странно поглядел на Ксавьера, не будучи даже уверенным, как к нему следует обращаться. Удивление быстро переквалифицировалось в некоторое замешательство. — Наверное, лучше будет всё же вернуться в здание. Извините.

+1

4

Чарльз в общем и целом неплохо плавал. Более того, до того момента, как он потерял способность ходить, плавать он любил. Но инвалидная коляска превратила любимое некогда занятие в долгие часы изнурительных физиопроцедур, и плавать с тех пор Чарльз перестал. Сразу вспоминался небольшой бассейн, тяжи пропитанной силиконом ткани, обхватывающие поясницу, бедра и плечи, ноющая боль, волнами расходящаяся от крестца выше по позвоночнику… Но плаванье было сродни езды на велосипеде – если научился когда-то, то уже не забудешь.
Чарльз наверное выплыл бы, если бы вода не была такой холодной. И если бы его новое тело привыкло к подобным нагрузкам. Но это самое тело все еще было слишком слабым, и стоило только температуре резко измениться, как сердце зашлось в бешеном ритме, а ноги и руки мгновенно онемели и перестали нормально слушаться. Чарльз честно пытался хотя бы подплыть к пирсу, чтобы уцепиться за опоры или свисающие с края веревки, но куда там. Сил еле-еле хватало на то, чтобы пытаться удерживаться над водой. Ну, относительно над водой, потому что намокшие джинсы и кроссовки тянули вниз, а рубашка, и без того слишком большая, так и норовила спеленать руки и обмотать голову.
Чарльз даже не сразу сообразил, что резкий рывок вверх был не конвульсией и не судорогой. А когда сообразил, тут же перестал дергаться, чтобы не добавлять своему неизвестному и неожиданному спасителю проблем. Едва почувствовав под ногами шершавое дерево пирса, Чарльз вывернулся, наконец-то прокашлялся и только потом обернулся к своему спасителю. Который его, судя по реакции, знал. Мокрые волосы, успевшие неплохо так отрасти, лезли в глаза, да к тому же с них не прекращая капала вода, поэтому сначала Чарльзу удалось разглядеть только темный силуэт. Крылатый силуэт.
- Уоррен?
Нет... Голос был все же не похож. Да и Уоррена Чарльз бы узнал - всех тех, с кем Ксавьер когда-либо имел телепатический контакт, он узнавал практически мгновенно. Тогда кто? Новый мутант? Ученик школы? Иксмен?
Чарльз поспешно поднялся на ноги и протянул незнакомцу руку.
- Здравствуйте. Простите, не знаю, как вас зовут...- Чарльз сам не отдавая себе отчета коснулся чужого разума, чтобы найти ответ на незаданный по сути вопрос. – Джошуа, спасибо вам. Если бы я тут утонул, Эрик бы меня точно убил. - рукопожатие у парня было крепким. А рука ужасно горячей. Ну или просто вымокшему до нитки Чарльзу так казалось. - Меня зовут Чарльз Ксавьер... Но вы это похоже, и так знаете. Да, лучше вернуться. Как-то тут стало совсем холодно. Надеюсь, вы из-за меня не слишком сильно промокли?
Будь на месте Джоша Уоррен, Чарльз, пожалуй, попросил бы его «подвезти». Но просить о подобном незнакомого мутанта было бы слишком. Парень вообще мог бы его не спасать. Или спасти, скинуть на пирс, высказать все, что он думает об идиотах, не умеющих под ноги смотреть, и улететь. Но нет, Джош остался, и не просто остался – решил проводить Чарльза до особняка. То ли потому, что беспокоился, то ли потому, что хотел проследить, что Чарльз больше никуда не вляпается.
Идти в тишине как-то напрягало. К тому же Чарльзу хотелось отвлечься от неприятного ощущения липнущей к коже одежды, холода и тянущей боли в левом боку и руках. Кажется, в попытках выбраться, он все же ссадил ладони и умудрился обо что-то приложиться бедром.
- Джошуа, а вы здесь живете? Вы из…какой команды? Простите за такой допрос, но за те два года, что меня не было, произошло так много всего. Я до сих пор путаюсь. Раньше была школа и были иксмены, а теперь всех… разбросало по миру. Так что я в некоторой растерянности… и, признаться, немного странно, что мы раньше не встречались. Мне казалось, что я знаком практически со всеми мутантами. Ну или как минимум о них слышал.

+1

5

— Джей, — машинально поправил мужчину парень, мысленно вздохнув. В целом благодаря длительному общению с Джин Грей он уже давно свыкся с особенностями и некоторыми вредными привычками телепатов, равно как и научился совсем явные из них узнавать, потому уже не очень удивлялся тому, что другие могли счесть и наглостью. Ему и прятать-то от других было нечего... кроме разве что того, что другим не следует знать ради собственного спокойствия. Эту информацию он на всякий случай прятал на задворках сознания, благо научился это делать. Правда... а почему он больше не Джош он объяснять точно желанием не горел. Такая церковная и ироничная готика и примеры капитального невезения с лёту, кажется, будут для бедняги уже слишком. — Нет, всё нормально. Но мне кажется, в таком случае мистер Леншерр бы столкнулся с одной явной проблемой относительно невозможности исполнения такого своего желания.
Уточнять, что Эрику пришлось бы отправиться следом за другом, чтобы тому накостылять, Икар уже не стал. Как-то это уже... слишком чёрный юмор. К сожалению или к счастью, но в существование одного и другого места и самому пришлось поверить, а другим будет спокойнее считать подобные вещи сугубо вопросом веры.
Уходить или бросать здесь Чарльза крылатый и правда не стал, но все прочие вопросы решил молчаливым жестом солидарности, придерживая несостоявшегося утопленника и при необходимости выступая опорой. Как стало ясно, кто это, часть вопросов закономерных отпала сама собой, поскольку было очевидно и без слов, что человеку тяжело; как бы ему не было сложно и на себе его дотащить, но Ксавьер на этот счет стоически молчал, а немного растерявшийся Икар не считал верным навязываться. Дальнейшие вопросы его немного удивили, поскольку большая часть ответов в любом случае затрагивала больные темы, но по крайней мере пока они не добрались до здания, он решил ответить на них возможно не совсем детально, но честно.
— Я не иксмен. Одно время состоял в ученической группе "Новых Мутантов", и в остальном до победного — и до школы — хорошо прятался. Я так полагаю, вы могли знать моих старших сестер и брата. Сам я прожил где-то год в школе, когда вас там не было и директором был Скотт Саммерс. Там... на самом деле, довольно унылая история, которую на улице рассказывать мне бы не хотелось. Если коротко, то разминулись мы по странно одинаковой и невесёлой причине и после того возвращения, возможно, вы тоже могли слышать обо мне как о покойнике. Если кратко, то как-то так.
"Так что я вас очень даже хорошо понимаю", добавил парень про себя, но вслух произносить уже не стал. Шутка ли, в самом деле? Парень грустно усмехнулся своим мыслям и всё-таки спросил:
— Может, вам всё-таки помочь? Я не Уоррен, конечно, но мы с ним по многим понятиям два сапога пара. Реми, помнится, из-за меня чуть не оказался на дереве, но на тот момент я почти не носил на себе людей. Сейчас уже привык. В общем-то, ко многому.

P.S. Если требуется, могу дополнить пост немного дальше. Либо до здания/далее можно проскочить с учетом меня, чтобы не зависать на одном месте.

Отредактировано Icarus (2017-11-30 20:29:11)

+1

6

- Джей.
- Да, простите, Джей. Как вам будет удобно.
-... Но мне кажется, в таком случае мистер Леншерр бы столкнулся с одной явной проблемой относительно невозможности исполнения такого своего желания.
- Ну, эта смерть не была моей первой. У моего разума уже рефлекс - перемещаться в астрал в случае смерти тела. Так что Эрик бы просто воскресил меня опять и убил бы. - Чарльз тихо, но как-то грустно рассмеялся. - Я надеюсь, что это ночное приключение останется между нами? Не хочу его огорчать. И пугать. А то он в принципе был против посещения школы через такой короткий срок после моего, так сказать, нового рождения. Видимо, на этот раз мой друг был прав. Хотя мне казалось, что тело уже готово.
"Или я просто очень хотел увидеть своими глазами все то, о чем мне рассказывали."
Помощь Джея оказалась очень кстати. Уже метров через пятьдесят, когда дорога пошла пусть и в не очень большую, но все же горку, Чарльз стал спотыкаться чаще. Но продолжал делать вид, что все в порядке, хотя каждый раз едва заметно морщился. Но прерывать беседу ради того, чтобы передохнуть - позор, и сотни метров не прополз! - Ксавьеру совершенно не хотелось.
- Ясно... Значит, вы меня понимаете. Хотя наверное наши смерти все же друг от друга отличаются. Фактически мой разум мертв не был. Просто я оказался по собственной глупости заперт в астральном мире. Тогда мне казалось, что лучше бы я умер. - улыбка стала еще более невеселой и откровенно натянутой. Чарльз не очень понимал, почему его вдруг так потянуло на откровенность. Вряд ли здесь сработал "синдром попутчика" - для таких вещей Ксавьер был слишком стар и опытен. Так что, видимо, все еще сказывалась длительная изоляция. Два года, в общем-то, не такой уж срок, но для телепата, который с самого рождения никогда не был один (ментально уж точно), это оказалось серьезное испытание. - А как зовут ваших сестер и брата?
Вообще, это Чарльз тоже мог узнать, не задавая вопроса. Но теперь, когда он более-менее оклемался, в чужую голову без разрешения залезать не стал - это было бы совсем уж невежливо и даже грубо. И тем более тогда, когда Джей снова предложил свою помощь. Чарльз покраснел - к счастью, в темноте этого не было заметно - и смущенно кашлянул.
- Простите. Просто Уоррен был первым крылатым мутантом, которого я встретил. И моим товарищем. Он часто прилетал в школу просто так, вот у меня вырвалось. Если честно, я бы с удовольствием принял вашу помощь, но... Вы же тогда промокните.
"Ну-ну, Чарльз. Уже за восемьдесят, а оправдываешься, как подросток. Дурацкая попытка".
Дело действительно было не в мокрой одежде. Большую часть жизни Чарльз пробыл в коляске, и ему постоянно требовалась чья-то помощь того или иного рода. Когда ты инвалид, это рано или поздно начинает восприниматься нормально. Но едва Чарльз встал на ноги, как в голове что-то переклинило. Долгие десятилетия ему приходилось опираться на чужие плечи - и теперь, когда он ходил сам, хотелось как-то это... компенсировать? И избавиться наконец-то от чувства физической неполноценности. Тем не менее Чарльз не мог не понимать, что это глупо. А в этой ситуации еще и небезопасно. В конце концов, он с его еще не особо работающим иммунитетом мог запросто свалиться с воспалением легких.
- ...но если вам будет действительно несложно, я был бы благодарен.

+1

7

— Сэм, Мэлоди и Пэйдж Гатри — или Ядро, Аэро и Шелуха. И я не буду ничего говорить остальным про прогулку и воду.
В конце концов, это явно была неприятная случайность. А если случайность по неосторожности, то осознанно уже вряд ли повторится. Пусть даже в данном случае и повезло, что не произошло ничего непоправимого.
Джош не сразу продолжил разговор, поскольку не особо обрадовался подобному фаталистическому юмору. Его надо было осмыслить. С другой стороны, это была самая явная точка пересечения с практически незнакомым человеком, хотя чего он сам желал бы, так это чтобы никому больше не пришлось проходить через подобное, даже "в шутку". Он молча и бережно подхватил собеседника на руки и мощными взмахами крыльев поднял их в воздух, сократив долгие минуты пешей ходьбы до нескольких затяжных мгновений полёта. Может, не был бы Профессор мокрым до нитки и не было бы коварной ночной прохлады, "подвести" могло перейти и в "покатать", но рациональность намекала оставить добродушные шутеечки конкретно сейчас при себе — тут уже следовало напомнить себе о том, что собеседник, в отличие от него, вроде как той же подстраховывавшей от неприятностей регенерацией всё же не обладал.
— И вообще, это мелочь, — всё-таки нарушил некоторую повисшую тишину со своей стороны парень. Его в самом деле ничуть не напрягали подобные просьбы; учитывая его особенности, нежелание помогать можно было списать разве что на лень, поддаваться которой в любой ситуации было не лучшей идеей. А он как раз не хотел быть для окружающих бесполезным. — Страдал я бы в случае, если бы пришлось нырнуть следом с головой и крыльями, поскольку сохнуть мне пришлось бы до утра и скорее всего на улице. А так...
Описав ловкий полукруг над зданием и попутно уточнив, где вообще в нем поселились "гости", Икар в итоге решил не ломиться в окно и приземлился возле входной двери, отпустив несостоявшегося утопленника уже в помещении. В этом часу вся школа уже крепко спала; даже Логан куда-то смылся, так что и гостиную с кухней на удивление никто не занимал — хотя в таком случае Чарльз бы вряд ли и на улицу выскользнул незамеченным. Что здесь было очень много в том числе и "запасных" ходов, часть из которых ребята — и он в их числе — уже разведали ранее, Джей как-то старался не думать, поскольку в таком случае обещание никому ничего не рассказывать могло сразу накрыться медным тазом. Врать безосновательно он никогда толком не умел, но и на ходу придумать внятное объяснение, почему с Самого Важного Гостя всё еще вода стекала ручьями, когда и ночь за окном ясная, ему не удалось. Стало даже интересно, а какое объяснение сему обстоятельству придумал бы сам Ксавьер, явно пребывавший еще в откровенно потерянном состоянии.
— Честно говоря, с учетом всего этого было бы символично, если бы Школа к настоящему моменту всё еще находилась в Лимбо. Народ пугать, — невесело пошутил крылатый, решив, что раз собеседник сам сошел на чёрный юмор, то ничего такого в этом нет. — Если подразумевать "нас" как отдельно взятый народец, то сколько бы я ни наблюдал и ни присматривался к тем, кто здесь жил и живет — многие так вляпываются и потом возвращаются, и даже "тот свет" не оказывается помехой. Я своим возвращением обязан какому-то упорному генетику, которого, судя по всему, привлекли мои силы, к которым, как и Уоррена, приложилась довольно сильная регенерация. Однако очнулся я в пожаре — когда команда Икс случайно налетела на эту лабораторию и потом подобрала там "нового" меня. В следующий раз я пришел в себя, уже находясь в Лимбо. Притом, что последнее, что я вообще помнил — это церковь. Так что сочетание последовательности событий вышло, мягко сказать, инфернальное.
Парень говорил негромко, параллельно возясь в гостиной с камином — можно было как есть отправить Чарльза греться и сохнуть на второй этаж, но что-то подсказывало ему, что сейчас безмолвный камин на первом этаже привлечет к себе гораздо меньше внимания, чем жужжание фена где-то наверху — с учетом того, что его еще надо было как-то найти.
— Зато после такого сразу начинаешь всё ценить. А провал между настоящим и прошлым напоминал забвение, которое теперь четко разделяет эту жизнь и прежнюю. Не знаю, может, и моё сознание бродило где-то там же, поскольку мне повезло и не повезло одновременно сохранить старые воспоминания. Причину этого я уже знаю, но не уверен, насколько оно связано с... астральным планом, или как вы это назвали, поскольку мне с этим всем изначально никакие телепаты не помогали. Они вроде даже не сразу поняли, кого там нашли, — можно было зажечь дрова с щелчка пальцев, но, поразмыслив, Джей решил не экспериментировать с тем, что до конца всё еще не понимал, потому потянулся за лежащими на каминной полке спичками; и вскоре в нем начало постепенно разгораться пламя. Можно было сказать, что в его случае в этом всём была замешана и магия... или незаметное вмешательство кого-то серьёзного извне, как раз этого уже Майкл не уточнял, а он просто забыл у него спросить. — В общем-то меня не было... где-то пять лет. Сейчас прошло уже полгода, а я всё еще не могу до конца ко всему этому привыкнуть. Так что да. Понимаю.
Глупо было не понимать. Когда он сам даже родным так и не сообщил о своем возвращении.
— Ну и кроме Уоррена я за свою жизнь тоже не встречал больше других крылатых людей. По сути я и в школе оказался даже больше с его подачи, чем с подачи родственников, поскольку он нашел меня в, мягко скажем, не самом лучшем расположении духа. А до того я старался и дома всё обставить так, чтобы и родные не знали, что в их рядах еще один одаренный. Да и на первый взгляд нас не так и много, таких удачливых и пернатых, так что окружающим в конечном итоге было проще поверить в лиричную музыку и сценический образ, созданный до кучи для неё. Пожалуй, я и сам долгое время верил скорее в это. Вам что-то принести? Мне правда несложно.

Отредактировано Icarus (2017-12-08 23:06:40)

+1

8

- Да... Их я знаю. Помню... кажется. Спасибо.
Мысли все еще путались. Поврежденную после выстрела память Чарльзу удалось восстановить, но смерть, как известно, меняет многое. Если не все. Только-только по-настоящему привыкшее к полноценной жизни тело и сознание, и тут... Отсутствие физических ощущений как таковых, воскрешение, обучение всему с нуля... Чарльз ожидал, что будет намного хуже.  Но путался он в основном в датах и последовательности событий. Впрочем, Чарльз знал, что это временный эффект, и со временем все встанет на свои места. Особенно если не торопить события.
Это было так странно - новое тело вместе с сознанием, кажется, заполучило часть привычек старого. По крайней мере жест, которым Чарльз обхватил Джея за шею, был чисто рефлекторным - сколько раз он точно так же цеплялся за чужие плечи, когда нужно было покинуть коляску? Десятки тысяч? Да и эта поза - у кого-то на руках - тоже оказалось абсолютно привычной и во многом даже более удобной, нежели свойственное любому человеку прямохождение.  Чарльз грустно усмехнулся собственным мыслям и сжал пальцы крепче. Высоты он не боялся, в том, что его не уронят, вроде как тоже был уверен, но так все равно было несколько спокойнее.
В воздухе оказалось гораздо холоднее, нежели на земле - логично, с учетом ветра, поднимаемого крыльями. Чарльз замерз еще сильнее, пальцы окончательно окоченели, тело дрожало, пытаясь хоть как-то согреться. За это тоже было немного стыдно, но, увы, контролировать безусловные рефлексы не было никакой возможности. Хорошо хоть лететь было недалеко, да и разговор отвлекал от неприятных ощущений.
- О да. Представляю, сколько бы ушло времени на то, чтобы высушить перья. Но греться все равно лучше возле камина. Никто бы не оставил вас мерзнуть на улице, Джей.
Значит, у этого крылатого была та же проблема, что и у Уоррена до встречи с Апокалипсисом. В природе птицы смазывали перья секретом копчиковых желез, и вода с них попросту стекала, оставляя пуховые перья сухими. У мутантов аналогов этих желез не было... Кажется, Хэнк даже пытался изобрести какой-то аэрозоль, защищающий перья и шерсть, но Чарльз в упор не помнил, получилось ли у него или нет. Скорее всего, получилось - это же Хэнк. У него не могло не получиться.
...в школе было тепло. Дрожь тут же усилилась, еще и зубы начали стучать. Тихо чихнув, Чарльз быстро скинул обувь и стянул мокрые носки, и, подхватив все это "богатство", прошлепал босыми ногами в гостиную. Камин, увы, никто не зажигал, так что Чарльз все больше и больше склонялся к мысли, что надо было сразу идти в выделенную ему комнату. Но прежде чем он успел это озвучить, Джей занялся камином и продолжил рассказывать, и сбегать стало как-то невежливо. Чарльз внимательно, насколько это было возможно, выслушал Джея и сокрушенно покачал головой.
- Да уж… Когда я оставлял школу, я и подумать не мог, что все так сложится. Мне казалось, что без меня будет лучше. Хотя неизвестно еще, что бы было, если бы я присутствовал при всех этих событиях. Возможно, это и было то самое «лучше». В таких случаях я предпочитаю считать, что все произошло именно так, как и должно было быть.
Чарльз аккуратно присел на краешек стола – с одежды уже не текло ручьем, но портить дорогую обивку мебели все равно не хотелось. А стоять нормально не получалось – дрожащие ноги так и норовили подогнуться в самый неподходящий момент.
- Если бы у нас было больше времени… И если бы я был в норме, то мы могли бы посмотреть, что с вами было в то время, когда вы были мертвы. Я не знаю, каким образом вы могли сами, без посторонней помощи, оказаться после смерти в астральном плане. Перенос разума через астрал могут совершать только сильные телепаты. Если честно, я не знаю никого, кроме себя и Эммы Фрост, кто бы был способен на такое… Разве что с помощью Феникса или подобных ему сущностей. Но мне почему-то кажется, что по какой-то причине ваш разум действительно не угас, а душа не отправилась туда, куда ей положено. То есть мертво было тело, но не сущность, иначе бы вы потеряли воспоминания. Существует множество артефактов, способных удержать умерших. Существует магия. Инопланетные технологии. Существуют мутанты, чьи способности могли вас спасти, пусть и столь своеобразным образом… Вариантов масса. Так что если захотите… можно будет проверить. Потом. Думаю, мы не последний раз видимся. Как минимум я считаю себя обязанным отблагодарить вас за свое спасение.
«Правда, еще не знаю, как именно»
Чарльз сполз со стола, по привычке хотел одернуть брюки, но мокрая джинса только издала грустный хлюпающий звук. Чарльз тихо фыркнул и прикусил нижнюю губу, чтобы не рассмеяться. Видимо, нервы все еще шалили.
- Простите. Нет, не надо приносить… Давайте я просто быстро приведу себя в порядок и спущусь сюда. А потом вы же не откажетесь от чая с каплей ликера и печенья?

+1

9

Уточнять, что изначально он осторожно относился к варианту пребывания в школе в целом по каким-то личным соображениям, парень не стал. Не то чтобы он чего-то реально опасался, презирая страх перед чем-то как данность, скорее он вдруг осознал, что за молчаливый побег и столь же молчаливое возвращение ему всё-таки стыдно по меньшей мере перед Ороро. Возможно, пару месяцев назад морально он и не мог здесь оставаться, но это явно был не лучший способ отблагодарить одного из тех, кто ранее тебя спас. Особенно если от опытов того психа, кого они начали предполагать позже.
Может, сидеть на улице по такому поводу тоже было не лучшей идеей...
— Возможно, — осторожно отозвался парень. — Может быть, что и так. Я после всего всей этой истории как-то перестал считать, что если вдруг что-то идет очень не так, есть смысл жалеть о том, что могло быть всё иначе. В смысле, жалеть можно, но смысл? Надо думать о том, что можно сделать в настоящем, когда еще есть возможность на что-то повлиять. Это... в общем-то, почти в любой ситуации актуально. Как вы заметили, в самом деле неизвестно, что случилось бы, будь всё по другому. Нельзя быть уверенным наверняка, что в ином случае было бы лучше, —  парень заметно нахмурился. Ворошить в памяти такие вещи сейчас казалось немного странным, тем более с такой позиции. Как картинки из кино. — В целом, я и не могу сказать, что всё было так уж плохо. Я провёл в школе год... и, большей частью, для нас он был относительно тихим, если не считать любви молодежи влипать в приключения и искать их на свою голову и головы напарников. Реальных... пожалуй, что трагедии при мне за это время было две с интервалом практически в тот же год — нападение на школу братства... фиг знает, зачем, я тогда только приехал, и одно имя — Уильям Страйкер. Полагаю, об этом вам уже могли что-то рассказывать. Собственно, он меня тогда и... того.
Джош закончил возню с дровами, убедившись, что затрепетавший было огонек не погаснет, и обернулся, поборов желание прислониться к стене. Высказанное мужчиной предложение было с определенной стороны заманчивым, только... даже если бы Ксавьер был в состоянии сейчас на подобные чудеса, или после, ему не следовало соглашаться. Любопытство любопытством, но по сути он уже знал ответ на этот вопрос — в его случае это была магия, возможно, что как-то мог повлиять на это обстоятельство и лично Архангел Михаил, просто не сказал об этом. В общем, сакральная сущность, о реальном существовании которой людям всё же лучше было по возможности не знать. Джин, правда, в это уже влезла, да и сложно было совсем избегать сейчас этого вопроса, когда он сам периодически всё еще не до конца уложил всё это в голове и находился не в Серебряном граде, а на земле среди людей, пусть даже не совсем обычных, но при этом и продолжал соприкасаться с "другим миром", и с самого начала в принципе спалился этой всей историей. В любом случае, пусть бедняга сначала в себя до конца придет, а потом уже узнает, кто его на самом деле из водоема вытащил — за всего-то пару недель он явно еще не окреп с переизбытка информации, о чем, в общем-то, и признался прямо. А состояние это было дурацкое и далеко не самое приятное. Непонятно, правда, получится ли вообще это утаить в присутствии Ксавьера, но он честно надеялся, что этот кусок мыслей и памяти всё-таки увильнет от внимания телепата, чтобы его же не тревожить. Но иначе... что, ему надо было вытащить того из воды и сразу же молча удрать во избежание, едва поняв, кого выловил? Он не дядюшка.
— Это не тайна. В смысле, что повлияло. Магия, в моем случае. Не моя, — лаконично и несколько уклончиво отозвался Джей, несколько потупившись с осознания всей картины, реакции собеседника и понимания, что с того всё-таки уже лужа натекла, а он Чарльза задерживает. — Идите. Не откажусь. Чай я нам заварю и принесу, или какао. Но, честно, я в душе не чаю, где тут у Логана заначка, если речь об этом. Не помню, чтобы ликер или что-то подобное держали на кухне.

Отредактировано Icarus (2017-12-20 03:17:36)

+1

10

- Жить настоящим – не самый плохой вариант, если вдуматься. Я иногда завидую таким людям… Ну, тем, кто так умеет. Я несколько раз решал жить по таким вот установкам, но не получалось. Тогда мне пришлось бы выбирать между учениками и школой и своими собственными желаниями. Исполнение последних значительно бы облегчило мне жизнь, но… - Чарльз задумчиво улыбнулся и рефлекторно смахнул скатившуюся по небритой щеке каплю мутной озерной воды. - Я отдал всю свою жизнь этим детям. А перед смертью попытался дать то, что не мог и не успел, своему родному сыну. А в такой ситуации жить настоящим и не думать о будущем никак не получалось. Приходилось планировать все наперед.
Чарльз действительно пытался построить для своих учеников лучший мир. Получалось не всегда. Ошибок Чарльз в своей жизни совершил более достаточно. Да и руки пачкал – и не только руки. За долгую-долгую жизнь он научился совершать сделки со своей совестью, выбирая из нескольких зол меньшее, и теперь отчетливо понимал, где и почему ошибался. Так что воскрешение стало, можно сказать, его вторым шансом – он много перед кем должен был извиниться. И расставить приоритеты следовало иначе…
- Зато теперь я как раз и живу настоящим. По крайней мере до тех пор, пока не станет ясно, какое место я займу в этом новом мире.
«И будет ли оно вообще, это место…»
-… Страйкер? – Чарльз, уже собравшийся было уходить переодеваться, заме в дверном проеме. – Страйкер… Один из тех людей, которого я бы при всем своем пацифизме предпочел бы убить или поместить туда, откуда не возвращаются.
В гостиной становилось теплее. Тепло закономерно расслабляло, усталость накатывала волнами, но расслабляться окончательно Чарльз себе не давал. Не так уж много он сегодня делал, чтобы устать – значит, нужно было держаться. В конце концов, это тело должно было привыкнуть к работе.
- Магия? Увы, в магии я не очень силен… Хотя всегда интересовался этим феноменом, - Чарльз задумчиво пошкрябал щеку и окончательно уверился в том, что надо побриться. Щетина начинала раздражать. – Не буду вас допрашивать, Джей. Вижу вам эта тема не особенно приятна. Да и… Оказавшись в таком положении, как наше, начинаешь понимать, что воскрешение – это нечто практически личное.
«И далеко не всегда изобилующее приятными подробностями».
- Я быстро. А ликер у меня с собой есть. Увел у Эрика. Уверен, что он знает, но почему-то молчит.
Махнув рукой и обозначив примерное время отсутствия – «минут пятнадцать, но постараюсь быстрее» - Чарльз отправился в выделенную ему комнату. Соседнюю на время пребывания здесь Ксавьера отдали Эрику. Судя по тому, что Чарльз «читал», Эрик спал. Но, как всегда, спал весьма чутко и немного беспокойно. Вообще, Чарльзу ничего не стоило обеспечить своему другу глубокий здоровый сон, но пока что Ксавьер не рисковал и телепатию применял по минимуму. Если бы Эрику снились кошмары, он бы вмешался – либо телепатически, либо просто зашел бы в комнату, сел бы рядом, положил бы руку на плечо… последнее почти всегда срабатывало не хуже телепатии. Но не в таком же виде вламываться к другу? Да и Джей ждал.
…Чарльз действительно управился минут за пятнадцать. Быстро принял душ, побрился, расчесался. Переоделся. Правда, футболку найти не удалось, и пришлось обойтись домашними штанами и халатом. И тапочками – ноги теперь хоть и ходили, но почему-то постоянно мерзли.
Спустившись вниз, Чарльз передал Джею небольшую фляжку с ликером. Что там в нем было намешано, он и сам не знал, но приятный запах трав и немного горьковатый привкус Чарльзу нравились. Джей к этому времени уже успел раздобыть печенье и сделать чай, так что больше идти никуда не пришлось. Чарльз занял одно из стоящий возле камина кресел, обхватил горячую чашку ладонями.
- Если честно, я впервые за долгое время толком не знаю, о чем говорить… Скажите, вы же знаете Джин? Мне кажется, что она о вас упоминала… Хотя я могу путать.

+1

11

Жить настоящим — действительно не самый плохой вариант, если в него вдуматься. Тем не менее, не смотря на то, что Джей сделал себе подобную установку, следовать ей всё равно не всегда получалось. Как бы ни хотелось. Всё равно вспоминалось давнее и совсем недавнее прошлое, семья, которую он любил, но с которой так и не решился вновь после всего этого связываться, подозревая, что ничего хорошего из этого заранее не выйдет. Некоторые вещи уже лучше было оставить позади, даже если это не казалось совсем уж правильным — просто чтобы не беспокоить дорогих себе людей, причем зря. Мысли о правильных или неправильных поступках его зачастую тоже не отпускали, но он уже старался это отгонять — только терзаться. Так себе вариант, особенно если вспомнить, от чего вообще он отказался пару недель назад...
Закипающий чайник и возня на кухне отвлекли от дальнейших философских размышлений, поскольку всё время, ушедшее на разогрев воды, занял поиск того, куда за эти пару месяцев дели всё остальное. Вверх дном парень кухню, впрочем, не перевернул, к возвращению профессора перетащив чашки с чайником в гостиную, а вместе с этим и найденные сладости с печеньем. И на какое-то время завис у камина, в ожидании машинально вороша угли и вернувшись к сказанному. Сказать по правде, он вообще не интересовался тем, кто такой Страйкер — за пределами того, что он о нём и сам знал, попавшись на его вранье. В живых этого человека уже не было, но даже сейчас Джею сложно было представить, что еще можно было или нужно было вообще сделать, чтобы такой человек как Ксавьер в принципе прямо сказал подобную вещь... в этот момент пернатый с одной стороны пожалел, что, находясь в школе, практически не интересовался внешними дрязгами, с другой — пожалуй, был даже рад, что иные вероятные кошмары обошли его стороной. Ибо... ну куда дальше?
С возвращением Чарльза Джей отставил кочергу и оставил камин в покое. С некоторых пор пляшущие языки пламени вызывали двойственные впечатления и ассоциации, хоть за ним всё еще было очень завораживающе наблюдать.
— Знаю. Я сейчас у неё живу, — Джош забрался в свободное кресло возле стола, сложив крест-накрест крылья, чтобы не ломать перья, и потянулся за печеньем. — Она была одной из тех, кто вытащил меня тогда из лаборатории, а потом старалась привести в чувство. Как-то сдружились. Во всяком случае, меня самого тянет общаться далеко не со всеми.
Крылатый несколько вопросительно посмотрел на переданную фляжку, как-то неуверенный, как его правильно пить — в чай добавить или надо было брать отдельные чашки? Пахло ароматно, просто он такого как-то никогда раньше толком и не пробовал. Проглотив печенье, парень вспомнил одну вещь, которая беспокоила его достаточно длительное время, однако и ответы прежде искать было попросту негде.
— Спасибо. А Эрик, который с вами... он же раньше был частью братства? И Виктор Крид где-то с ними, верно? — Джей добавил немного ликера в чашку и вернул флягу мужчине. Как-то до него вдруг окончательно дошло, что сейчас заодно оказались, видимо, все, хотя раньше всё было совсем иначе. Не совсем ясно, можно ли вообще было о таких вещах спрашивать и стоило ли, потому парень придвинул к себе кружку и решил пояснить свой интерес: — У меня просто такое ощущение, что я встречался с разными людьми под одним и тем же именем. В том смысле, что... в какой-то момент Крид и организовал при мне нападение на школу, да и Магнита долгое время поминали не очень приязненно. А сейчас и он тут с добром, и Сабель тут какое-то время был, пока не пропал... Зачем это было? И то ли я чего-то не знаю, то ли не понимаю, почему он был тут и почему на него косились с опаской.

+1

12

- Ах, вот как… А я то думал, о ком она иногда думала в те моменты, когда меня только-только вывели из медикаментозной комы. Целители, перья, небо… Видимо, это было о вас… Наливайте в чашку. Достаточно пары чайных ложек, все равно этой штукой нельзя напиться.
То, что этот молодой человек был знаком с Джин, Чарльза успокоило. Конечно, эта была не та рассудительная, взрослая, уверенная в себе и своих действиях Джин, к которой Чарльз привык. Это была юная, во многом наивная девушка, которую ждал долгий путь, полны разочарований, ошибок, боли… и счастья, превратившихся в реальность мечтаний, любви. И знание того, что рядом с ней уже есть люди, без колебаний бросающиеся на помощь попавшим в беду, Чарльза успокаивало. В конце концов, Джин была не одна. И это главное.
- Сколько ее помню, она всегда была такой. Доброй и умеющей сопереживать девочкой. И вовсе не из-за телепатии… Ты уж ее береги, ладно? Она умеет быть верным другом, но и ей самой нужны такие же преданные друзья.
После нескольких глотков чая стало теплее – Чарльз немного расслабился и наконец-то начал нормально отогреваться.  Возвращенная Джеем фляжка, которую Чарльз сунул в карман халата, упиралась крышкой в бедро, но Чарльзу это даже нравилось. Нравилось снова чувствовать.
- Мне знакомо то, о чем вы говорите. Просто все очень сложно. Эрик… - Чарльз с трудом поборол желание нервно рассмеяться и забиться в кресло. Он и сам до сих пор не знал, что думает о своем друге. Вроде бы ничего не изменилось, и это было хорошо… Но это одновременно и пугало, потому что никогда раньше их хрупкий мир не держался долго. Чарльз перевел взгляд на пляшущее в камине пламя и слабо улыбнулся. – Я познакомился с ним более шестидесяти лет назад. Он был не первым мутантом на моем пути… Но первым, в кого я, можно, сказать, влюбился с первой мысли. Я им восхищался. Взрослый, сильный, самодостаточный. Прошедший через ад и сохранивший способность переживать. Еще никогда я так быстро не называл человека своим другом. Но он меня… предал и бросил. Знаете, Джей, мы с Эриком прошли через многое. Мы обещали друг другу быть рядом, мы говорили друг другу «люблю» в том самом чистом и не имеющим ничего общего с физикой смысле. Мы строили мир нашей общей мечты… Мы так часто орали в лицо друг другу о том, что ненавидим. Десятки раз дрались, сотни раз были готовы друг друга проклинать… Он мой лучший друг. Он мне ближе, чем брат – мне кажется, что Эрик давно стал частью меня самого. Эрик совершал великие поступки ради мутантов. И ради них же он совершал ужасные дела. Но одно я знаю точно – Магнето никогда не наслаждался чужой болью и не делал зла ради самого зла. Просто он очень радикален и зачастую нетерпелив. И вокруг него собираются такие же мутанты… Отверженные, пострадавшие и искалеченные этим миром и потому жестокие, привыкшие не жить, а выживать. Но они такими стали. Их такими сделали. Но это не значит, что они не могут быть другими. И это не значит, что они не могут менять мнение и помогать нам. Вот разве что с Виктором есть проблемы. Я как-то пытался ему помочь, но не получилось. Он, увы, больше зверь, нежели человек. Но мне хочется верить в то, что любого зверя можно приручить… или хотя бы выдрессировать.
Вопрос действительно был очень сложным. На то, чтобы рассказать Джею всю историю иксменов и братства одной ночи бы не хватило. Так что приходилось оперировать общими понятиями в надежде на то, что Джей поймет. Или найдет зацепку, чтобы задать конкретные вопросы.

+1

13

— Вероятно. Сказать по правде, мы сначала не знали, с какими намерениями пришел Эрик, потому мне тогда было сказано не высовываться на всякий случай. Ну я и наблюдал... с расстояния, если так можно выразиться, — Джей обхватил ладонями свою кружку, сначала просто радуясь теплу и пряному аромату, а затем смущенно ткнувшись в неё носом. В том, что касалось его и Джин, ему ранее уже почти всё дядюшка высказал, причем гораздо более прямолинейно, и слышать подобное вновь от едва знакомого человека было с одной стороны забавно, с другой — немного странно. В общем-то по сути он тем понемногу и занимался — пока рядом были друзья, он был готов ради них сворачивать горы при флегматично-добродушном характере, но с обратной стороны и в мире, где они жили, он и друзья слишком любили влипать в неприятности, и неприятности точно так же охотно находили их сами. Так что напутствие, пожалуй, было верное... в обе стороны. Просто потому, что по крайней мере он слишком сильно привязывался к тем, кто был небезразличен, и эту черту они в определенной мере разделяли. — Ага. Постараюсь.
Если так задуматься — он же хотел ведь стать скорее ангелом-хранителем тем, кому дорог, а не приносить им несчастья самим фактом своего существования, ведь верно? Джина была одной из тех единственных, кому он вообще сейчас безоговорочно доверял.
Прекрасная возможность научиться творить в этом мире добро без оглядки на что-либо. А в данном случае следовало помнить еще и о том, что фактически очень многие мутанты, проживавшие сейчас или когда-то раньше в этой Школе, для этого мужчины, судя по всему, действительно были как дети. Своя семья, которой он в свое время отдал всего себя. Просто он сам раньше его не знал, да и визуально еще предстояло привыкнуть к тому, что Профессор теперь выглядит моложе, чем ему было лет на самом деле и чем представлялось по устаревшим уже описаниям.
И его слова в очередной раз вынудили задуматься над тем, что в действительности многое может выглядеть совсем иначе, нежели кажется сначала.
— Мне кажется... с ним тоже еще не всё потеряно, — парень поправил крыло и задумчив отпил немного чаю, глядя куда-то мимо собеседника и воскрешая в памяти картинки из того прошлого, что было поближе к настоящему. С Эриком явно всё было не настолько однозначно, как можно было предположить из старых историй, которые до него периодически долетали. Магнето он пару недель назад, по сути, в первый раз увидел, потому хоть и было интересно, но для сравнения собственных наблюдений не было. С Саблезубым же всё обстояло несколько иначе. — Когда я его видел в первый раз — он был безумен. Потом, когда я пришел в себя уже здесь... не знаю, что с ним произошло и почему он так изменился, но изменился в лучшую сторону — во всяком случае, до того, как пропасть, он какое-то время помогал нам и школе, и был человечнее иных доброжелателей. Понятия не имею, с чем это связано. Но диким зверем он здесь не был, совсем.

Отредактировано Icarus (2018-01-08 02:42:31)

+1

14

- Ну, это в принципе верный совет. По Эрику не всегда понятно, что он сделает в следующий момент. Саблезубый в этом плане более понятен… Был, по крайней мере. Я не знаю, какой он сейчас. Меня не было два года, а это очень долгий срок. Иногда мир полностью меняется за секунды. Но если он действительно перестал быть таким, каким я его помню… Тем лучше.
Чарльз сделал большой глоток и задумчиво уставился на удобно угнездившегося в кресле Джея. Этот парень не был похож на его учеников – по крайней мере на первый взгляд. Слишком взрослый, спокойный, рассудительный. И судя по поведению, вообще не обладающий никакими комплексами по поводу своих крыльев. А Уоррен, помнится, в какие-то моменты свои и вовсе отрезать пытался… И на мутантов из братства он не был похож. Больше всего Эрел напоминал Чарльзу Хэнка в возрасте лет так сорока. В тот период, когда Маккой по-настоящему увлекся классической литературой и ходил по большей части задумчиво-отстраненным.
Крылья притягивали взгляд гораздо сильнее огня. С тех самых своих двадцати лет, когда в жизни Чарльза один за одним стали появляться разные мутанты, он так и не изменил своего отношения к мутациям в целом и к их внешним проявлениям в частности. Они его восхищали. Восхищали, поражали, манили своим многообразием. Конечно, внешние мутации далеко не всегда выглядели приятно, но Ксавьер был одним из немногих, кто практически никогда не испытывал отвращения. То, что для кого-то было «отвратительным камнем-наростом» для него являлось «уникальным способом ороговевания эпителия». Так что если он что и испытывал в итоге, так это сочувствие к тем, у кого внешний вид вызывал комплексы и психологические проблемы. И таким Чарльз пытался помочь. Искренне пытался. Но вот крылья – мутация совсем иного уровня. Кто из людей не мечтает о крыльях? Чарльз часто думал о том, а как бы сложилась его собственная жизнь, если бы его собственная мутация была иной?
- Можно задать тебе немного странный вопрос? Я почему-то никогда не задавал его Уоррену. А теперь вот внезапно понял, что умер, а любопытство удовлетворить не успел. – Вопрос был действительно несколько глупым. Ответ на него можно было получить элементарно, просто в нужный момент проникнув в нужный разум, но, как говорится, воспитание не позволяло. Да и… Всегда было интересно слушать – ведь одни и те же эмоции у разных людей вызывали разные ассоциации. – А как это – летать? Вы ведь ощущаете свои крылья как еще одну пару конечностей. Мне всегда было интересно, как это… Вот перья – если к ним касаются, это то же самое, как прикосновение к волосам или нет? А полет? Вы помните свой первый полет? А вы родились с крыльями, или они прорезались потом?
Вопросов было много. Очень много. Каждый случай, как говорится, уникален… Чарльз прекрасно помнил тот день, когда начал слышать голоса. Точнее, когда осознал, что именно он слышит, потому что тихий монотонный шум существовал в его голове еще до рождения и был абсолютно привычен. А вот голоса… Это было ужасно и очень-очень страшно.
- Если мои вопросы кажутся вам слишком личными, вы скажите об этом прямо. Все же далеко не каждый мутант, даже взрослый, готов говорить о своем даре.

+1

15

— Видимо, да... — Джош не стал уже уточнять, что, по сути своей, Саблезубый как раз и был тем, кто долго и усердно приводил его в чувства и даже пытался вновь заставить его хотеть жить — причем отнюдь не садистскими методами. Причина такой заботы к совершенно чужому человеку ему была в принципе непонятна и по сей день. Поначалу Джош не особо охотно трепыхался, не понимая, на каком он оказался свете, а потом Крид пропал... хотелось надеяться, что с ним было всё в порядке. Крылатый, может, даже попытался бы его разыскать, но не представлял, в каком направлении следовало идти.
И следовало ли вообще. Что-то подсказывало, что Саблезубый мог уйти от них и добровольно, а в таком случае затея могла себя не оправдывать.
Особенно если окажется, что человек и не хотел, чтобы его разыскали.
— Почему странное? Или личное? — не понял подоплеки сказанного Джей, которого откровенно повеселила формулировка про перья и волосы — и, в общем-то, он в самом деле ничего зазорного тут не видел. Его крылья с момента "разоблачения" почти всегда были на виду, так или иначе это могло вызвать — и, как правило, вызывало — вопросы. В остальном... он отличался от обычных категорий одаренных просто потому, что многие из них были изрядно побиты жизнью. Сам он избежал ненависти окружающих и гонений, неприятия простыми людьми. Среди старших братьев и сестер мутанты уже были, и родители-то уже не торопились что-то делать с еще одним таким "необычным" ребёнком — к тому моменту их уже настигло смирение со странностями всей семьи, да и они всегда относились к этому с изрядной долей понимания. Дети есть дети, свои, родные. Имея единомышленников и как-то не заостряя внимания на отдельно взятых ненавистниках, Джошуа избежал многого. С ненавистью в свой адрес за всю свою жизнь он столкнулся всего два раза: когда на них напали с радикальными антимутантскими настроениями Каботы и когда на него с обманом вышел Страйкер... И то всё это было уже в сознательном возрасте, когда на проблемы смотришь уже без преувеличений и всех окружающих не сносишь под одну гребенку. Многое стало понятно и вовсе только сейчас, при взгляде на всё со стороны. И во всех его бедах, по сути, была виновата эта неясная ненависть Страйкера, который ему жизнь и поломал.
Причем о том, что первую ситуацию в его родном городке зачем-то тоже подстроил он, Икар так и не узнал.
Даже среди других ребят у него всегда были друзья, которые знали про "тайну"... и не считали за нужное что-то здесь предпринимать против него. Но они были музыкантами, творческими людьми, которых никогда и не пугали такие вещи — они их вдохновляли.
Впрочем, этим отличалось всё семейство Гатри как таковое.
— Крылья прорезались потом... и летать поначалу учился с земли из любопытства. Хех, я четыре года умудрялся прятать их. Возможно, родные что-то и подозревали, но никогда не говорили об этом прямо. А вот друзья знали. Но у нас уже тогда была своя районная музыкальная группа, так что скрывать такую особенность за сценическим образом в нашем маленьком городке было не так чтобы сложно. Скорее, это было даже весело, — Джей сделал осторожный глоток, всё еще грея руки о тёплую чашку. Получившийся напиток в самом деле был очень ароматным и пряным, и хотелось растянуть удовольствие. — А полет... как и музыка — в первую очередь это свобода. Только разница в том, что мелодии, пение — неважно, что именно, но это всего лишь свобода самовыражения. Если находишься в воздухе — эту необъятную свободу можно ощутить всем собой. Поскольку в небе, в общем-то, нет никаких границ. Только ты и ветер... если, конечно, погода адекватная. Это моя стихия. Сказать по правде, мне в целом спокойнее находиться в воздухе или где-то на высоте, чем на земле. А почему вы спрашиваете об этом?
Любопытство, если уж на то пошло, тоже бывает разное...

+1

16

- Почему странное? Или личное?
- Ну хотя бы потому, что для многих разговор о мутации, увы, приравнивается к разговору о всякого рода отклонениях. В этом случае беседа становится похожа на допрос врачом пациента, а это вызывает неприятные ощущения. Уж у меня так точно. Я до сих пор регулярно сталкиваюсь с этим в школе – дети считают себя неполноценными, уродами, - Чарльз грустно вздохнул, вспоминая, с какими сложностями сталкивался в самом начале преподавания. Потом стало чуть легче. – И это, увы, не меняется, несмотря на просветительскую политику.  Взрослым справляться чуть проще… Но не всегда.
Самому Чарльзу было отчасти проще. Отсутствие мутаций, сказывающихся на внешнем виде, уберегло его от человеческой ксенофобии. Но не уберегло от человеческий ненависти как таковой – люди так отчаянно ненавидели людей, что Чарльз не мог их не слышать. А вот с ненавистью и страхом одних мутантов к другим Чарльзу пришлось столкнуться позже. Зато столкнуться нос к носу и прочувствовать «от и до»…Потому что телепатов боялись все. Даже Эрик в какой степени боялся – не без оснований, в общем-то.
- Поэтому я предпочитаю заранее уточнять, что вопрос может быть неприятен.
Рассказ Джея отличался от тех, что Чарльз привык слышать. Счастливое детство, любящие родители… Понимающие друзья. Парню явно повезло – мало кто из учеников школы мог похвастаться подобным. Да что там скрывать, сам Чарльз завидовал по-белому. У него не было ни любящих родителей, ни семьи как таковой. Ни тем более друзей.
- Вы прятали крылья? – Чарльз  еще раз окинул взглядом огромные крылья Джея и тихо присвистнул. – Боюсь спросить, как именно.
Хотя… Возможно, крылья все эти четыре года росли, прежде чем достигли такого размера. И тогд какое-то время их действительно можно было прятать, стягивая эластичным бинтом и пряча под мешковатой одеждой. Но вот потом…
- Почему спрашиваю? Меня всегда восхищали мутации и их проявления. Только представьте себе, один ген! Один ген – и миллиарды комбинаций признаков. Миллионы  различных проявлений! Как генетик, я в полнейшем восторге от любой мутации. Как мутант… Как мутант я понимаю, насколько часто то, что вызывает восхищение, приносит настоящую боль. И кто-то живет с этой болью пожизненно.
Чарльз жил. Сначала жил со своей собственной болью, с каждым днем все больше впадая в отчаяние. Каждое утро до скрипа сжимая зубы и пытаясь не выть, когда любое движение – будто огненным кнутом по пояснице. Потом привык, смирился, выбрал коляску и голоса в голове. Открылся, превратил себя в фильтр, временное плацебо для тех, кто терпеть больше не может. И научился жить и с этим. Только целый мир на одного телепата-слишком много. Поэтому, Чарльз, наверное. Так отчаянно цеплялся за каждого мутанта, рядом с которым попросту не было больно.
- Ну я-то понятно… Я несколько удивлен, почему вы не задаете вопросы. Обычно каждый рано или поздно спрашивает, что это такое – быть телепатом. И… Спасибо, что не шарахаетесь, Джей. Почему-то почти все думают, что я постоянно читаю мысли. Боятся думать, прячут глубже свои тайны, будто я – шпион, и моя основная задача –узнать как можно больше. – Чарльз грустно усмехнулся, в пару глотков допил чай. – Я бы свихнулся, если бы читал каждого встречного человека. В моей голове меня бы попросту не осталось.
Чарльз отставил кружку в сторону, вжался в спинку кресла. Потер ладонью уставшие за день глаза и, не удержавшись, зевнул.
- Простите, Джей. Очень тяжелый день.

+1

17

— Видимо, как и Уоррен — под одеждой. Со стороны, конечно, кажется, что человек либо сильно ссутулится, либо вовсе горбун, но мне это как-то особо не мешало в нашем городе. Они кажутся объемными, но если их нормально сложить и сильно придавить — то всё терпимо. Хотя, конечно, для прогулок за пределы знакомых окрестностей лучше использовать свободные плащи безо всяких иных ухищрений. Ну, на всякий случай.
Джей машинально поправил крылья, подавив желание расправить их во всю ширь — места в комнате, конечно, хватало, но павлином он всё-таки не являлся, чтобы демонстрировать яркое оперение. Тем более в наличии камина и открытого огня не особо-то хотелось размахиваться, чтобы если и не попасть случайно маховыми перьями в пламя, так не смахнуть угли и золу, которые были легче относительно потоков воздуха, чем казались со стороны.
— На самом деле, от вороха вопросов и моего собственного нездорового любопытства вас спасла Джин. Всё-таки я с ней живу. Осознанно. Более того, когда я был совсем в себе и безвылазно, она как-то раз конкретно покопалась в моей голове, — в общем-то ничего такого она не делала, просто пыталась мне помочь прийти в себя... и ей это удалось, и с тех пор мы много общались. Прятать мне особо-то и нечего, да и я привык просто... ну, к таким вашим особенностям, и всё понимаю вне зависимости от того, заглядываете вы мне в голову или нет. Заглядываете, наверное, раз узнали мое прежнее имя, которым я себя больше не зову — меня это не смущает. Ну и... как раз об этом Джин мало говорила, но это тоже явно довольно сложная особенность. Она внешне незаметная, но тяжелая эмоционально. Что я не представляю, так это того, как вы с ней способны находиться в толпе людей. Единственное, пожалуй, каким вопросом я еще могу задаваться — так это она у всех действует примерно одинаково или как-то по-разному и индивидуально. Я не уверен, могу ли представить это верно, но воображение рисует какую-то довольно болезненную картинку с этой телепатией, и тут я могу и не могу понять страхи людей одновременно, — крылатый нахмурился, сделал еще один осторожный глоток и поставил на стол кружку. — С моей стороны, наверное, всё звучит довольно мирно именно потому, что я никогда не шарахался с себя и своих особенностей, не был отвергнут семьей и при этом умел расположить к себе людей настолько, чтобы меня переставали опасаться... но вообще, меня тоже это не совсем обошло стороной. Про то, что в нашей семье есть мутанты, благодаря братьям и сестрам изначально было всем известно в нашем городе, и нам повезло и не повезло одновременно — то есть в городе в целом к нам относились терпимо или нормально, однако одна семья была против нас — и, к сожалению, семья шумная и влиятельная. В общем, они нас травили и не давали нам покоя. Как я позже узнал... они убили таким образом нашего отца. И на всех остальных яд просто не подействовал. Хоть мне и всегда нравились мои крылья, прятал я их большей частью из-за них, поскольку они слишком заметны, а тогда и мне напрямую не дали бы покоя и вряд ли позволили бы петь на сцене, а когда-то это была моя мечта, с воплощению которой я и стремился до одной связанной с теми же людьми трагедии, после которой и оказался в Школе. Так что... я понимаю, почему многие так печально к этому относятся. К сожалению, люди придумали себе понятие "нормальный человек", которые "нормальные" просто потому, что их большинство, и всё, что отличается, часто отказываются принимать. А под давлением, особенно близких, может быть сложно принять себя таким, какой ты есть... особенно если с мутацией или отличительной особенностью тем или иным образом не повезло. Грустно это всё.
Парень поудобнее устроился в кресле, подобрав под себя ноги. В общем-то Чарльз был прав — если задуматься, так это всё было за гранью человеческого понимания уже потому, что такое количество различных отличительных черт давал всего один ген. Даже его семья отличилась — пятеро мутантов, у всех свои, совершенно неповторимые приколы. Даже с учетом того, что сейчас он уже понимал, что не совсем мутант, а это значило, что и остальные, вероятно, тоже...
— Ничего... Может, тогда пойдете отдыхать? Я приберусь здесь... ну и посмотрю, наверное, может, моя комната еще свободна.

+1

18

- Кошмар. Неудобно же… Перетягивать. Прятать. Хотя, конечно, к горбуну внимания меньше, чем к мутанту. Первое, что я понял, оказавшись в коляске – так это то, что люди начали отводить взгляд. Я был по-прежнему молод, красив, богат, обаятелен… Но инвалид. А такие дефекты, вызывающие жалость пополам с инстинктивной реакцией избегания… Иногда ужасно огорчают, а иногда спасают жизнь.
Чарльз медленно вытянул ноги, пошевелил кончиками пальцев и тихо хмыкнул. Да, последние два года своей жизни он провел на ногах, но что такое два года по сравнению с десятками лет?
Сейчас Чарльзу хотелось выпить. Коньяк. Хороший коньяк приличной выдержки. Хотелось неторопливо пить, привалившись плечом к плечу Эрика, закрыть глаза и на какое-то время забыть об окружающем мире – как раньше. Как в молодости. Как в… Как в Хайфе. Тогда Чарльз вечерами приходил в комнату Эрика, уставший, измотанный до предела работой с бывшими узниками концлагерей… Тогда в его голове кричали, вопили и стонали давно погибшие люди из воспоминаний тех, кто чудом выжил… Тогда его понимал только Эрик, прошедший через тот же самый ад, с демонами которого Чарльз с переменным успехом воевал день за днем. Конечно, сейчас Чарльзу было несоизмеримо легче и проще, но вот усталость была схожая. Тяжелая, вязкая, высасывающая силы и эмоции.
Джей продолжал говорить – и Чарльз все же закрыл глаза, вслушиваясь в его негромкий, спокойный голос, напоминавший о том, что прошлое нужно уже оставить в прошлом.
- Да. Имя и прочитал, глубже лезть не видел смысла. Да и не решился… Я совсем недавно воскрес. Это тело все еще не привыкло к моим силам, а этот разум – к телу. Вот сейчас я сижу и чувствую фантомные боли в спине. Ловлю себя на том постоянно проверяю, чувствую ли ноги… Сижу и знаю – утром меня ждет такая мигрень, что лучше и не просыпаться, - Чарльз слабо улыбнулся, неохотно открыл глаза и несколько потерянным взглядом посмотрел на Джея. – Телепатия… вообще, природа одна у всех. Но наша сила не только здесь, - Чарльз коснулся пальцами виска, - Но и тут, - ладонь плавно опустилась на грудь напротив сердца, - И очень многое зависит от того, что из себя представляет сам телепат. И если здесь пусто и темно, то почти всегда будет больно. Это как… у хирурга со скальпелем. Кто-то прооперирует так, что будет не больно и следов не останется. А кто-то начнет кромсать по-живому. Но, наверное, так можно про всех людей сказать.
История, рассказанная Джеем, действительно вышла грустной. Не все было так гладко, оказывается, и Чарльзу было безумно жалко отца парня. Но приносить соболезнования сейчас – не к месту уже. Судя по тому, как говорил о его смерти Джей – спокойно, не сбиваясь, со светлой грустью и притерпевшись к боли утраты – он уже принял это. И ни к чему было говорить что-то еще.
- Все равно есть надежда, Джей. Люди ко всему привыкают. Не сразу, но привыкают, принимают. В большинстве своем люди уже готовы принять мутантов – им просто нужен пример. Пример, которому они последуют… Так ведь всегда было. Люди всегда шли за кем-то. И я надеюсь и верю, что так будет и в этот раз. Надо просто… подождать. Ждать, верить, бороться… Все как всегда, да?
Чарльз медленно встал, потер украдкой поясницу. Потянулся, огляделся, улыбнулся каким-то своим мыслям. Добрался до небольшого дивана.
- Да, поспать надо. Но я не хочу в свою комнату. Она не моя. Чужая. Не по обстановке… По ощущению. Я словно бы дома и не дома одновременно. И… Я лучше тут. Тут камин, диван. Даже плед есть. Здесь будет спокойнее и есть шанс уснуть без снов. А чашки оставьте. Я уберу утром.
На диванчике действительно оказалось уютнее, чем в большой холодной кровати. Чарльз удобно устроил голову на подлокотнике, укутался в плед плотнее и прикрыл глаза.
- И не убегайте утром, Джей. Мне бы хотелось вас поблагодарить нормально… чем-нибудь…посущественнее…чая.
Уже перед тем, как окончательно провалиться в сон, Чарльз еще раз пробормотал тихое «еще раз спасибо».

+1

19

Икар неопределенно передернул плечами и крыльями, вроде и не отрицая сказанное, но и не горя желанием с этим соглашаться так уж явно. В целом так оно и было. Современное общество, на самом деле, не особо интересовали или привлекали те, кого многие привыкли звать "ущербными". Но к этому в самом деле привыкаешь, особенно когда не ставишь себе цели понравиться всем, а еще до кучи и скрываешься, так что чем меньше к тебе проявляют интереса, тем, по идее, и лучше. Нет, Джей тут не смахивал всех под одну гребенку и прекрасно понимал, что далеко не все люди настолько брюзгливы или равнодушны. Тем не менее, печальная статистика в этих вопросах обычно говорила сама за себя.
Понимающих же было много... только порой проблемой было их найти.
А более тонкие вопросы, на самом деле, были чем-то занимательным, поскольку... пояснение и приведенный пример был более чем хорошо понятен, но как это на деле выглядит или чувствуется парень, по понятным причинам, не очень представлял. И был даже не совсем уверен, хочет ли это узнавать или спортивного интереса ради узнавать на практике, поскольку самому до сих пор телепатически никто никакой боли или особых неудобств не доставлял... наверное. Вспомнился один момент, который было уже неясно, к чему причислять элементарно потому, что в этом случае и человек ему попросту не нравился сам по себе. Причем Джош даже не мог назвать наверняка причины. Просто не нравилась Эмма и всё.
Быть может, потому, что вославляла Келлера, который зачастую творил откровенную ерунду и пару раз всю команду подвергал неоправданному риску, связанному уже даже не со школьными какими-то проблемами — с законодательством. Собственно, на такой ноте он как ученик от неё и ушел. К Мунстар, поняв, что с той компашкой даже в роли главного моралиста команды не уживется.
— Боюсь спрашивать, что, в таком случае, на сравнениях из себя мисс Фрост представляет, которую вопросы более тонкой этики зачастую явно не заботят, — задумчиво протянул крылатый, глянув на камин и просто слушая дальнейшие слова. Возможно, кому-то это могло показаться глупым, но зачастую его мнение о человеке могло складываться просто из голоса и того, как тот держал интонации. Не всегда хотелось признавать, что у самого, таким образом, и была возможность располагать к себе и в определенной мере даже гипнотизировать людей, но это зачастую выручало. И, возможно, каким-то таким образом играло и в собственные привычки, но профессора было просто приятно слушать. Во всяком случае, парень начал понимать, за что его все любили — он и звучал уютно по-доброму, и, видимо, в самом деле как человек являлся искренне таковым. — Верить и бороться... да, как всегда. Сдаваться никогда нельзя, надо жить дальше.
Джош понаблюдал еще немного за собеседником и кивнул, не став спорить относительно уборки и про себя решил, что позже, может, всё равно всё это тихо унесет на кухню, если будет уверен, что никого не разбудит. Вообще, задерживаться тут он не планировал, но убегать сейчас обратно в Аннандейл как-то и самому показалось уже не очень красиво.
— Не буду. Доброй ночи, — парень вскочил с кресла и, недолго думая, направился не к лестнице, а к выходу — в ту комнату зайти можно было и через окно, да и у самого настроение было больше посидеть на крыше. Сам-то он мог особо не опасаться всерьёз замерзнуть. Уже подходя к двери Джей вспомнил одну деталь и на всякий случай решил уточнить: — Если вы вдруг рядом почувствуете присутствие еще кого-то невидимого и не совсем понятного, не пугайтесь — это друг, он никому ничего не сделает. Как-нибудь позже вас познакомлю.

Отредактировано Icarus (2018-01-29 04:41:51)

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [15.05.16] Hell To Pay?