30.11.18 ВАЖНОЕ ПРО СЮЖЕТНУЮ ИГРУ, хронологию, непропускные игровые даты и обновление правил.

19.11.18 С днем рождения, Пантера и Роуг!

18.11.18 Важное обновление правил.

Marvel: All-New

Объявление

    Губы Чаровницы изогнулись в насмешливой улыбке, когда хозяйка дома все же совладала со своими эмоциями. Смертные порой были такими забавными, что одними лишь наблюдениями можно было скоротать время. © Enchantress

* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [29.08.18] There are no strings on me.


[29.08.18] There are no strings on me.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

When friends turn to foes
When time starts to slow

https://i.pinimg.com/564x/27/64/29/2764298aa784fc2e9bedf45f06cea005.jpg

sound

Ранее утро, Парк штата Полар Бэар, Онтарио

Storm, Noname, Quicksilver, Scarlet Witch


Магия из мира пропала. Но природа не терпит пустоты. И на место пестрому множеству школ стремиться прийти Хаос. И у Бога Хаоса похоже на этот раз есть для этого все. Он готов заключить Землю в паутину своей магии. Снова. И хотя это не тот узел который можно легко разрубить, нужно перерезать хотя бы некоторые из нитей за которые он тянет.

Отредактировано Quicksilver (2018-11-11 22:22:58)

+3

2

Последние две недели, слились в одно. Шторм что-то ела, падала спать, когда понимала что больше спорить с организмом бессмысленно, впрочем силы бились в ней, чужие, яростные, но попытка сдержать их выматывала намного больше. Она почти полностью самоустранилась из жизни Школы, переложив всю административную работу на Анну-Мари. Последние три недели прошли в бесплодных попытках найти выход из сложившейся ситуации. И с каждым днем ей все больше казалось что эта задачка ей точно окажется не по зубам. И что мир наконец-то рухнет и погребет под обломками и саму Ро, и все что ей дорого. Спасал Балдур, отвлекал от невеселых мыслей и учил заново обращаться с Штормкастером, но не давал никаких подсказок. Спасали и лихорадочные попытки выйти на след той, кто должен был носить титул Богини Грома, но та, как в воду канула. Попытки же следить за Квиксильвером… это было, пожалуй, самое сложное. Ей было больно видеть как он меняется день ото дня. Больно думать что она может не успеть ему помочь, и Хтон поглотит его. Но не следить не могла. А встречаться с ним лицом к лицу не решалась.
Старк сказал “если я найду решение, я с тобой свяжусь”... И молчал две недели. Ожил он только вечером двадцать восьмого. Без особого энтузиазма осветив свой план, Старк не преминул напомнить, что Безымянного надо беречь. Это слабо походило на решение проблемы, потому что в итоге Ртуть должен был остаться один на один с Богом Хаоса в своей голове. Но все-таки это был шанс вернуть Алую Ведьму в свое тело, а потом надеяться, что она сможет помочь своему брату. Собственно, план был довольно простым: найти Пьетро, убедить его отпустить Ванду, дать Гитаристу произнести Слово… И надеяться на лучшее. Удручало только количество “если”. Если Ртуть не сбежит, если поверит ей, если Безымянный ничего не напутает.
Земля внизу была испещрена озерами, словно язвами. На горизонте сверкнула серебристая полоска Гудзонова залива, когда Церебро пиликнуло, подсвечивая мутанта точкой на радаре, и Ороро плавно опустила рычаг штурвала джета, заходя на посадку.
- Ты сначала не высовывайся, ладно? - спросила женщина, не поворачивая головы к Гитаристу, вжавшемуся в кресло второго пилота. - Хочу попробовать с ним поговорить… - Она потерла красные от бессонной ночи глаза.
Найти Максимова и так было не слишком простой задачей… А когда это был не совсем он, то и вовсе казалось невозможным. Однако ей это удалось, хвала Богине. Не понятно только что он забыл здесь на побережье  Самолет мягко коснулся земли и, замерев, высунул язык трапа. Они приземлились где-то в километре от того места, где должен был находиться Пьетро. Ороро выбралась из своего кресла и на секунду сжала плечо темноволосого мужчины.
- У нас все получится. Обязано получиться.
Не дожидаясь ответа, она направилась к выходу. Непонятно было, кого она больше хотела подбодрить вот этим, себя или Гитариста. И непонятно, получилось ли. Хотелось бы верить что да.
Ро взмыла в воздух, и практически сразу увидела Пьетро… Сердце её болезненно сжалось. А вдруг они не успели, вдруг сил спидстера не хватило чтобы бороться? Она преодолела, разделяющее их, расстояние за считанные мгновенья. И замерла, прислушиваясь к ровному дыханию спящего. Он был жив и это уже радовало. Хотя, конечно он был жив, что она себе успела надумать? Ороро тряхнула головой, рассыпая светлые пряди по плечам, и, собрав волю в кулак, подлетела к Максимову. Присев рядом с ним на корточки, она ласково тронула его лоб, отводя волосы.
- Пьетро?
[icon]https://b.radikal.ru/b01/1811/8f/959aade574b5.png[/icon]

Отредактировано Storm (2018-11-15 19:41:28)

+4

3

sound

Он не помнил как начал проваливаться в сон, оставаясь при этом на ногах. Это должно было случиться. Человеческий рекорд - был в одиннадцать дней. Мутант продержался уже больше месяца. И уже начинал проваливаться в беспамятство с открытыми глазами. Он не помнил как оказался в этом переулке. Несколько фигур, которых он не мог толком рассмотреть, уставшим глазам отказывала способность видеть в темноте, избивали ногами еще одну. Скорчившуюся. Он помнил как шагнул вперед. Следующее что он помнил, это как стоял, держа за загривок одного из тех мелких бандитов. То что осталось от остальных лежало рядом. И это даже плотью сложно было назвать. И Пьетро протягивал худенькому мальчишке, всему покрытому кровоподтеками - острый осколок... Кажется кость. Странной формы. У людей таких быть не должно, наверное. И когда тот взял, указал все еще трепыхающемуся, хотя руки и ноги у него были связаны... Кажется связаны, не могли же быть они срощены вместе? ...бандиту на горло. Что сделал паренек, Максимофф уже не помнил. 
Ему снился прекрасный сон. Он лежал на траве, где-то... неважно где, и солнце так приятно грело... И к нему приближался силуэт. Который должен был быть темным на фоне лучей светила, но тоже, словно бы светился. Ороро... Он наблюдал как она медленно к нему идет, качая бедрами с каждым шагом, словно специально... Наверняка специально, дразня его. И ждал. И наконец подошла к Пьетро и наклонилась поцеловать. Он улыбнулся во сне.
От открыл глаза. Глаза не горели красным огнем. Они были совершенно черными. Без бликов. Словно бы провалы в темную пропасть. Пьетро протянул руку... И схватил Ороро за горло. Пальцы другой руки нащупали ременную петлю, на в которой у нее на поясе крепился Штормкастер. Полыхнуло алым. Максимофф отбросил Шторм на несколько шагов, легонько, почти оттолкнул. В эту же долю секунды - ремень перегорел и лопнул, и молот остался на месте. Упал на землю. И Ртуть теперь стоял над ним. Хтон теперь стоял над ним, скрестив руки на груди, и поставив на рукоятку Штормкастера ногу. Все было проделано именно так, как это сделал бы сам Максимофф. Неожиданно, мгновенно, быстро, эффективно и жестко... Или последнее слово было лишним? Он и правда лишь оттолкнул Ороро. Возможно Пьетро был еще здесь, но сейчас... Сейчас телом явно управлял не он. Просто Бог Хаоса наконец освоился, получил у мутанта необходимую память и рефлексы, чтобы память тела, уже мышечная - послушно отзывалась, делая его таким же опасным в ближнем бою как Ртуть. Как Ртуть...
- Ты очень зря подошла к нему, ведьма. О да. Очень зря. И теперь... У тебя нет и того единственного, что защищало тебя... От нас. О да. - Это не был голос Пьетро. На самом деле достаточно похожий, ведь голосовые связки, язык, зубы и губы были те же. Но интонации, места где он делал маленькие паузы - были совсем другими. Как и другим было лицо. Дело только в том, какие мышцы напряжены, а какие расслаблены. Но его едва можно было узнать.

- Н͉̝͘ ̳̼̤̖͇͙̟̂ḁ͉̝ͫ͟ ̶̫̺̺̬͋͌͑̃ҡ̶̥̣̝̞̖̱̄ͭ͆̄̏͂͌ ͈̲͒̈́͗̃͗̑͝ȫ̶̺̣̞̯̱̈͒̊ͭ̂̆͑ ̮͖͎̥̙̰̄̎̿̏̽̈ӆ̼̟͙̯̈̚ͅ ̶̃ͣ̐͒̽͋ҽ̘̝̩͇͈̇ͤͣ͛̃ͩ͠ ͖̃ͤͦ̽̚͞н̘̦͈̌̉ͦ ͖͓̼ͤͪ̃͐ͤͪ͝ϰ̭̙̠̞̌̃ͨ̎ͨ̂ ̗̦̞͖͍̜͗ͨͨͅ -

Произнес Хтон. И откуда-то, не из земли, и даже не из воздуха, вокруг него возникли извивающиеся, ветвящиеся щупальца абсолютной тьмы, тут же устремившиеся к Шторм, как сотни голодных змей. Голов Гидры. Но все они прошли мимо. Глаза Пьетро вновь стали синими, и он покачнул.
- Ороро. Беги. Спасайся. - Он выдавил это, чувствуя как взор снова заволакивает тьмой. Ощутив под ногой молот, он, будучи сейчас почти частью Хтона то ли понял, то ли вспомнил что это, и пнул оружие, пытаясь поддеть его с земли, отбросить обратно Ороро в руки. Дать ей оружие и защиту. Но не смог сдвинуть. Проклятая магия Асгарда сейчас работала совершенно в противоположном направлении, чем им... И Пьетро тоже, было нужно. Он лишь потерял равновесие. Упал, перекатился по земле, приподнялся на руках, потряс головой... И заметил среди камней неподалеку еще одну фигуру, которая просто раньше выпала у него из поля зрения.
- А ты еще кто такой? - Спросил он, не спеша подниматься на ноги. Пусть хоть и долю секунды, но Хтон на это потратит, когда вернется. А он вот-вот вернется. И сквозь заволакивающую глаза тьму, Ртуть все же успел понять, и произнес, обращаясь к незнакомцу. - Он... Тебя... Не видит... - В словах сквозило удивление. В других обстоятельствах, Максимофф возможно даже нашел бы этот факт забавным, но сейчас у него не было времени вообще думать, не то что над этим. И все же, кем бы не был этот потасканого вида мужик с длинными черными волосами - но Хтон его не видел.
Кажется он успел продержаться секунд пять. Ороро должно было хватить времени чтобы поднять молот. Прежде чем его глаза опять почернели, Пьетро успел улыбнуться. И в следующую же долю секунды его улыбка стала... Другой. Он поднялся на ноги, как марионетка, которую потянули за нити.
- Ну что же... Продолжим. О да. - Щупальца тьмы снова сгустились из ниоткуда.
[icon]https://a.radikal.ru/a31/1811/af/4d255e99d482.png[/icon]

Отредактировано Quicksilver (2018-11-14 03:01:55)

+2

4

Возможно, под “не высовывайся” Ороро имела в виду остаться на месте и ждать любого исхода. Она была слишком обеспокоена чтобы уточнить. Она уже мыслями была там, рядом с Пьетро, как будто хоть мыслями могла донести свою помощь раньше позволенного скоростью воздушного потока.
Может быть, так оно и было. Она ведь была богиней. Это больше, чем молоток, которым можно эффектно колотить вредных злодеев. Это больше, чем сила.
Может быть, стоило послушать этого беззвучного и неподтверждённого гласа рассудка.
Практика ничем не могла утешить: никто, которого люди вокруг для ясности обозначали то гитаристом, то безымянным, и в столкновении с человеком оказывался растоптан как котёнок.
Но он всё равно пошёл на берег следом за Ороро. Сильнее купированного ужаса смерти и более серьёзного расстройства Тони Старка был страх остаться без напоминаний перед глазами. Да, у него была записная книжка с шекспировским мотивом на обложке. А для верности — ещё шесть Букв, въевшихся в кожу, кочующие по предплечью по неведомым строчкам.
Книжка да, была. Где он её забыл? В джете? Или раньше? Буквы ещё были здесь, куда они денутся. Разве что с ним самим. Вот он — мог. Проще, чем хотел бы хотеть.
Потому и провожал взглядом стройную, тёмную на фоне бледного слюдяного неба фигурку. До самой воды, так казалось отсюда.
Отсюда — это где становились различимы звуки и вещественными действия. Отсюда, это где можно было различить чёрные разводы на теле едва знакомого по изображениям на экране планшета мужчины. Отсюда можно было сидеть на камнях и делать вид, что действительно не высовываешься. Он ведь сказал “ладно”.

И грош цена была этому “ладно”, когда Шторм отнесло прочь от запятнанного человека, а на его месте поднялся бог. Бог? Клубок цепей, насквозь прошивающий плоть, пребывающий в тошнотворном движении без конца, тянущий за собой обрубки рук, вырубленную щель рта, гагатовые шарики глаз.
В другое время стоило бы посочувствовать Тони. Боги его мира вынуждены призывать к поклонению, но способны убить за неисполнение. Но никто был здесь не за этим. Он поднялся, чтобы видеть Ороро. Чтобы помнить, зачем он здесь.
“Не видит”, — никто одними губами обвёл фразу по контуру.
У никого не было… да ничего не было. Даже книжку где-то потерял. Одни Буквы, которыми не напишешь хорошего исхода происходящему. И камни. Камней тут было предостаточно. Почти бесконечно.
Что же, прежде движения Ороро, прежде чем камешек долетел до уха Пьетро стоило убедиться, что не остался на том же месте, откуда камень начал движение. И замереть. И молчать. Как будто никого здесь нет.
Он сказал “ладно”. Но никто не собирался уходить отсюда без Пьетро. Только не Шторм.[nick]Noname[/nick][status]Ego death[/status][icon]https://i.imgur.com/VuysiZa.png[/icon][sign]Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
А чего не сгубить, тому нету конца на Земле
[/sign][info]Никто


Возраст: неопределённый;
Сторона: ничья;
Сверхсилы: никаких.[/info]

+3

5

Чем дальше, тем хуже.
И Ванда ничего не могла поделать.
Если Хтон не измывался над ней, он измывался над Пьетро. Если не над ним, то над ней. Замкнутый круг, но Ванда верила, что пока отвлекает Хтона, Пьетро получает передышку. Только выходило все хуже. Хтон уже и внимания не обращал на Алую, а та была измотана противостоянием и собственным бессилием, чертов амулет, в котором та была заперта, стал тюрьмой, и никак не выбраться.
В последние дни между ней и Пьетро выросла стена, он все реже слышал ее, то ли не доверял, то ли уже просто не верил в ее слова. Ванда старалась, изо всех сил старалась, но безумие Хаоса уже и не отпускало практически брата, и помощи… не было ее. Ниоткуда не было. Чтобы она появилась, Ведьме нужно было обрести свободу, и тогда у Пьетро появится шанс на то, чтобы избавиться от проклятья.
Ее проклятья. Хтон был ее болью, ее проблемой, ей был подвластен Хаос, он сворачивался в заклинаниях на кончиках пальцев, срывался с них, превращаясь в смертоносное оружие. Но сейчас Хтон владел Пьетро, стремительно ломая его под свои нужды, и Ванде казалось, что сознание брата умирает, что оно все реже способно прорваться наружу, владеть собственным телом, пытаться что-то делать.

В какой-то момент воцаряется тишина. Та самая, благословенная. Ванда ждет. Она уже не в состоянии метаться, только ждать и верить, что на помощь Пьетро кто-нибудь придет. Без магии в мире это сложно, но с этим можно разобраться. Пока Ведьма размышляет, как остановить Хтона, как передать ее план, если таковой все сложится в голове.
А потом монотонное состояние разрушается, стихает плеск волн, остается лишь ощущение чего-то значимого. Ванда чувствует приближение той, кто заставляет сердце Пьетро биться сильнее, вот только вряд ли сейчас откроет глаза именно он. Ванда мечется, старается, кричит:
Нет! Нет, Шторм!
Но цепкие пальцы Пьетро впиваются в горло Ороро, и Ванда уже кричит другое:
Пьетро, нет, остановись! Ты же не хочешь причинить ей зла!
Максимофф, может, и не хочет, но этого хочет Хтон. Потеха, веселье, что еще? Он хохочет в голове Пьетро, он оглушительно и зло хохочет, заставляет Ванду закрывать ладони ушами, шептать бесполезные сейчас заклинания, ничего из этого не работает.
Зачем они здесь? Помочь? Но тогда помощь выходит какой-то…
Они?
Ванда бессознательно обозначает - они. Пьетро приходит в себя, напуганный тем, что сделал с Ороро, он видит то же, что и сестра, еще одного участника этой дивной сцены у самой кромки воды. Алая тянется сквозь пространство, утомленная борьбой с Хтоном, попытками удержать Пьетро рядом, тянется, вопрошая у незнакомца:
Ты кто?
Простой вопрос, требующий простого ответа. Случайная встреча или целенаправленный поиск? Есть еще Шторм, можно спросить у нее, но снова приходит Хтон, заставляет метаться Ванду - нет-нет-нет-нет.
Не вздумай ее трогать, тварь ты такая!
Хаос кружит, хаос затягивает, соблазнительный, привычный, не принадлежащий сейчас Ванде, и никакие громогласные “погоди только, я до тебя доберусь” не сработают, да и Алая Ведьма не любит пафосных речей, действие, заклинание, злость, безумие.
Ей страшно
Потому, что безумие совсем у порога, и она и сама готова пасть его жертвой, ее держит все еще Пьетро. Помочь ему, вот что важно для Ванды сейчас.
Помогите нам, молит она Ро, молит и того, кого не знает.

+3

6

На лице спящего на краткий миг расцвела блаженная улыбка, словно он видел во сне что-то очень хорошее. А потом… он открыл глаза. Черные провалы в обрамлении белесых ресниц взглянули на Погодную ведьму и улыбка сменилась хищным оскалом прежде, чем она сумела что-то понять. И в следующее мгновенье на её горле сжались чужие пальцы, перекрывая доступ кислороду. Женщина бессмысленно хватанула воздух ртом, пока её организм не включился и не принялся поставлять кислород в кровь прямо через кожу. Максимофф откинул её на пару метров, и она не успела заметить, ни как он поднялся, ни как Молот очутился под его ногой. Успела лишь смягчить свое падение воздушной подушкой, выставленной почти бессознательно, и тут же вскинуться на ноги. Штормкастер завибрировал на её призыв, но не сдвинулся с места, придавленный ступней Хаоса под личиной мутанта.
Его голос пронесся над пустынным побережьем, тихий, но в то же время раскатистый, словно гром, рокочущий в предверии ненастья. Ороро попыталась уловить знакомые ноты и интонации, но это было бессмысленно. Лицо Пьетро было неестественно осунувшимся и почти бескровным, и черные провалы Бездны вместо глаз от этого только сильнее выделялись. Внутри неё словно оборвалась какая-то струна, за которую цеплялась надежда решить все миром. И Шторм разозлилась. Действительно разозлилась на Проклятого Бога, посмевшего покуситься на её любимого мужчину. Никто, даже Смерть не посмеет отнять его у неё. И тем более никто не смел ей приказывать.
- О нет, я пришла сюда не зря… - прошипела негритянка в ответ, и воздух заискрился от её гнева, прежде чем вокруг вздыбился клубок щупалец.
Они хищно качнулись в сторону Ро, и рассеялись, прежде чем коснулись её, прежде чем попытались коснуться. Она успела поймать его взгляд, прочесть его страх за неё, но на все предостережения только болезненно сжала губы и качнула головой, отметая. Она не собиралась сдаваться. Их ситуация пока еще не была безвыходной. Ртуть боролся, сопротивлялся, он все еще был здесь. А значит Ороро сделает все, чтоба сдержать свое слово. Штормкастер. Она успела воспользоваться шансом, что дал ей Пьетро, и рукоять Молота ударила ей в ладонь. Пальцы сжали обтянутый кожаными полосками металл, и Шторм ощутила, как та новая сила, бьющаяся в ней, как в клетке, постепенно успокаивается.
Не видит? Женщина скользнула взглядом по каменистой местности, приоткрыла рот, чтобы высказать ругательство в сторону тощего патлатого парня, но тут же захлопнула его. Хтон не видит гитариста. Значит пока тому ничего не угрожает. И ей не стоит привлекать к никому ничье внимание. Это может быть на руку? Только если тот себя ничем не выдаст. Можно ли он отправить Ванду в свое тело, пока Хтон захватил старшего Максимова? Дальше времени думать не было. Максимова вздернуло с колен, а в воздух взметнулись черные голодные плети.
Сила Первородной Бури зазвенела в ней и в воздухе вокруг сотней молний, пронзающих, кажущиеся бесплотными, щупальца Хаоса, что потянулись к Погодной Ведьме из пустоты.
- Я не побегу, Пьетро.
[icon]https://b.radikal.ru/b01/1811/8f/959aade574b5.png[/icon]

Отредактировано Storm (2018-11-17 10:19:21)

+2

7

Sound

Хтон моргнул. Ртуть моргнул. На черном фоне медленно проступили красно-белые точки зрачков. Затем вокруг них тьма растеклась, открывая радужку. И по радужке растекся мертвенный красный цвет, как кровь из раны
Тьма вокруг него дрогнула, распалась на составляющие, и странно извернувшись впиталась во все что её окружало. Так чернила пропитывают бумагу. Это выглядело не как негатив фотографии, скорее как рисунок мелом на доске. Не инвертированные цвета... Небо не стало красным. Все обратилось в тонкие белые линии на белом фоне. Линии подрагивали, трепетали, словно бы были готовы сложиться во что-то другое в любой момент.
Его глаза наверняка горели все так же красным. но на черном фоне этой странной тьмы, они казались такими же голубыми, как и обычно. Светящимися... Точнее они и правда светились, даже в этой тьме. Просто иначе. Хтон смеется.
- Ты пришла за ним? Так получай. О да. Получай его. -
Он сделал шаг... Вперед? Назад? В сторону? Куда? Тело мутанта расплывалось на множество едва очерченных силуэтов в танцующей тьме. Только иногда, когда языки черного пламени, пропитывающегося реальность как яд, на секунду расходились, можно было видеть, что у Пьетро все еще есть тело. Плоть, кровь и кости. И он... Все еще в своем теле. Пускай и не один. Пускай и не в своем уме. Не один.
Ванда? Сестренка...
Пьетро почувствовал что с тьмой вокруг, он стал свободнее. Смог услышать свои мысли.
Ɖ̞ͧ͊̿̽͗̾ͮḁ͇̭̘̞̝,̯̫̖̺̎̓͡ ͎͉ͮ͛ͤ̕ᴥ̸̳̺̍̌̆̌̄̌ ȝ͠∂̡ᶓ̸ҁь̕, Пьетро. Я всегда буду с тобой, братик.   Он почувствовал, как улыбается. Все было в порядке. Хтон не контролирует их.  Он слышит Ванду. Он знает что она хочет сказать. Ванда не будет ему лгать. Ванда всегда скажет ему правду. Ванда поможет сдержать тьму.
Что мне делать, сестра?
Молнии пляшут вокруг. И сливаются с тьмой. Она делает их ослепительную белизну такой же черной, как и она сама. Они не гаснут. Они просто становятся частью тьмы. Тьма застилает глаза. Так сложно рассмотреть кто перед ним. Ороро? Что-то мешает ему разглядеть. Что-то кроме тьмы, через которую он почти научился смотреть. Научился смотреть. В которой... В которой на самом деле все выглядит так ясно. Очень ясно. Мешает что-то другое. Что-то слепит его глаза. Ванда? Помоги мне... Я не вижу. Помоги. Подскажи. Помоги увидеть.
Не... Шторм. Что? Это не Ороро? Неужели... Да, вполне может быть. Тьма появилась именно сейчас. Это вполне может быть не Ороро. Но это же она. Он чувствует. Он же уже знает, как чувствуется электричество вокруг нее. Но... Нет, не так. Не так как он помнит. Вокруг Ороро это поле... Оно было мягким. Даже молнии с ней танцевали.  Сейчас не так. Что-то жесткое. Как стена. Совсем не похоже на Ороро. Глаза легко обмануть. Но что могло обмануть вот это шестое чувство, которое никогда его не подводило? Что могло её так изменить? М... Молот. Воспоминание растворяется во тьме. В шепоте. Уходит к Хтону. Может быть это не она? Ванда подскажет. ...кто? Сестре страшно. Он чувствует. Кто пугает её? Хтон? Нет... Она никогда не боялась хаоса, ведь верно? Если бы с магией было все в порядке, ему бы никогда не удалось бы заполучить над ними столько власти. Что же случилось.
Не вздумай ее жалеть, уничтожь тварь! Раздалось в голове.
- Я не побегу... - Услышал он снаружи. Что же, все ясно. Нужно просто победить. Это... Тварь. Она приняла облик Ороро, чтобы ему было больно. Но она забыла что он может чувствовать электричество. А электричество вокруг... Сейчас другое. Совсем другое.
- Глупо. - Теперь это его голос. И он будет говорить за себя. - Очень глупо. Но есть еще шанс сдаться. Я не хочу убивать даже тебя. Но не тяни... У меня кончается терпение ко всему этому. Так что, как Хтон и сказал...

Н̴͐̒ͦ̊͆̿̒ͪ̉͗̐̚͘͜҉̡̻̱̥͔̯͇̬͇̟̩͎̜̣̘͇̜͇ ̌̏ͤ͂̇̑͐҉̶̧҉̩̝̺̩̞̻ḁ̡̢̖̠̬͙̟̣̟̝̩̙̟͖͕̿ͫͧ̒̔ͧ̌ͤ͗̃̒ͭͭͬ̿́͆̚͘͜͡ ̵̨̛̖̰̻̬̖̬̬̭̼̩̳͎͈͓͓̤̳̏̿̔̂ͩͯ̒ͦ̍͑̈́̍̀ ̧͎̙͉̤̟̪̩̹̭͚̥̘̺̬͍̍ͪ̓ͭ̓ͣ̐̐͋̑̽ͬͯ̎͛̋̉̚ͅ ̶̻̣̖̻̭̣͓͕̭̌ͧ̌̉ͧ̋ͦͥ̆̿͋͟͜͟͜ҝ̢̞͖̺̰̟̬̤͇̓ͨͦ͐͝ͅ ̸̉͒͂̒̎͂͑̓͞͏̺̰̯͇͉͚̮̦̗̺̞̥͔̬̩̕ȫ̷̋̉̒͆ͬ͛ͯ̓͑ͭͯ̐͆̐̈́̔̌̈͏͕͍̪̲̭̳͎̙̟̞ ̧͇̖̝̫͚͇͇̠̺̿ͤ͛͂͛͐̀͞ӆ̴̴̡̙͓̗͚͔̟̺͕̰̯ͨ̍ͧ͛ͯͬ͂̏̈̍̍ͣ̐̆͗̅̽͡ͅ ͌͊͊̑̌̇̍ͯͫ̿̉ͨͩ̅̓͗ͥͯ̆͏̢̼͍̹̪̙̫̲̰̮̙̹̦̰̲̲͠ҽ̧̛͓̝̣̪͓̠̭̲̩͔͔͕̖͇̞̬̀́ͥͮ͋̌̏̀͞ ͬ̌̆̂͌̈́ͪ͌ͯ͑̔̕҉҉͈̺̹̭̩̞̩͚̰н̵̥̙͈̝͔̯̝͔̪̻̤̠ͭ͑́̃ͧͪ̌̿͢ ̸̡̿ͪ̏̄ͯͮ͗̾̉ͬͫͥ͐ͪ̅ͧͦͯ́҉̶̯̘̜͈̬̼͍̜̟͈͙̯̖͉ϰ̸ͮͮ̓̄͏̢͉̳͍̻̤͟͞ ̴͇̤̳̙͓̜ͣͧ͋ͪ͛ͮ̇ͩ͟͡

Он делает широкий жест вокруг себя, на уровне груди, что-то проходит через всю тьму вокруг, сметая, просто стирая белые линии из которых в ней все состоит, на той высоте, на которой Максимофф махнул рукой. Деревья, скалы, все вокруг насколько хватает глаз становится короче. Неровно обрывается, срезанное на высоте чуть выше пяти футов. Нет. Не срезанное. Стертое. Самое подходящее слово. Стерто. Словно бы мокрой тряпкой с доски. Так стирают рисунок мелом. Вот только рисунок ты помнишь. А здесь... Словно бы всего что попало под этот ленивый взмах - попросту не было. Деревья всегда заканчивались на высоте ниже роста взрослого мужчины неровными наплывами, скалы всегда были похожи на каменные столы, на поверхности которых проступают чьи-то лица. Холмы всегда были пологими и состояли только из голой земли. Только далекие горы остались неизменными. Все же он не стер все, что отсюда можно было увидеть. Просто смел то что поблизости. Так сметают крошки со стола. Экономным, отработанным движением, не глядя.
- Это последнее предупреждение. - Голос звучит ровно. Без ярости, без ненависти. Ртуть словно бы просто не хочет выполнять нудную работу, и на всякий случай, без особой надежды перебирает возможности её избежать. - Сдайся. Или беги прочь. Или и то, и другое. [icon]https://d.radikal.ru/d19/1811/65/3fc14e553146.png[/icon]

Отредактировано Quicksilver (2018-11-17 11:35:16)

+3

8

Ты кто?
Простой вопрос задали горы, не иначе. Далёкий прозрачный голос двоился, троился, преломлялся, словно ему приходилось пройти через изломанный лабиринт расселин и ледников.
Никто всегда отвечал молчанием на этот вопрос. Мог бы и сейчас. Хотел пропустить вопрос сквозь себя как через стекло. Пусть бы пополнилось беззвучное воззвание ещё одним отголоском и не более того.
Зато безопасно. Зато нет следа. Некуда поворотить нос, некуда взять след, некуда вонзить длинные зазубренные когти бесконечной яркости и бесконечной темноты.
Но за вопросом “кто я?” следовал другой. Что я здесь делаю? Зачем я здесь?
Никто поймал сияющий взгляд Ороро. Да, она определённо желала, чтобы он остался в джете и не высовывался оттуда. У него был выбор улизнуть от столкновения двух богов. Хорошо ему, у него он был.
Впервые всерьёз подумал “хорошо мне”. Он был никем, но у него всего лишь ничего не было. Тот парень в разломе, Пьетро, и тот голос с гор — Ванда? — им и такой удачи не выпало.
Выдохнув, никто потянулся к голосу. Так ловят в мыслях мотив, который вот-вот соберётся из разрозненных нот. Мотив разбивался о завихрения того антипода цвета и света, что окружал божество-кукловода. Но он был упорен как никто.
И в тот момент, когда показалось, что он дотянется, как только чужие кончики пальцев скользнули по костяшкам, с той стороны ударил вскрик. Было то “Берегись!” его собственной фантазией? Предупреждением?
Не разбираясь, никто упал на камни, согнулся, зажмурился, закрыл уши ладонями. Над головой затрещало, перекрывая молнии и буйство пространства, разорвались жилы невидимых струн. И всё. Только чувство, будто рядом прошло лезвие исполинской гильотины.
Ещё не открывая глаз, никто потянулся к тихому голосу, вопиющему о помощи.
Я помощь. Мы помощь. Мы здесь.
В конце концов никто уверовал, что нашёл тот голос. И что он был голосом Ванды.[nick]Noname[/nick][status]Ego death[/status][icon]https://i.imgur.com/VuysiZa.png[/icon][sign]Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
А чего не сгубить, тому нету конца на Земле
[/sign][info]Никто


Возраст: неопределённый;
Сторона: ничья;
Сверхсилы: никаких.[/info]

+3

9

Шторм противостоит Хтону. А Ванда мечется в сознании Пьетро, но не может достучаться до него. Видит, чувствует, что Хтон возводит между ней и братом стену, подменяет ее собой, снова. И сколько бы Ванда ни кричала, ни пыталась воззвать к Пьетро, он ее не слышит.
Легче не становится.
Кажется, конец слишком близко, а Алая ничего ему не сможет противопоставить. Такое ощущение, что скоро этот монстр, это воплощение Хаоса, окончательно завладеет Пьетро. И ничего не изменит ни Шторм, ни тот незнакомец…
Кстати, о нем.
Ванда оставляет бесплодные попытки дорваться до сознания брата, переключается на того, кто так и не говорит имени, но притягивает ее чем-то.
Он молчит. Молчит долго, не отвечает, но не уходит.
Он все еще тут, будто знает, чем помочь. Но пока не помогает. Ванда мечется, Ванда замирает, Ванда ждет, чувствуя, как все внутри Пьетро умирает с каждой минутой, как противостояние Хтона и Шторм ведет к финалу, безрадостному и пугающему.
Она бесполезна.
И даже беззащитна.
Такой бесполезной и беззащитной Ванда себя не ощущала очень давно. И она жаждет действия, возможности влиять на ситуацию, но не может.
А потом, наконец, до нее доносится обещание помощи. И Ванда удивленно хмурится, бестелесная, плачущая, злящаяся, готова растерзать ту тварь, что владеет душой и телом ее брата.
Помощь.
Помощь?
Какая? Остановить Хтона? Дать мне свободу?
Какая?!

Ванда ждет ответа. Ждет помощи. Потому, что запертая в чертовой стекляшке ничего больше не может, кроме этого.

+3

10

В след его движению исчезает кусок реальности, словно тряпкой провели по мелу на доске. Шторм взмыла выше, уходя из-под атаки, и испуганно оглянулась на Безымянного. Тот успел пригнуться, распластаться на земле. И Погодная Ведьма быстро отвела взгляд, обозревая дело рук Хтона. Срезанные холмы, стертая материя.
Было ли совпадением, что Пьетро перестал узнавать её как только молот оказался в руках Шторм? Игрой его сознания? Игрой Хтона?
Глупо. Мир потерял краски, рассыпавшись на черное и белое. Не оставив места для полутонов.
А то что Ороро собиралась сделать сейчас было еще глупее. Она скользнула обеспокоенным взглядом по валунам, рядом с которыми расположился Никто. Кивнула ему головой в сторону джета, едва заметно. Сейчас. У него может быть шанс, пока она пытается достучаться до Максимова, оттягивая неизбежное, потому что не хочет причинять боль ему. Еще сильнее. Голос Квика меняется от раскатистого, принадлежащего тому, кто занял его тело, до нормального, только явно уставшего, так же быстро как он сам движется. И где-то в отдалении ей мерещится голос Алой Ведьмы, тихим шепотом ветра, вплетенным во всю творящуюся вокруг вакханалию. “Помощь?”
Пьетро метался, словно танцевал какой-то безумный танец на неимоверных скоростях. Он становится видимым лишь на доли секунд. Распадается.
Ороро сделала один шаг вперёд и вниз, зависая в десятке сантиметров от поверхности.
- Ты говорил мне не вставать на колени, - еще один шаг и она ступила на землю, если это все еще земля. - Ты говорил что мне это не идет, - Ро закусывает губу и разжимает пальцы. Молот падает, поднимает пыльную белесую взвесь. Женщина делает еще один шаг, в любой момент ожидая, что её сейчас сотрет, как и холмы, и деревья вокруг. - А теперь посмотри на меня, пожалуйста. И попытайся выслушать...
Ей больно, больно видеть его таким... другим. Ей страшно, что сейчас она совершает самую главную глупость на сегодняшний день, а может быть за весь последний месяц. А может и за всю её жизнь, которая наверняка вот-вот закончится. Оставаясь без защиты, оставляя Безымянного в весьма шатком положении, даже не смотря на то, что Хтон его не видит. Потому что того нет. Если она сейчас погибнет, то что он будет делать, как доберется до Нью-Йорка? Тони её прикончит... Ну да... Двум смертям не бывать, а одной не миновать. Скажи это Профессору, Курту, Скотту, потом, если выживешь. Главное - это лишить Хтона одного из козырей. А потом… Да Богиня знает что будет.
Пьетро двоился, троился, превращался в размытые линии на черном фоне. Но она чувствовала тепло его тела, воздух струящийся в его легких, электричество, что дает жизнь и скорость. Электричество, которое она может взять в свои руки и замкнуть. Но вместо этого делает еще один шаг.
- Пьетро… Прости. Я, кажется, не успела, - ей больно признаваться в этом, даже не смотря на то, что Ро подозревала, что Максимов и не хотел чтобы она участвовала во всех этих разборках. Пытался огородиться, спрятаться, защитить её. Или это только домыслы Ороро? - Ты не веришь мне. Не веришь никому. Самому себе? Ванде? - женщина качнула головой. - Ты можешь с уверенностью сказать чей именно голос звучит в твоей голове? Помоги мне помочь тебе. Пожалуйста, Пьетро.
Она намеренно игнорирует Хтона, не упоминает его, не произносит его имени. Обращается к самому Максимову напрямую. Пожалуйста, услышь меня.

Отредактировано Storm (2018-11-25 00:42:35)

+4

11

Sound

Пьетро очередной раз рассеянно моргнул. Что-то... Словно бы пелена упала с его глаз. В момент когда молот коснулся земли, словно бы резонанс от этого негромкого звука, расколол мутное стекло, что мешало ему видеть. И тьма дрогнула, расступилась, начала стелиться по земле, потихоньку проникая в нее. Трава под ногами чернела, но оставалась живой, вилась, танцевала, не желая повиноваться ветру, в собственном ритме. Камни, и плоские скалы начали тонуть в этой земле, холмы разглаживались окончательно, деревья, или вернее высокие пеньки - словно бы оплывали, и становились единым целым с поверхностью. 
- Ороро... - Он действительно это говорил. Ей. Эти слова были обращены к... Копии. К подделке, как он думал. Но это действительно Ороро. Теперь он видит. Не глазами, тем чувством которое помогает ориентироваться, которое чувствует электричество в воздухе и магнитные полюса. - Это и правда ты?
Максимофф наконец собрался, превратился из множества размытых силуэтов в одну четкую фигуру. Грудная клетка мутанта раскрылась, и вся окружающая тьма втянулась внутрь, сплошным потоком, но все же довольно медленно. Она исходила из земли как туман, и становилась все гуще, по мере того как впитывалась в его тело. Похоже было что он смаковал это ощущение. И в этом потоке чернейшей тьмы, в груди Пьетро, чуть выше сердца мерцала едва заметная алая искорка. Наконец тьма втянулась, и ребра Ртути сошлись обратно, схлопнулись со звуком закрывающейся челюсти. Похоже он таким образом поглотил, или перенес куда-то все, что смела, обратила практически в ничто - эта странная тьма. Только его глаза оставались голубыми, на черном фоне. Теперь белки глаз не были похожи на залитые кровью, они были черными.
- Не говори. Так. Это я должен был успеть. Я должен был... Спасти тебя. - Теперь он видит. Теперь ничего не мешает и он видит не только электричество вокруг нее, но и... Вероятности? То как это видит Ванда? Что-то еще? Вокруг Ороро танцуют не только молнии. Каждая частица, каждый атом её тела - танцует, как и во всем вокруг. И достаточно только пожелать, и... Один крошечный диссонанс, малейшее изменение, и дальше все посыплется само, как костяшки домино. Электроны не смогу выстроится в поток, связи между молекулами прервутся чтобы выстроится совсем иначе, или не выстроится вообще. Он моргает. Нет, такого не будет никогда. Он не хочет этого. Хтон не хочет этого. Никаких изменений. Никаких глобальных изменений. - Я уже не знаю чей голос со мной говорит, но, то что он говорит... Это чистая правда. - Он протягивает руку и берет ладонь Ороро в свою. - И это я должен был успеть. Я должен был прийти за тобой. И не дать тебе взвалить на плечи еще и эту ношу. - Идеально ровная, гладкая как зеркало, черное зеркало, поверхность земли вспучивается, поднимает молот над собой, и по ней прокатывается волна, перемещая Штормкастер к ногам Пьетро. Он не может сдвинуть молот, но сейчас ему повинуется земля, на которой тот лежит. Точнее повинуется тому, кто почему-то сейчас действует послушно его воле. Словно бы Ртуть не марионетка, которую Хтон дергает за ниточки, словно бы эти нити идут в обе стороны, и каждый теперь может за них потянуть. Или нитей нет вообще. И они... Они едины. Безумный герой и безумный бог. Одинаковы в своем безумии. Или... Безумец здесь всего один. Или всегда был один? Сколько раз он уже ступал по земле... По Земле. Бог. Герой с бесконечными лицам. Земля. Гея. Одна из Старых Богов, как и Хтон. Его сестра. Та, для которой он... Что? Где кончаются мысли божества и начинаются мысли мутанта? Не выпуская руки Ороро - Ртуть наклоняется за молотом. Протягивает руку, и останавливается, пальцы в сантиметре от рукоятки. Алые искры танцуют с белыми. - Я не могу взять её сам... Не могу взять эту ношу. - Он не сможет повторить с Штормкастером то, что уже сделал с Хаосом, пускай и невольно, не может замкнуть его на себя. У него нет такой связи с Ороро, которая бы позволила это. Связи как с Вандой. Ванда, сестренка?
Я здесь, все в порядке. Кажется... Голос в сознании прерывается на секунду и продолжает радостно. Кажется, Ороро сделала это? Я не знаю как, наверное электричество, но теперь мы контролируем Хаос!
И теперь мы должны помочь ей. Он не знает, но чувствует - энергия которая идет через молот... С ней тоже что-то не так. Как стало не так с магией. Магией этого мира. Это энергия... Она не злая. Но разрушительная. Более разрушительная чем Хаос. Он почувствовал это когда искры танцевали друг с другом. Или Хтон почувствовал? Где между ними граница, теперь? Черное зеркало вздрагивает и глотает молот, он исчезает как камешек под водной поверхностью, и так же как от камешка, по "зеркалу" идут кругами волны.
- Но есть и другой способ. - По его коже пробегает алое сияние, и переходит с руки Пьетро на руку Ороро, на ней вспыхивает знак, который когда-то был оставлен. Алые змейки пробегают по её руке, и впитываются в кожу, и в следующий же миг глаза женщины тоже начинает заволакивать тьма, не переходя, впрочем определенную границу. - Пойдем со мной, я... ∏̬̼͕̔̒̏͝ ͚ͧ͗ͨ̾ͦ̈́ͫ͞ȫ̝ͨ́ ̸̒ͯͥͤ̀̂̄ӥ̮̝̗͚̩͊̀̃̈̾́͋ ̼̌ͩ͊∂̖̠̤̠͔ ̷̹̻̙̥͐̉̾̍̂ӛ͕̤͉͓̬̹͕͆̈ͯ̊͞ ̟µ̲̖̪͈̦̱̮̂̌̉͋ ̧́̌ͭ̾ͻ͚̘̭̹̫͕ͥ̓͢ ̝̗̪̩͖̟̳̋ȫ̪͕̤̙ͦ̏͛ͪͨ͐̀ ̸̦̰̥̖̱̼̜ͧµ̅ ̷̞̤̥̟̘̥̾ͫ̈́̽̾ͨн̶͔̪̥̞͎̊ ̪̓ȫ̸̗̗̹̱̞͔ͥ̅͛̿̒̐͂ ̠̳̞̺͙̯̾̌́̇͊ͬͨӥ͖̘̗̼͊̉̏̋̃͗ ͉͙̠̤͎̏͋͛́ͫͬͫᴥ̑̍̏̓͌ͨͤ͏̹̪ͅ ͙̼͈͚͂̿͗ͦ̚̚ ̀ Я покажу тебе путь. -̬̰̹̤̬̃̽ͮ ̨̣͍ͯ̀̾̌̔́Ӄ̷̝͕̮̯ͤͮͮ ̹͉͐̀̽͛̏͋̔п͈̻̜̘̫̓̅͐͆͒ ̩̥̬̥̯͙͈ȫ͖͈̟͟ ̦̳̪̜̥̳̃̎̾ͫͭ͌̚ⱪ̥̱͙̼̬͛͛ ͔̱͉͎͗̀ѧ̩̱͓̙̥ ͕̖̠̋җ͓ ̨̮̹̝̥͆ұ̵͉͎̯̯͖̰͔ͫ̊ ͚̞͓̻̭̘̞ͥͦͬ̑̏̈́†̴̰̗̪̮̙̗ͯ̏̈ ͙̼͓̯̘ͪͬ̀̕ͅӛ͎̟͚̖͕̼͆͊́ͅ ̢͚͈̼͖̘͎̙͋ƀ̴̔ͮͮ͛ ͎̻̪̻̜̻͌ͩͨ̌ͦӛ͈͋̊̆̒̽ͯ͝ ̜̻͚̭̃̈̍̾п͈͉͔̼̼̙ ͕͘ұ̟̻̺̪̎̅̌ͦ ͎̣̻͔͔̳ͮ̊ͅ†͌̒̾̂̚͞ ̢͎̪͎̆̊ͭ͋ͯ̑ь̡͇̩̙̹ͦͭ ̀ Пьетро улыбается. Улыбается действительно он, это видно, мышцы на лице двигаются естественно, вокруг глаз складываются привычные мимические морщинки.
Внезапно рядом с ними раздается резкий звук. Не привычный "Бамф!" а какой-то скорее "Хломфн!" Нечто среднее между хлопком и всхлипом. И из воздуха, точнее из облачка зеленого дыма, распространяющего запах мидаля, вываливается какое-то существо, состоящее, кажется из одних щупалец. Оно издает какой-то непонятный звук, который должен вроде как обозначать вежливое покашливание, и вдруг начинает вещать, скрипучим, но неожиданно приятным, высоким голосом.
- Как Повелели Спящие, От Имени Группы Товарищей, Мы Вручаем Вам Этот Скромный Подарок! Путевку На Отдых, На Эдейн-88 На Одни Стандартные Сутки Дей-6453 Или... - Тут неведома зверушка видимо сбилась и погрузилась в расчеты.
- Одну земную неделю. - Голос Пьетро... Или Хтона? Голос прямо таки источал недовольство. Момент был явно неподходящий. - Короче. Давай это сюда.
- Да, Да, Конечно! - Существо быстро покопалось в глубинах себя, вручило мутанту в какой-то непонятный предмет, у которого нельзя было разглядеть ни цвет, ни форму, и тут же с таким же зеленым хлопком исчезло. Бог Хаоса... Или Ртуть? Поморщился, и тут же расплылся в улыбке. 
- А ведь это будет к месту. Я уже наверняка успел достать сестру своей компанией. - Он ведь имел ввиду Гею, так? - Пусть отдохнет от меня немного. И вправду, пойдем, Ороро. -
Максимофф раздавил предмет в кулаке, и пространство на небольшом пяточке свернулось, а когда вернулось в свой обычный вид, не его, не Шторм там уже не было.

+3

12

Тьма, переполненная светом, цветом и жутью исчезла, вернув земле акварельный рассвет, а живому — способность дышать. Как будто не было пароксизмов материи, выжигающих рассудок быстрее стихийных чувств.
Целую вечность, упакованную в пару секунд, казалось, что у Ороро получится. На это они и рассчитывали: на её глубокую связь с тем мутантом, которым был и оставался Пьетро. Наверное, больше было не на что. Неужели больше было не на что?
Никто не ушёл, как того хотела богиня. Даже когда камни под его ногами пошли волнами. Хтон его не видит. Ну да. Прибьёт и не заметит. Но это не важно и никогда не было важно. Для всего эта ничейная жизнь значит не больше, чем для Хтона, да даже для самого никого…
Вот Ороро — богиня. Она важна, она как камень, что удерживает мироздание от полёта в то безумие форм и смыслов, которое только что вобрал в себя Пьетро. Но она… она бессильна?
Решение слабо походило на взвешенное. И процесс, что к нему привёл, больше был похож на тот же припадок чувств, впечатлений и знаний, сваленных в одну хаотичную, но до странного, одним глотком постижимую кучу.
Никто сглотнул и побежал.

А потом остался один. Ни Хтона, ни Ороро больше не было. Только обедневшее плато, неживое и холодное. И прозрачное утро, которому дела не было до трагедий земных.
Тяжело дыша, никто поднялся на ноги с того места, куда его отбросила попытка избежать свернувшейся кольцами тьмы. Не так, как это делал Пьетро — глазом не уследишь. По-человечески, с мучительным ощущением поражения и бессилия.
Никого. Ничего.
Никто опустил взгляд на свою ладонь. В ней, тёмной от каменной пыли и демон знает чего ещё, сверкала алым отсветом искорка амулета.
Один? Нет, не один.
— Я освобожу тебя, — сказал никто и поёжился от звука собственного голоса в давящей тишине умерщвлённого места.
А там поглядим.
Слегка прихрамывая, никто поспешил к джету, последовательно выуживая из памяти смысл слов. Быстрее, ещё быстрее. Пьетро ходил с разверстой грудной клеткой. Чего жаловаться на совсем не смертельный ушиб.

Спешка не пошла ему на пользу. На трапе джета никто едва снова не покатился кубарем, запутавшись в ногах. К чему он спешил, если по плану тут должна была быть Ороро?
Предоставив панику бултыхаться внутри самой по себе, никто обыскал внутренности самолёта, но нашёл планшет и документы к капсуле. Зачем? Чуть не забыл, но вовремя напомнил себе: Ванда. Её далёкий голос помогал, возвращал важные мелочи обратно в горсть так легко теряющей важное памяти.
— Я сейчас… сейчас… — бормотал никто, тыкая в разномастные кнопки на панели, стараясь не смотреть на бледное лицо Алой Ведьмы под стеклом. В голову лезет совсем не то, что должно быть: о том, как по пути сюда он думал, что в неё очень просто влюбиться и потом пострадать.
— Я сейчас, — повторил никто, распечатывая гроб. Амулет лёг в ложбинку между ключиц Ванды, уродливый в своей недобитости.
Если он ошибётся, она умрёт. Но так не будет.
Левой рукой никто прочертил в воздухе зелёные руны первоязыка, точно так же, как это делал Вали. Так, как учил его Тони Старк, Верховный Волшебник. Со второго символа никто перестал подглядывать на запястье, где те же символы были впечатаны в его кожу.
Всё же, это были больше, чем линии. Тони говорил это, но понял его никто только сейчас.
Вздохнул, помолчал, собирая это удивительное чувство в себе в один комок.
И Изрёк.
Слово меньше всего походило на какой-либо из существующих языков. И, наверное, на все сразу. Слово наполнило силой символы в воздухе и двинула их вперёд, через амулет глубже, в грудь Алой Ведьмы.
И амулет треснул с фальшивым звуком сломанного музыкального инструмента.[nick]Noname[/nick][status]Ego death[/status][icon]https://i.imgur.com/VuysiZa.png[/icon][sign]Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
А чего не сгубить, тому нету конца на Земле
[/sign][info]Никто


Возраст: неопределённый;
Сторона: ничья;
Сверхсилы: никаких.[/info]

+5

13

Ванда уже не понимает происходящего. Круговорот событий, мыслей, поступков, решений. В какой-то момент все схлопывается, и она будто бы выпадает из мира, лишенная возможности наблюдать. А потом что-то происходит. Словно толчок, удар - и боль. Живая, настоящая, ломящая все тело, родное, но чужое. Ванда со сдавленным криком садится, прижимая руку к груди, а в ладонь осыпаются осколки амулета. Она удивленно, непонимающе смотрит на них на своей ладони, неужели это ее темница, неужели, этому конец?
тело непослушное и неподатливое, не хочет подчиняться хозяйке. Чтобы двинуть руки или ноги приходится прикладывать усилие воли, а по щекам струятся слезы, бесконтрольные, бессмысленные, непонятные хозяйке. Все перед глазами расплывается, и незнакомец, которого Ванда откуда-то помнит, лишен резкости, будто испорченная пленка. Максимофф протягивает руку, но вместо того, чтобы коснуться, мужчины, разжимает пальцы, роняя то, что когда-то было амулетом Мандарина.
Все.
Конец.
Больше ее это не держит.
- Кто ты? - Голос хриплый, во рту пустыня, и каждое слово из двух дается с трудом, что спрашивать дальше больше нечем. Ванда смотрит, тянется к нему мысленно, в надежде прочесть его сознание, но не выходит. И она просто ждет ответа.
Незнакомец помедлил секунду и ответил:
— Меня прислал Тони Старк. Это его наука тебя спасла.
Тони...
Как привет из прошлой жизни. Ванда с трудом собирает осколки воспоминаний, сколько она вообще пробыла в том амулете? Несколько дней, месяцев, год? Все путается в сознании, кажется, до того, как она получила свободу, соображала она гораздо лучше.
Ей нужно вернуться в Нью-Йорк. Но сначала ей нужно найти брата.
Женщина поднимает на нетвердых ногах, полная намерения пойти и отыскать Пьетро, он должен быть где-то тут, но слышит голос взволнованный голос незнакомца:
— Они просто исчезли. И Ороро, и... Пьетро? Пьетро. Я не знаю, куда. Извини. Я бы хотел быть более полезным.
Проклятье. Ванда сжимает виски. Черт, черт, черт!!!!
Ей нужно выбраться отсюда, из этой дыры, не важно, где они, выбраться, но сначала придти в себя, собственное тело не слушается ее. Ванда медленно присаживается, бормоча себе под нос.
- Значит, мне надо вернуться туда, где мне помогут отыскать Пьетро.

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [29.08.18] There are no strings on me.