Добро пожаловать на ролевую по комиксам вселенной Марвел! Мы приветствуем всех гостей, наблюдателей и просто заглянувших на наш форум — место, которое мы постарались сделать уютным творческим домиком для всех его обитателей. Будем рады всем желающим присоединиться к нашему дружному и талантливому коллективу!
Должность:
Руководитель
Контакты:
Skype: Lawrenjin
ICQ: 400450228
Доступность: вечером; днем как получится.
Командор. Техник. Шериф. Квестоплет. Связист. Делает всё сразу, почти всё видит.
Курирует Мстителей, отвечает за Мандарина.
Должность:
Координатор
Контакты:
Skype: aisazure
Доступность: режим пониженной активности
Душа компании и поставщик мороженого. Приглядывает за гостевой и приемкой, контроллер порядка и игры, а также
Курирует ЩИТ, отвечает за Людей-Икс.
Мы на Коммьюнити!
   
Прозвище:
Мадам Гидра;
Имя: Офелия Саркиссян;
Степень опасности: Глава Гидры, огромные познания в области ядов.

Разыскиваем! Требуется для крутых сюжетных поворотов в стан весёлых и неординарных интриганов Гидры.
Прозвище: Творец;
Имя:Рид Ричардс;
Степень опасности: Один из величайших ученых на земле. Свалился сюда из вселенной Альтимейт.

Ищем антагониста! Который залип в сюжетных завязках. Миру нужен свой личный злобный мозг.
Прозвище: Сорвиголова;
Имя: Мэтью Мёрдок;
Степень опасности: "Слепой зрячий"; сверхчеловеческие чувства, превосходный боец.

Разыскиваем! Мэтта были бы рады видеть не только в Адской Кухне, но и в геройских рядах!

Marvel: All-New

Объявление

- Йоу, Вали, чувак, сто лет не виделись! Хреново выглядишь! - тут Дэдпул осекся, и пару секунд задумчиво попереводив взгляд с собеседника на что-то невидимое в воздухе, хмыкнул. - Так, а ну погоди... Вали, Вали, Вали, Вали... Тьфу, блин, гребанный Старк со своей гребанной автозаменой! © Deadpool

Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [27.07.2016] Человек с хорошей книгой в руках никогда не будет одинок.


[27.07.2016] Человек с хорошей книгой в руках никогда не будет одинок.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время:
27 июля 2016 года. Около 11 часов.

Место:
Крупный крытый выставочный павильон.

Участники:
Pyro, Rogue.

Описание:
Лит-Кон. Потрясающее по своей красочности литературное событие, сравнимое по размаху со знаменитым Комик-Коном.
Здесь современные авторы могут встретиться и пообщаться со своими читателями, раздать автографы и подарки.
Сент-Джон Эллердайс, известный широкой аудитории как Вергилий Бримстоун, прибыл на Лит-Кон как раз для этого. Он и представить себе не мог, что здесь ему доведется встретить кого-то, кто знает его совсем под другим псевдонимом.

http://s7.uploads.ru/t/sVo7c.png

+2

2

Будильник на телефоне прозвенел столь неожиданно, что Джон, резко потянувшись к гаджету, смахнул его на пол с прикроватной тумбочки. Выключить раздражающий сигнал это не помогло, так что литератору пришлось вставать с кровати и искать источник звука пушистом  ковре.
После того как с этой не очень приятной операцией было покончено, Эллердайс сел на кровати и начал делать то, чем величайшие земные философы занимались еще за много веков до его рождения: пытаться понять кто он есть и что здесь делает.
Получалось не очень хорошо. Голова звенела, мутило – страшно. Немного подняв взгляд, Джон увидел на полу возле себя лежащие и стоящие бутылки, некогда содержавшие алкогольные напитки.
Оценив масштабы бедствия, мужчина положил руку на лоб и зажмурился, тщетно попытавшись прогнать накатившую на него головную боль.
- Никогда… больше…, - самым наивным образом дал о себе понять проснувшийся здравый смысл.
За спиной Джона кто-то громко и сладко зевнул. Послышался звук, который обычно издают кровати с плохо натянутыми пружинами, когда кто-то пытается потянуться лёжа на них.
Эллердайс оглянулся.
- Буэнос диас, сеньор Хуан.
Пиро встретился взглядом с мисс Альварез, горничной, убиравшейся в номере писателя все те двое суток, что он провёл в мотеле.
Прикрывшись одеялом, женщина слегка смущённо, и в то же время насмешливо смотрела на Пиро.
Ей было около тридцати, хотя не очень внимательный зритель не дал бы ей и двадцати пяти. Весьма мила на вид. Чёрные вьющиеся волосы спадали ниже плеч, тёмные глаза таили в себе загадку, а «мушка», притаившаяся над верхней губой, была той самой деталью, которую в своих стихах не имеет права обойти ни один поэт. Так думал наш огнеметчик.
- Доброе утро, Мерседес, - безмятежно улыбнулся Джон, как вдруг его лицо исказила гримаса боли.
- No-no-no. Прилягте, сеньор, и закройте лучше глаза, -   уложив мужчину на спину, горничная бодро прошлепала босыми ногами до холодильника и уже через пару секунд вернулась к кровати.
Джон почувствовал лёгкую прохладу в области лба, которая тут же разлилась ледяной, отгоняющей боль волной по всему черепу писателя.
- Не прижимайте сильно. Отморозите мозги...
- Вы великолепны, Мерседес, – с блаженной улыбкой прошептал Пиро, не удержавшись от комплимента.
- Диос мио. Бросьте, сеньор. Лучше поправляйтесь скорее, - она погладила его по волосам, как гладят маленьких детей.
Когда Джон открыл глаза, мисс Альварез, уже полностью одевшаяся спешно поправляла мятую юбку.
- Си. Надеюсь, Вы не забыли о своём мероприятии?
- Вот. Же. ЧЁРТ… - пронеслось в голове Пиро.
Не прошло и пары секунд, как он скатился с кровати, с грохотом приземлившись на пол.
На бегу бросая лёд в раковину, Джон на всей бывшей у него сейчас во власти скорости влетел в ванную комнату.
Через десять минут Эллердайс уже нёсся по коридору с саквояжем в руке. Растрепанная после душа огненная шевелюра, двухдневная щетина, сигарета в зубах и, конечно же, фирменные оранжевые очки на носу.
Закурив на бегу, мужчина быстро занял водительское место своего потрепанного «Форда» и завел мотор.
На прощание махнув рукой горничной, наблюдавшей за ним из окна с веселой улыбкой, Джон резко тронулся в направлении места, указанного ему одним из организаторов Лит-Кона.
Закусив дымящуюся сигарету, Пиро крепко держался за руль, несясь на всех парах по улицам ещё сонного города. Перед его глазами замаячила картина того, как он отгоняет со штрафстоянки свой автомобиль, с крыши до колес обклеенный листочками с записанными нарушениями.
- А, к чёрту. Всё равно за парковку платить придётся.
Добравшись, Джон бросил «Форда» в первом попавшемся месте, и подхватив сумку, ринулся к павильону, где в ожидании открытия выставки уже собралась огромная куча народу.
Пробившись через человеческие массы, Эллердайс обошёл здание с тыла и зашел внутрь через служебный вход.
Позволив себе слегка сбавить темп, Пиро быстрым шагом направился к дальнему концу выставки, где красовалась огромная вывеска, на которой белым по чёрному было напечатано:
«ВЕРГИЛИЙ БРИМСТОУН»
Немного поодаль от вывески, стояли стол и кресло, вокруг которых возвышались несколько столбов из книг Эллердайса.
«Ну. Вот я и на месте.» - поспешил обрадоваться Джон.
- А. Приветствую, Бримстоун. Ты как всегда вовремя. – услышал он надменный, полный уверенности в своем превосходстве голос.
Это был Найджел Пембертон. Гигант среди новеллистов. Автор более чем десяти бестселлеров и обладатель кучи престижный литературных премий, неизменно превозносимый всеми ключевыми литературными критиками. Маэстро был одет в роскошный домашний халат, от которого прямо-таки пахло уютом. В руке он держал дымящуюся трубку.  Данный наряд был частью его образа космополита, везде чувствующего себя как дома. В таком образе Найдж собирался предстать перед журналистами для того, чтобы два часа рассказывать им о своей дорогой персоне.
«Претенциозный ублюдок тут как тут»
Сделав глубокий вдох, Джон с блаженной улыбкой упал в выделенное ему кресло, на лету закинув руки за голову.
- Найдж, старина. – беззаботно улыбнулся он, глядя на литературного исполина сквозь линзы своих любимых очков. – Несказанно рад тебя видеть. Что новенького?
- О, спасибо, ничего особенного. В очередной раз хочу показать общественности как должен выглядеть настоящий творец. – фальшиво улыбнувшись, Пембертон продолжил.
- Кстати о внешности. Неважно выглядишь, Бримстоун. Будто из канавы вылез. – ухмыльнувшись, он с вызовом глянул на Эллердайса – Не из той ли, из которой ты черпаешь идеи для своих работ?
- Что поделать, Найдж. Такая у меня работа – осушать канавы. - не переставая улыбаться, Джон развел руками - Кто если не я послужит критикоотводом для такого мастера как ты?
Джон вдруг прекратил улыбаться. Во взгляде его появилось беспокойство. Он резко подскочил с кресла.
- О Боги. Найджел! Кажется, твой рукав горит!
- Что? – глянув на свой дымящийся рукав, Пембертон резко переменился в лице. Выронив трубку, он стал хлопать себя по руке. Убедившись в тщетности попыток потушить рукав, литератор истошно заорал.
- Господи! Пожар! Кто-нибудь помоги…
Крик оборвался на полуслове, когда в лицо Найджелу Пембертону ударила струя пены из огнетушителя. Через десять секунд он уже стоял весь с ног до головы белый, похожий на снеговика.
Прекратив поливать своего коллегу, Пиро закинул огнемет за плечо и направился обратно к пожарному уголку еле сдерживаясь чтоб не засмеяться.
Не за что, - спокойно произнес он. – Эй, персонал! Помогите мистеру Пембертону привести себя в порядок!
«Классика.» - довольно улыбнулся про себя Эллердайс.
*       *       *
Спустя полчаса загорелся свет и в павильон хлынула живая волна, состоящая из фанатов, журналистов и прочих гостей мероприятия. Лит-Кон торжественно начался.
Джон не успел оглянуться, как его участок обступила пестрая толпа поклонников. Взрослые, старики, дети, молодые люди с подведенными глазами, косплееры в пестрых костюмах бримстоунских персонажей. Для всех встреча с Эллердайсом была откровением, так как это был его первый выход на публику в качестве Вергилия Бримстоуна.
Первая волна охотников за автографами схлынула и Джон усадил на стулья перед собой прессу и нескольких оставшихся особо преданных фанатов. Началась его собственная мини-конференция.

+1

3

Воскресенье. 24.07.2016 г. Поздняя ночь.
Бродя среди библиотечных полок, Анна придирчиво изучала корешки книг, бережно расставленных когда-то давно Хэнком. А может и не им, но вряд ли у кого-то хватило бы терпения и столько усердия, чтобы разложить море книг, журналов и комиксов, с такой скрупулезностью, кроме Зверя. Пройдя мимо полочки с Чеховым, задержав взгляд на Диккенсе, Шельма вдыхала аромат бумаги, смешанный с кожей и типографской краской. Несколько полок с произведениями Брэдбери были зачитаны до дыр. Особенно Анна любила «Марсианские хроники», вмиг перевернувшие ее самосознание на тот момент. Она даже помнила каждую строчку научно-фантастического романа практически наизусть. Но сегодня ее не привлекли ни «Вино из одуванчиков», ни «451 градус по Фаренгейту», также прочитанные ею неоднократно. Сегодня девушке хотелось чего-то совершенно другого. Не готической романтики от Энн Райс с ее прекрасным, таким красочным и глубоко печальным Лестатом, ни вычурного и такого отвратительно грязного, пожирающего изнутри своей красотой и омерзением «Изысканного трупа» Поппи Брайт, что также имелся в копилке прочитанного Плутовкой. Это был даже не Кинг, чьи произведения Мари обожала наравне с произведениями Алана По, и даже не Конан Дойл, нет. Сегодня ей хотелось чего-то легкого, чего-то необычного, а может даже и обычного, смотря, как пойдет рука писателя. Ей хотелось того, чего раньше она никогда не читала.
- Вергилий Бримстоум. Вергилий Бримстоун… Кто это? – Среди сотен книг великих писателей и поэтов, что хранились в святая святых Института, Роуг выудила небольшую ни чем не примечательную потрепанную книжонку. – Хм, видимо ее уже читали до меня… - Задумчиво повертев в руках книгу, наконец, прочитала название. – «Среда – собачий день». Хм, про животных что ли? – Анна любила братьев наших меньших, так что без задней мысли тут же присела в кресло за чтиво, предварительно заварив огромную чашку какао.
«Раннее утро выдалось на удивление спокойным. Я потянулся в постели, томно застонав. Теплое одеялко не хотело выпускать меня из своих объятий, но сраный будильник верещал не переставая каждые пять минут.
- Мммм…. – Пальцы на ногах захрустели. – Аааах. – Захрустел позвоночник. – Эх, пора вставать.
У меня есть одна вредная привычка – я совсем не умею следить за временем. От слова вообще. Вечно отвлекаюсь на посторонние темы и не могу закончить начатое, а уж если работа нудная, то не рассчитывайте на мое внимание дольше, чем минут на десять. И вот опять, засидевшись в Инстаграмчике, я совершенно не заметил, как пролетело полчаса.
- Твою ж мать! – Сорвавшись с унитаза, быстро бросился в душ, попутно силясь одновременно почистить зубы, помыть голову и побрить подмышки. – Черт, черт, черт!
Сегодня я должен был выйти на новую работу, в офис, куда меня перевели два дня назад. На сборы дали всего ничего, но прибавка к зарплате и офис в центре скрасили печаль от короткого отпуска. Долетев до новой работы со скоростью пули, я ввалился в кабинет.
- Всем доброго утра! – С порога поздоровался, дабы иметь вид не пришибленного идиота, а добропорядочного сотрудника. Однако отражение в зеркале убеждало в обратном: взлохмаченные, торчащие от бега в разные стороны волосы, скомкано вылезшие из под шапки, перекошенная парка, красные заспанные глаза, и дебильная улыбка на всю физиономию.
- Здравствуйте. - Тишину кабинета нарушил тихий низкий мужской голос.
»
Начало в принципе было не очень, так что девушка уже боролась с желанием отложить рассказ на дальнюю полку, но что-то ее останавливало. И этим «что-то» был вопрос – а где же собака? Нет, в принципе пес мог появиться позже, но…
- Странно… Какой-то стиль повествования… Современный что ли автор? – Еще раз взглянув на обложку, на которой красовалось лишь нарисованное над горизонтом солнце да имя автора, Шельма вздохнула. Все равно делать было нечего, так что можно потрать часик другой за прочтением сего шедевра.
«- А… Я ваш новый сотрудник, меня перевели в пятницу. – Повернувшись к мужчине, я замер на мгновение. Передо мной сидела высоченная дылда, ростом под два метра, блондин с ледяными голубыми глазами, закинувший ногу на ногу и мерно попивающий кофе. Темно-синий костюм с белоснежной рубашкой и обалденные коричневые кожаные туфли завершали образ айсберга.
- Угу. – Не отрывая взгляда, мужчина сделал еще один глоток.
- Меня зовут Франк Вебер. – Стянув шапку с белобрысой макушки, я широко улыбнулся, протягивая ладонь для рукопожатия. – Рад знакомству. Что-то народа у вас тут не много или это я так рано пришел?
- Дизель фон Шмидт. – Мужчина поставил чашку на стол и встал с кресла. – Я ваш новый руководитель. И вы опоздали на семь минут. – От удивления я открыл рот, но тут же закрыл. – За мной, покажу рабочее место.
Мне ничего не оставалось, кроме как следовать за оглоблей, попутно рассматривая офис. Первое, что бросилось в глаза, так это полная тишина. Офис оказался небольшим и штат сотрудников тоже. Все работали тихо, никто не разговаривал, исключительно по делу.
- Вот. Это ваше рабочее место. – Шмидт остановился у свободного стола в самом углу помещения. Обычное серое унылое место, стол с перегородками с трех сторон, компьютер, кресло, настольная лампа, вешалка и тумбочка.
- Да, спасибо. А будут какие-нибудь инструкции? Обязанности или еще что-то? – Я тут же закинул рюкзак в угол, а парку на вешалку, оставаясь в одной белой футболке  с цветным принтом и рваных джинсах, эффектно сочетающихся с ядрено-красными кедами.  Волосы все еще торчали в разные стороны, поэтому я решил их завязать в узелок на макушке.
- Мхф… – Неведомые звуки послышались за спиной и, оглянувшись, столкнулся со странным взглядом начальника. – Все получите на почту. По всем вопросам обращайтесь к моему заму, Винсенту Пьюдеба. Или же к секретарю – Хлое Винстон. Или же другим сотрудникам.
- Эм, то есть лично не беспокоить? – Я уже вытаскивал из рюкзака цветные ручки и стикеры.
- Именно. Заработная плата перечисляется на карту. Отчетность сдается в главный офис. Учет рабочего дня и расписание смен также получите по почте. Приятной работы. – Развернувшись, мужчина направился обратно в кабинет.
»
- Какой-то шибанутый директор. Вообще неадекват. – Нахмурилась мутантка, пытаясь понять, что вообще происходит. – Да кто к такому вообще пойдет работать? Надменный. Да и компания какая-то странная… Чем они вообще занимаются?
Дальше шло ничем не примечательно знакомство с офисным планктоном, которое Анна читала бегло, перескакивая через строки. Шумно выдохнув, еще раз перечитала кусок, чтобы попытаться понять - стоит ли запоминать всех перечисленных героев, и собственно хоть чуть-чуть понять суть задумки автора. Казалось, девушка читала какой-то дневник офисного служащего, прикрашенный парочкой эпитетов. Блондин Франк, бухгалтер, куча народа в офисе, друг шефа и самый главный… Антагонист? Неужели это будет вражда между двумя мужчинами за собаку? Или может быть, пес сделает их хорошими друзьями, командой, которая вытянет фирму на мировой уровень? Но дочитать Анна не успела, отправившись с парочкой студентов на специальную ночную тренировку.

Понедельник. 25.07.2016 г. Время к ужину
.
Прихватив с собой на кухню недочитанную книгу, Мари заварила себе кофе и, сделав пару тостов, уселась на высокий барный стул. На чем я там закончила? Пролистав пару страниц и найдя примерный кусочек, девушка с нескрываемым скептицизмом продолжила чтиво.
«Признаться, я был рад, что все эти дни мне не нужно было возвращаться домой. Две недели назад я расстался со своим партнером и, выставив его вещи за дверь, безбожно пахал на работе, бухал лишь бы не думать о нем. Сэт был старше меня на пять лет. Он работал преподавателем в университете, а его постоянные «стажировки» заграницу весьма подпортили наши отношения. Однако, я всегда с пониманием относился к его работе и саморазвитию, не смотря на его едкие замечания в мой адрес. Последней каплей стала его измена с учеником в нашем доме. На нашей кровати. Естественно я ее сжег в ту же ночь.»
- Так, стоп. Что я сейчас прочитала? Нет, не может быть… Так-так-так… Две недели назад…ды-ды-ды… со своим, что… - Отложив книгу, девушка сделала пару глубокий вдохов и залпом выпила чашку кофе. Затем, выудив из заначки бутылку красного, налила бокал, впрочем, тут же выпив и его залпом. Читать что-то подобное после «Изысканного трупа» было немного… Немного глупо на трезвую голову. – Да что ж вы студентики себя не бережете-то? Раскидали такие книжки по библиотеке, а порядочным людям потом с этим жить?!
«- О, ты проснулся. – Сэт протер пальцы тряпочкой. – Проголодался?
- Какого хрена ты тут делаешь?
- Я знаю, что поступил ужасно. Знаю. Просто мы разошлись так… Так неправильно.
- Неправильно было тр*хаться с другим мужиком. – Я потер начинающие ныть виски.»
- Неправильно было такое писать… - Шельма тоже потерла виски.
«- Знаю. Прости… - Мужчина был одет в домашнюю одежду, так что я рискнул предположить, что он жил здесь всю неделю. – Ты выглядел таким уставшим, так что я решил тебя не тревожить и вот, хоть покушать приготовил.
- Серьезно? Ты сейчас серьезно?
- Франк, нам надо поговорить… Я две недели жил как в аду и понял, какую ошибку совершил.
- Это ты жил в аду? ТЫ?!
- Ты имеешь полное право злиться и ненавидеть меня, но прошу, выслушай… - Он подошел ко мне очень близко, так, что я мог вновь почувствовать аромат его парфюма. – Я знаю, что совершил ужасную ошибку. Не знаю, сколько времени потребуется, чтобы ты вновь стал мне доверять, или хотя бы просто принял мое извинение.
- Сэт, ты ж бл*ть, вроде взрослый мужик. – Вздохнул. – Нах*й ты меня этим грузишь?
- Франк, пожалуйста. – Теплые, некогда любимые руки коснулись моего лица. – Просто выслушай. Я не прошу дать мне ответ сейчас и прекрасно понимаю, что на это уйдет много времени. Времени… Чтобы восстановить то, что я разрушил.
- Не хочу. Серьезно. Я не хочу восстанавливать ничего. Знаешь, в первую ночь я просто рыдал, рыдал как с*ка. И вторую ночь тоже. И третью. И даже шестую. А потом я понял, что все шло к этому.
- К чему? – Он выглядел спокойным, но взгляд испепелял, словно сраный лазер

- Ох, Скотту бы понравился словесный оборот, клянусь. – Изрядно опьянев от половины бутылки, Шельма практически лежала на столешнице, подперев голову рукой.
- Не думал, что увижу вас в таком виде. – Зашедший на кухню студент сначала принюхался, а затем поморщился, глядя на опьяневшую наставницу. – Чего празднуем?
- Потерю девственности моего мозга.
- Ну… Поздравляю, что ли… Вергилий Бримстоун. – Подцепив пальцами книжку, парень поморщился. – Опять ваши девчачьи душевные страдания? Фу.
- Не поверишь…

Вторник. 26.07.2016 г. Обед.
- Что читаешь? – Молоденькая девчушка, приехавшая в школе не так давно, появилась, словно черт из табакерки, когда Шельма ставила книгу обратно на полку. Это первое произведение подтолкнувшее ее к алкоголизму, черт бы побрал этого Виргилия!
- Эм… Мхм… Ну…
- Интересная книга-то? Наверное, кто-то из новеньких студентов принес.
- Ну… - Вдыхая побольше воздуха в грудь, Анна пыталась не выдать все эмоции сразу. – На любителя. Определенно.
- Ты дочитала? Можно я возьму?
- Ну…
- Что-то ты какая-то странная. Ладно, дочитаешь, дай мне. – Упорхнув куда-то в сторону выхода, девушка напоминала Шельме невинный хрупкий цветок, который мог быть разрушен современными реалиями. Реалиями Бримстоуна!  А этого Роуг допустить никак не могла.
Пропустив мимо внимания часть, где герои разбирались в отношениях, которую Анна читала едва ли не сквозь пальцы, Роуг отвлеклась на вошедших студентов, что-то бурно обсуждающих.
- Чего кричим?
- Да завтра будет встреча с литераторами, хотим пойти.
- О, отличная идея. Будет кто-то известный?
- Ну да. Даже сам Вергилий Бримстоун!
- Что.
«- И как давно ты в этом бизнесе? – Винсент походил на сытого кота, играющегося с мышкой.»
- Так, стоп, что я там пропустила? Когда это фотограф…? А… И ладно.
«- Ты прав, мистер Денежка. – Винсент поднялся со стула и медленно поплелся к выходу. – Только вот одно меня беспокоит…
- Ты уже сказал, что именно. И я тебе ответил, что сам не в теме. Поэтому… - Теплая ладонь коснулась моей щеки. – Что.
- Ты действительно милый, как и сказала Хлоя.
- Слышишь, держи свои руки при себе.
- Я бы хотел с тобой поработать. Что думаешь?
- В каком смысле? Мы итак работаем в одной фирме.
-В свободное время с занимаюсь фото. Мне нужна модель. Для работы.
»
- Оооо, я знаю, что дальше начнется. Нет, мужик, не соглашайся.
«-  «Поработать» в смысле поработать или в смысле по*баться, пока оба свободны?
- Как захочешь. Я подстроюсь под тебя.
- Знаешь что, мистер самодур, катись к черту. Ты и твоя камера. Конец 1 тома

Сжав кулаки, Роуг уже предчувствовала завтрашний день. Она ощущала, как будет хрустеть бумага, когда книга окажется у него на голове.
- Первого тома? ПЕРВОГО ТОМА?!

Среда. 27,07,2018 г. Утро.

Надев на себя все самое незаметное, по мнению девушки, а именно черные джинсы, черная шелковая майка, красная клетчатая рубашка, черные перчатки, черные кеды, черная вязаная шапки и солнцезащитные очки (на минуточку конец июля!), Шельма аки крадущийся тигр и затаившийся дракон, пересекла улицу, едва увернувшись от велосипедиста. Уже третьи сутки произведение не давало ей нормально спать, есть и в принципе функционировать, поэтому девушка собралась высказать в лицо автору все, что она думает о его творчестве. Нет, Роуг никогда не была гомофобом, она всегда считала, что любовь сама находит подходящего человека, а беря во внимание некоторых студентов, пол которых вообще невозможно определить благодаря мутации…
Дождавшись открытия, продираясь сквозь толпу фанатов, она искала табличку с заветным именем, сжимая все крепче в руке книгу. Роуг не могла точно сказать, что ее больше бесило: стиль произведения, сюжет, смысл названия, который дошел только на третьи сутки (так что животными в прямо смысле, там даже и не пахло) или же то, что это был только первый том. Когда справа от нее послышались довольные визги, Анна невольно обернулась в сторону нарастающей паники и замерла на месте.
- Вергилий. Вергилий Бримстоун. – Шипя сквозь зубы, уверенной походкой направилась к столику, у которого столпилась увесистая толпа фанатов. – Разрешите, простите, мне нужнее. Ну вот и ты. – Оказавшись прямо перед писателем, Анна резко сняла очки и протянула книгу. – Хотела сказ… - Слова застряли в горле, язык не слушался, куча мыслей, воспоминаний накатили откуда-то из глубокого прошлого. Так глубоко, что Анна не хотела туда даже заглядывать. – Только не говори, что она здесь. – Секунда и вот она готова реагировать, готова разнести этот чертов разделительный столик о голову Пайро, лишь бы никто из мирных не пострадал. Мужчина знал ее еще подростком и определенно должен был понимать, что бежать отсюда ему некуда, разве что прямиком в тюрьму. – Подпишешь, по блату? – Строго кивнув в сторону книги, Шельма следила за каждым его движением, пытаясь понять, где мужчина спрятал свое обмундирование.

Отредактировано Rogue (2018-07-20 23:25:30)

+1

4

Конференция шла своим чередом и ничто не предвещало никаких неожиданных поворотов событий. Шумиха вокруг факта, что Вергилий Бримстоун наконец решил появиться на публике утихла также резко, как и появилась. Хотя порой и продолжали попадаться акулы журналистики, пытавшиеся тем или иным способом уличить Пиро в том, что он, дескать, известным литератором вовсе и не является, и вообще, Бримстоун – целая команда, состоящая из группы аналитиков и литературных негров, а лицо присутствующее – выполняет лишь представительские функции.
- Слушайте, парни, давайте начистоту, - потирая лоб, Пиро продолжал безмятежно улыбаться.
- Как человек, который кое-что смыслит в журналистике, я понимаю к чему дело идёт. Так что давайте расставим все точки над «И».
Он сделал паузу чтобы убедиться, что его слушают.
- Отлично. Первое: то, что вы видите перед собой, есть ничто иное как Вергилий Бримстоун, собственной персоной. Один человек, занимающийся писательством. – он понизил голос, слегка наклонившись вперед - Просто смиритесь. Здесь вы сенсации не найдёте, как не ищите.
Заявление тут же встретили суетливые шепотки, расстроенные вздохи и смех. Пара человек, видимо являвшихся корреспондентами особо «жёлтых» газетенок, тут же покинула свои места и удалилась для дальнейших поисков поводов для свежих скандалов и сплетен.
- И второе: а, впрочем, обойдёмся без второго. Думаю, здесь остались одни профессионалы.
В зале раздался смех.
- Теперь самое сложное. Ну-с, три-четыре…
- Газета «ЛА-Пресс». Мистер Бримстоун, позвольте поинтересоваться. – начала молодая журналистка в первом ряду, успевшая подать голос быстрее и громче своих коллег. – Вы – гей?
- Нет. – просто ответил Пиро – Я всего лишь писатель, которому довелось описать жизнь гея, как я её себе представляю. Один из многих, справедливо говоря.
- Но что Вы хотели сказать своим произведением?
- Это прежде всего комедия в нетипичном антураже. Моей целью было привлечь целевую аудиторию и развлечь её.- Пиро сделал паузу – И, конечно же, заработать денег. Надо же мне чем-то платить за свет?
Интервью проходило в расслабленной, можно сказать, дружественной обстановке. Некогда сделавший карьеру журналиста, Джон умел работать со своими бывшими коллегами по цеху. Ловко балансируя на гребне откровенности и «художественного вымысла», Эллердайс вовремя подбрасывал дров в топку интереса журналистов, огибал острые углы и давал им ту информацию, распространение которой было бы выгодно всем, включая него самого.
Конференция подошла к концу, и начался свободный полёт, прологом к которому послужила довольно продолжительная и изнурительная автограф-сессия.
Джон общался с фанатами, шутил и фотографировался вместе с ними.
Когда закончились подарочные экземпляры, Эллердайса начали осаждать поклонники, вооружённые листочками, а также личными книгами, в которых им бы хотелось увидеть подпись любимого автора.
Пару раз, Бримстоуну пришлось проявить чудеса дипломатии, чтобы удовлетворить запросы особенно рьяных фанатов. В итоге, к концу сессии Джон раздал половину своей пачки сигарет, лишился носового платка и нескольких пуговиц на рубашке.
За исключением проявлений радикального фанатизма, более ничего интересного не происходило, и Пиро понемногу начинал скучать от происходящего.
- Ладно. Ещё десять человек и иду курить. А там уж свалю из этой богадельни. Папочка потрудился и пора бы ему насладиться гонораром за проделанную работу.
Всё бы произошло в точности также как загадал Джон, если бы одно обстоятельство, надо сказать, весьма сильное в своей непреодолимости, не пробило бы себе дорогу среди фанатов Бримстоуна к нему самому.
Поначалу, Эллердайс было принял её за одну из девочек-неформалок, на которых ему сегодня довелось насмотреться всласть. Расчищая дорогу одной лишь своей уверенной походкой, включающей изящные движения локтями, намекающие, что лучше им не противиться, прямо навстречу литератору двигалась девушка, с ног до головы закутанная в одежду тёмных тонов. Верхняя половина её лица была скрыта за чёрным капюшоном и солнцезащитными очками.
Эллердайс издалека услышал её сильный, вполне себе командирский голос, в звучании которого угадывались нотки южной глубинки Соединённых Штатов Америки. Что-то знакомое было в его звучании. Где-то он уже слышал его.
Оказавшись впереди и ловя на себе недовольные взгляды подвинувшихся, девушка деловито сняла очки и протянула Джону книгу.
Они встретились глазами.
Секунда узнавания. Да. Точно. Эти зелёные огни Эллердайс узнал бы и в глубокой старости. На него смотрела никто иная как Шельма, которую, судя по выражению её лица, тоже посетил ангел узнавания.
Перед мысленным взором Пиро пронесся ураган воспоминаний, связанных с этой девушкой. Начавшихся с сотрудничества в Братстве Мутантов под руководством Мистик, а закончившихся многолетним противоборством ввиду перехода Шельмы на сторону Людей Икс. В конце жизни, Джон оказал последним небольшую услугу, после которой его и постигла кончина. Впрочем, вряд ли это как-то должно было отразиться на его текущих отношениях с ними. Анна Мари, вероятнее всего видела в Джоне всё того же мутанта-поджигателя, члена Братства.
Сам же Эллердайс, поразмыслив хорошенько, пришёл к выводу, что всё это глубоко в прошлом, и в новом мире его не в чем упрекнуть, кроме, разве что, обилия вредных привычек и обывательского образа жизни.
"Чего это я замер как виноватый?"
- Привет, что ли, - попытался было начать мутант, непринуждённо улыбнувшись девушке.
Только не говори, что она здесь. – ожидаемо проигнорировала приветствие Шельма. Она держалась спокойно и уверенно, однако в её взгляде, ставшим похожим на наконечник натянутой стрелы, Джон увидел напряжение и боеготовность.
- Что? А, ты должно быть о Рэйвен...
Австралиец ещё больше расслабился. Отсутствие текущих связей с потенциально криминальными элементами внушало уверенность и создавало перманентную иллюзию чистой совести.
- Знаешь, не виделся с ней после самой своей смерти. – с трудом сдерживаясь от смеха, Джон положил руки на стол ладонями вверх, продолжая с улыбкой наблюдать за реакцией девушки.
Не отрывая взгляда от писателя, Анна Мари еле заметно кивнула на книгу, которую несколько мгновений назад положила перед ним на стол.
- Подпишешь по блату? - всё с тем же серьёзным взглядом спросила она.
Опустив взгляд, Эллердайс с удивлением обнаружил перед собой свой давний смелый эксперимент, за который журналисты и фанатское сообщество как следует перемыли косточки Вергилию Бримстоуну.
«Серьёзно?»
- «Среда – собачий день»? – вслух произнёс Пиро и выгнув бровь, с улыбкой посмотрел на Шельму.
-И как тебе? – с искренним любопытством поинтересовался он.

Отредактировано Pyro (2018-07-22 23:30:33)

+1

5

Вторник. 25.07.2016 г. Обед.
- А ты что, тоже любишь его произведения? – Заинтересованно уточнил один из студентов.
- В смысле «тоже»? – Анна вскинула бровь.
- Ну, мы прочитали все его работы и точно можем сказать, эта книга – шедевр. Так что завтра будем стоять «до победного» у его столика, чтобы взять автограф. – Мальчишка как-то странно улыбнулся своему другу, а тот ответил такой же улыбкой.
- А… Хотите сказать, что это не единственное творение? – От зоркого взгляда мутантки не скрылись ухмылочки и, понимая к чему дело идет, девушка помахала им ручкой. – Не уверена, что настолько заинтересована в личном знакомстве.
- Единственное? Конечно же нет! У него еще есть «По-собачьи», «Розовый мармелад-сосунец», «Сто раз померь» и «Размер имеет значение?». Последнее, правда, о размерах вытяжки на кухне, но не столь важно.
- О. Размерах. Вытяжки? Точно вытяжки, не что-то там про сосцунец? – Сдерживая смех, Роуг прикрыла глаза. Энтузиазм и вдохновленный восторг, с каким ребята делились с ней такой сокровенной информацией, вызывала элементарный смех, но не ржать в голос людям в лицо Анна научилась сразу, как покинула Братство, мотивируя тем, что так поступают только недалекие злодеи из комиксов. – Ладно, я поняла, что вы оба – фанаты. Но не думаю, что меня особо сильно заинтересует в ближайшее время покупка вытяжки на кухню.
- Да ты почитай про «Сто раз»! Там он вообще длину шланга для лейки душа описывает! Так тонко, так глубоко… - Парни быстро удалились, но Анна еще долго слышала их восхищенные вопли где-то в лабиринтах Института.

Среда. 27,07,2018 г. Утро.
Всматриваясь в голубые глаза напротив, Анна делала невероятные усилия, чтобы держать себя в руках. Бойкий южный нрав иногда проявлялся в ней с такой силой и так не к месту, что хоть волком вой. А уж как настрадались окружающие – это вообще отдельная песня. Взять хотя бы Логана и Стива или Ванду и Халка. Креолу так вообще нужно памятник поставить за выслугу лет. Хотя нет, обойдется и без увековечивания его итак непомерно раздутого эго. 
Мужчина смотрел на нее с доброжелательностью, свойственной старшим братьям, да так, что сводило челюсть от напряжения, костяшки хрустели незамысловатые мелодии, каждый нерв был на пределе и казалось, что воздух вокруг стал тяжелее. Но это заметили, кажется, только они двое, так как парочка особо рьяных фанатичных дамочек попытались нагло пролезть вперед, толкаясь локтями. Безрезультатно. Шельма стояла, словно многовековая статуя, намертво вросшая в пол. Пайро. Сент-Джон Эллердайс. Между ними пролегали годы работы на Братство, на Мистик, на Судьбу, и Анна не хотела поднимать это прошлое, свое прошлое, пройдя все круги Ада еще на этой грешной земле. Слишком болезненным оно было, слишком грязным для нее, за некоторые поступки из которого она до сих пор себя не простила. Несколько глубоких вдохов, и вот девушка немного расслабила плечи, позволяя стоящим рядом фанаткам все же протиснуться чуть ближе к столу, чтобы с нескрываемым восхищением попросить расписаться на груди. Признаться, Роуг не думала увидеть такую огромную толпу почитателей у повелителя пламени, по крайней мере - не на литературном поприще. Да кто вообще знал, что этот чокнутый поджигатель умеет писать? В те годы Мари не задумывалась о таких скучных банальных вещах, ее манила дорога приключений, а потом ей прострелили… Самолюбие и сердце.
- Что? А, ты должно быть о Рэйвен... Знаешь, не виделся с ней после самой своей смерти. – Заметила, как дернулись уголки его губ в попытке спрятать улыбку. Вытянувши ладони вперед, он, скорее всего, думал расположить ее к диалогу, но даже молчаливое присутствие под этой крышей давалось Шельме с трудом. Нахмурилась, вспоминая последние события, связанные со смертью мужчины. Ей всегда казалось, что уж кто-кто, а этот горящий раздолбай выживет даже при ядерном взрыве, как таракан. Впрочем, ее предположения подтвердились, ведь сидящий напротив мужчина не просто был живее всех живых, так еще и умудрился стать литературной супер-звездой местного масштаба. «Он сжимал мои ягодицы с такой силой, что я кончил даже не начиная тр*хаться». Тьфу ты! Я думала, ты даже читать не умеешь!
- «Среда – собачий день»? И как тебе? – От неожиданности вопроса, слегка растерялась, пытаясь подобрать слова. Ощущая, как начинают полыхать от смущения щеки, девушка закашляла, выдавая всю себя целиком. На фоне способностей, а именно неумения ими управлять, у Шельмы за многие годы выработался стойкий комплекс, касающийся сексуальных аспектов и когда выращенная на тоннах любовных романов мутантка столкнулась с суровой реальностью, то жестко прифигела. Мягко говоря. Все вопросы амурных дел она старалась избегать просто потому что не имела оных, но теперь, когда общество шагнуло вперед, раскрывая свои объятия не только открытым проявлениям чувств в общественном месте, но и однополых отношений… Ей было очень стыдно говорить о таких интимных вещах, выставлять собственную неопытность на всеобщее обозрение.
- Ну… Я думала книга будет о животных. – Видя искорку иронии в глазах старого знакомого, вспыхнула. – Да кто ж знал, что ты пишешь подобные… Особенно тот момент, где они извращались над бедным персиком. – Выпалила, лишь потом, осознав, что сказала это вслух. Хихиканье вокруг лишь больше распаляло девушку, заставляя злиться то на себя, то на писателя, а то и вообще на окружающую толпу. – Да я до последнего надеялась, что персик – это кличка собаки, а слова «пошли поиграем с персиком» - наконец-то оправдывает название книги… - Ощущая, что выкопала нехилую такую себе яму, Роуг наконец-то расслабилась. - Собственно, кхм-кхм, если все законно… Рада, что ты один. – Акцентировав особенное внимание на последнем предложении, Плутовка кивнула на рукопись. – Это для твоих фанатов у нас в Институте, так что не обольщайся.
- О, а говорила, что не придет. – Откуда-то позади послышались знакомые голоса и Анна втянула шею. – Это же она? Да не может быть. Не, ну точно Роуг. А чего так оделась странно?
- Черт… - Шельма прекрасно знала, что попалась с поличным и отвертеться ей уже не удастся, а попадать впросак на глазах у врага, хоть может быть и у бывшего, ей не позволяла гордость. Да что они вообще о себе возомнили?!Вот для тех, что болтают. – Зеленые искры глаз буквально прожигали  Эллердайса насквозь.
Зная настырность своих студентов, теперь Анна была уверена на сто процентов, что ребята не отстанут от писателя, пока не выполнят все свои манипуляции, которые обещали вчера. А это значит, что ей придется приглядывать за ними, во избежание проблем с мужчиной, что некогда работал на самых влиятельных представителей злодейского мира. Злодейский мир? Хах, вот это я выдала. Может и мне попробовать написать какой-нибудь несложный шедевр? Улыбнувшись собственным мыслям, Шельма наклонилась к Пайро так близко, как позволял размер стола и ее рост.
- Используй вторую попытку благоразумно, огонек. – Не было в этой фразе ни угрозы, ни какого-то срытого сарказма, только обычное напутствие, смешанное с теплотой пожелания долгих лет жизни. Правильной законопослушной жизни. Развернувшись на пятках, девушка направилась прочь от стола, прочь от толпы, прочь от своего прошлого, едва притормозив у автомата с кофе, что стоял недалеко от выхода. Несомненно, она подождет ребят на улице, где-нибудь на лавочке у букинистического магазина, что расположился напротив. И возможно, но это не точно, в руках у нее будет рассказ о размерах вытяжки в малогабаритных квартирах на кухнях площадью в два квадратных метра.

Отредактировано Rogue (2018-07-26 10:17:19)

+1

6

Встреча была для Джона весьма неожиданной, но вместе с тем он был приятно удивлён. За долгие годы участия в общей с Шельмой борьбе, хотя, в основном, и по разные стороны баррикад, Эллердайс привык видеть её неким символом силы. Воплощением понятия Femme Fatale. Несгибаемой и несокрушимой бестией, всегда несущейся в авангарде. В союзников она вселяла уверенность, а во врагов –  вполне объяснимый страх.
Анна Мари всегда была товарищем, на которого можно положиться и который бы прикрыл тебя, не побоявшись пожертвовать собой.
Эллердайс видел в этом нечто весьма поэтичное. На ум тут же приходили образы амазонок и валькирий, чьи отвага и удаль легко могли посрамить любого мужчину. Не стоит и говорить о том, что она входила в круг разного рода знакомых Джона, личностями которых тот в большей или меньшей степени вдохновлялся при написании своих сочинений.
Однако, помимо ярко выраженных героических черт Пиро всегда интересовала и другая сторона медали – черты вполне себе человеческие, нетипичные для бойцов. Симпатии, антипатии, слабости, зависимости, внутренние демоны. Всё это являлось, по мнению Эллердайса, чрезвычайно интересным предметом изучения.
В свете этого, Джона весьма удивила и заинтересовала реакция Мари на его простой, заданный почти без подвоха, вопрос.
- Ничего себе. Как разгорячилась. Удивительно. Это, конечно, несомненно был элемент творческой провокации, но чтобы она оказалась настолько плодовита. 
Брови мутанта пребывали в застывше приподнятом состоянии. Палец его замер на дужке очков в процессе их поправки. Пиро задумчиво наблюдал за Анной,  дожидаясь момента когда та возьмёт себя в руки.
- Собственно, кхм-кхм, если все законно… Рада, что ты один. – успокоившись, произнесла девушка, вырвавшись из замкнутой системы читатель-писатель перейдя в более привычное для неё амплуа иксмена, говорящего с бывшим противником. Она снова взглянула на книгу и окончательно окрепшим голосом добавила:
- Это для твоих фанатов у нас в Институте, так что не обольщайся.
В подтверждение её слов пара молодых людей, откуда ни возьмись появившихся, стали вслух, пренебрегая всякой конспирацией звать её по имени.
- Желторотики. Ну хоть руками не махают. - с сочувствием подумал Эллердайс, переведя взгляд обратно на Роуг.
- Вот для тех, что болтают. – устало проговорила Шельма. Её взгляд прямо таки извергал изумрудное пламя, которое, казалось, вот-вот взорвёт голову Джона изнутри.
- Хм. – снова спокойно улыбнувшись, Эллердайс не стал искушать судьбу и опустил взгляд на раскрытую перед ним книгу. Вдруг, что-то щёлкнуло у него в голове. Запоздало. Он снова поднял глаза к Роуг.
- У меня есть фанаты в Институте?
Эллердайс прыснул и тут же залился весёлым смехом. Продолжая ловить на себе недовольный взгляд девушки, он прокашлялся и взялся за перо, начав выводить на титульном листе потрепанной книжонки обращение, обещавшее книзу перетечь в автограф.
- О боги…Прости. На ум ненароком приходит народная мудрость народов Востока. «Хочешь победить врага – воспитай его детей» - захлопнув книжку он с весельем в глазах протянул её Анне – К сожалению, или к счастью - мы уже не враги.
Подавшись вперёд, он понизил голос и с шутливо-доверительной интонацией произнёс:
- Впрочем, на твоём месте я бы держал ухо в остро этими вашими «фанатами».
Мари, чей взгляд стал задумчив, а затем резко прояснился, спокойно улыбнулась и со спокойной грацией наклонившись через стол тихо произнесла:
- Используй вторую попытку благоразумно, огонёк.
В голосе её было что-то, чего Джону было непривычно и неожиданно слышать. Особенно от подопечной Ксавье. В особенности от такой упрямой и недоверчивой личности как Шельма. 
Это было отсутствие всякого укола. Искренняя доброжелательность и…
- Доверие? Вряд ли. Будем реалистами. – размышлял Пиро, глядя вслед удаляющейся девушке.
- В любом случае, похоже, что у иксменов не будет лишних вопросов ко мне. И на том спасибо. – Джон задумчиво почесал колючую щёку одной рукой, второй машинально забирая книгу из рук очередного приблизившегося фаната.
«Старым друзьям на добрую долгую память»
Именно такое обращение оставил Джон в книге. Ирония была ему не чужда. Помимо этого, он оставил в ней свой истинный автограф вместо той вязи, которой он пользовался, расписываясь за Вергилия Бримстоуна.
*       *       *
Минут через двадцать, Джон, сжимая в зубах дымящуюся сигарету, уже спускался вниз по лестнице чёрного хода, неся в руке свой чёрный саквояж.
Стараясь как можно меньше привлекать внимание, он прошмыгнул мимо толпы различного рода читателей.
Машины на прежнем месте не оказалось, что не очень удивило Джона и уж тем более совсем не рассердило. Когда ты являешься хорошо читаемым, но ругаемым критиками литератором, или вечно проигрывающим злодеем категории «В», ты привыкаешь смотреть на жизнь проще и не расстраиваться по поводу бытовых трудностей.
- М-м-м, что ж, мне некуда спешить, поэтому, пожалуй, передохну немного. Ноги после всей этой прыготни с фанатами гудят как после марша. Не надо было бросать бегать по утрам. Всёэтот круиз. Нигде нормально расслабиться не дадут.
Весь погружённый в свои мысли, Пиро подошёл к ближайшей скамейке, располагавшейся около книжного магазина напротив выставочного комплекса. На ней уже кто-то сидел, удерживая в руках очередное творение Бримстоуна: сборник рассказов, названный в честь самого известного «Размер имеет значение?». К своему неудовольствию, Джон заметил, что обложка выполнена в элегантно-чёрных тонах, едва ли подходящих по духу и тону содержащимся внутри рассказам.
Вздохнув, мужчина резким движением швырнул окурок в близстоящую урну и без обиняков шлёпнулся на скамейку рядом со «случайным» читателем. Закинув руки и голову на спинку скамьи, Пиро вытянул ноги и устремив рассеянный взгляд куда-то вверх, заговорил обращаясь не то к соседу, не то к себе.
- Я же просил их оформить обложку чем-то смешным. Я что, похож на Пратчетта или Геймана?  Впрочем, по крайней мере я не беспокоюсь после этого за свои готические рассказы.
Повисло неловкое молчание.
Испытывая слабое любопытство усталого человека, Джон медленно опустил голову и перевёл взгляд на человека, с которым делил лавочку. Рядом, держа книгу на уровне лица одной рукой, а во второй удерживая стакан с кофе, как ни в чём не бывало сидела Мари, глядя на Эллердайса поверх очков. В ответ, писатель молча опустил свои.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [27.07.2016] Человек с хорошей книгой в руках никогда не будет одинок.