07.11.18 НАМ ТРИ ГОДА! Поздравление, про праздничный раздел и про некоторые обновления.

02.11.18 Анонсируем! Кто понял — молодец, кто еще не знает — в этот день будет сюрприз. (:

01.11.18 С Днем Рождения, Фетя!

Marvel: All-New

Объявление

    - Фиксер, свяжись с теми, кто должен был обеспечить наше отступление. Введи их в курс дела.
    - Так точно, Мадам Гидра, - в радиоэфире повисла тяжелая пауза, в ходе которой оба участника судорожно размышляли над перспективами одного отдельно взятого инженера дожить до рассвета. - Прости, босс, не удержался. © Baron Zemo

* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [13.08.2016] Hammers and troubles they cause


[13.08.2016] Hammers and troubles they cause

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s7.uploads.ru/RbZLd.jpg

Время: 13ое августа
Место: Уэстчестер
Участники:Ororo Munroe, Nonamed Guitarist, Baldur Odinson
Описание: Как только магия Мидгарда покинула Срединный Мир, Первородная Буря ощутила, что пора заявить о себе в мире, что столь дорог тому, кто не сдержал данного ей слова. Да и охранные заклятия, спавшие с мира, дали возможность пройти в оный тем вещам, которые раньше не просто так держали подальше от Земли.
Правда, правильно ли поступали боги, скрывая артефакты, жаждущие вернуться к своим владельцам?

Отредактировано Thor Odinson (2018-06-18 11:25:02)

+1

2

[nick]Baldur Odinson[/nick][status]I am not Nordic Jesus[/status][icon]http://s0.uploads.ru/lwMVE.jpg[/icon][info]Балдур Одинсон


Возраст: 27/aeons;
Сторона: Asgard;
Сверхсилы: физиологические способности Аса, прекогниция, манипуляция Чистым Светом, мечник, оратор, политик, рубаха-парень, вечная жертва во имя добра[/info]
   Пропажу магии в Мидгарде Золотой Город заметил практически сразу. Хеймдалль сообщил о случившемся Всеотцу, и тот поначалу было хотел отдать распоряжение о задействовании Донара, дабы тот хотя бы обнаружил причину случившегося, и по возможности решил проблему. Однако Громовержец не был открыт взору Стража Бифрёста. Со временем стало ясно, что пропала не только магия, но и сам Вингнир. Но даже в этом случае Ганглери не стал бить тревогу. В конце концов, Таранис - взрослый мальчик, и рано али поздно сам справится с проблемами. А достойных сыновей у него хватало. Притом все из его младшеньких были как-то более приспособлены для мирного (по возможности) решения проблем. Первенец его обычно справлялся быстрее остальных в разы, однако шёл напролом, аки таран, и его мало заботили последствия, посему Игг далеко не всегда прибегал к использованию Рюмра - по крайней мере, без чьего-либо надзора. И вот сейчас честь решать проблемы Мидгарда и Асгарда выпала Светлейшему среди Асов. Как только Болдер был готов отправляться в Стрединный Мир, как вдруг вклинилась еще одна переменная. И вот здесь Бёльверк уже не мог полностью сохранять флегматичный вид.
   Эти молоты всегда, всегда были той еще занозой. С момента сотворения самого первого.
   Итак, теперь у Балдура было несколько задач разной степени приоритетности: явиться к месту падения волшебной кувалды родом из скандинавского пантеона и разобраться, к кому она прибыла, понять, в чём причина изсчезновения магии из Мидгарда, и найти Громовержца. Приблизительно в таком порядке важности да выполнения. Но самым главным Всеотец объявил как раз молот, упавший на злосчастную Америку. Делать было нечего, и Храбрейший, поклонившись отцу, отправился по Бифрёсту в место под названием Вестчестер. Вроде бы брат ему когда-то что-то рассказывал о нём, и вроде бы даже сам Бальдр когда-то был там... но разве подобные мелочи упомнишь?

   По соображениям скрытности Одинсон не явился в своём истинной облачении: при мече, в броне, меховом плаще и прочим неизменным атрибутам Аса. Обычный деловой костюм, и больше ничего - сейда матери было достаточно для того, чтобы в случае чего предстать перед возможными врагами во всеоружии. вероятности будущего. то и дело скользившие по задворкам его сознания, рисовали ему довольно смутные и невнятные картины, однако упорядочить их Балдур не мог: прекогницией он, хот ьи обладал, но управлять не мог: Глаз Игга видел лишь то, что Иггдрасиль считал нужным ему показывать, и только тогда, когда Ясень Миров хотел.
   Долго искать место падения не пришлось: молот упал на площадь Кензико Дэм, в райончике с вполне очевидным названием Вальхалла. Действительно, где же еще может приземлить оруждие Асгарда, если уже есть такое расово верное место? Покачав головой с грустной улыбкой (нет, его народ порой бывает так предсказуем!), Храбрейший, сунув руки в карманы, быстрым непринуждённым шагом прошествовал к точке назначения, тольк очтобы увидеть, что она уже эдак невзначай патрулируется местными стражами, вполне неплохо маскирующимися под зевак. Дети Атома, конечно, не могли остаться в стороне при таком событии, тем более на их территории. Правда, подавляющее большинство мутантов лично Бальдер не знал, посему решил прикинуться очередным зрителем, коих хдесь было предостаточно - и никто что-то не желал подходить да попытать счастья. Все американцы прекрасно знали: если с неба падает молот - это не к добру, и лучше бы оказаться в другой части города, а то и страны в этот момент, но в то же время абсолютно все они, как истинные американцы, патриоты убеждений своей нации, считали своим непреложным гражданским долгом заснять это событие и выложить на инстаграм\фейсбук\снэпчат\ютьюб еще куда. Заняв более удобную позицию для обзора, Светлейший разглядел то, что ему и так показали видения: это был Стормкастер. Молот, когда-то выкованный Вали и едва не лишивший некую Шторм из рода Детей Атома рассудка. Однако Донар вроде бы говорил ему, что это оружие избавилось от дурного влияния бывшего Бога Зла, но в месте с оным кануло в небытие, да и сама Шторм вроде бы как отказалась от него. Что же привело к его появлению? Что оно ищет здесь? Зачем ему единение с хозяйкой?
   Внезапно разум Одинсона принзили яркие, чёткие, и в то же время ужасающие видения. он не знал, ближайшее ли это будущее или всего лишь одна из вариаций, однако если это сбудется... Шторм невероятных масштабов захватывал одну за одной все ветви Мирового Древа, пожирая всех неугодных на его пути, неся кару и суд по своему усмотрению, будто живой. Видения были столь реалистичными, что Болдер, поморщившись, едва не упал, успев присесть на лавочку и держась рукой за лоб. Из всего калейдоскопа разрушений ему явно виделось одно: в эпицентре начала были хелевы молоты, дабы их сожрало пламя Мусспельхейма. И Стормкастер был среди них.
   Всё больше вопросов, и всё меньше ясных ответов. Но сложности никогда не останавливали Светлейшего среди Асов.

   Встав с лавки, он слегка встряхнул головой, прогоняя остатки наваждения, и направился ближе к месту падения. Дорогу ему сразу же "случайно" преградило несколько мутантов. Кто-то из них, кажется, даже попытался залезть в его разум и отговорить его от этой затеи. Наивные. Как солнце озаряет своим светом поутру землю, неизменно, с известным результатом, так его свет коснулся душ этих людей, вселяя в них лёгкость, беззаботность, и ощущение незначительности практически всех мелочей жизни, которыми им сейчас казались абсолютно все их задачи. Они словно бы впали в некую радостную меланхолию, но и не выглядели зазомбированными: радость жизни, радость каждому листочку, каждому цветку, аромату волос красивой девушки, фигуре статного мужчины, хвала солнечному теплу - все это преисполняло их сердца. Так ли уж важно не пускать этого молодого мужчину к тому молоту? Если ему хочется, так пускай идёт, в конце концов. И как только Болдер подошёл к первой линии живого заграждения, распространяя своё влияние по пути, то слегка протянул руку к нему, словно бы рассматривая рукав, и тихо прошептал:
- Sýnið mér, vegna þess að þú dæmir.*
   И Стормкастер едва заметно заискрился, однако все же оставаясь недвижимым. Обычному глазу было не заметить той золотистой линии сейда, тянужейся от оружия к беловолосой девушке, стоявшей неподалёку - но Балудр видел их, как свои руки. Решив, что медлить больше смысла нету, он тихо, непринуждённо подошёл к Шторм, минуя благодаря свету своег овлияния ее соратников, и оказавшись в двух метрах от нее, тепло улыбнулся ей, встретившись с мулаткой взглядом:
   "Hækka hamarinn þinn, Ororo Monroe. Hann bíður eftir þér."
   Не словами, но сутью своей обратился на родном языке к девушке Балдур: он знал, что она его услышит и поймёт. Знал и то, что язык сей, пусть и чужой для нее, будет Погодной Вёльве понятен, как родной, и это принесёт смуту, беспокойство в ее душу - почти наверняка. Посему свет Аса коснулся и сердца белогривой красавицы, успкоаивая ее, словно бы покрывало, ограждающее от опасностей, дурных мыслей да невзгод, дарующее лёгкость и ясные мысли, прогоняющее страхи, сомнения и нерешительность прочь.
   "Taktu hamarinn þinn, barn himinsins. Ekki vera hræddur. Örlög bíða eftir þér."***

* - Яви мне того, ради кого ты сюда прибыл.
** - Подними свой молот, Ороро Монро. Он тебя ждёт.
*** - Возьми свой молот, небесное дитя. Не бойся. Судьба тебя ждёт.

Отредактировано Thor Odinson (2018-06-18 21:10:02)

+1

3

Никто, обладающий хотя бы минимальными магическими способностями, не пропустил бы этот момент. Момент, когда исчезла магия. Для Ороро это было неприятно, и даже в какой-то мере болезненно, не смотря на то, что она не слишком часто обращалась к магической составляющей своих сил, довольствуясь теми способностями, что давал ей икс-ген. Первое, что она почувствовала – это то, как оборвалась связь с предками. Потом пришла пустота - гнетущее чувство, сосущее под ложечкой, и принесла с собой кошмары. Ро никогда не боялась молний, грозы и непогоды. Буря с давних пор была источником её сил, её соратницей. Но по странному стечению обстоятельств, стала главным действующим лицом страшных снов женщины. Ураган несущий смерть и разрушения, стирающий города с лица Земли, Вечный Шторм. И вот сегодня появился голос.
Нет, не так. Он всегда был. Монотонный гул в дальних углах подсознания, спрятанный так глубоко, на сколько это было вообще возможно. Будь Погодная ведьма внимательнее, и чуть менее увлеченной выстраиванием новых ментальных блоков, она бы заметила, когда он начал набирать силу. До тех пор, пока его стало невозможно игнорировать, но все еще нереально понять. И тогда Погодная Ведьма сбежала. Заглушила этот шепот единственным доступным ей способом – ветром и шумом океанского прибоя.
В эти утренние часы на Брайтон Бич было почти пустынно, а на город еще не успела опуститься удушающая жара, изводившая жителей восточного побережья уже неделю. Не слишком переживая о скрытности, Ороро приземлилась прямо на песок, спугнув то ли дворника, то ли бездомного, она не слишком приглядывалась. Шелест волн, и предрассветные чаячьи крики наконец немного помогли успокоиться и перестать зацикливаться на том что пытались донести голоса в голове женщины. Брести, зарываясь босыми ногами в песок, тоже было приятно, ветер трепал по волосам. В сознании её наконец установился хрупкий мир. На долго ли? Это другой вопрос.

***
Стоя в метрах двадцати от полицейского заграждения, Шторм тихо переговаривалась с Китти.
– Не понимаю откуда он взялся, Мьёльнир же уничтожил его. Я уверена в этом… – негритянка нахмурилась, закусив губу. – Ну, насколько вообще можно быть уверенной в чем-либо, что связанно с Вали.
С утренней прогулки прошло часов пять. И события разворачивались слишком странно. Сначала гитарист, потом падение молота, который в новостях обозвали метеоритом, потому что правительство тут же засекретило информацию. Еще и мутантов подключили чистить память «мимогуляющим», забыв на это время все прошлые распри. Сама Ороро находилась здесь по двум причинам: во-первых, во избежание конфликтов между стражами правопорядка и её подопечными, а во вторых, из-за голоса в её голове. Теперь, после встречи с тем парнем с гитарой, он больше не казался Погодной ведьме бессмыслицей, засорявшей эфир. Звуки складывались в слова, и слова эти принадлежали Штормкастеру, что звал её. Maleuni nyundo.*
Будь у неё выбор, она бы предпочла держаться от этого подарка судьбы как можно дальше. В крайнем случае, на разных континентах. Но молот был здесь, в паре километров от Школы, спасибо хоть на крышу одного из корпусов не упал. А единственный, кто мог бы ответить на её вопрос: «Какого черта железяке от меня надо?», исчез с радаров не только мутантов, но и, по всей видимости, Старка.
Ро, увлеченная бесплодными попытками дозвониться до Тора, заметила очередную странность, когда она уже случилась. Призрачная Кошка, что-то сосредоточенно тыкавшая в своем смартфоне, внезапно расплылась глупой улыбке и, словно сомнамбула, двинулась куда-то в сторону от молота. И то же самое выражение неземного блаженства было на лице каждого, в радиусе метров десяти. Кроме одного. Высокий и широкоплечий мужчина в деловом костюме, казалось, даже не моргал, глядя на Погодную Ведьму. Признаться честно, она его не сразу узнала в земной одежде, но спутать "прекраснейшего из Асов" было ни с кем невозможно.
"Hækka hamarinn þinn, Ororo Monroe. Hann bíður eftir þér."
Он не размыкал губ, но голос его все равно раздался в ушах Шторм, и хотя она не знала этих слов, но смысл сказанного был ей понятен, так же, как и то что твердил ей Штормкастер.
И тут же заботливо установленные ментальные блоки мутантки оказались смяты, самым беспардонным образом. Если бы ей оставили способность злиться, она бы разозлилась, но голубоглазый бугай не оставил ей никакой свободы выбора. Только спокойствие, чувство безопасности и фраза: "иди и возьми молот". Противились этому только логика, воспоминания о Штормкастере, конечно, поистерлись, но не забылись окончательно, и крайняя степень нелюбви к майндконтролю, как в связи с асгардским оружием, так и из-за недавних событий. Но споры в данной ситуации, видимо были бессмысленны. Натиску одновременного внушения молота и асгардца, по видимому забывшего в каких целях использовали их оружие, она сопротивляться не могла.
- Ничего не понимаю, - Ороро качнула головой глядя на Балдура, потом пожала плечами и перелетела несколько метров отделявшие её от места падения волшебного молота.
Когда пальцы её коснулись рукояти, на площади поднялся шквалистый ветер, а небо озарилось яркой вспышкой молнии.

* Проклятый молот.

Отредактировано Storm (2018-06-21 20:54:44)

+1

4

Старк не говорил, что “по сути” это его вина. Говорил немного, расплывчатыми формулировками, но ясно и достаточно определённо. А после — уходил в Святилище или на ещё какие таинственные магические дороги.
А чувство сопричастности оставалось и тупым концом давило на основание черепа, прозрачно намекая на гипотетическое существование острия. От него не спасали ни монотонная работа, ни все прелести интернета, ни книжки о мальчике-волшебнике, ни даже доза слишком хорошего для попытки морального суицида алкоголя. От него, да от разъедающего стойкость желания  сделать уверенное лицо и попросить Старка рассказать всё о Локи, который был ему знаком.
Что если его знание, будто это испортит всё, не серьёзнее ужаса перед мистическим всемогуществом Старка-Вали? Что если через него нужно переступить так же, как он переступил через страх?
Где-то там, за пределами знаний домочадцев Тони Старк искал лекарство для всей планеты. Чего не было в словах, то можно было поймать во взгляде и в жестах — Локи бы мог помочь. Может быть, где-то в глубине души, открывая колесо портала, Старк надеялся, что на той стороне его встретит двойник провожающего на этой — но это будет двойник Ведающий.
Острие догнало его, когда идеи подошли к концу, а от безысходности стало трудновато дышать. Но, странное дело — острие его разозлило, вытолкнуло колючий ком из горла и что-то переменило в инертной массе внутри безымянного старковского иждивенца. В нём нашлись какие-то побуждения кроме как найти бестревожное место забытья и покоя.
Хотя на первый взгляд так и не скажешь. Он снова ушёл на улицу, как и до смерти магии. С гитарой, как и раньше. Теперь это уже не было похоже на попытку спрятаться, но не были его блуждания и поиском.
Он чего-то ждал. К чему-то прислушивался. Останавливался там, где приспичило. Занимал чужие места и каким-то чудом уговаривал недружелюбных защитников территории пару часов погулять. Пару раз был бит, и тогда уже чудо хранило его инструменты — тогда как его самого выручала Пятница.
Возможно, даже не докладывая об этом Старку — он и об этом не говорил. Даже расплывчато.
Сегодня гитара оскорбленно выдавала скудный набор аккордов и переборов, редкими капризами напоминая — ты можешь лучше. Но лучше было не надо. Алюминиевым огурцам под копытами чернооких привередливых коней с группой крови на рукаве сложный стиль был противопоказан. И, наверное, не стоило себя спрашивать, откуда в голове всплывали слова местных песен. Ну всплывали и всплывали. Не допытываясь, что плавает так же, певец отдавал слова благодарным слушателям, стараясь поинтереснее изобразить акцент — для них же, а не потому что действительно не был способен произнести звук “ы”.
Растроганное веселье продолжалось ровно до того момента, когда гитарист оставил в покое русский язык и неожиданно для себя заставил крутую старковскую гитару звучать как старая кожа, натянутая на полое дерево. Как множество ног, отбивающее ритм по утоптанной земле — в месте, где даже газон был как пластиковый, а не на земле выросший. Как рог, взывающий к низко надвинувшему косматые брови небу. Как кость, ломающаяся под ударом топора.
— Ríðum allir rógstefnu til…
Теперь струны просили пощады, но им доставалось внимания меньше, чем врагу, вставшего не пути только чтобы поймать горлом острие топора. Взгляд искал в толпе иного, пока не зацепился за красивую женщину с белыми волосами. Кажется, её глаза тоже что-то искали. Что-то потерянное.
— Dauðr er hersir, dauðr er dólgrögnir, dauðir eru niðjar…
Сначала он понял, что слышал этот ритм уже несколько дней, и наигрывал его часто — несознательно, пока думал о следующей песне. Он то набирал силу, то затихал до молчания. Но сейчас его голос бил в полную силу.
Он был путеводной нитью? Он бился в такт чьему-то сердцу? Он был частью механизма, что поломался с гибелью магии?
Вопросы появились и растворились, потому что потом знать стало нечего. И понимать — тоже. Ответы были не нужны.
Просто блаженный гитарист-виртуоз на простой улице Нью-Йорка воскрешает что-то древнее и сильное как просто этническую песню, не складывающуюся с его хипстерским видом, но… правильную. Нужную здесь. Сейчас.[nick]Noname[/nick][status]Ego death[/status][icon]https://i.imgur.com/LML4fDY.png[/icon][sign]Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
А чего не сгубить, тому нету конца на Земле
[/sign][info]Никто


Возраст: неопределённый;
Сторона: ничья;
Сверхсилы: никаких.[/info]

Отредактировано Noname (2018-07-27 16:46:51)

+1

5

[nick]Baldur Odinson[/nick][status]I am not Nordic Jesus[/status][icon]http://s0.uploads.ru/lwMVE.jpg[/icon][info]Балдур Одинсон


Возраст: 27/aeons;
Сторона: Asgard;
Сверхсилы: физиологические способности Аса, прекогниция, манипуляция Чистым Светом, мечник, оратор, политик, рубаха-парень, вечная жертва во имя добра[/info]
Конечно, она сопротивлялась. Иного исхода и быть не могло, тем более, если вспомнить последнюю ее встречу с этим молотом. И все же, даже несмотря на то, что ковал оный Вали из недобрых побуждений, и что не было уже в Штормкастере за да ярости трикстера, молот все равно принадлежал ей. Пожалуй, правильнее было бы потратить определенное время на диалог, словами убедить Ороро взять это оружие, напомнить, что другому оно не дастся, а то и покалечить может. Но Балдур видел и знал: у них нету этого времени.
К тому же, чего греха таить: он все же хотел увидеть Богиню Погоды. Сейчас она была нужна Мидгарду как никогда. Особенно, когда Срединный Мир был так сильно ранен.
И результат превзошел все ожидания.

Сказать, что буря разразилась над Нью-Йорком - это ничего не сказать. Небо вмиг изменилось, подробно тому, как менялась по воле гнева его старшего брата, однако знающие могли все же видеть разницу. Это не был гнев и ярость, это скорее было ощущение долгожданной свободы и единения, которое выплеснулось теми эмоциями, которые лучше других давались небу: громом, разрядами молний, вьюгой да ливнем. Грозовые тучи открылись, являя всем свет, который родом был не из сего мира - это был свет, более присущий верхушке кроны Мирового Ясеня, нежели его середине. И свет этот создавал частицы, вьющиеся вокруг Ороро, охраняющие ее, дающие девушке новый лик, бывший куда более подходящим для Асов, нежели для супергероев земли. И лик тот был прекрасен. Много красоты, много силы и мощи видел в своей жизни Бальдр, но даже он сейчас стоял, завороженный происходящим подобно людям. Такое даже богу не каждый день дано увидеть. Молнии, бившие с неба, не задели никого из людей или строений, ибо не это было из предназначением: они лишь приветствовали свою хозяйку, и немаловажной частью их радости было то, что они своим прибытием возвращали хозяйке то, чего она была лишена совсем недавно. Эта магия была родом не из Мидгарда, не от Мидгарда она и питалась. Но больше всего эта стихия жаждала воссоединения с той, для кого она была призвана. И она получила желаемое.
Буйство погоды все же вскоре начало утихать, однако люди все так же стояли в шоке - как обычные зеваки, так и те, кто был призван сохранять порядок и спокойствие. Балдур среди них выделялся так же, как король выделяется среди обычных граждан, пусть даже он одет сродни им. Но сейчас ему было явно не до подобных проколов в своей маскировке. Он медленно подошёл к Ороро, доброй улыбкой усмехнулся девушке, и протянул ей руку:
- Радуется сердце моё, что ты себя наконец обрела, Ороро. Пойдём со мной, Погоды Повелительница. О многом надо нам поговорить, и боюсь, что обстоя...
Тут его сразу же обступили другие мутанты, которые толком не знали, как реагировать на незнакомца - здесь почти все были молодняком, и вряд ли помнили его, а под давлением только что случившихся событий, видимо, не могли мысленно провести параллель между этим индивидом и бывшим королём Асгарда, когда тот "зависал" в Брокстоне. Посему отреагировали так, как обычно реагируют люди на то, что им незнакомо и что внушает подозрения - настороженно и с готовностью драться. Драки Светлейший не желал, накачивать их сейдом вновь - тоже, посему он лишь хмыкнул, с горькой усмешкой покачав головой, и слегка поднял руки вверх в примирительном жесте:
- Я не желаю никому зла, и нету помыслов дурных у меня, Кэтрин Прайд. Убери, пожалуйста, руку из моей груди, этим мне ты все рано не навредишь. Вообще никто из вас не в состояньи навредить мне как-либо, Дети Атома, но оного и не нужно вовсе - я готов с вами пройти в любое угодное вам место, и ответить на те вопросы, на которые смогу. Взамен же буду я просить только аудиенции с белокурой девой, что пред всеми нами сейчас преобразилась, явив свой настоящий лик да истинную суть. Пока что есть еще у всех нас время, и готов я оное вам уделить.
Он не испытывал ни настороженности, ни страха, ни какого-либо опасения: детям - а для Болдера почти что все люди были детьми, независимо от того, мутанты они, Нелюди или обычные жители - свойственно быть напуганными, свойственно и реагировать резко да необдуманно. Но не стоит на подобное вестись, как то зачастую делал его старший брат, и не стоит пакостить в ответ, как постоянно делал его сводный брат. Лишь в разумной, взвешенной беседе лежат ключи к пониманию да соглашению, и единичны случаи, когда великой силы слова бывает недостаточно.  Даже сейчас, когда время поджимало, Глаз Игга все же был уверен в том, что стоит всего добиться словом.
И он очень сильно хотел, дабы его нажеды не оказались напрасными.

+1

6

Набережная внезапно наполнилась людьми. Кто-то спешил на работу, кто-то возвращался с ночной смены, другие отправлялись на пробежку, третья выгуливали собак, на пляж выбрались ранние туристы, и чаячьи крики и шум волн дополнился детскими воплями и музыкой. Ороро показалось, что это произошло стремительно, хотя она просидела на пирсе часа полтора, не меньше. Но оно было и к лучшему. Как ни странно, музыка не раздражала, хотя последние несколько дней Шторм, когда пыталась что-то послушать, выключала песни одну за другой на первом куплете, в лучшем случае, едва дотянув до припева. Звуки били в уши, голоса казались искаженными, и несли еще больший раздрай, вместо того чтобы успокаивать, словно волшебство ушло и оттуда. А может так оно и было? Но не сейчас. Подхватив подол юбки, Шторм встала с деревянного настила, вдававшегося в море и, все так же босиком, побрела на звуки гитары. Точнее, зашагала по воздуху в паре миллиметров над землёй.
Обнаружить музыканта было не сложно, а вот пробиться сквозь толпу оказалось проблематичнее, поэтому Монро осталась стоять позади, вслушиваясь в простые мелодии и знакомые слова. Кажется, Распутин притаскивал что-то из этого на кассетах, когда они только познакомились и оказались в одной команде. Сколько же лет прошло с тех пор? Десять? Пятнадцать? Что-то не в ту степь тебя занесло. Послушав пару песен, Ро принялась копаться в кармане, нашлось пару баксов мелочью, чтобы подкинуть музыканту. И она двинулась сквозь стену человеческих спин, когда мелодия, язык, и, кажется, даже голос музыканта, изменились. Женщина вздрогнула от пробежавших по загривку мурашек, и поймала взгляд безымянного гитариста, направленный на неё. И только спустя десяток секунд осознала что понимает о чем он поет. Язык все еще оставался незнакомым, но смысл фраз угадывался за бодрым, почти маршевым маршевым ритмом. Хотя почему почти? Это и был древний марш, призывающий ринуться в бой, забыв обо всем, страхах, смерти, посмертии, раскатывающийся над головами слушателей, словно гром. И голос небес, тихим, пока, рокотом ответил, вплетаясь в мелодию, почти выбиваемую темноволосым парнем из гитары.
* * *
Сжимая молот в руках, окруженная всполохами тысячи молний, Ороро взмыла в воздух. Еще никогда в жизни она не чувствовала такого единения с первородной стихией. Ни в один из разов, ранее, когда Штормкастер оказывался в её власти, (или она в его?), асгардское оружие не приносило такое пьянящее чувство свободы и безграничной силы. Женщина ощущала, каждой клеткой своего тела, радость стихии, словно сорвавшуюся с цепей и нашедшую выход. О, она могла бы кружить в воздухе бесконечно, нестись туда, куда дует ветер, кувыркаться в струях дождя и танцевать с молниями. И это было бы так правильно и прекрасно…
На то, чтобы привести себя в чувство и подавить это восторженное помутнение, пришлось приложить некоторое моральное усилие. И когда первый всплеск эмоций поутих, а Ро пообвыклась с новым ощущением причастности к асгардской магии, пришло время разобраться в том, чего ей это будет стоить. И готова ли она платить эту цену. А единственным, кто мог ответить на эти вопросы, в данный момент, был Балдур, поэтому Ороро не удивилась тому, что стоило ей опуститься на землю, как асгардец направился к ней. Однако, подойти ему не дали, впрочем, не удивительно, его слова прозвучали почти как «идем со мной, если хочешь жить», а какая-никакая выучка у ребят имелась, и директрису они любили, кажется.
- Все в порядке, Китс, - Ро махнула рукой подруге и Кукушкам, давая отбой готовящимся развернуться боевым действиям.
В то время, как тяжесть молота в руке и та сила, которой он с ней делился, успокаивали и привносили уверенность, слова, сказанные сыном Одина, внушали тревогу. Шторм задумчиво взвесила молот в руке и обернулась на полицейский кордон.
- Девочки, можете заняться нашими стражами правопорядка? Объясняться с ними, видимо, придется позже, - женщина метнула взгляд на Балдура и вздохнула, качнув головой. – Давай в Школу. Мой кабинет, надеюсь, выдержит твоё присутствие.
Но вообще, Ороро считала, что ей повезло, потому что "Светлейший" был, пожалуй, еще и разумнейшим из асгардской братии, с которой ей доводилось пересекаться. Хотя тоже со своими тараканами. И бросив Кукушек под предводительством Прайд, Погодная ведьма направилась в сторону Школы имени Джины Грей, не слишком заботясь о том, как будет добираться туда ас. Не слишком вежливо, но справедливо.
Кивнув Балдру, материализовавшемуся в кабинете сразу после неё, Ро опустила Штормкастер на стол и без лишних предисловий перешла к делу:
- Рассказывай, - женщина оперлась на столешницу, и чуть склонила голову набок, готовая слушать и делать выводы.

+2

7

Пение — а теперь уже какое-то камлание — и отталкивало, и притягивало людей вокруг. Глухие ко всему на свете, кроме собственных мыслей, они не выдерживали и уходили, в глубине души чем-то сейчас искренне расстроенные и злые на невозможность объяснить себе это расстройство.
Другие дразнили отвращением своё равнодушие и с любопытством ожидали что ещё выкинет этот долговязый аутист.
Третьи, самые податливые, закатывали глаза и раскачивались в такт ударам по струнам. Мобильники, сумочки и совершенно охреневший той-терьер в их руках медленно и неизбежно превращались в оружие, а дыхание делало рывок на ударном слоге каждой фразы песни.
Там был бой. Потом — волны. Потом — гроза. Как будто музыка разматывала с конца к началу змея времени, подбираясь к мудрым бездонным глазам. А, может — к ядовитой пасти.
Певец и сам в себе оказался захвачен, будто бы стальные струны резонансом могли заполнить опустошение блеклой, но по заверениям Старка существующей магии в его теле. Или даже бездонный провал памяти с зыбкими краями, каждый раз подбирающийся всё ближе к настоящему моменту.
— Gyðja! Ó, guðdómurinn! Andar stormsins! — воззвал он к женщине, единственной из тех, кто шёл за ведущим их ритмом по собственной воле, не закрывая неожиданно светлые глаза. Он был уверен, что она поймёт его, что она понимает лучше его. — Heyrir þú í henni? Það verður stormur!
Попавший не в лад бешеный гудок автомобиля копьём прорвался в вязкую ткань священнодейства. Пальцы музыканта запнулись, музыка смешалась. Яростно взвизгнув, той-терьер вцепился в руку мужчины, его державшего.
— Буря грядёт, — повторил певец по-английски, оглядываясь вокруг с лицом насквозь потерянным и извиняющимся. Кажется, это мало походило на то, что просили местные у уличных гудил.
— Буря грядёт, — будто бы не в силах оторваться насовсем от прилипшего ритма, сказал он ещё раз, но на этот раз будто уведомляя всех, что всё, хватит. Играть под дождём — удовольствие такое себе, а его дыхание уже чувствовалось в ветре, несущемся под седыми копытами хмурой тучи с моря.
— Буря грядёт, — грустно и тихо сказал он женщине с удивительным лицом, оправдываясь и… наверное, жалобно.[nick]Noname[/nick][status]Ego death[/status][icon]https://i.imgur.com/VuysiZa.png[/icon][sign]Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
А чего не сгубить, тому нету конца на Земле
[/sign][info]Никто


Возраст: неопределённый;
Сторона: ничья;
Сверхсилы: никаких.[/info]

+2

8

[nick]Baldur Odinson[/nick][status]I am not Nordic Jesus[/status][icon]http://s0.uploads.ru/lwMVE.jpg[/icon][info]Балдур Одинсон


Возраст: 27/aeons;
Сторона: Asgard;
Сверхсилы: физиологические способности Аса, прекогниция, манипуляция Чистым Светом, мечник, оратор, политик, рубаха-парень, вечная жертва во имя добра[/info]
Дав девушкам время пообвыкнуть к своему присутствию в Нью-Йорке, Балдур лишь с улыбкой кивнул Ороро в ответ, соглашаясь на ее условия, и после вежливо выжидал, покуда подопечные мулатки уже самостоятельно решат, что угрозы он не представляет. К тому же, Шторм нужно было ещё и самой добраться к назначенному месту встречи - и негоже, если гость раньше хозяина окажется у порога. Наконец откланявшись мутантам, он одарил их всех по-настоящему доброй да успокаивающей улыбкой, после чего внезапно засиял золотистым светом изнутри, словно бы разгораясь - и вот вскоре вместо Аса была лишь сияющая дама, напоминающая звёздную пыль трёх времён, когда люди ещё не ходили по земле.
В кабинете Одинсон первым делом слегка склонил голову, и едва ли не из воздуха достал цветы, что родом были из Ванахейма, а в другой его руке оказалось красивое ожерелье, тонкой да искусной работы. Нет, он их не наколдовал, просто... Ну, как можно явиться к хозяину без загодя заготовленных даров, пусть даже таких непримечательных? Себя Светлейший успокаивал тем, что времени на подготовку у него было мало, и старался лишний раз не вспоминать о том, что он, в общем-то, мог и ранее в будущее посмотреть. Но уж что случилось, то случилось.
- Прими, будь добра, ты подношенья эти скромные. Ведомо мне, что большего заслуживаешь ты, Ороро, однако даже боги далеко не идеальны - всучив аккуратным жестом девушке в лапки букет с ожерельем, Бальдр сделал несколько шагов назад, и с деловитым видом подпёр плечом стену, совершенно будничным жестом сунул руки в карманы и абсолютно обыденно выдал:
- Исчезла магия Мидгарда. Абсолютно вся. Исчез также и Тор. И теперь есть пустота в том месте, где должен быть Гром, Среброгривка. А это очень, очень плохо кончится абсолютно для всех вас в первую очередь - ведь как раз сюда, в Срединный Мир обычно стекаются те силы, которые ему не принадлежат.
Однако ясности, судя по всему, слова Болдера девушке не прибавили. Вздохнув, он слегка склонил голову набок, невольно полюбовался мощью стихии мулатки, и понимающе усмехнулся:
- Да, понятно мне, чего в тебе он нашёл. - После чего сразу же пройдя в центр кабинета, он снял пиджак, закатал рукава рубашки, и раскинув руки в стороны, заполнил комнату золотистыми узорами, хитро переплетавшимися между собой, и таким образом формирующими определённую не то карту, не то схему - с первого раза сказать было сложно. Зато Ас, судя по всему, прекрасно знал, что это и что он вообще делает. - Смотри: слишком много времени, еще с незапамятных времён - буквально - Мьёлльнир, и сила, что в нём заключена, проводил в Мидгарде. Отпечаток сей уже не изгладить. Не убрать. Сначала мой отец, после - мой брат, затем было несколько других, кто оказался достойным оружия сего, ну и в целом историю столь обожаемой кувалды братца моего знает почти каждый. Сейчас ею обладает дева, которая явно не богиня по происхожденью, однако всем сердцем хочет быть такой - и немудрено. Порою тем, кто не родился небожителем, нужно и полезно указывать всем нам, в чём мы ошибаемся. Однако вот она - проблема, Штормов Дева: далеко не каждый даже средь богов ведает подлинную историю природы грома и молний. И сейчас незнанье приведёт вас к... Ни к чему хорошему не приведёт.
Указав на темный участок среди плетения узоров, Одинсон жестом обратил внимание на то, что он как раз в форме пресловутого молота. Да только жто не было попросту пустым местом. Веяло от него чем-то... чем-то холодным, недобрым, однако зла в нём не ощущалось. Скорее... ожидание?
Нет, даже не так.
Заточение.
И то, что было в заточении, всем своим естеством жаждало свободы.
- Когда-то давно, когда еще мой отец был моложе учеников твоих, вместо Мидгарда был Асхейм. И правил Асхеймом Бор Бурисон, мой дед, и первый Всеотец Асгарда. Думаю, коли пожелаешь вспомнить его ты, то освежи в памяти своей событья, что предшествовали Осаде Асгарда неким Норманом Осборном: ваш мир тогда был для нас чем-то новым, непривычным, и совершенно не могли к нему мы адаптироваться, что и вылилось в проблемы. Великий Ас он был... хоть и жестокий. Ну да не будем мы о павших, его история сейчас совсем не так важна. - рисуя в воздухе какие-то узоры, вскоре Бальдр уже показывал вполне сносную картинку девушке, и было в ней то время, когда миром по праву правила секира, война, кровь и ярость. Золотая эпоха северных богов в мироздании, когда оно было еще совсем, совсем юным. И вот откуда ни возьмись, в мире, который еще даже не планировал обрастать людьми, явились те, кому там быть вообще не было положено. Им не было положено еще даже родиться, ибо их отец был слишком мал, дабы обращать внимание на будущую деву своего сердца. Или, точнее, будущих дев.
- Так вот. Помню, недавеча сестра моя, Альдриф, Донар, немёртвые валькирии, проклятые Бором, и я отправились настолько далеко в прошлое, что едва там не остались. Тогда стихии, олицетвореньем которых мы являемся, только-только зарождались, и ясно дело, каждый из нас едва себя не потерял в оных, чувствуя такое единенье, которое и не снилось ни одному из ныне живущих. Свет, Первозданный, беспристрастный да всепоглощающий, Сейдр, золотые нити мирозданья, из которых много после родилось то, что вы магией же величаете.... и, конечно, Гром.
Далее Одинсон замолчал, слегка помрачнев лицом. И видения, которые показывал он из своей памяти мулатке, показали каждого из той троицы богов, и то, что с ними делали те первородные стихии. Болдер вот был аки световая ядерная станция - и это если сильно, очень сильно преуменьшить. Свет его лился везде, и складывалось ощущение, что в том месте Ас был ни жив, ни мёртв, а просто был, словон бы вне самого времени. Альдриф, потерявшая тогда серебряную белизну своих глаз, изумрудным светом очей источала всю силу сейда, так потянувшегося к тому, что он ощущал родственным, и одним неосторожным движением могла кардинально переписать историю, сделав необратимые изменения в мироздании. Ну а Тор... Тор был соткан из молний, и раскаты грома, сокрушавшие Асхейм, наводили ужас даже на его родню. Но было в том видении нечто еще.
- Каждый из тех, кто обладает даром управленья громом, небесами, дождём да огнём небесным, Среброгривая Краса - каждый из всех вас пошёл от одной-единственной. От Первородной Бури. В ком-то зов ее силён, в ком-то слаб, однако есть он... во всех, кроме одного. Была она жестокой, страшной, едва Одина взрослого не убила, но спустя годы борьбы непрерывной он все же ее праведное, карающее шествие по мирозданью, наказывающее неугодных да воздающее по правде, прекратил. И силу, что является первородной в мирозданьи, ничем не хуже вечной вашей крылатой огненной проблемы, отец мой заточил. В тогда еще неприметном куске чистейшего металла, который дверги называли уру. Думаю, ты поняла, что дальше с тем куском ему в голову взбрело сотворить, не так ли?
Наконец Одинсон резко прекратил показывать видение, так как дальше в нём должно было явиться то, что разум неподготовленного мог попросту не выдержать. Ему самому было неимоверно сложно созерцать Первородную Бурю, даже будучи самой Сутью Света. Альдриф, та тоже тогда едва выдержала брата в симбиозе с Бурей. А Ороро... Ей знакомиться с этим всем еще только предстоит.
- И вот представь себе, скажем, петлю. Уже нельзя сказать, что было раньше: наша задумка, изначальное дел положенье, было ли нам это предначертано аль нет - да и неважно. Главное, что петля правильно связалась. И вышло так, что еще будучи молодой, Первородная Буря узрела брата моего, и возжелала быть с ним единым целым - ибо только он был такой же, как и она. Не видела она иного, не знакомо было ощущенье ей той силы, посему желанье ее стало естественным - больше силы, больше мощи, и стать частью того, кто, может быть, единственный понять ее способен. Может, как раз в этом была причина, почему Мьёлльнир столь долго ждал часа, покуда Донар оный не поднимет - она хотела, дабы он стал тем, кем она видела его тогда. Может, именно поэтому она позволяла другим ею владеть - чтобы освободиться. В каждом оружии, которыое хоть отдалённо похоже на Мьёлльнир, есть ее часть - равно, как и в Штормкастере твоём. Везде ищет она лазейки, везде ищет пути, и никто из создателей многочисленных подобий первого из молотов даже и не подозревал, что он заключает в творение своё. Но то - лишь предыстория.
Сумбурно вывалив на девушку хаотичную информацию, сжатую во много раз для краткости, Храбрейший среди Асов потянулся, и виновато улыбнулся. Если бы ей захотелось хоть что-то прояснить - он тотчас же бы предоставил ей любые подробности, ибо она была одной из немногих, кто имел кровное право знать. Пусть даже сама об этом мисс Монро вряд ли подозревала.
- Несколько лун назад мой братец... скажем, стал пред выбором. Спасти свою родную кровь, или нарушить обещанье. Уж не ведаю я, как он себя средь вас ведёт, но вряд ли его кто-то из людей клятвопреступником считает. Посему, думается мне, что можешь ты понять, как сложно ему было сделать выбор между семьёй своей и принципами нерушимыми - и как быстро Донар оный сделал. Последствия выбора его уже аукнулись частично миру вашему, и одно из доказательств лежит сейчас у тебя на столе. Штормкастер учуял, что магия Мидгарда ушла, и не узрел преграды между собой да своей хозяйкой полноправной. Тем более, что магией Вали он уже не осквернён. Так вот... даже в своём молоте можешь ты учуять, как нечто, что очень глубоко запрятано в нём, жаждет выйти на свободу. Жаждет исполненья обещанья, которе не было совершено. И будет сила та искать любой возможности, цепляться за любой, даже самый маленький шанс, который рано али поздно приведёт ее к желаемому. Неизвестно мне, где сейчас девица, что с Мьёлльниром Веора расхаживает, никому неизвестно, где сам Веор - и жив ли он вообще. Известно мне лишь то, что сейчас ты - Богиня Грома. И также то, что Мидгарду нужен Громовержец. Тебе самой уже давно пора понять истинную природу свою, Ороро Монро, и в руках твоих есть как ключ к оному, так и ... - тут уже Балдур тяжко вздохнул, свиноватым взглядом мягко положив ладонь на плечо мулатки - ... Так и долг, который никогда не был твоим, но стал. Стал твоим, ибо больше некому. Природа - она не спрашивает, не предлагает - она просто ставит тебя перед фактом. И мне право слово, очень жаль, что ты стала частью этой всей истории.
Затем Светлейший подошёл к окну, и задумчиво уставившись куда-то в сторону горизонта, тихо и с улыбкой на лице добавил:
- Разве что... Ты сможешь найти того, кому стоит этот долг нести. И тогда станешь ты свободной. Вместе с силой, которую давно тебе следовало обрести, ибо это - право твоей крови, Ороро Монро.

Отредактировано Thor Odinson (2018-07-31 11:35:07)

+2

9

Сердце ли подстраивается под ритм музыки, мелодия ли вторит в такт сердцебиению? Ороро не понимала. Потеряв из виду улицу, людей, и прохожих и тех кто сгрудились вокруг музыканта, она продолжала смотреть, слушать, слышать. Она не заметила как кто-то толкнул её под локоть и мелочь рассыпалась по мостовой вместе с первыми каплями дождя. Ороро не понимала был ли в словах музыканта, пропитанных силой и забытой магией, призыв к ней или к той что давала ей силы, но пришла на его зов. И принесла в себе её часть, часть Первородной Бури. Кого бы ни звал гитарист, она ответит его призыву. В белоснежных волосах Грозы проскользнули электрические искры, намекая на близости стихии, будто в ухо кто-то прошептал "Я здесь, я рядом, только дай мне волю. Позови.". Ну же... Быстрее... Сейчас... Порыв штормового ветра и...
Парень сбился с ритма, обрушив магическую завесу вокруг них. И все же за эти секунды (минуты? часы?), Ро успела поймать тот голос, что молотом по наковальне звучал в её голове. "Выпусти меня. Выпусти меня. Выпусти меня."
- Буря грядет, - прервал его музыкант, пытаясь вернуть свое волшебство. Повторил трижды, как заклинание, оглянулся вокруг потеряно и только в Ороро нашел сочувствие. Потому что кому, как не Погодной Ведьме знать насколько он прав сейчас. Остальные, если и обратили на сумасшедшего внимание, то только пожали плечами, на констатацию очевидного, небо затянуто плотными тучами, и заторопились дальше, успеть укрыться от близящегося ненастья. А темнокожая женщина кивнула ему едва заметно. Грядет. Она моргнула, отпуская бушующую силу на свободу. Свет молний залил её глаза, но всего на пару секунд, Ороро тут же потушила его ресницами. Однако этих мгновений хватило, чтобы помочь ветру наконец донести грозовую тучу с океана, и потоки воды обрушились на город, словно стремясь устроить очередной Великий Потоп. Ну или хотя бы смыть пыль и грязь с Большого Яблока, тоже непосильная задачка.
- Иди, - Ро ответила внутреннему голосу одними губами, даже не пытаясь спорить с ветром и ливнем. Ей вторят молния и почти мнговенно последовавший за ней раскат грома.

***
Ороро приняла дары асгардца с благосклонной улыбкой, хотя на этот раз она вышла несколько натянутой. Женщина не ждала от этой их встречи ничего хорошего. Никогда не бывает хорошо, если боги спускаются на землю, об этом твердят все мифы и это она успела не раз испытать на своей шкуре. Она мановением руки материализовала тучу, наполнившую вазу для цветов, в которую опустила букет, а украшение просто положила на стол, рядом с обрушившимся на неё молотом.
- Твое появление на Земле, Одинсон, лучше всех прочих сигнализирует о том, что нас ждут крупные неприятности, - Погодная Ведьма устало усмехнулась, в ответ на посулы Бальдра. - Но, продолжай, - она мотнула светлой гривой, разметав отросшие волосы по плечам.
Светлейший решил не ограничиваться простым изложением фактов, а устроил наглядную презентацию. Ро подошла поближе, дабы не упустить что-то важное, что могло скрываться в словах или картинках, что являл ей Ас. Он говорил долго, но это можно было понять, события последних дней, словно круги на воде отразились и в прошлом и настоящем, и им еще предстояло узнать, чем оно обернется в будущем. Какое-то время, после того как Бальдр договорил, Шторм молчала, пытаясь переварить выплеснувшуюся на неё информацию и хоть как-то понять свое место в вечном асгардском безумии. Наконец, она заговорила, медленно, подбирая слова.
- Итак, что мы имеем? Пропавшего Тора. Свалившийся на меня молот, титул Богини Грома и некий долг. И, что самое важное, Первородную Бурю желающую прорваться в наш мир. Я правильно уловила?
Она все-таки опустилась в кресло, не директорское, а в противоположном углу кабинета, оборудованном для отдыха и приема гостей. Ороро, если честно, сейчас стоило большого труда контролировать свои эмоции, но пока что она справлялась.
- А что та... У которой Мьёльнир, почему она не стала Богиней Грома? - она спросила без особой надежды получить внятный ответ, скорее ожидая услышать что это выбор стихии. - И в чем заключался долг Тора? Я надеюсь, что он не пообещал выпустить Первородную Бурю в Мидгард или что-то в этом роде?
Ро потерла лоб пальцами, все-таки бессонные ночи - плохой помощник, ожидая услышать худший вариант.

+2

10

Язык ничтожного бессмысленного смертного присох к нёбу, когда на его жалкие стенания ответила гроза. Неистовая сила ударила с неба и одновременно — из женщины, что так разительно отличалась от прочих прохожих, что единственная казалась уместной на этих улицах, в минуты отвоёванных у людей стихией.
Содрогнувшись всем телом, гитарист поднял руку, будто бы в попытке ухватить то великое незримое, что вело его только что. Дыхание Бури забирало дыхание людей как дань, но и сам музыкант словно бы коснулся стихии, что была ему родной.
Но это чувство было мимолётным. В него как метко брошенное тяжёлое копьё вошла мысль, насколько нелеп и смешон он сейчас в своей попытке говорить под грохот молний. В мимолётном обманном наваждении, будто пришедшая с моря стихия связана с его песней.
Родная стихия, как же.
Подстёгнутый разочарованием, музыкант оторвал взгляд от потемневшего асфальта и поднял его на женщину, чей голос был голосом самой бури. И на секунду забыл о своём ничтожестве. И как на духу сказал:
— Тебя ждут.
Но сказал — только для того, чтобы понять, что богиня слушает не его. Что это с ней говорят низкие тяжёлые тучи, и ей поёт гимн хищный атлантический ветер. А он — единственный свидетель этого, и всё, что он может — смотреть, как она уходит навстречу чему-то ужасающему, но вместе с тем прекрасному. Что порождает невыносимую тоску, какой за свой бесхитростный короткий век музыкант вовсе не знал.
Теперь он заставлял себя отвернуться. Поймать гитару, выскальзывающую из сведённых напряжением рук. Сосредоточиться на струях воды, запутавшейся в его завившихся в спирали волосах и стекающей прямо на струны.
Хозяин её будет недоволен. Старк… Да, Тони Старк.
Мир из искрящегося и беспредельного пространства, сплетённого из ярких судеб и событий, сжался до ужасающе-тесной улочки, заполненной зонтами, хмурыми лицами и незначительными уликами чьей-то чужой истории: рассыпанная перед гитарным чехлом мелочь, искрящийся выбитый непогодой плафон фонаря и выжженные неведомой силой на земле борозды, складывающиеся в символ.
Собирая в унылой опустошённой спешке свой нехитрый скарб, гитарист отметил про себя черты руны Турисаз, но придать ей значимость уже был не в состоянии.[nick]Noname[/nick][status]Ego death[/status][icon]https://i.imgur.com/VuysiZa.png[/icon][sign]Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
А чего не сгубить, тому нету конца на Земле
[/sign][info]Никто


Возраст: неопределённый;
Сторона: ничья;
Сверхсилы: никаких.[/info]

+2

11

[nick]Baldur Odinson[/nick][status]I am not Nordic Jesus[/status][icon]http://s0.uploads.ru/lwMVE.jpg[/icon][info]Балдур Одинсон


Возраст: 27/aeons;
Сторона: Asgard;
Сверхсилы: физиологические способности Аса, прекогниция, манипуляция Чистым Светом, мечник, оратор, политик, рубаха-парень, вечная жертва во имя добра[/info]
В ответ на слова Ороро Балдур только грустно улыбнулся, и покачал головой. Девушка видела общую картину, однако пока что, к сожалению, не видела ее сути и всей глубины той зад... того мрака, в который оказался втянут Мидгард.
- К сожаленью, та дева, что молот брата моего держала... Она не в состояньи занимать ту роль, которую сейчас просит мирозданье. Это слишком для нее. Она не родилась с той силой, которая течёт в твоей крови. И ее путь иной совсем. Она скорей себя искала, рвно, как и путь искорененья того, что считает несправедливым. У нее было время, однако оно недолго будет длиться. - Решив промолчать касательно того, что ему открылось из событий будущего, Бальдр сложил пальцы в замок, и посмотрел куда-то за окно. Ему столько надо было сказать, однако... Путаница во времени, изменение реальности, грядущее, что для него открывалось так же, как инастоящее... Слишком сложно порой было общаться с другими Глазу Одина. В то время, как другие могли просто заглянуть в будущее, Светлейший среди Асов жил одновременно во всех линиях времени: прошлом, настоящем, и всеми возможными вариантами будущего. Он не видел их, он не предчувствовал их, они... Они для него просто были. И выбирать, что говорить, и когда молчать, всегда было величайшей задачей, возложенной на него Одином да Иггдрасилем. Он знал, с чем придётся столкнуться Ороро Монро, и видел, как от ее мыслей и решений сейчас с умопомрачительной скоростью меняется калейдоскоп будущих вариаций развития событий. Видел он также и то, что будет с его братьями. Видел он и то, что обман, застивший глаза всем, будет раскрыт, однако пользы мало принесёт, лишь горечь тем, чьи узы должны были быть крепки. Видел и огонь, идущий из недр вселенной, видел и смерть и жизнь, любовь да ненависть, а также - конец всего сущего. Точнее, даже несколько таковых.
Как, скажите, было в этом хаосе упорядочить мысли и сказать собеседнику именно то, что ему стоило знать? То, для чего сейчас подходящее время?
- Скажем так... Донар обещал дать ей свободу. Однако не в Мидгарде. Да только учитывая то, что ваш Срединный Мир ранее Асхеймом был, где как раз заключили Бурю Первородную, она может пожелать... взять с него своё. То не будет месть, не будет и возмездие - она лишена подобных чувств, и в отличии от Феникса, с которым каждое Атома Дитя знакомо не по наслышке, руководствуется иными первичными эмоциями. Однако она - все же личность, и спустя столь длительное время в заточеньи, может пожелать учиться чему новому. Она будет тянуться к тому, что ей близко, Среброгривка. К той, что ей близка. Вижу я сие, и лишь от твоих действий зависит, сбудется ли будущее это.
Внезапно переведя взор прямо в серебристые глаза девушки, в которых виден был небесный огонь, то и дело ищущий выхода, ищущий свобоы после столь долгого времени заточения, Балдур улыбнулся ей, однако взор его был печален. Он подошёл к Ороро, и присев напротив нее, бережно да аккуратно взял ее изящную, женственную, но также и сильную руку в свои ладони:
- Вижу я, что встретитесь вы. И вижу я, что пожелает она тебя, дабы узнать мир современный. Ты не будешь просто оболочкой, ты станешь... ты станешь другой. Кем-то, кого доселе мироздание не видело, ибо ранее Буря Первородная не щадила тех, в кого вселялась. Но также мне открылось, что такой путь не обязателен, и может не сбыться. Мой брат сделает все, что от него зависит, но может он не справиться. Всегда есть шанс, и сейчас шанс этот немал, Ороро. А я правда не хотел бы, дабы ты на себе судьбу такую испытала. Хотя...
Отстранившись от мулатки, Бальдр встал на ноги, да улыбнулся ей - но в этот раз в его глазах была надежда. Надежда, что дарила силы, и вместе с оным знание, что не все предопределено.
- Коли то случится, только от тебя будет зависеть, справишься ли ты аль нет. И вижу я, что коли преуспеешь... Такой силы и красоты мирозданье еще не видывало. Однако помни - не предопределено то, что должно свершиться. Подобно пряже Норн, лишь вы сами нити сплетаете свои.
Однако Ас не мог сказать, что именно нужно делать. Он мог лишь направлять, да помогать советом. Иногда и делом. И один совет он точно мог дать.
- Тебе поможет музыка. Музыка, которую ты слышала недавеча, хоть и не понимаешь, откуда она родом. Найди ее, и того, кто ее творит. Придёт время - именно он сможет дать тебе те ответы, которые для тебя нужны, ибо не мне их тебе говорить, Среброгривая Краса. Не пытайся силой проложить свой путь, то стезя мужей, девы - они берут своё мудростью да логикой. Не всегда нужна именно сила разрушенья, Штормов Повелительница: твой молот может не только лишь разрушать, но и созиданье подвластно ему, и та девица, что молот брата моего держала, не учла сие. Не забывай о том... и пользуйся с умом. Верю я, что у тебя выйдет все, и что ты не разочаруешь тех, кто на тебя полагается - как среди богов, так и среди смертных.
Подперев стену плечом, Болдер ободряюще улыбнулся директорше, и на мгновение словно бы замечтавшись, обернулся, взглянув на двери.
- Твои ученики готовы к тому, что будет? Ты их подготовишь сама, али тебе помощь требуется? Меня Вотан отправил в Мидгард, дабы решить несколько проблем, и подготовка людей к грядущему оного касается. Однако выбирать тебе, надобен ли сейчас Ас среди людей твоих, особенно теперь, когда магии в вашем мире нету - и многие из вас опечалены сим фактом. Ну и конечно... Коли тебе понадобится помощь в пониманьи твоих новых сил, ты также всегда можешь ко мне обратиться. Чем смогу, тем всегда тебе помогу я, Среброгривка.

+3

12

Улыбка, которой наградил её Балдур, не понравилась Погодной Ведьме от слова совсем. И даже не своей снисходительностью, он на всех смертных так смотрел, а тем какие проблемы им эта улыбка сулила. А слова и подавно не внушали спокойствия. Выхода было два, либо самой разбираться со всем, обрушившисмя на Мидгард вместе с асгардским молотом, но тогда есть риск, что будут втянуты и Люди Икс и, возможно, ученики, либо попытаться разыскать Одинсона и уже с ним решать глобальные проблемы. Ро вгляделась в мужчину, присевшего перед ней. Вопросов было слишком много, а времени… На счет времени было не ясно. Когда Первородная Буря почувствует, что цепи сдерживающие её ослабли, когда попытается прорваться в этот мир?
Женщина рывком поднялась, вслед за Бальдром.
- Я понимаю, что ответственность переложить ни на кого не выйдет. - Ро качнула головой. - Ты знаешь какой был план у Тора относительно Бури? И где он вообще? Как давно пропал на самом деле? Разобраться бы откуда вообще начинать поиски.
Заправив прядь волос за ухо, Монро поджала губы и подошла к столу, на который был водружен Штормкастер. Он выглядел неподъемным, но она знала, что не почувствует тяжести, если возьмет его в руки. Ей бы так хотелось, чтобы все неприятности обошли учеников стороной. Слишком часто взрослые втягивали их в свои игры. Политические, личные и даже военные. Да, они хотели вырастить из них героев, научить бороться за свои права и свободы, но все-таки это были просто дети. И хотя Бальдр сказал искать ответы у неизвестного гитариста, некоторые вопросы можно было адресовать только асгардцу, подпиравшему стену директорского кабинета, раз уж он предлагал свою помощь.
- Сколько у нас есть времени? И к чему нужно быть готовым детям? Я бы хотела, чтобы не случилось, это коснулось бы их по минимуму. Да и как вы вообще планировали подготовить людей?
К чему вообще Асгард собирался готовить людей? Никто не знал наверняка во что выльется эта странная история и на сколько она коснется Срединного мира. Но Ороро собиралась сделать все возможное, чтобы это соприкосновение было минимальным.

+2

13

[nick]Baldur Odinson[/nick][status]I am not Nordic Jesus[/status][icon]http://s0.uploads.ru/lwMVE.jpg[/icon][info]Балдур Одинсон


Возраст: 27/aeons;
Сторона: Asgard;
Сверхсилы: физиологические способности Аса, прекогниция, манипуляция Чистым Светом, мечник, оратор, политик, рубаха-парень, вечная жертва во имя добра[/info]
Сколько было вопросов, и как мало было можно дать ответов этой юной среброгривой богине. Лицо Болдера лишь на миг исказила печаль, ибо он видел, через что придётся ей пройти - и каков будет конец этого пути. Однако почти сразу его лик вновь стал светлым да радостным, ибо ему было также ведомо, каков будет ее путь после тех событий, что грядут.
- К вам еще не докатилось известие о пропаже Тора, но поверь мне - вскоре не только ты его ощутишь. О планах брата своего не вправе я поведать, уж не серчай ты, Серебро Небесного Огня - слегка склонив голову, Бальдр улыбнулся, и медленно подойдя к Ороро, бережно взял ее за лапку, после чего повёл на середину комнаты в ненавязчивом танце. Воздух внезапно принял звучание музыки, которая только становилась громче, когда они были в лучах солнца, падающего из окон, но она всё равно звучала как бы на заднем фоне. он хотел, дабы то, что грядёт, прошло для нее как можно менее болезненно, ведь силы, которые она обрела, выступят своеобразным магнитом для всего того калейдоскопа ощущений, что упадут на девушку. По меркам Мидгарда прошло три дня, однако волна каждый мир настигнет именно тогда, когда это будет нужно ей и ей одной. Никто не был во власти отсрочить это событие, его можно было лишь .... пережить.
То, как взорвался мозг Балдура, было никак не сравнить с теми ощущениями, которые накрыли Ороро. Ее будто бы долбануло ее же силой изнутри, и скривившийся от боли Ас едва успел подхватить мулатку на руки, упав на одно колено. Штормкастер источал гневные разряды, нервно - и даже как-то испуганно - дрожа в воздухе, после чего сразу же прилетел в руку хозяйки. Словно бы весь мир перестал существовать в один прекрасный момент, и был соткан из тончайших нитей небесного огня заново. Отдышавшись, Светлейший встал на ноги, слегка шатаясь, и отнеся мисс Монро к дивану, бережно ее уложил, давая ей столько путеводного света, сколько ей было нужно, дабы вернуться обратно из той ловушки, в которую она была поймана тем выбросом энергии, что создала Первородная Буря и его старший брат.
- Вот оно и свершилось - выдохнул Балдур, припав на колено. Он ощущал, как отреагировали другие мутанты в их Школе, чувствовал, что испытали остальные люди, и ему было горестно. Однако он никак не мог это предотвратить - да и не имел права. Это должно было свершиться. - И времени у вас не осталось. Готовьтесь, но не к войне - и не к истреблению. Готовьтесь к переменам. И от вас лишь будет зависеть, добрые будут они али худые, ибо та сила, что придёт сюда рано или поздно, кажому воздаёт лишь по заслугам. она беспристрастна в суждениях своих, и совершенно точно неостановима. Хотя... с ее сестрой вы имели уже дело - улыбнулся Храбрейший, да бережно, успокаивающе провёл рукой по щеке Ороро. - И каждый раз встреча с Птицей Возрожденья несла вам перемены. Однако Феникс уповает на возрождение да перерождение, в то время как Буря Первородная несёт с собой только разрушение, воздаяние - и силу. Силу тем, кого выберет сама. И раз она брата моего заполучила, ее уже вряд ли что способно остановить. Изменитесь, покуда еще есть время у вас... Пусть его и немного.
Поцеловав мисс Монро в лобик, Одинсон устало встал на ноги, да направился к выходу из кабинета.
- Я должен помочь тем, кому смогу. Не все легко переживут эту волну, что коснулась каждого, тем более в такой близости от тебя - хоть и нету в оном твоей вины вовсе, Среброгривка. Но коли буду тебе нужен, помни - всего лишь один зов сердца чистый тебя отделяет от меня.
И Балдур ушёл, своим светом помогая вернуть радость да ясный взгляд на мир тем, кто в том нуждался. Ему еще многое предстояло сделать... Однако но не имел права помогать, если об этом не попросят.

+2

14

Она не удивилась, услышав ответ Бальдра, только плотнее сжала полные губы и качнула головой, принимая свое поражение. Асгардских богов часто забавляли человеческие игры и страдания, к этому давно стоило привыкнуть. Однако, смириться как-то не получалось.
- Ладно, значит придется довериться тому что ты сказал ранее и потратить время на поиски Гитариста… - она вспомнила длинноволосого парня, заворожившего её своей музыкой, его потрепанный вид и растерянный взгляд. - Хотя, он выглядел так, будто не понимает ни как он тут очутился, ни что происходит, ни кем он сам является... А кто он у тебя, конечно, спрашивать тоже бесполезно.
Ороро непонимающе взглянула на сына Одина, когда тот закружил её в танце, но противиться не стала, завороженная тем как по его велению завибрировал воздух, рождая мелодию. Ей подобная тонкость мастерства не была известна, однако, постичь её прямо сейчас она не стала пытаться, да и задавать лишние вопросы. Может быть, потом у неё будет время расспросить Золотого бога и об этом, но сейчас было важнее решить насущные проблемы, потому что убежать от них, вероятно, не получилось бы, даже в Лимбо. А потом...
Потом случился взрыв. Её голову будто разорвало на мелкие кусочки мощным электрическим разрядом, заставляя каждую мышцу содрогаться в конвульсиях на протяжении нескольких мучительных секунд. У Шторм и потом не нашлось бы слов чтобы описать то что она почувствовала, прежде чем сработали защитные механизмы и сознание, не в состоянии перенести подобную нагрузку, просто отрубилось. Она еще успела вцепиться в рукав Бальдра, прежде чем захлебнуться болью и провалиться в забытие. И даже там она чувствовала, как сквозь её тело раз за разом проходят электрические разряды, на своей шкуре ощущая каково приходилось её врагам, только шли они изнутри.
Однако, долго ей пребывать в таком состоянии не дали. Сжимая в руке Штормкастер, Погодная ведьма рывком села и тут же рухнула обратно на диван, пытаясь понять что с ней только что произошло и что стряслось с миром. Или скорее мирами? Её все еще потряхивало от переполнявшей силы, привычной и в то же время чужеродной. Голос Бальдра, тихий и ровный, звучал для неё словно колокол набата, разрывая и без того раскалывающуюся голову. Но его слова, они несли в себе еще большую опасность и боль. Не для Ороро лично, а для всего за что она боролась прежде.
И все-таки последние слова Одинсона заставили директрису Школы для одаренных подростков снова попытаться подняться. На этот раз медленно, стараясь лишний раз не трясти головой, ей удалось сесть, а потом и встать, придерживаясь за спинку дивана. Вряд ли она чем-то могла помочь своим ученикам сейчас, и ей оставалось уповать только на целительно искусство Бальдра.
Она кивнула Асгардцу на прощание.
- Спасибо тебе. Надеюсь, что твои старания не канут втуне.
И что мы вытащим этот мир из пропасти, в которую он в очередной раз катится. Все так же, еле переставляя ноги, цепляясь за все что можно, она добрела до своего кресла, выцепляя коммуникатор. На то, чтобы спуститься к Форджу прямо сейчас сил просто не было.

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [13.08.2016] Hammers and troubles they cause