30.11.18 ВАЖНОЕ ПРО СЮЖЕТНУЮ ИГРУ, хронологию, непропускные игровые даты и обновление правил.

19.11.18 С днем рождения, Пантера и Роуг!

18.11.18 Важное обновление правил.

Marvel: All-New

Объявление

    Губы Чаровницы изогнулись в насмешливой улыбке, когда хозяйка дома все же совладала со своими эмоциями. Смертные порой были такими забавными, что одними лишь наблюдениями можно было скоротать время. © Enchantress

* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [20.07.16] I can't resist you, what good is there in trying?


[20.07.16] I can't resist you, what good is there in trying?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

What good is there denying you're all that I desire?
Since first I kissed you my heart was yours completely
If I'm a slave, then it's a slave I want to be
Don't pity me, don't pity me

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/11/f64e2d18bf15f408ab52cf01bf283ca8.jpg

Где-то около Нового Орлеана, на территории местной Гильдии воров

Rogue, Gambit


Гильдия воров сегодня устраивает испытания для желающих вступить в их ряды. Условия испытаний таковы, что и люди и мутанты будут иметь равные шансы, поэтому на подземной территории Гильдии блокируются способности homo superior. Гамбит же, как глава Объединенной гильдии воров, желающий сам увидеть кандидатов, сидит в самой конечной точке некой полосы препятский в стеклянной комнате с дверью, в которую можно войти только снаружи. Ну или же рвануть сверху в яму, где и размещена эта комната, как и сделает очаровательная южанка, чуть не подставившая под сомнение проведение мероприятия. Бывшие любовники будут вынуждены провести вместе в одном помещении несколько часов, лишенные своих сил, зато будет время поговорить...

Отредактировано Gambit (2018-11-11 20:14:32)

+1

2

Для настроения при прочтении

Она не спала уже вторые, лежа в кровати, молча считая полоски тени от дерева за окном у себя на потолке. Все тело ныло так, словно его прогнали сквозь мясорубку, но она давно научилась не издавать больше ни звука, ни звука отчаяния, сжимая ладони до хруста костяшек. Стоя под ледяными струями душа, Анна старалась не плакать, сжимала до боли челюсти, только бы не издать ни одного предательского звука, чтобы не зарыдать, не упасть на колени и не задрожать всем телом от ужаса, что она испытала в те часы, когда лежала на кафельном полу в своей камере не в силах даже пошевелиться. Сильная, храбрая, гордая, несломленная маленькая девочка, что потерялась в ужасных воспоминаниях, так и не смогла прийти в себя после применения какого-то странного прибора. Она видела ужасные вещи, кричала, пыталась убежать, но вновь приходила в себя, лежа в камере, погребенная под собственным отчаянием и страхом. Минуты тянулись часами, и вот уже она могла шевелиться, но не было храбрости чтобы взглянут на собственное отражение в крохотном квадратном зеркале на стене. Там она боялась тоже увидеть смерть. Не свою смерть.
Когда они вернулись в институт, Роуг тут же отнесли в медблок, где наложили несколько швов на рассеченную бровь, руку и колено. Мази, уколы с обезболивающим были потом. В целом, состояние не вызывало никаких опасений, в первый раз что ли? И правда… Закусив разбитую губу, Мари задумчиво провела пальцем по стене. Затем ее отправили отдыхать, но она не могла заснуть. Она не могла себе позволить еще раз увидеть такую реалистичную, такую настоящую смерть друзей, смерть своей семьи. Скотт, Логан, Джина… Они кровавыми цветками распускались всякий раз, как их имена всплывали в ее памяти. Циклоп, едва вернувшийся в семью, и окровавленные ножи, торчащие из его глазниц, малышка Джина с багровой улыбкой поперек шеи и застывшей на губах мольбе о помощи, старик Логан, чьи останки…Нет! И потом Логан, тот самый Логан, что пришел к ней откуда-то из глубины подсознания. Тот самый любимый друг, чья статуя бессмертным саркофагом теперь стоит в Канаде, в маленькой хижине. Он говорил с ней. Говорил так, словно был жив. Он улыбался ей, словно живой, словно был рядом и мог поддержать, дать совет или просто молча протянуть банку пива. А потом исчез и он… Но что если на этот раз, когда она посмеет себе закрыть глаза, это будут не они? Что если это будет Курт? Еще раз потерять брата она не готова. Нет, у нее итак ничего не осталось в этой жизни. Никого… Снова сделав глубокий вдох, Шельма встала с постели, и подойдя к окну, открыла его нараспашку. Прохладный июльский ветерок ворвался в спальню, развивая белоснежную ночнушку в темноте вместе с занавесками. Потерялась, запуталась, словно шелк ее ночного наряда и лен штор. Чего же она боялась по-настоящему увидеть? Смерть брата? Свою смерть? Или…
Обхватив плечи ладонями, девушка всхлипнула. Пальцы задрожали, и она посильнее впилась ногтями в кожу, не обращая внимания на глубокий шов, что вскоре станет очередной белесой полоской на ее теле. Сколько таких было и еще сколько будет пока она не исчезнет? Не сотрется в пыль и не развеется по ветру, вернувшись к звездам. Две соленые блестящие в лунном свете капельки побежали по щекам, капая на подоконник. Она хотела увидеть его. Хотя бы одним глазком, издалека, чтобы знать, что он жив, что с ним все хорошо. Нет, не так. Закусив до крови губу, Мари задрожала всем телом, пряча лицо в ладони. Нет, все не так. Ей так не хватает его голоса, так не хватает прикосновений, его тепла, чтобы прямо сейчас услышать «chere». Что будет, если она потеряет его? Совсем. Навсегда. От одной этой мысли подкашивались ноги. Этого не должно произойти, она не позволит.
Глупая девочка выдала себя целиком. Сама напридумала лабиринты, потерявшись в закоулках, а распознать обычную правду так и не смогла, не решалась. И что теперь? Замерла на мгновение.
- Да что б тебя, Анна. – Смех сквозь слезы. – Да ты просто любишь его. Признайся, любишь этого самовлюбленного креола, несмотря ни на что.
Утро Мари встретила у окна, замечая далеко на горизонте просыпающееся солнце, озаряющее город яркими лучами. Решение пришло как-то само собой и она не хотела его отменять. Не в этот раз. Быстро собравшись, девушка написала сообщение Ороро, чтобы та не волновалась «Мне нужно немного отдохнуть и побыть в одиночестве» и покинула дом, оставляя бессонные ночи позади. Южанка летела туда, где могла хоть немного почувствовать его присутствие, просто знать, что он где-то рядом, там в трущобах Орлеанских болот.
Перелет собственными силами дался не легко, поэтому Шельма воспользовалась прокатом автомобилей, чтобы дать организму немного передохнуть. Внешний вид конечно вызвал несколько вопросов в салоне, но машину заполучить все-таки удалось. Проезжая город за гордом, приближаясь к заветному штату, к Новому Орлеану, Мари с каждым километром ощущала, как хватка, сжимавшая до этого дня ее сердце чуть ослабела, позволяя немного прийти в себя. Поля, реки, маленькие фермерские городки, ветер в горизонте, на юге дождь, но он пройдет мимо ее пути, а в воздухе витал аромат свободы. Во время остановок Анна лежала на траве, купалась в пруду, перекусывала в небольших закусочных, играла с кошкой на заправке. Она была свободна. Она была как все.
Нет, сейчас Роуг не использовала злосчастный браслет, чтобы хотя бы на шаг приблизиться к обычной жизни, чтобы стать человеком и прикасаться без опасения к окружающим. Она оставила его дома. В ее путешествии он не потребуется. Не в этот раз.
Ближе к часам одиннадцати Анна проехала дорожный знак с указателем на Вашингтон. И вновь девушка была как все, просто купив билет на рейс до Нового Орлеана. Через два с половиной часа она была на месте. Запах болот явственно висел в воздухе. Казалось и сам воздух был этим болотами, а она уже и забыла каково здесь. Разместившись недалеко от аэропорта имени Луиса Армстронга в трехзвездочном отеле «Hilton», Шельма закинула немногочисленные пожитки в номер и одевшись как можно менее заметно (черные джинсы, кеды, белая футболка с черной кошкой, черная кофта, перчатки и солнцезащитные очки), направилась на прогулку по улицам города. Пообедав в ближайшей пиццерии, южанка отправилась к реке. Миссисипи крупная река. Большая судоходная река, по которой ежедневно проходя десятки кораблей. На причале ветер играл с ее копной волос, туго стянутой в хвостик. Но не этого она так ждала от города. Совсем не этого. Каков шанс встретиться с ним сегодня? Пятьдесят процентов? Семьдесят? Или все же ближе к десяти? Анна прекрасно отдавала себе отчет в том, что Рэми не мог все это время находиться в Новом Орлеане не покидая город, он все-таки член семьи Икс, и порой бывали задания, решить которые мог только Гамбит. Она не искала его специально, просто гуляла по городу все дальше уходя от отеля. Маленькие узкие улочки, кварталы с бедным населением, переживающим не самые лучшие времена, зато не унывающим под весом своих проблем. Приятная музыка, играющая в барах, аромат еды с приправой, смешанной в пропорциях известных только местным креолам, весь антураж города, этого места вызывал трепетную улыбку на изможденном лице южанки.
Возможно, оно и к лучшему. Может, пусть лучше так? Что будет если она увидит его, а затем его смерть? Какой она будет, смерть Рэми в ее снах? Однажды они уходили уже вместе, однажды она его удержала, но сейчас ничего не сможет сделать. Надо поговорить с Джинни когда приеду. Нужно срочно что-то с этим делать.
Оказавшись на окраине, где дорога уходила вперед, а зловония болот, кишащих дикими тварями, только раскрывали свои объятия, Шел, оглядевшись вокруг и не заметив свидетелей, взмыла в небо. Это был на удивление спокойный день. Ороро правильно истолковав послание не стала перезванивать, Скотт не хватился ее из-за пропущенного дежурства, что говорит о бесценной помощи Шторм, а она так и не встретила Гамбита, позволив весь день предаваться романтическим воспоминаниям. Она вспомнила их первый поцелуй, их первый раз, там в холодной пещере, что подарила ей его. Все до мельчайших деталей. Его взгляд, улыбку, запах, вкус. Он словно растворился в этом городе и каждая улочка, каждый магазинчик напоминал мужчину задорным акцентом или же меню.
Впереди показалась небольшая полянка, вокруг которой припарковались три автомобиля. Рыбаки? Охотники? Замерев над кронами деревьев, Анна вглядывалась в то, что происходило внизу. Огромная глубокая яма, внутрь которой опускалась странного вида платформа на которой стоял человек. Для чего создавать подобную махину в болотистой местности, где только для осушения территории требовалась не малая сумма, ей было не понятно, как и то, сколько стоило оборудование для подобной машины. Люди вокруг, человек семь, были вооружены и обступили платформу со всех сторон. Это что еще за…? Нахмурившись, Шельма опустилась ниже, чтобы получше рассмотреть происходящее событие. Платформа дернулась и плавно стала опускаться внутрь ямы. Человек ушел вместе с ней. А затем… До боли знакомое свечение взмыло в небо и взорвалось алым всполохом. Затем еще одно и еще. Это ведь шутка, да? Этого просто не может быть! Двое мужчин подошли к краю ямы и сделали пару выстрелов, но свечение появилось вновь, правда уже внизу, не покидая западни. Черт! Не обращая внимания на боль, Роуг бронепоездом вломилась в двух стрелявших, подхватив их за одежду и отшвырнув на несколько метров в кусты. Не дав опомниться остальным, южанка повторила свой любимый прием с каруселью, схватив одного из мужчин за ноги и начав крутить вокруг себя, отправляя еще трех в бессознательное путешествие на ближайшие пару часов. Последний попытался сбежать, но был отправлен в нокаут еще при попытке открыть двери автомобиля. Когда с похитителями было покончено, Анна опустилась на землю чтобы перевести дух. На самом деле она именно таким образом оправдывала свой страх подойти к обрыву и увидеть того, кто внизу. Вдруг она ошиблась? Вдруг там не Гамбит? Если так, то ей будет куда проще собрать сейчас же вещи и первым рейсом улететь домой или еще куда-то, пока каджун не прознал о ее присутствии. Но что, если… Каждый шаг давался с трудом.
Оказавшись в нескольких метрах от ямы, девушка вновь взлетела и собрав всю смелость в кулак, зависла над ней. Секунды хватило, чтобы встретиться с парой горящих алым пламенем глаз, а затем, потеряв силу полететь вниз, навстречу тем самым глазам, что смотрели все с той же любовью и болью, не отрываясь не на секунду.

Отредактировано Rogue (2018-11-11 21:58:56)

+1

3

Мотоцикл, подъехав к высокому каменному забору, остановился рядом с другими машинами. На землю опустился тяжелый черный кожаный сапог, надетый поверх темно-синих джинс, затем второй. Мужчина в черных очках, облаченный в серый тренчкот, встал с байка и направился в сторону входа на огороженную территорию.
- Босс здесь, - раздалось где-то впереди.
Мужчина продолжал движение по направлению к большому двухэтажному старому деревянному дому, который стоял посередине двора. Мимо него несколько парней тащили два мягких кресла в следующий участок, отгороженный от этого таким же высоким каменным забором.
- Bonjour, Рэми, - крикнул одетый в коричневый плащ человек с легкой сединой в волосах, вышедший на порог дома, - Начинаем где-то через полчаса.
Креол, закуривая сигарету, кивнул и кинул в ответ отцу только:
- Bien
Кажун поменял направление, пройдя мимо крыльца, и пошел туда, куда недавно рабочие тащили мебель, по дороге здороваясь с окружающими. Пройдя на следующий участок Лебо остановился, снял очки и внимательно посмотрел перед собой: два человека осторожно крепили стеклянную комнату на платформу, другие два вносили кресла и небольшой столик внутрь стеклянного помещения.
Креол нахмурил брови и затянулся сигаретой, закрыв ярко красные глаза. Куда-то же надо было вкладывать деньги. Они все равно считают, что это лишнее. От размышлений вдруг отвлекла рука, резко хлопнувшая его по плечу:
- Ты уверен, что это необходимо? Твои способности делают тебя великолепным вором, - прозвучал голос Жан-Люка.
Креол открыл глаза, глубоко вдохнул в себя сигаретный дым, вытащил изо рта сигарету и выпустил дым в воздух.
- Я и без них хорош, ты же знаешь, - раздался баритон креола в ответ, - Хочу увидеть это в других, зачем нам мутантские уловки, когда сейчас столько противодействующих нам устройств.
- Ты уверен, что не надо их об этом предупреждать?
- Bien sûr, в этом вся суть, отец
Гамбит слышал как за спиной старший Лебо развернулся и дал приказ запускать. Рэми же докурил сигарету, потушил ее о каменный забор сзади, бросил на землю и отправился медленным, но уверенным шагом к рабочим.
- Все готово, Босс
- Проверяли бронебойность? - спросил Рэми, обходя вокруг стеклянное квадратное помещение. И, получив отрицательный ответ, продолжил, указывая на автомат за спиной одного из мужчин, - Тогда проверим, когда вы опустите меня, а то уже пора.
Рэми посмотрел на часы, и подошел ко входу в стеклянную комнату. Он проверил рукой стыки закрытой двери со стеной. Отлично
- Спасибо парни, - Кажун отошел на пару метров от стены, достал из-за спины посох Бо, - Думаю, что мы готовы начать.
Креол обернулся, кивнул издалека Жан-Люку, посмотрел как тот направился в дом, руководить мероприятием. Затем повернулся обратно, и с разбегу в два прыжка с помощью посоха оказался внутри стеклянного помещения. Руками кажун показал жест "ОК" и платформа двинулась вниз. Рэми сложил свой телескопический посох и положил его в специальную кобуру на ремне, скрытую под его плащом.
Одной рукой Гамбит вставил в рот сигарету, зажег ее с помощью своих сил, затянулся. Затем другой рукой достал колоду карт из нагрудного кармана клечатой черно-фиолетовой рубашки, на которую был накинут серый тренчкот. А платформа относительно медленно двигалась вниз. Креол начал медленно кидать легонько заряженные карты в бронированные стены камеры, по всему периметру трехметровых стен, чтобы проверить их на прочность и проследить, как с каждым дюймом угасает его сила, пока он опускается под землю, в квадратную, вырытую специально для этого стеклянного помещения, дыру.
Когда стены бронированной комнаты оказались ниже уровня земли, Гамбит окончательно потерял силы. И тут сверху раздалась стрельба и проклятья. WTF? Рэми поднял голову, платформа как раз, спустя 7 метров движения вертикально вниз, остановилась. Что там происходит?
Вдруг креол нахмурился, его глаза сверкнули чуть ярче, он встретился взглядом с источником проблем на поверхности. Chere, что ты тут делаешь?
- Diable! - кажун понял, что Шельма падает вниз из-за невозможности прибегнуть к своей способности к полету. Он убедился, что стоит на земле крепко и усточниво. И, за несколько секунд до того, как девушка соприкоснулась бы с полом, Рэми поймал ее на руки.
Он уже забыл о том, что наверху его ребят явно избили, и что прямо сейчас члены Гильдии, наблюдающие за происходящем в стеклянном помещении через камеры на дне ямы, явно негодуют, и что внешний вид Шельмы говорил не о том, что она хорошо отдохнула вчера.
Его рот все же растянулся в широкой улыбке, обнажая зубы, которыми он из-за занятых южанкой рук и держал сигарету.
- Ma chere, - он аккуратно поставил ее на землю. Затем взял пальцами сигарету, вдохнул дым, затушил ее об пепельницу, стоящую на небольшом кофейном столике рядом с книгой Le Petit Prince, в оригинале на французском, где и оставил слегка тлеть. Взгляд Гамбита сначала, можно сказать, радостный из-за неожиданной гостьи сменился обеспокоеным, но креол решил не констатировать вслух, что девушка выглядит не лучшим образом.
Тут справа от кресла, которое в свою очередь стояло справа от Гамбита, раздался звук и включился свет, благодаря которому среди остальной темноты можно было различить коридор с железными стенами, кончавшийся дверью без окна и без ручки. Так же стали глазами различаться две камеры, одна из которых смотрела на эту самую дверь, а вторая в сторону двух мутантов, что остались без своей superior составляющей на дне ямы в стеклянном "лифте". Его улыбка и взгляд выражали сожаление о ситуации, в которой девушке видимо придется оказаться на ближайщие пару часов.
Креол заметно вздохнул, из носа все еще выходили остатки дыма от последней затяжки, повернулся в пол оборота в сторону камеры, что смотрела на них, и жестом показал "ОК" и снова повернулся к девушке.
- Присаживайся, - он показал рукой за девушку, где стояло второе кресло. Мужчина немного напрягся и пару секунд помолчал. Ситуация, которую он ну никак не планировал, заставила креола расстегнуть верхние две пуговицы клечатой рубашки из-за небольшого жара на почве нервов, что он почувствовал, затем руки машинально потянулись к пачке сигарет, но креол осекся и вместо того, чтобы закурить, вытащил и положил ее на стол, будто так и планировал сделать с самого начала.
- Прежде чем ты расскажешь мне, как ты сюда попала и зачем, - начал с размеренной скоростью говорить кажун, - я хочу объяснить ситуацию, в которой ты не планировала оказаться.
Все тем же спокойным тоном Лебо рассказывал о том, что в Гильдии воров сегодня важный день, что прямо сейчас уже началось испытание для людей и мутантов, желающих вступить в гильдию, и чтобы условия были равные, здесь под землей работает большой дорогостоящий механизм, который блокирует силы мутантов.
- К сожалению, chere, испытание уже началось, и я бы не хотел отключать механизм, что блокирует в том числе и наши с тобой силы. А подъем на поверхность займет некоторое время, и тоже вызовет остановку испытания, - он снова посмотрел на сигареты, затем вернул взгляд на Шельму, в глаза - Я сделаю это для тебя, если перспектива просидеть тут некоторое время со мной взаперти тебя беспокоит, прерву испытание и мы поговорим на поверхности, если ты что-то конкретное от меня хотела, но, - он нахмурился, перевел взгляд на пол, вздохнул, подбирая слова, затем сел на подлокотник кресла, стоящего около него, - это важный день для Гильдии, особенно для желающих вступить к нам молодых ребят, которые нервничают больше, чем мы, когда проектировали и строили всю эту конструкцию, - показывает в сторону подсвеченного коридора, чтобы дать понять, что там есть коридоры и коридоры испытательных комнат.
Гамбит был сдержанным, будто боясь спугнуть чем-то девушку. Он пытался разобраться с тем, рад ли сам перспективе сидеть тут от получаса до нескольких часов с девушкой, которая давно уже, видимо, не хотела пребывать в его компании. Вместе они могли находится только если кроме них в помещении был кто-то еще. Они, конечно, очень близкие друзья, которые знают друг про друга многое, даже слишком, от этого и больно. Они слишком много пережили, и все это мешает двум правда любящим друг друга людям даже просто находится вместе. Рэми все еще извиняюще улыбался девушке, он был правда рад ее видеть, пытаясь вспомнить, когда он видел ее последний раз, поймал себя на мысли: "Неужели пару месяцев назад?" Чем больше времени они проводили не пересекаясь, тем проще это давалось, тем быстрее шло время за какой-то повседневной рутиной, но никуда не уходила тоска по какой-то целостности, которая ощущалась давно, тогда, когда эти два мутанта могли побыть вместе двумя обычными влюбленными людьми.
Креол, конечно, занятой человек: Гильдия, проблемы мутантов, преподавательство, свои личные воровские интересы, девушки, - но это все всегда просто заполняло пустоту от того, что хоть Рэми и обрел дом среди Людей-Икс, он всегда ассоциировал это с Анной, которая так и не нашла с креолом своего дома. Он перевел горящие глаза на девушку, чуть согнулся, оперев свой подбородок, заросший недельной рыжей щетиной, на ладонь, и внимательно слушал ее чудесный голос, такой родной слуху.
____

Учим cajun-french с Гамбитом

Bonjour - добрый день
Bien - хорошо, ладно
Bien sûr - уверен
Diable! - Дьявол!

Отредактировано Gambit (2018-11-12 11:41:34)

+1

4

Надежные объятия не раз спасавшие ее в подобных ситуациях сработали безотказно. Девушка приземлилась в теплые заботливые руки мужчины, едва осознав, что бежать поздно, она один на один с хищником. Сжав челюсти дабы не проронить ни звука от боли, южанка прикрыла глаза, притворившись испуганной. Да, правильно, он не должен знать ничего. И вот, одно слово, заставляющее ноги подгибаться от удовольствия, но гордость не позволила подарить даже улыбки. Сделав несколько шагов назад, Роуг осмотрелась вокруг, взглянув вверх. Определенно разбилась бы. Руки автоматически сложились на груди - давно появившаяся привычка в их устоявшихся отношениях, печально.  Что он здесь делает? Что это за место? Спустя мгновение за стенами помещения зажегся свет, и она смогла различить коридор, ведущий, видимо, наружу. Только сейчас она смогла взглянуть на стоящего напротив мужчину, чтобы наконец-то понять, что он в полном порядке и стреляли явно не в него. Такая глупая ситуация, она ведь не хотела его видеть, не хотела даже мельком встречаться взглядом, просто боялась даже упоминаний его фамилии, а сейчас ей некуда сбежать, разве что как глупая кошка пытаться бежать по стеклу вверх, царапая стены новеньким маникюром. Он улыбался, но улыбка казалась такой печальной, такой мучительно грустной, от чего сердце сжалось в крохотный комок. Ты тоже не хотел меня видеть, да?
- Угу. – Резко ответив на предложение, кивнула в сторону стула. Ну почему бы просто не упасть на стул, дать мышцам немного расслабиться и молча выслушать все, что скажет каджун, не сводящий с нее своих огненных глаз? Опять дурной характер резвой южанки сыграл плохую шутку с ее итак неполноценной жизнью. Почему-то креол не волновался, оказавшись в этой ситуации, а когда он знаками что-то показал за стекло, Анна и вовсе растерялась, пытаясь представить в какую проблему мужчина на этот раз вляпался, и не является ли в этот раз вообще ее зачинщиком. Но Гамбит с присущей ему грацией и спокойствием предложил разъяснение сам, так что не пришлось выбивать информацию силой или же истериками.
Пока ЛеБо рассказывал об испытаниях, девушка не могла не заметить, что мужчина явно играл в Гильдии не последнюю роль, что больше и больше подталкивало к мысли о том, что именно дела Гильдии не дают ему чаще бывать в Институте. О том, что главной причиной все же остается сама девушка, Роуг предпочитала не думать. Она итак это знала. Значит, у вас ведется довольно серьезный набор в ряды, а я помешала последнему испытанию? Те люди наверху… Ох ты ж черт!
- Если все, что ты говоришь, правда, то я не хочу стать виновницей проблем вашей Гильдии и новобранцев. – Перспектива сидеть вдвоем в яме, оборудованной по последнему слову техники, да еще лишенными сил, казалось таким себе мероприятием. Уж лучше еще раз в заварушку с Верити и пьяной толпой уголовников на корпоративе, чем это тяжелое молчание и мягкая улыбка на таких желанных губах, пропитанных табаком. Однако же она прекрасно понимала, что ее финт расстроит бывшего любовника и заставит лишний раз сделать что-то для нее лично, а зачем ей это? Напрягать Гамбита ради спасения ее разваливавшейся на части гордости она, по правде говоря, уже устала, да и незачем. Спустя некоторое время Мари снова смогла позволить себе рассмотреть сидящего неподалеку креола. Клетчатая рубашка, чуть отросшая щетина, мелкие морщинки на любимом лице проложили более глубокие борозды за последние несколько месяцев. Или это ей так просто скажется? Попыталась вспомнить, когда в последний раз они виделись, и с ужасом поняла, что не может. Череда заданий от Мстителей, какие-то проблемы Людей Икс, ее собственные, а затем то, что произошло позавчера… Все смешалось одним большим комом и ей теперь было немного грустно от одной мысли о том, что только рутина помогает перенести разлуку и заполнить дыру, оставшуюся вместо сердца. Почему у нас все так запутанно? 
Надо отдать должное креолу. Он был спокоен, серьезен, совершенно не предрасположен к привычным пошлым шуточкам, сделавшим бы заточение невозможным для них обоих. И Роуг знала почему. Она понимала, как больно будет услышать и сказать то, чего никогда больше между ними не будет. Никогда. Что ж, раз никогда, то и терять нечего, верно?
Уверенным шагом Анна направилась к стулу и присев на него, взглянула на стол. Книга, пепельница с несколькими скуренными окурками и пачка сигарет. Видимо он собирался здесь немного расслабиться, пока ведомые туманным будущим воришки, проходили полосу препятствий. Интересно, что именно входило в эту полосу? Воровство кошельков на скорость или же вынести корону из Букингемского Дворца до того, как это заметит королева? На сколько Мари могла предположить, с последним мог справиться только сам Гамбит, ну может еще Дэдпул, правда последний еще и голову королевы мог с собой прихватить на всякий случай, а убийства никак не вязались с кодексом Гильдии Воров. Значит, все испытания проходили здесь, в Новом Орлеане. Поморщившись от боли, девушка погладила плечо, однако никак не собиралась выдавать собственную уязвимость перед креолом.
- А ты неплохо тут обосновался, креол. – Сказав это таким не к месту веселым голоском, закинула ногу на ногу, едва сдержав сдавленный стон. Удивительно, что она еще ходила не как подстеленная антилопа, хоть дома и предложили попользоваться тростью. – Я думала, что тебя хотят пристрелить как бешеную псину, но смотрю ты в полном порядке.
Было ли ей стыдно за этот тон? За этот надменный взгляд и невероятно болезненный страх, что заставлял сейчас ее прятаться, словно маленькую девочку за высоченным забором из сарказма и наглой самонадеянности? Да, стыдно. Потому что, что может быть глупее, чем защищать, мешающую жить, необоснованную гордость? Но она надеялась спрятаться от Рэми, спрятаться как можно глубже, а этот невероятный капкан сделать стартовой площадкой для очередной ссоры, чтобы опять сбежать, опять кинуть ему на прощанье пару ласковых заковыристых словечек, оставшихся в арсенале после Логана и вновь погрузиться в пучину работы в Мстителях. Туда каджун точно не посмеет носу показать.
Взгляд ее бегал по помещению, в надежде зацепиться за что-то, что может отвлечь от любимого мужчины, дабы не слишком пялиться на него, вызвав тем самым недоразумение в их итак сломано-запутанных отношениях. Этим предметом стала книга. «Маленький принц» на французском? Что ж, неплохо.
- Я могу…? – Дожидаться ответа не стала, ловко подхватив произведение тонкими пальчиками. Уткнувшись носом в книгу, Роуг практически ни черта не понимала кроме некоторых фраз, однако эта перспектива была куда краше чем та, что сидела рядом.

+2

5

Креол был удовлетворен тем, что девушка не решилась просить, чтобы ради нее прерывали действо, которое только-только началось где-то в особняке, что был на семь метров выше, чем бывшие любовники. Но не был удовлетворен вставкой южанки. "Если все, что ты говоришь, правда", - мысленно повторил про себя кажун. Последнее время это вовсе не было важно, ведь они давно перестали разговаривать друг с другом о чем-то. Тогда к чему это было? Или просто привычка? Привычка не доверять креолу? Не доверять вору?
Когда-то давно Рэми скрывал от Людей-Икс свое прошлое, в том числе потому, что и сам его стыдился, но не всем по пути попадались такие хорошие учителя, как Чарльз. И тем не менее Гамбит всегда был человеком чести, всегда старался выполнить данное кому-то слово, всегда выплачивал свои долги. Даже если это долг Натаниэлю Эссексу. Совершенно неизвестно, что случилось бы, если бы Лебо не пошел тогда к нему, вполне вероятно, что Рэми давно бы сам был мертв, и неизвестно сколько бы жизней он унес с собой.
Какая разница что было в прошлом? Нельзя постоянно жить прошлым, поэтому креол и проводил все меньше времени в особняке у Иксов, был рад выбраться куда-то по делам Гильдии, или по собственным делам. Но он не врал и не скрывал ничего, те, кому было до этого дело, знают о событиях в жизни Гамбита. У него же есть и другие близкие люди, кроме нее, девушки, что сидела рядом, и, казалось, совершенно не рада его видеть. Если бы его настроение было чуть лучше, дела в мире обстояли бы спокойнее, и впереди не было перспектив сидеть еще два часа с самой важной женщиной в его жизни, то Гамбит бы возможно что-нибудь спошлил, как-то бы пытался начать этот вечный между ними диалог, но это с каждым разом все больнее, он просто не знал, сколько еще он готов выдержать. И ради чего?
- А ты неплохо тут обосновался, креол, - выдернула Гамбита из мыслей любовь всей его жизни, - Я думала, что тебя хотят пристрелить как бешеную псину, но смотрю ты в полном порядке.
"В таком случае, ты упала сюда убедиться, что я мертв?" - хотел спросить креол, чуть задетый таким тоном, но осекся, отвел глаза, чтобы не показать свое возмущение девушке. Он не хотел лезть в скандал, которые эти двое умели устраивать еще как. Более того он знал, что она совсем не ради этого тут, точнее надеялся. Хотя, может быть если бы он умер, то всем бы было проще. Он знал, что большое количество его альтернативных версий в своих реальностях, когда те еще существовали, умерли. И в большинстве случаев это было из-за нее.
Девушка за это время успела взять книгу, которую креол планировал перечитывать, пока до него не доберется первый испытуемый. Книга о долге и ответственности, об эфемерности по-настоящему важных в мире вещей. Он решил вернуться к предыдущей реплике девушки.
- Все это время тебя не волновало, как я.. - посмотрел Гамбит девушке в глаза серьезным взглядом, и добавил спустя две секунды паузы, - обосновался. Но раз тебя до сих пор беспокоит говорю ли я правду, - говорил Рэми таким же серьезным, как и его взгляд, тоном, - то я скажу.
Он встал, повернулся к камере, что смотрела на них из коридора и достаточно громко и четко произнес, обращаясь к тем, кто следил за происходящем с другой стороны стекла через записывающее оборудование:
- Энди, выключи камеру, микрофоны не забудь.
Одновременно с тем, как говорил, он провел ладонью, обращенной вниз параллельно полу, около горла, чтобы точно дать знать, что он не хочет, чтобы за ними наблюдали, потому что разговор все-таки скоро станет более личным, а ему не нужно, чтобы все, кто наблюдает за ситуацией под особняком, были вкурсе их сложных отношений. Лампочка на камере перестала светить. Он снова повернулся к девушке, снял свой серый тренчкот, кинул его на кресло. В нем просто не было никакой необходимости. Затем обошел кофейный столик с правой стороны, и, смотря сверху вниз на Шельму, продолжил:
- Я глава Объединенной Гильдии воров, поэтому я тут, лично руковожу новым набором. Мне хватало и жизни вора-одиночки, но если бы это был не я, то были бы люди гораздо хуже. Я просто должен, - он сел рядом на стол, прямо перед Шельмой, что держала в руках книгу, - Я просто пытаюсь правильно поступать, Люди-Икс не могут спасти всех, я могу помочь хотя бы тем людям, с которыми давно был мой дом, и другим людям, таким же как и моя семья здесь, в Новом Орлеане. Помочь хотя бы другим людям обрести какую-то цель в жизни, какую-то семью.
Находясь совсем рядом с Шельмой, он вруг положил свои руки на ногу девушки, осторожно ощупывая ее где-то в районе голени, внимательно следив за ее реакцией.
- Я прошу прощения, что все что тут происходит выглядело подозрительно и опасно...
Хотя давайте будем честны, все дела Гильдии всегда выглядят достаточно опасно и подозрительно. Тем временем рука Рэми поднималась выше, и ощупывала уже колено девушки.
- ...И что из-за этого тебе пришлось застрять тут со мной, но раз уж мы здесь, то может расскажешь мне, что с тобой случилось?

+2

6

Что люди чувствуют, встретившись на глубине с акулой? Что ими движет в этот момент – страх быть съеденным или же желание выжить любой ценой? Видимо, у каждого случая отдельная история, в конце которой кто-то, справившись с ужасом, дает отпор и выживает, а кто-то, самонадеянно возгордившись, становится желанным ужином для крупной рыбы. Вот и сейчас, Анна пыталась представить кто она в этой темной черной яме – выжившая или съеденная крупный хищником, затаившимся рядом.
Все еще не отрываясь от книги, Шел молча слушала все, что говорил ей Рэми. Она ловила каждое его движение, интонацию, чтобы ухватиться за спасительную соломинку и понять, как действовать дальше. Он объяснял простые понятные вещи, а она все никак не могла взять в толк, почему не может начать ту саму запланированную часть побега, где Гамбит всегда виноват, а она обижается еще неделю в ожидании извинений. ЛеБо явно задело ее недоверие даже в таких не касающихся ее делах, как Гильдия, поэтому каджун заметно занервничал, попросив выключить камеры, которые девушка заметила не сразу. Она удивилась его поведению, однако затем поняла, почему Рэми не хотел свидетелей. За стеклом находились люди, члены его воровской семьи, с которыми мужчина по каким-то причинам не желал делиться происходящим. А затем… Так значит теперь ТЫ глава гильдии? Робко подняв зеленые огоньки вверх, Мари встретилась с горящим пламенем его взгляда, устремленного на нее, в нее саму, туда, где сидела маленькая девочка, не способная сейчас даже пошевелиться. Какая ирония, ты ведь не хотел иметь ничего общего с ворами, а теперь… Уголки губ дернулись в осторожной улыбке.
- Ты не должен извиняться. – Впервые в жизни она сказала ему эти слова. Что ж, слишком поздно поняла это. – Я думала, что у тебя большие проблемы и хотела помочь. – Уходя от ответа на заданный вопрос, девушка решила пойти обходными путями, чтобы не поднимать тему пережитого. Сейчас ее очень пугало то, что произошло, и она боялась признаться в этом даже человеку, которого любила всем сердцем. Раскрываясь постепенно, словно бутон розы, Мари не торопилась, переключив внимание Рэми на самого себя. – И ты не прав, меня интересовало где ты и что с тобой. Ты знаешь это. И я очень рада, что смог найти себе занятие, хоть и сомнительной профориентации. – Рука любимого поднялась с лодыжки на колено, осторожно ощупывая, изучая, словно пытаясь найти брешь в защите. Роуг поморщилась от боли. За это время нога уже успела занеметь, поэтому южанка осторожно приподнялась со стула, стараясь не шататься, не привлекать внимания. Как же глупо она должно быть выглядела сейчас в его глазах. Маска гордой одиночки, храброго воительницы трещала по швам, обнажая все больше и больше уязвимых мест.
А ведь это действительно глупо. Уж кто-кто, а Рэми знал ее как облупленную. Вот и сейчас в его глазах читалась боль. Он знал, что ей плохо, знал, что просто так она сюда бы не прилетела, и не стала жаловаться на что-то, не имея особой причины. Он знал, что что-то произошло, знал это и ждал, пока она сама расскажет, а это прикосновение - лишь крохотные объятия, которые он может себе позволить, чтобы ее не вспугнуть. Поправив прядь волос, убрав ее за ушко, неосторожно оголив зашитую рану на лбу, южанка резко (на сколько позволяло здоровье) отошла от стола на пару шагов назад. Кожа на коленке сморщилась, а вместе с ней и шов, заставив закусить и без того израненную губу. Сейчас лицо девушки посерело от неприятных воспоминаний, а под глазами наконец-то проступили из-за отсутствия сна огромные тени. Отведя взгляд от возлюбленного, Роуг сложила ладони в замок, чтобы хоть что-то держать в руках, что-то, за что можно ухватиться, но затем убрала их в карманы кофты.
- Как ты и сказал, Люди Икс не могут спасти всех. Но знаешь, мы даже себя порой не можем защитить. – Мари отчаянно пыталась не вспоминать образы, явившееся к ней в тот день. – Хорошо, что здесь ты можешь чувствовать под ногами твердую землю. – Она замолчала, рассматривая стены вокруг. Были ли все они сквозные или нет, уже не имело значения, вряд ли здесь произойдет что-то, за что им обоим  потом будет неловко. Медленно, девушка отправилась измерять шагами пол. Хромая, она дошла к противоположной от мужчины стене и замерла, проведя ладонью по стеклу. Холодное. Затем, повернулась и оперлась на него спиной так чтобы не касаться раненым плечом. Расстояние казалось ей единственным спасителем для них обоих.
- Мы попали в неприятную ситуацию в Канаде, - начала свой рассказ южанка. -  Скотт поймал сигнал нарушителя в доме… В доме Джеймса. – Это имя заставляло каждый раз замирать, чтобы сделать глубокий вдох. – И мы отправились туда. Скотт, Джинна, Логан и я. Мы еще удивились, что там вообще люди забыли, поэтому особо не готовились. Однако ситуация отличалась от обычных. Это были наемники. Они точно знали, что мы придем, были готовы, хорошо подготовлены и использовали оружие, которого мы раньше не видели. – Девушка аккуратно дотронулась до лба, ощупывая рану. – В общем, я дотронулась до одного из них и… - Подняв взгляд, Шельма встретилась взглядом с Рэми. – Я не знаю, как это описать. Не знаю, что это было. Эл потом сказал, что в моей голове, мозгу, - отвернулась, пытаясь подобрать слова. – Словно что-то перегорело, я не знаю.
Вспомнив пережитый ужас, девушка обхватила руками плечи, чтобы скрыть подступающий озноб. Если говорить о Мари, то она никогда не жаловалась на свою участь, на свои проблемы и только самые близкие знали насколько ей тяжело, насколько хочется обычной жизни, которую Люди Икс, к сожалению, никогда не смогут дать. Однако, далеко не каждый видел ужас в глазах гордой южанки, да и вряд ли были те, кому она могла сказать это вслух прямым текстом. Нет, о таких вещах не принято говорить, ведь они все страдают, все боятся, все хотят жить обычной жизнью, да вообще просто жить, но их зовет дорога приключений… Ее тоже звала. Когда-то, давно. Потом на смену жажде пришел долг, затем ежедневная рутина. Последнее испытание далось нелегко, и Анна прекрасно это понимала. Понимала, что если не остановиться, если просто не попытаться ухватиться за камень, то ее снесет горный поток, коим была участь любого в семье Икс. Сейчас это чувствовалось как никогда ясно.
- Потом я перестала понимать происходящее вокруг. Я думала, что все что вижу, это… это реальность. Она была такая вязкая, такая настоящая и я видела, как умирали все они. Все, и Джина и Скотт и Логан. Ороро, Ванда, Стив, Пьетро... Мистик, Эрик. – Пальцы крепче сжали плечи, а губы задрожали. Она не хотела вызывать к себе жалость или что-то такое, ведь Гамбит мог за нее и в котел с кипящим маслом сигануть, совсем не думая о последствиях. Нет, это было самое простое желание высказаться, поделиться тем, что еще несколькими минутами назад Шельма не хотела скрыть от старого друга. А можно ли их сейчас так вообще называть? Кто они теперь друг для друга? Бывшие возлюбленные? Хорошие друзья? Семья Икс? Два одиноких идиота, что не могут просто расстаться с прошлым и идти дальше? Хмыкнула, понимая какой вариант истинно верный.
- Несколько часов я не могла двигаться и ничего не чувствовала. – Тщательно подбирая слова для дальнейшего описания событий, так чтобы не сорвать сейчас креола на необдуманные поступки, Анна взглянула вверх, разглядывая проплывающие облака. Ветел гнал их на больших скоростях, что могло означать надвигающийся шторм. Может это Ороро подает сигнал? Да нет, ей-то откуда знать где я. Там я увидела кое-что еще. И это не дает мне покоя уже вторые сутки. Я не могу заснуть, боюсь вновь увидеть это во сне, Рэми. Очень боюсь. – Горячие слезы побежали по щекам, и от неожиданности Роуг закрыла лицо руками. – Не подходи! – Выставив правую руку вперед ладонью, она предостерегла мужчину о размерах дозволенным ему сейчас границ. По правде сказать, Шельма не знала двигался ли Гамбит или нет, ведь этот вор мог пройти бесшумно даже по сухой листве, словно призрак. Так что ему стеклянный пол? Но переступи он сейчас эту границу, просто сумей нарушить баланс и вторгнись на ее неприкасаемую территорию, и она потеряет все свое высокомерие, свою защиту и откроется самым неожиданным за столько лет образом. Сегодня она уже итак сказала слишком много, довольно. Осталось только упасть еще ниже, пробив собственное моральное подвальное помещение и просто сказать ему о том, что она думает на самом деле. Сказать Гамбиту о том, как сильно она хочет быть вместе, как желает касаться его губ своими, настолько сильно она желает его, как женщина. Молчание. Губы не дрогнули, произнося заветные слова. Вместо них она выдает совсем не то, что так жаждет ее сердце.
- А сегодня я прилетела чтобы немного развеяться, не думала, что ты будешь в Новом Орлеане. Извини, что помешала твоему чтению, как только испытание закончится, я больше тебя не потревожу. – Склонив голову набок, Роуг молча уставилась в пол. Она ожидала любых обвинений в своей неосторожности и понимала, что получит их за дело. Ведь не следовало лезть в заварушку, совсем не разобравшись в ситуации, а в ее случае еще и трогать всех, кого ни попадя. Не следовало рассказывать так много, говорить о своих страхах, тем самым заставляя Рэми нервничать еще больше, но если не рассказать сейчас, когда все накипело, когда даже сон не может прийти без ужаса от предстоящих возможных видений, то какой смысл всего происходящего? Это был достаточно откровенный рассказ, касающийся только событий двухдневной давности. Ничего более. Она же не сказала ничего лишнего? Не наступила на больную тему их отношений? Нет. Она просто была честна. Может, стоит просто освободиться? Стоит просто…
- Я скучала. Прости.

Отредактировано Rogue (2018-11-18 01:21:47)

+1

7

Креол аккуратно убрал руки от колена девушки, когда та встала, и, остановив взгляд на ее ножках, проследил своими глазами за ними. Был бы это другой день, глядя на совершенную походку сильной и уверенной в себе южанки, на его лице была бы чрезмерно довольная улыбка, но не сегодня. Сейчас его глаз натыкался на хромые шаги уязвимой девушки, это очень сильно выбивало в нынешнюю действительность, заставляя воспринимать жизнь без преукрас. Кажется, что раньше времена были проще, хотя скорее они сами были моложе, проще справлялись с происходящим. Гамбит и до сих пор готов импровизировать в любой ситуации, вызываться на самоубийственные операции, но скорее из-за осознания собственного долга, а не из-за безумного энтузиазма, который раньше им руководил. Чем старше ты становишься, тем больше ответственности ложится на твои плечи, Рэми отлично ощущает это прямо сейчас.
Креол поднялся, посмотрев на книгу, которую Шельма оставила на столе. В мыслях поднял одну из самых известных фраз в произведении: "Tu deviens responsable pour toujours de ce que tu as apprivoisé. Tu es responsable de ta rose" [1]. Затем перевел взгляд обратно на девушку. Странно, но почему-то в детстве эта фраза часто транслировалась в контексте домашних животных, хотя речь вообще не о них. Настолько простыми аллегориями в небольшой детской книге подается концепция любви как к друзьям, так и к тем, к кому чувства принято для большей ясности называть романтическими, даже если любая романтика там отсутствует. Отсюда же выводится и должное отношение и к животным, конечно, но следуя исключительно из любви, а не из слова "приручил".
Кажун внимательно слушал Анну-Мари, и чем больше она говорила, чем больше менялось ее лицо, тем сильнее суровая реальность била Гамбита по голове. Почему он не с ней? Гильдия? Он сам вызвался контролировать сегодняшние испытания, сам же берет заказы, хотя у него нет нужды в деньгах. Сколько им всем осталось с таким темпом жизни? Гамбит, медленно двигался в сторону девушки, не особо задумываясь об этом, а вспоминая, что раз мертв Хоулетт, то значит никто не вечен. Это очень сложно осознать, с самого рождения живешь будто не умрешь никогда, хотя отлично знаешь, что это когда-то случится, просто мозг даже не может это осознать. Боится ли Гамбит за себя? Нет, но все что действует для него, равно действует и для нее. Задумываться, как он боится жить без нее, он даже не может, потому что подсознательно даже не рассматривает такие варианты, вряд ли этот склонный к суицидальным миссиям тип останется в таком случае жить.
Они с Шельмой вдвоем были на пороге смерти, и она его вытащила, а теперь что? Работают порознь, будто никто никогда не говорил друг другу тех важных слов, которые стоит говорить близким людям почаще.
На какой-то период времени креол опустил глаза в пол и замедлил шаг, не специально, но все же представляя, что может творить подсознание любого из Людей-Икс, показывая гибель родных людей, ведь сколько из мутантов погибло и какими изощренными смертями. Затем вновь вернул на девушку красные огоньки своих глаз, продолжая сокращать расстояние между ними. Хотел ли он заключить ее в объятия? Да, попытаться защитить от тех ужасов, которые ей пришлось пережить. Он всегда готов быть рядом, он всегда и был рядом с ней, старался быть.
Тем не менее сейчас он уважал ее желание по своим причинам сохранять дистанцию. Остановился около нее на расстоянии чуть больше, чем вытянутая рука, примерно, как раз в тот момент, когда рука девушки запретила подходить ближе.
Кажун не перебивал ее, и только когда Шельма закончила, начал говорить своим низким тихим и спокойным голосом, хотя в нем, конечно, можно было уловить обеспокоеные состоянием девушки нотки:
- Если любишь цветок - единственный, какого больше нет ни на одной из многих миллионов звезд, - этого довольно: смотришь на него - и ты счастлив. И говоришь себе "Где-то там живет мой цветок", - цитируя текст книги, аккуратно берет в свои руки креол руку девушки, - Так считал Le Petit Prince, - осторожно снимает перчатку с руки девушки, - Как и я. Мне в итоге было достаточно и этого, лишь бы ты нашла, что искала, лишь бы где-то была, - все еще спокойным тоном говорит, делая акцент на последнем слове.
Он своими двумя руками мягко сжимает руку девушки. Кажется, что соприкосновения рук и в людской жизни значат больше, чем даже половой акт, ведь никто не ищет себе человека только для того, чтобы подержать за руку. В случае этой пары, в случае способностей южанки, это было еще более интимное действо. Вероятно, эти два бывших любовника держались за руки меньше раз, чем человек, который не считает себя курильщиком, курит со своими друзьями за компанию в течение всей жизни.
- Я рад, что ты здесь, - он все держит в своих теплых руках ее руку стараясь большей площадью сохранять контакт кожа к коже, - Я не хочу отпускать тебя.
Я тоже скучал. Это ведь так, но разве это не ясно? Есть ли смысл говорить такие слова? Когда ситуация требует, чтобы кто-то из двух людей был чуть сильнее, слова, которые с какой-то степени можно расценивать как слабость, всегда сложно говорить. Я скучал, тоже. Многое в жизни так и остается недосказанным, потому что все чаще хотят быть сильными.
- Не хочу отпускать, когда ты в таком состоянии, оставайся в моей квартире во французском квартале, Chere.
Нервы. Почему-то креол почувствовал как нервничает. Ему было не по себе от того, что его не было с ней рядом, креол напрягся пытаясь не обдумывать это все слишком долго, потому что представлять какое из подобных заданий окажется для девушки...последним слишком невыносимо. Он посмотрел на  свои руки, чтобы проконтролировать, что не сжимает слишком сильно руку девушки, чуть расслабил "объятия".
- Оставайся в Новом Орлеане. Я буду рядом, - он снова перевел глаза на девушку, - если ты хочешь.
Стало вдруг неясно, почему они просто не могут существовать рядом всегда. Сейчас Гамбит не понимал, как он может существовать без нее, как может быть уверен, что с ней все хорошо, когда его нет рядом. Сколько раз она уже была в подобном состоянии, а он не знал?
- Tu me manque.[2] Тебе нужно отдохнуть, поспать. Restez avec moi.[3]
Он, конечно, имел в виду прежде всего данную ситуацию, данный вечер и ночь. Он просто не может позволить себе отпустить ее одну, даже если она решит вернуться обратно, в таком состоянии. К тому же возвращаться куда? Опять к заботам Людей-Икс? Спасать мир? Сражаться за свою расу? А когда сражаться за свою собственную жизнь? Не речь о выживании, а речь об устройстве личной жизни. Подсознательно вторым слоем он, конечно, имел в виду остаться с ним в более личном смысле и на более долгую перспективу.
Вдруг сверху послышалось какое-то шевеление:
- Рэми, раньше твои женщины не ввязывались с нами в драку. Не хочу нарушать идиллию, но Жан-Люк говорит, что через чуть больше чем 10 минут машину выключат.
Гамбит почувствовал себя одновременно виноватым и за то, что перед Анной упоминаются другие его дамы, пусть они никогда и не задерживались долго, и перед ребятами наверху, за подобное "приветствие" южанки.
- Спасибо, Джо, пусть включат камеры через 15 минут, и дальше я сам.
Он махнул вверх рукой, давая знак всем уйти, чтобы не мешать им двоим и по-теплому улыбнулся Шельме, снова вернув на нее свой взгляд.

Учим cajun-french с Гамбитом снова

1 - "Ты навсегда в ответе за тех, кого приручил. Ты в ответе за свою розу" - цитата из произведения Антуана Де Сента-Экзюпери "Маленький Принц"
2 - Мне тебя не хватает
3 - Останься со мной

Отредактировано Gambit (2018-11-21 13:55:45)

+1

8

Мне бы крылья, чтобы укрыть тебя,
Мне бы вьюгу, чтоб убаюкала,
Мне бы звёзды, чтоб осветить твой путь,
Мне б увидеть сон твой когда-нибудь.

Когда руки мужчины коснулись ее ладони, Мари закрыла глаза, вслушиваясь в каждое слово, произнесенное любимыми губами. Она не поднимала головы, скрывая лицо в белоснежных прядках волос. Голос креола убаюкивал, он возбуждал и успокаивал одновременно. Хотелось наслаждаться им каждую секунду, каждый день, всю жизнь. И она наслаждалась, трепетно запоминая, разбирая на запчасти все, что он вкладывал в смысл сказанного.
Достаточно было наблюдать? От слов каджуна поплыло перед глазами. Получается, я плохая? Получается, это я отталкивала тебя все время? Цитата из книги пулей прошила сердце горделивой красотки, заставив окунуться в море воспоминаний, где она, прячась за маской сильной и независимой, столько раз бросалась в мужчину острыми словечками, а иногда и монологами на ультразвуке. А он, вгрызаясь в собственное самолюбие, каждый раз возвращался к ней, чуть зализав раны на стороне. Иногда это длилось неделями, иногда месяцами, что заставляло ее злиться еще больше, придумывая новые поводы для ревности и споров. Это она его ранила, она причиняла боль, опасаясь почувствовать ее первой, убегая от уже успевшей заразить ее сердце любви, поселившейся там так глубоко и так надолго, что невозможно выжечь даже смертельным ядовитым газом Смерти. Достаточно. Вот каков итог их многолетних отношений. Ему даже такой крохотной вещи хватает, чтобы быть счастливым и покорно ждать, пока что-то изменится. Рэми пытался ранее что-то поменять, пробовал разные варианты, ломался, подстраивался. Она тоже. Пыталась, правда старалась, делала что-то, но хотела ли этого по-настоящему? Хотела ли в итоге всю жизнь провести рядом с Гамбитом, выйти за него замуж, родить детей, состариться рядом с ним? Хотела ли просыпаться по утрам и видеть его счастливую улыбку? Хотела ли дать им этот гребаный шанс на победу? Сначала Рэми ЛеБо, красавчик каджун, вор, ловелас, заигрывающий с закомплексованной южной красоткой, мог ее бросить, добившись желаемого. Затем, не получив желаемое, он взглянул на ситуацию с другой стороны и уже не был так глуп в ее глазах, как прежде. Но… Она не хотела, не могла позволить себе этого счастья, не испытав ничего другого. Вдруг он, уже взрослый мужчина, наигравшись в любовь, бросит ее ни с чем? Вдруг она не сможет больше никогда никого полюбить? Вот чего Роуг боялась все эти годы. Поэтому и были эти мимолетные отношения, эти невзрачные поцелуи, Эрик и Джозеф. Гамбит для себя давно все решил, а вот она только совсем недавно смогла себе признаться в том, что глупо тратить время впустую, пора наконец-то дать себе возможность быть счастливой. Тем более с их работой, с которой никогда нельзя быть уверенным вернешься ли живым. Достаточно просто живым. И Рэми делает акцент на этом. Он тоже боится ее потерять, боится что… Перчатка ненужной шелухой была снята заботливыми руками Лебо. Этот интимный, личный момент, который она, наверное, никогда не забудет, отозвался ноющей болью внизу живота. Она желала его, желала, как никогда, прямо здесь и сейчас, сию же минуту. И пусть она потеряет последнюю каплю гордости, плевать на зрителей, совершенно не важно где они. Она хотела отдаться Рэми целиком, без остатка, без возможности побега, смотреть только на него, чувствовать исключительно эти руки, вдыхать аромат только его тела, утонуть в этой улыбке. Но Анна слишком долго шла к этому ответу, так долго, что стирались галактики, исчезали расы и рождались города; затянула процесс признания в бесконечности и лишь окончательно потерявшись в потоке пролетающих лет, осознала, как долго была слепа. А сейчас, сейчас не время рушить едва восстанавливаемый между ней и Гамбитом мост, не время пугать лавиной накопившихся чувств. «Я не хочу отпускать тебя». А я не хочу уходить. Глаза в глаза, расстояние сведено до минимума, сердце пропускает удары, но это не имеет значение. Улыбнувшись такому простому решению всех проблем, робко дотронулась к мужской щеке рукой, все еще облаченной в перчатку. Легкая небритость не портила Рэми, отнюдь, она ему шла. Бывали времена, когда все Люди Икс и обедать-то забывали, спали на камнях, путешествовали по космосу, спасая галактики, но креол всегда выглядел так, словно только что вышел из какого-нибудь барбершопа.
Мужские теплые руки сжимали ее ладонь, гладили, изучали, словно пытаясь запомнить на долгие годы вперед, от чего приятные мурашки пробежали по телу. А он все говорил, говорил, говорил то, о чем уже мечтать не смела. Не перебивала ни на секунду, даже не пыталась. Боишься, что убегу? Смешной. Просишь остаться? Я и не хотела уходить. Я останусь. Анна взглянула наверх, туда, где несколькими минутами ранее она раскидала помощников главы гильдии. Мужчины были явно недовольны «теплым» приветствием, но испытание шло полным ходом, а прерывать его уже никто не смел.
Значит, ты как всегда не одинок? – Хитро прищурившись, южанка вкинула бровь. Эта игра могла взбудоражить креола, заставить напрячься, вновь ища оправдания, которые не требовались. Улыбка стала шире. Теперь уже девушка изучала свободной от ткани ладонью пальцы Рэми. Наблюдая за его реакцией, она все больше и больше убеждалась в правильности своего решения. Довольно убегать, хватит прятаться от возможности просто быть счастливыми. Длинные пальцы, заканчивающие правильной формы ногтевым ложе, аккуратные, ловкие, пальцы истинного вора. Запах табака. – Я не хочу. – Вновь взглянув в глаза возлюбленному, Анна-Мари нахмурилась. – Не хочу больше убегать. Ты… Понимаешь, о чем я? – Дальше не было слов. Они были лишними, как и все эти недомолвки, что пролегали между парой все эти года. Ошибки стали крепким надежным фундаментом, пора возводить стены из доверия и прощения.
Подтянувшись на носочках, едва сдерживая стон от ноющей боли, свободной рукой Мари вновь коснулась лица Рэми. Поцелуй. Сначала робкий, словно вопрошающий разрешение на свое существование, затем разрастающийся из искорки в бурное пламя. Она не «позволяла», а сама просила ее распробовать. Приоткрывая губы, Роуг спустила в себя человека, способного доставить ей удовольствие одним лишь своим присутствием. И девушка не оставалась в долгу. Сейчас она хотела показать, как сильно желала его, как долго хотела, позабыв о гордости и каких-то глупых комплексах. Ее первый мужчина, ее единственный мужчина. И не было никого, уже стерла воспоминания о других. Теперь только они вдвоем, и, если Рэми разрешит, если позволит, она будет рядом, она останется. Она повзрослела за одну ночь. Или сломалась? Подлежит восстановлению? Возможно. Гамбит починит. Он сможет залатать ее раны. А потом она станет его зонтом и будет защищать от любых невзгод, пусть даже ценой собственной жизни.
- Я не уйду, слышишь? – Отстранившись на мгновение, Шельма улыбнулась в смущении, представив какой смешной она могла сейчас быть. – Мне нужно сходить в отель, забрать вещи. Это не займет много времени. А ты пока заканчивай со своими делами, решай кто тут у вас самый крутой воришка.
Прежде чем аппарат выключили, Анна успела еще раз коснуться щеки Гамбита оголенной рукой. Она уже и забыла, что это за чувство, когда можешь дотронуться к любимому человеку без опасения за его жизнь. Распрощавшись со всеми, мутант направилась в номер за вещами и не без помощи такси, смогла добраться к квартире Гамбита. Поднявшись на лифте на самый последний этаж, девушка подошла к огромной железной двери. Открыв оную, Роуг нырнула в темноту помещения, тщетно пытаясь нащупать выключатель.
- Уруру? – Раздалось в полной тишине. – Мя?
- Твою! – В свете уличного фонаря, в дальнем углу светилось три пары глаз, неотрывно следящие за нарушителем периметра. – Оли, Люц, Фиги, кыс-кыс-кыс, ребята. Ну же, вы меня знаете, проказники. – Рассмеявшись, подошла к месту дислокации животных и лишь там обнаружила выключатель. Коты тут же бросились тереться о ноги своей старой подруги, оставляя приличный слой шерсти на джинсах.
У Мари было достаточно времени чтобы осмотреться. Квартира была большой и светлой, просторной. Ванна с душевой кабиной, кухня и холл разделялись лишь двумя колоннами и столом с рабочей поверхностью для готовки. Высокие потолки, с незамысловатыми люстрами. В дальнем помещении стояла огромная не заправленная кровать со смятым одеялом. Южанка предпочла не думать о том, скольких девушек это одеяло успело согреть за это время. Уж если решила идти до конца, будь добра – держи свой острый язычок за зубами. Покормив животных и переодевшись в свободные шорты и майку, Анна подошла ко встроенному шкафу, откуда выудила одну из рубашек Гамбита. Словно девчонка, она натянула ее на себя, крутясь у зеркала. А картина там была не из приятных: все тело было покрыто ссадинами, гематомами и порезами, которые едва-едва успели покрыться тонкой корочкой. Колено и плечо выглядело вообще отвратно, как и то, что было на лбу. Хватило бы всего одного касания к Логану, чтобы не осталось и следа, но она не могла так поступить с другом. Каждый унес из Канады свои раны, и не у него сейчас нужно просить помощи.
Заглянув в холодильник и не найдя там ничего интересного кроме огромного запаса алкоголя, Шел и вовсе скисла, ощущая как сильно хочет есть. Ладно, придется подождать хозяина квартиры, немного вздремнув на диване или же переключиться на кошачий корм.
- Мя!
- Тьфу ты, мысли читать что ли умеете? – Завалившись на огромный диван в зале, Роуг укуталась в плед так, чтобы ненароком не коснуться лезущих для поглаживая животных, и немного почесав Люцифера за ушком, включила телевизор. Уж лучше будет какой-то шум на заднем фоне, чем гнетущая тишина.

Отредактировано Rogue (2018-11-21 23:56:30)

+1

9

– Значит, ты как всегда не одинок?
- Au contraire, я всегда одинок, chere, - совершенно спокойно ответил креол, это была полнейшая правда, мы еще вернемся к тому, как среди такой огромной толпы незнакомцев, которая набралась за, если посчитать, вероятно, каждую десятую ночь своей жизни, можно чувствовать себя полностью одиноким.
Креол растекся в теплой улыбке, сосредоточившись на том, что чувствуют его пальцы, а затем на ладони девушки на его щеке. Сколько они друг друга знали? Почти десяток лет? За это время они так хорошо изучили друг друга, так хорошо знали, но этого всегда было мало. Для них обоих поцелуи любого рода значили свое: Шельма всегда была ограничена своими способностями, так что получить поцелуй от нее иногда означало ничто иное, чем просто дружеский жест, проявленный из-за того, что она на тот момент может это делать. Когда после второго пришествия Анна-Мари наконец-то научилась контролировать свои способности, если бы рядом с ней в тот момент был не Рэми, то поцелуй скорее всего достался бы другому человеку. Несмотря на то, что Рэми не умеет впитывать чужие воспоминания или читать мысли, он понимал, что для Шельмы означали подобного рода контакты.
Гамбит же, обладая этим своим шармом, ему просто нравится нравиться людям, особенно те, которые нравятся ему. Будучи большую часть своей жизни в некотором одиночестве, справляясь с тем, что от него отказались собственные родители, затем изгнала Гильдия воров, позже был изгнан из Людей-Икс единственным действительно дорогим сердцу человеком на тот момент. Научившись, что в любой момент от тебя могут отвернуться все, кто казалось бы будет вместе с ним всегда, он научился быть одиночкой и ценил те моменты, когда не был одинок, всегда полностью растворяясь в этих моментах, даже если это на одну ночь. Тем не менее одиночество - это то, с чем он просыпался утром и засыпал ночью.
И, либо вопреки этому, либо благодаря, он жил одним днем, одним моментом, позволяя себе настолько многое в жизни, например, рисковать собственной жизнью ради высшего блага, блага родных ему людей, позволяя себе не прекращать любить одну женщину и все это время ждать, что она, может быть, пережив то, что она так хотела пережить, опыт с другими людьми, возможность свободно прикасаться к тому, к чему желаешь, может быть вернется к нему. А если нет, то он бы, даже если бы у него была возможность все поменять, вернувшись в прошлое, повторил бы каждый свой шаг и каждое свое решение.
Кажун обхватил девушку руками и, напирая, прижимал к себе, растворяясь в моменте, желая растянуть это на долгие мгновения, кто знает, может это то, чем придется довольствоваться, вспоминая, еще десяток лет? Но нет, девушка, отстранившись говорит такие слова, в которые Рэми пытается не трактовать так, как ему бы хотелось. Хотя на самом деле уже поздно, он уже запомнил ее слова.
На его лице все еще та теплая улыбка, которая стала чуть более самодовольной, он достает из заднего кармана джинс ключи от своей квартиры и отдает южанке, притягивая ее за руку к себе еще раз, когда та забирает их, и очень коротко, но самодовольно целует.
Смотря вслед южанке, креол приводит себя в порядок, собирает волосы в небольшой хвост, надевает обратно свой серый плащ. И, спустя пять минут, когда включаются камеры, он курит, сидя в кресле, уставившись глазами в книгу, но на его лице все та же самодовольная улыбка, по которой ясно, что он мыслях совсем в другом месте, где-то, где он будет только пару часов спустя.
С трудом ему удается переключиться на дела гильдии и выглядеть серьезным главой гильдии, а не влюбленным мальчишкой, трепещущим, перед встречей с девушкой, что значит для него столь много в жизни.
Вся суть финального испытания гильдии состоит в том, чтобы найти ключ, что отпирает комнату снаружи, в которой сидит Гамбит. Гильдия на самом деле очень редко принимает к себе новых членов, раньше это вообще было исключительно семейное дело, но много старых традиций осталось в прошлом, много из них канули в лету именно благодаря Гамбиту. Например, никто уже не пьет эликсир вечной жизни, который Кандра даровала за службу ей.
Итог всего этого мероприятия был таков, что Гамбит первому кандидату, что дошел до конца, предоставил выбор вступить ли в гильдию, так как все условия были выполнены, и таков уговор, но также Рэми обмолвился, что может помочь ему устроиться к иксменам в школу. Когда-то давно Гильдия хоть и помогала в обучении, владении телом, боевые искусства - это то, что отчасти помогло креолу контролировать его способности в будущем. Но все же в такой-то момент ему все же пришлось обратиться к Синистеру из-за величины своих сил, с которыми он уже не мог справляться. Гамбит почему-то все чаще ощущал себя скорее наставником или преподавателем молодому поколению, не важно людей или мутантов, воров или иксменов. Пока новобранец общался с главой гильдии, раздумывая над вариантами, к ним в стеклянное бронированное помещение пробрался еще один испытуемый, это оказалась девушка, которая вовсе не обладала мутантскими способностями, но видимо обладала очень развитой ловкостью и, вероятно, оказавшаяся спецом во взломе замков.
Таким образом, когда платформа поднялась на поверхность, Гильдия приветствовала двух новых членов гильдии. Все-таки обман - это чуть ли не самое главное оружие вора.
Торжественная часть завершилась, Гамбит подписал все необходимые документы, поругавшись на бюрократию, которая в двадцать первом веке все еще присутствовала в любой криминальной группировке.
Спустя час на участке, принадлежащем Гильдии воров Нового орлеана, не осталось никого, кроме нескольких человек в гостинной здания. За большим столом расположились: Рэми, Эмиль - старый друг детства, его жена, Тео - двоюродных брат, и в дверях стоял Жан-Люк, отец семейства Лебо.
- Mes amis, мне правда пора, - проговорил Гамбит, ставя на стол уже пятый опустошенный стакан бренди. Он поцеловал перед уходом руку избранницы Эмиля, обратившись новоиспеченному мужу красавицы с саркастичным вопросом, - Как такая красотка могла согласиться выйти за тебя, frère?
Гамбит взял со стола свою пачку сигарет, вставил сигарету в зубы, улыбнулся всем, скалясь, и, махнув рукой, вышел из комнаты. Креол договорился с отцом, чтобы тот поставил мотоцикл Рэми в гараж гильдии, так как в Нью-Йорке Гамбита ждал другой, да и деньги никогда не были проблемой для Лебо, а вот перевозка такого крупногабаритного груза в авиаперелетах проблемой остается до сих пор. Лебо собирался через какое-то время возвращаться в Вестминстер, так как его какое-то время не было в школе, а у него все-таки были обязательства. Пожав руку отцу на прощание, он вышел из здания все еще с широкой улыбкой. Дело было, конечно, не в алкоголе, хотя он и был пьян. Креол вызвал такси, погрузил туда свои вещи и назвал адрес своей квартиры таксисту.
На его лице была дьявольская улыбка, он почему-то был уверен, что его ждет удивительный вечер. Честно сказать он давно уже не шел домой настолько самодовольный. Чем ближе ко французскому кварталу машина подъезжала, тем больше атмосфера города была похожа на настроение кажуна. Под конец поездки Гамбит разговорился с таксистом, из-за чего переплатил за эту получасовую поездку почти вдвое.
Лебо вышел из такси на улице, паралелльной той, на которой находилась его квартира. Он зашел в приятный ресторан, который ближе к ночи работал больше как бар, но кажунская кухня пользовалась популярностью и среди тех, кто заходил сюда ночью с изначальным намерением просто выпить, но поддающихся на соблазнения официанта.
С широкой улыбкой, предназначенной сегодня совсем не ей, Лебо обратился к знакомой официантке, которая тем не менее не раз была удостоена такой чести, и заказал с собой несколько блюд. Затем, чтобы дождаться, пока кухня исполнит его заказ, сел за один из столиков около сцены, на которой местные джазовые музыканты исполняли прекрасную музыку.
Как и подобает кореному жителю этого города, Гамбит погрузился в музыку настолько, что официантке пришлось тронуть мужчину за плечо, чтобы сообщить, что его заказ готов. Мутант улыбнулся девушке, взял пакеты с упакованным ужином, встал из-за стола, поцеловал в щеку офиантку и напевая прицепившуюся к нему мелодию направился в сторону своей квартиры, до которой тут было от силы 5 минут.
Гамбит поднимался по лестнице, дымя сигаретой и напевая вслух последнюю из услышанных в ресторане песен Луи Армстронга:
- Without my walking stick, I'd go insane
I can't look my best I feel undressed without my cane.
Must have my walking stick 'cause it may rain
When it pours can't be outdoors without my cane.

Его голос, конечно, был немного выше, чем у Луи, но тем и хороши песни местного музыканта того времени, что не составляет особого труда перепеть их в своем стиле своим тембром голоса, не то, что некоторые современные песни, вся ценность которых лишь только в цифровой обработке. Все еще напевая, он открыл дверь тем ключом, что оставил себе, поставил на пол пакеты с едой, и, приложив чуть больше усилий, чем требуется, случайно громыхнул своей железной дверью так, что даже если его гостья и спала, то вероятно проснулась.
Лебо состроив извиняющуюся мину, развернулся, перестав петь, глазами ища девушку.
- Прости, chere, я не хотел шуметь, - приглушенным теплым тоном произнес Рэми, обращаясь к южанке, которая расположилась на диване. Он пододвинул к дивану небольшой обеденный стол и, сев на подлокотник дивана, стал выкладывать на него из пакета то, что принес домой.
- Я предположил, что ты голодная, поэтому захватил с собой новоорлеанской кухни из ресторана неподалеку, угощайся - он улыбнулся, смотря девушке в глаза и по очереди выложил на стол сначала две почти еще горячие тарелки с гамбо, и затем еще две тарелки джамбалайи. Если спросить об этом википедию, то та сообщит, что первое это густой суп из овощей с мясом, похожий на рагу, второе - плов со всякими добавками и специями. Последним на стол встала бутылка бренди из яблок, уже французского происхождения, -А это передал нам мой отец, попросил обнять тебя за него, но это я сделаю, когда ты отдохнешь, ma belle.
Алкоголь давал о себе знать, и Рэми мало думал, а больше смотрел, мало веря тому, что происходит. Ему так же не удавалось скрывать и улыбки, которая значила то, насколько он правда рад видеть девушку у себя дома.
- Уррр, - послышалось снизу. Креол перевел взгляд на Оливера, серого кота, который терся у его ног.
- Attends, mon petit, - сказал Лебо коту, взял одну из мисок с гамбо, и, направился в сторону своей кровати, так как обычно миски для животных стояли там. Мягкие жители дома привыкли кушать рядом с тем местом, где их хозяин спит, так как когда коты отвлекают его посреди ночи, проще чтобы все было под рукой. Креол разложил на три миски немного мяса из своей тарелки и поставил. Двое из трех пушистых принялись за еду, третий же все еще валялся на кровати своего человека, прямо посередине.
- Lucifer, c'est l'heure de manger, - наклонившись близко к коту произнес Гамбит. Он осторожно взял на руки рыжее животное, сел на кровать и начал аттаковать живот кота. Тот, извиваясь, покинул руки Рэми и направился к третьей миске. Кажун, став чуть более серьезным, но все еще держа на лице свою уютную улыбку, обратился к Шельме:
- Так, что ты имела в виду под тем, что не хочешь больше убегать? - спросил Гамбит, кушая то, что осталось у него в тарелке, после того, как он отдал часть своим котам, - Я думал ты осознанно ушла и может даже нашла то, что искала. Не с Эриком, так с кем-то еще, - он хоть и был пьян, но спрашивать чем же ее не устроил Лэншерр все же не стал. Он пытался не думать об этом, считал, что его это не волнует. И не волновало до какого-то момента, с кем Шельма ищет своего счастья. Днем обычно он и так отвлекался делами мутантов, школой или же гильдией, но чем больше времени проходило, чем больше между ними двумя было случайных встреч, которые кончались ничем, только колкими словами друг другу, тем чаще мысли подобного рода просачивались в его повседневное существование, хотелось им чем-то глушить. Креол всегда обладал таким шармом, который часто работал на него, даже тогда, когда он этого совсем не планировал. Время шло, и Гамбит все чаще глушил мысли случайными связями. Для него найти подобные никогда не было проблемой. В  какой-то момент он лишь в глубине души верил, что единственная любовь его жизни может к нему вернуться, поэтому мало сдерживался в желаниях, отдаваясь страсти во многих разнообразных ее проявлениях. А знаете какая проблема любить девушку, которая может видеть ваши воспоминания с помощью своих способностей? Верно, рано или поздно, как показывает практика их отношений, она изучит все, что было после нее в жизни Гамбита, не то чтобы у кого-то из них есть основания предъявлять за то, что было между ними с кем-то еще, так как их отношения даже не на перерыве, как у Роса и Рейчел, их просто нет.
- Знаешь, мой друг детства женился, - сказал тихо креол, пережевывая пищу, - Они отличная пара. А я в детстве считал, что у меня уже будет семья к этому возрасту. Казалось, что это само собой разумеющееся. Я даже купил дом, когда у меня появилась достаточная сумма, - погрузился в воспоминания мужчина, - Мы с тобой были в нем, когда ты помогала мне спасать от смерти Белладонну. Так давно, где-то вначале наших... - он задумался, погрузившись в воспоминания, став хмурым, - Позже, конечно, стало ясно, что иксменам не положена семья.
Гамбит попытался вернуть себе то настроение, которое было у него, но почему-то реальность снова ударила по голове, он снова вспомнил о том, в каком состоянии его любимый человек, и что каждый из его друзей-мутантов часто бывал в подобном состоянии.
- Можешь оставаться здесь, сколько захочешь, у меня больше нет срочных дел и я всегда рад тебя видеть, ma chere. Позволь спросить, что за сны тебя мучают?

cajun-french with Gambit

Au contraire - напротив
Mes amis - друзья мои
Frère - брат
Attends - подождите
С'est l'heure de manger - время кушать

Отредактировано Gambit (2018-12-01 20:52:58)

+2

10

Провалявшись минут десять на диване, Анна, почувствовав головокружение и отвратительную тошноту, поняла, что может вот-вот отключиться, поэтому быстро направилась в ванную комнату. Открыв шкафчик и выудив полотенце, Роуг не могла не улыбнуться знакомым вензелям в его уголке – точно такие же, как на ее, там, дома в Институте. Умываясь ледяной водой так долго, чтобы зубы застучали и перестали ощущаться кончики пальцев, девушка надеялась, что это поможет хоть немного продлить бодрствование, что даст ей шанс и сегодня не заснуть, но все тщетно. Из зеркала зелеными огоньками безумства ее смирял совершенно незнакомый образ. Это была не она, не та пышногрудая эффектная южанка, покоряющая мужские сердца одной улыбкой, совсем, даже на пол шишечки. Это была ее тень, возможно даже оживший труп, ведь в том, что на до сих пор не лежит на столе там в лабораторных лабиринтах, девушка была не уверена. Что если побег ей только привиделся под действием тяжелых препаратов, которые так изуверки вводились ей в шею? Машинально потрогав место укола, там, где сейчас красовалась огромная начинающая чернеть гематома, Роуг сделала пару глубоких вдохов. Определенно, ей нужно было отдохнуть, усталость все равно возьмет свое. Но как же жутко закрывать глаза и видеть их всех… Всех до одного. Даже его. Рэми. Его образ Смерти, что долгое время преследовал девушку в ночных кошмарах, вновь явился, превращая сон в самую жуткую пытку, что когда-либо испытывала южанка. Еще пара вдохов, но усталость делала каждое движение поистине колоссальным достижением. Проведя рукой по зашитому лбу, стирая грязь и остатки пота, Мари задумчиво отклеила пластырь, что так бережно прилепили ей в Институте. Пять швов. Багровыми нитями перетянутая белоснежная кожа, сейчас больше схожая на папирус. Такая же тонкая и хрупкая. Такая же уязвимая. Надавила на шов, пытаясь получше почувствовать букет ощущений, что дарила ей ее незащищенность сейчас. Этого мало. Рубашка упала на пол, легким движением соскочив с плеч. Эластичный пластырь, покрывающий зашитое плечо также отправился в раковину. Ровные швы пугали своей педантичной четкостью, размером стежков, так словно это был поцелуй любовника. Словно каждый прокол ее измученной кожи он превращал в оду любви для своей возлюбленной игрушки. Кукле, стоявшей на витрине, такой желанной и такой дорогой. Вот кем она была там, в лаборатории. Куклой. Он и не скрывал, как и не пытался завуалировать свой интерес к ее телу, к ее голосу, к ее здравому смыслу. Вздрогнула, вспомнив улыбку на лице врача. Жестокое испытание для той, кому любое прикосновение сродни чуду, подарку Бога. Его теплые руки, стальной хваткой удерживающие ее запястье, пока по венам идет раствор неизвестного содержания. Голос мягкий, убаюкивающий, словно педофил, заманивающий ребенка конфетками. Отвращение, ужас, понимание того, как единственное, что приносило более-менее доступное удовольствие стало чем-то грязным, превратившись для Роуг большим испытанием.
Анна не осознала, как взяла в руки бритву креола, что стояла в прозрачном стаканчике справа под зеркалом. Желание вырезать из себя полученный опыт, воспоминания, ощущения невозможно было остановить. Эта ненависть к самой себе, отвращение, неприязнь, казались Роуг слишком явными, настолько что воздух показаться зловонием болот. Болот, что окружили Новый Орлеан, покоя в своем лоне чудесный пестрый, но опасный город. Город ее возлюбленного, чья бритва могла стать сейчас ее ошибкой.
С злостью отбросила ее в сторону. Разлетаясь на части, бритва закатилась за ванную и тумбу с раковиной. Доставать нет смысла, вряд ли мужчина делал здесь хоть раз уборку сам. И уже было стыдно за промелькнувшие мысли, стыдно перед собой за собственный страх и полные отчаяния глаза, которые с трудом удерживали слезы. Издав едва сдерживаемый всхлип, Роуг опустилась на пол, обхватив руками плечи. Наверное, будь креол дома, она бы смогла как-то побороть этот всплеск ненависти, а после жалости к себе, однако сейчас, в пустой квартире с тремя котами и фикусом на окне, Анна сжимала плечи, едва не раздирая шов, только бы не кричать, только бы не позволить вылезти наружу все, что накипело. Возможно, с точки зрения морали она лукавила, говоря сегодня Рэми о том, что не хочет бежать. Но тут лукавство заключалось лишь в том, что убегать она не планировала именно от мужчины, и никак не от собственных страхов. А, казалось бы, чего стоит все просто рассказать Джине или Эмме? Грей смогла бы увидеть все и без слов, почувствовать эмоции подруги и встав на ее место в буквальном смысле слова, стереть все это дерьмо из ее головы. От Фрост досталось бы не меньше, чем как всегда, но тут бы Роуг была согласна даже на это! Что минуты едких подколов по сравнению с часами ужаса, которые до сих пор в ее голове? Почувствовав, как по ладони побежало что-то горячее, девушка открыла глаза и с удивлением обнаружила кровь на пальцах. Один из швов на плече лопнул от приложенной силы, а она даже не почувствовала. Это вмиг отрезвило южанку. Не без труда поднявшись с пола, девушка поискала хоть что-то чем можно перевязать рану, но нашла лишь перекись и пару бинтов. Что ж, и на том спасибо. В быстрых сборах она никогда не была сильна, поэтому естественно не взяла с собой никаких медикаментов, решив, что уж до аптеки она в любом случае сможет дойти.
Закончив с перевязкой и убрав в мусор окровавленные бинты, Шельма решила, что стоит вернуть креолу его вещь и отнесла его рубашку обратно в шкаф, сложив может быть не так хорошо, как он, но в целом ровно. Выудив из собственной сумки спортивный костюм, быстро переоделась, дабы избежать возможного контакта с котами. Эти прожорливые пухнастые комочки так и норовили проскочить к ней под одеяло, что бы свернувшись клубочком мерно захрапеть, напевая человеку кошачью песню.
Она едва успела присесть на диван, когда голова потянулась к подушке. Это был какой-то крик организма о помощи, невероятны вопль, перекрывавший даже децибелы Банши, тело устало, ему требовался покой и отдых, не говоря уже о психике. Прикрыв глаза, Шел еще пару секунд помедлила сохраняя в сознании картинку перед собой: небольшой кофейный деревянный столик с лежащими старыми выпусками газет, грязная чашка из под кофе с присохшей к остаткам напитка ложкой, на заднем фоне телевизор и два больших светлый окна, за которыми едва-едва просыпались первые звезды.
Шаркающие шаги, такие, что схожи на старика, едва передвигающего ноги, волочащего старые потертые стоптанные тапки по рассохшемуся деревянному полу с облупившейся краской. Она не сразу их заметила, нет. Сначала девушку укутал холод, заставляющий съежиться в позу эмбриона. Холод был неумолим и стремителен, она напоминал наступающий катаклизм в фильме «Послезавтра», когда человек, как и все живое и неживое, замерзало прямо на глазах в течении нескольких секунд. Подминая под себя покрывало, Роуг превращалась в маленький комочек боли и ужаса, теперь уже осознавая кто стоит позади спинки дивана. Его шаркающие шаги были для нее его подарком, весточкой о скорой встрече. Тот, кто не умел шуметь даже если бы захотел. Смерть. Белоснежные волосы, темно-серая кожа, глаза, источающие ненависть и отчаяние одновременно. Улыбка с хрустом поползла по лицу, лопая кожу в уголках губ. Возможно он даже что-то говорил, но из-за клокочущей в груди боли Анна не могла расслышать ничего кроме собственных рыданий. Смерть рассыпался на части, подставляя девушке измученные тяжким бременем руки. Пальцы ссохлись, скрючились как у мумии, и в них уже невозможно было узнать тех длинных воровских рук, что она трогала несколькими часами ранее. Он рассыпался в прах, оставляя в воздухе аромат сигар и креольской кухни. Анна пыталась кричать, она пыталась ухватиться за прах, хотя бы мгновением удержаться за его последний вдох, но… Лязганье железной двери стало избавительным пением ангелов в кромешной адской темноте. Резко открыв глаза Мари еще несколько минут лежала, прислушиваясь к шороху у двери, где хозяин квартиры снимал обувь, шелестя пакетами. Помещение постепенно наполнялось ароматом той самой креольской кухни. Рэми принес еду, предполагая, что девушка проголодалась. Мельком взглянув на висящие на стене часы, Роуг отметила временной промежуток, за который они попрощались у стеклянной комнаты и теперь вновь вместе. Его не было четыре часа, за которые креол успел где-то немного выпить. Запах алкоголя, как и сигарет - никогда не забываемый коктейль, с которым Роуг познакомилась многие годы назад - визитная карточка мужчины, похитившего ее сердце. Когда на диван небрежно опустился плащ, Роуг приподнялась и свесила ноги на пол. Гамбит поставил перед ней на стол хорошо упакованные пакеты из местного, видимо, ресторанчика, а также переданный его отцом бренди. И пока мужчина резвился с котом, Анна успела попробовать немного плова с огромным букетом приправ. Оказалась достаточно острая штука. Молча открыв бутылку, Анна вдохнула аромат напитка. Признаться, она никогда не была особым ценителем алкоголя, поэтому уловить какие-то тонкие нотки или толстые, не смогла. Она просто поморщила носик, наливая бренди в грязную чашку, стоящую на столе. Если бы хозяин квартиры не играл с котором, то он бы заметил, как залпом опустела первая чашка.
Сейчас она не могла сказать и слова. Скованная ужасом увиденного, того, что с радостью бы забыла, как и сотни личностей в собственной голове. Но картинка рассыпающейся в прах Смерти в последние секунды принимающая форму Гамбита до сих пор стояла перед глазами, как и мысли о суициде в ванной. Теперь ей было еще больше стыдно перед ЛеБо за эти мысли. Наверное, поэтому вторая чашка проскочила тоже незаметно. Благо что у креола это была не чашка на пол литра, а нормальная под американо, всего на пару глотков. Алкоголь ударил в голову, расползаясь теплой истомой по телу, позволяя девушке более фривольно расположиться на диване, чем того позволяла ситуация. Девушка всецело пыталась сосредоточиться на вопросах каджуна, стараясь дать им самое верное на ее взгляд объяснение.
- То, что имела, Рэми. – Почему-то его упоминание об Эрике вызвало в ней некоторое раздражение. Ей казалось, что тема с Магнито давно закрыта, но как оказалось, только для нее одной. Вздохнула, пытаясь впихнуть в себя уже не влезающую из-за опьянения еду. На голодный желудок две чашки бренди – совсем не то, с чем хочешь столкнуться во время признания в любви и собственных ошибках, прибавляя к ним блевание в туалете и удержание волос руками любимого. Подняв глаза от тарелки, Мари молча слушала рассказ о друге Рэми, о свадьбе и о доме, который принес ей, неопытной юной иксменше столько боли и печали, что никогда бы не стал родным. Вспоминать прошлое уже не могла физически. Что-то было, давно, возможно уже даже не с ними, так зачем это удерживать?
- Сны… хах. – Почему, ну вот почему именно сейчас ее так раздражало поведение Рэми? Почему ей так хотелось влепить ему пощечину и молча покинуть его квартиру? – Я вижу смерти родным мне людей. Я видела, как погибали все наши друзья, много-много раз, разными способами, ощущала запах крови и ее привкус на губах. – Нахмурившись, Роуг поднялась с дивана, начиная медленно передвигаться по квартире. – Я видела Смерть. – На мгновение замерла, позволяя креолу переварить информацию. – И минутами ранее она тоже исчезла… Как и ты. Я не знаю, может мой мозг до сих пор еще не восстановился и это последствия того оружия, просто это так… Пугает.
Наверное, она выглядела сейчас странно, едва опираясь на ногу гордо шагающая по квартире южанка, старающаяся не давать повода для тревог. Гордая? Да. Смелая? Безусловно. Отчаянная? Возможно. Сильная? Обычно да. Только не сейчас.
- Я не хочу больше ничего искать, Рэми. В этом нет смысла, когда мое сердце все равно остается в твоих руках. Чтобы я ни делала, куда бы не пошла, - алкоголь полностью завладел телом, позволяя словам складываться в более-менее понятные предложения. – Я постоянно думаю только о том, что с тобой, как ты, где ты… И когда я увидела ее… В чем смысл, скажи? Почему все так сложно? – Оперевшись на подоконник руками, взглянула на небо. – Почему мы просто не можем быть вместе? Забыв о прошлом, обо всем, что нас разделяло. – Резко обернувшись, путаясь ногах и едва не падая навзничь, девушка замерла, повиснув воздухе. – Все это время я искала того, чего нет, того, что никогда не существовало. И все это время ты был рядом. Но сейчас между нами огромная пропасть, которая причиняет ужасную боль. Что если с тобой что-то случиться, как в моих снах? Что, если я не успею тебе помочь? Что если никогда не смогу сказать этих слов? - Замолчала на мгновение, понимая, что смысла останавливаться уже нет. Это выглядело наверное очень жалко, да и сама южанка была не в лучшей форме для подобных признаний, но не сказать этого она не могла. Сейчас у нее не было выбора - пан или пропал. -  Рэми, я не смогу жить без тебя… Если что-то случится, если что-то произойдет… Пусть лучше это буду я. Слышишь? Я люблю тебя и не хочу больше уходить, не могу больше бежать, оставляя тебя где-то в стороне. У меня больше нет сил этому сопротивляться. Какие бы оправдания я не придумывала себе все эти годы, все они пустой звук, фальшивка, которой так сложно подменить реальность. - Потянулась за еще за чашкой, но осеклась, взглянув на мужчину. Чувствуя себя вспоротой, разделанной на рабочей поверхности, словно рыба, Шельма съежилась, втягивая шею. - Если скажешь уйти, я так и сделаю. Это все, что я хотела тебе сказать, хоть и боялась встретиться на улицах города.

Отредактировано Rogue (2018-11-27 10:16:16)

+2

11

Быть вместе. Конечно, креол хотел быть вместе. Значение этого выражения деформировалось уже несколько раз за долгие годы, но это одно из тех вещей, которые креол точно хотел.
Такая хрупкая. Гамбита будто вернуло в те ранние годы, когда он только только обосновался рядом с иксами, когда ему ещё никто не доверял, а он сам не слишком охотно пускал в свое сердце кого-либо. Она говорила правильные слова, которые должны были быть сказаны уже давно, которые он когда-то ждал. Хотя тогда можно было ничего и не говорить, а сейчас, даже сказанные вслух они все равно вызывают сомнение. Нужен ли он ей, тогда когда девушке плохо? Как только южанка восстановится как физически так и морально не выберет ли она гордое одиночество?
Креол не знал, что делать. Конечно, как и всегда он хотел попробовать. Но насколько серьезно можно расценивать слова девушки, которая настолько физически и морально истощена? Когда у людей проблемы со сном, они перестают быть собой.
Гамбит не хотел позволять быть себе запасным аэродромом, или вечно преданным псом, который по одному только зову был готов сделать все, что угодно, быть рядом, заботиться, а потом, когда будет не нужен, просто снова останется один, в ожидании, когда девушка снова решит, что он нужен ей. Он взял с себя слово, что если девушка опять сбежит, то он больше не позволит использовать себя каждый раз, когда только ей это необходимо, сможет ли он выполнить данное себе обещание, это уже другой вопрос. Может быть оно и не понадобится?
Мужчина молча встал, совершенно бесшумно передвигаясь по полу, так как был в одних носках, дошел до стола и поставил на него тарелку.  Он хмурил брови и выглядел задумчиво. Ничего не хотелось выяснять, говорить. Особенно о смерти. Его беспокоило то, что девушка видела смерть. Это, конечно, только последствия трудной миссии, но креол какое-то время не вспоминал о своем альтер-эго, оно же в свою очередь не давало о себе знать, насколько он мог судить. Больше года он даже не вспоминал о этой своей проблеме. Да и мало приятного вспоминать о времени, когда ты можешь в один день открыв глаза обнаружить перед собой толпы покалеченных людей, которым нанес вред даже не ты, но боятся они именно тебя. Никаких воспоминаний в голове, никакого понимания того, как тут оказался, только затем ночью мучают страшны кошмары о том, что Гамбит не делал. Или делал? В какой степени альтер-эго это что-то вселенное апокалипсисом, а не самая темная часть Рэми, в которой он боялся себе признаться?
Креол подошёл к девушке и обнял ее, просто без слов, сначала, несколько минут он вдыхал ее запах. Он привык к тому, насколько осторожно нужно все делать, привык избегать контактов кожа к коже, для профессионального вора, которому часто нужно мониторить много аспектов ситуации одновременно, это не было проблемой.
Он аккуратно поцеловал ее в макушку, или куда позволяла разница в десяток сантиметров в росте.
- Я не собираюсь тебя прогонять. Я никогда этого не хотел, - очень тихо но серьезно говорил креол где-то на уровне уха девушки, все ещё обнимая ее - Не хочу и сейчас.
Кажун вдруг поднял на руки девушку, растянул губы в своей привычной беспечной слегка самодовольной улыбке и осторожно пошел по направлению к кровати.
- Тебе нужно отдохнуть, ma chere, - он заботливо положил ее на кровать, - Я буду рядом сегодня, если тебе что-то понадобится. Постарайся заснуть.
Гамбит развернулся и пошел к столу - убирать остатки еды в холодильник. Поставил бутылку бренди на один из кухонных столов и принялся мыть посуду. Все это время он был где-то глубоко в собственных мыслях. Он чувствовал что значит для него возможность их отношений. Во-первых, после слов девушки он вновь задумался об этом, хотя может быть она вообще завтра утром скажет, что имела в виду совсем не то, и вообще у нее дела со мстителями. Она всегда могла просто уйти. А у Гамбита ещё осталось достоинство, он не собирался за ней бегать. Он был уверен, что не будет. Уверял себя в этом.
Вдруг в кармане джинс завибрировал телефон, Рэми как раз закончил с уборкой, вытер руки полотенцем, посмотрел на экран. Там высветилось одно из этих стандартных женских имен. Он, не задумываясь, сбросил. У него была жизнь тут, была жизнь в школе, он нормально существует и без Шельмы.
Креол подходит к плащу и достает оттуда из кармана пачку сигарет, закуривает. Берет свой серый тренчкот с дивана и вешает его в прихожую, держа в зубах сигарету.
Знаете как бывает. Вот нет в жизни стабильности - очень ее ждешь, хочешь чтобы жизнь вокруг успокоилась наконец-то и все встало по местам, а потом вдруг понимаешь что обрёл эту стабильность, но она уже не устраивает. И тут на горизонте появляется что-то, или кто-то, и теперь ты уже ни в чем не уверен, не знаешь что будет завтра, и будет ли оно. Креол подошёл к окну, открыл его, уставившись на улицу, и стараясь выпускать туда дым. Он любил ее. Но был ли готов вскрывать старые шрамы, был ли уверен что справится с этим снова, если позволит себе поверить, что эта измученная девушка под влиянием алкоголя сказала свои истинные намерения и завтра утром он не обнаружит себя в постели в одиночестве?
Он отмел от себя мысль, что может не спать всю ночь, сторожить, чтобы она не ушла. Это уже выглядит как одержимость, к тому же он не хочет вынуждать ее остаться.
Креол потушил сигарету и кинул ее в пепельницу, подышав ещё пару минут воздухом с улицы, он закрыл окно и направился в сторону кровати. Подойдя к шкафу Гамбит достал оттуда домашние спортивные  штаны, предпочтя их шортам, что носил обычно, это просто меры предосторожности, он не хочет проснуться от комы только через несколько лет.
Сел на край кровати, противоположный от того, где лежала Шельма, всё ещё никуда не убежав. Снял джинсы, носки и клетчатую рубашку, одетую на голое тело. Натянул домашние штаны и снова подойдя к шкафу, убрал аккуратно всю свою одежду туда. Пару секунд постояв по пояс обнаженным, он все же достал футболку и надел, лишние меры безопасности не помешают.
Креол сходил на кухню, налил два стакана обычной воды, поставил один на тумбочку рядом с Шельмой, второй рядом с собой. На случай, если с утра захочется пить. И вообще утром лучше выпивать сперва стакан воды, Минздрав рекомендует.
Гамбит залез за кровать и очень осторожно обнял девушку через одеяло. Он прогнал все свои раздумья насчёт того, надолго ли это, правдивы ли слова девушки. Рэми просто довольствовался моментом. Затем он откатился на подушку, закинув руки за голову, и уставился в потолок, ожидая, когда провалится в сон.

Отредактировано Gambit (2018-12-01 20:53:42)

+2

12

Объятия мужчины казались надежной защитой от всего мира. Словно и нет ничего вокруг больше, они одни на планете, одни в солнечной системе, галактике, вселенной. Всецело отдаваясь эмоциям, Анна не шевелилась, когда губы коснулись ее головы. Молча вжималась в его грудную клетку, словно пытаясь ее пробить, завернувшись в кору, точно дерево. Но хоть креол и говорил, что их желания совпадали, как бы не пытался правильно подобрать слова ко всему, что она вывалила ему на голову этим вечером, Роуг ощущала дистанцию, что давно образовалась между ними. Да, Гамбит хотел всего этого давно, но за столько лет ожиданий научился справляться с этим самостоятельно. Именно поэтому теперь Мари не злилась на всех его девушек, проходящих ровным строем в его постель и обратно. Это были тени, блеклые тени неспособные заменить то, чего она лишила здорового полноценного мужчину. Холодок витавший между каждым их соприкосновением становился острее, поэтому когда ее уложили в кровать, Анна с особым отчаянием смотрела вслед удаляющемуся обратно в зал каджуну. Он молча убирался после ужина, пряча в холодильник остатки еды, отставляя в сторону начатую бутылку бренди. Затем зашумела вода и Роуг, все еще лежа до этого в одной позе, наконец-то перевернулась набок. Спина любимого порой мелькала в дверном проеме, но он не заходил в спальню, предпочитая, по всей видимости, переваривать информацию в одиночестве. Что он думал в этот момент? «Он опять врет»? «Не стоит доверять этой девчонке снова»? Снова. От этого слова ей вновь захотелось расплакаться. Который раз за вечер? Конечно же, он не верит ей, опасается брошенных на ветер слов, прекрасно понимая, что уже завтра утром ее могут прямо из спальни забрать Мстители на очередное задание по спасению мира. Но она не хотела этого! Нет, правда не хотела. Единственное, что еще придавало хоть каких-то сил, дабы не провалиться в очередной кошмар, это аромат самого Рэми. Он спал на этой постели и ткань пропиталась его запахом. Пальцы скользнули по покрывалу, зарываясь в пуховом одеяле, мягком, словно перина для младенца. Когда на кухне все стихло, креол с присущей ему грацией открыл окно и закурил. Судя по ароматом, заползавшим в дом, где-то неподалеку проходил фестиваль пиццы, а доносящаяся музыка лишь усилила ее предположение.
Когда Гамбит вернулся в спальню, Анна еще не спала. Она молча лежала на кровати, свернувшись калачиком, укутавшись в одеяло. Судя по звукам, он переодевался, но Роуг не позволила себе даже мельком зацепиться за его обнаженную фигуру взглядом. Все также молча, все также отстраненно. Да, он будет с ней до утра, все еще ожидая подвоха, которого нет.
- Я не уйду утром. – Дождавшись пока мужчина уляжется, Анна-Мари, лежащая к нему спиной, медленно перекатилась на другой бок, лицом к креолу.  – Думаешь, что это снова временный вариант, верно? – Опустив согнутую правую руку на лоб, Анна горько хмыкнула, понимая, что подобный разговор ничуть не спасает ситуацию, а лишние разговоры только доломают крохотный баланс, что едва устоялся между ними за эти годы. – Я тоже боюсь. Боюсь, причинить тебе боль.
Осторожно вытащив руку из под одеяла, девушка медленно провела ладонью, все еще облаченной в перчатку, по груди и животу мужчины. Это был довольно фривольный поступок, который Рэми мог трактовать совсем не так, как этого хотела Шельма, решившая немного проявить инициативу и получить то, чего была лишена все это время. Ласку. Да, бесспорно это был весьма эротичный жест, тем более еще более опасный для них обоих в данной ситуации, но не все можно рассматривать лишь в данной плоскости и с одной целью. Ей хотелось заботы, хотелось брать и отдавать любовь, ласку только этому человеку, знавшему ее до самого сухого остатка. Рука вновь вернулась на грудь, расположившись чуть ниже сердца, но затем она дотянулась до свободной руки креола и, поманив за рукав одежды, дотащила ее поближе к себе.
- Обними меня, пожалуйста. Если даже ты утром решишь расстаться, я хочу ее запомнить такой. Хочу запомнить нас такими. Словно нормальные. Обычные. – Уткнувшись носом куда-то в ребра креола, южанка закрыла глаза, с ужасом предчувствуя следующий кошмар. Кто на этот раз? Уэйд? Домино? Псайлок? А может вообще Джубили? Вспоминая имена друзей, Роуг на мгновение отвлеклась от мыслей о лежавшем рядом мужчине, прижимаясь всем телом к нему, словно пытаясь согреться. Казалось, стоит только моргать подольше, чтобы провалиться в сон, отдаться на растерзание кошмаров.
- Не хочу уходить… - Тревожное состояние, предшествующее появлению кошмара уже танцевало свой феерический танец на грани сознания, похищая Шельму в царство Морфея. - Лучше уж как Джеймс, чем снова возвращаться домой где тебя нет…

Отредактировано Rogue (2018-11-27 14:26:38)

+1

13

Пост написан совместно, весь диалог согласован между соигроками
Креол хватает руку девушки, которая лежит у него на груди, так как это действие будто приглашает к тому, что они оба не могут себе позволить. "Издеваешься?"
- L'enfer! Анна-Мари, в чем проблема, просто не уходи! И не придется причинять мне никакую боль!
- Я же сказала! Боже, почему ты меня не слышишь? - девушка вырывает руку из хватки Гамбита,  и с громким вздохом отодвигается на другую часть кровати, подальше от Гамбита, затем более спокойным тоном, - Сказала, что больше не уйду.
- Я не могу взять и решить, что мы попробуем быть вместе и все просто будет хорошо, Роуг, потому что как только появится проблема - ты просто бежишь! Ты убегаешь от проблем. Бежишь от себя же самой, даже говоришь о какой-то нормальности! Мы с тобой нормальные, обычные, chere! - говорит Гамбит повышенным тоном, акцентируя на слове "нормальные". Приподнимается, чтобы спиной опираться на спинку кровати, - У меня конечно способности другого рода, но они тоже выходили из под контроля, тем не менее я никогда не чувствовал себя самим собой, когда я был без них. И я принимаю тебя такой, какая ты есть, а в те моменты, когда ты так хочешь чтобы мы занимались нормальными вещами, которые обычно занимаются нормальные люди, то надевай свой чертов браслет!
- Ты... ты знаешь о нем? - удивляется негодующе девушка, - Я не собираюсь оправдываться перед тобой за причины, по которым его использую! Ты думаешь его просто так носить?! Думаешь я развлекаюсь, не говоря тебе о нем?! - она вскакивает с кровати, - И не тебе говорить мне о том, как поступать с проблемами, дорогой.
Она обошла кровати и подошла ближе к вещам в гостинной, и, собственно, к выходу
- Если ты так не хочешь уходить, то почему пришла только сейчас? И то случайно со мной пересеклась, при том, что у тебя есть возможность блокировать то, что всегда вставало между нами, и ты пользуешься им, своим браслетом, я знаю...
- Черт...Черт. ... знала же, знала что ты не поверишь мне даже если я вывернусь наизнанку, - чуть психовано направляется из помещения с кроватью в сторону дивана, в сторону своих вещей, - Если бы я знала, что мы встретимся, если бы ты хоть изредка давал о себе знать не только по множественным звонкам наших знакомых про твой очередной роман, может быть сегодня я и взяла этот чертов браслет! - переходит на крик на последних словах, четко проговаривая их по слогам. Доходит до дивана, - Но я так сильно боялась тебе о нем рассказать, так боялась признаться, что приняла помощь Тони, что каждый раз надевая его, я была готова сдохнуть от стыда за собственную несостоятельность!
- Тогда интересно почему ты в таком ослабленном состоянии лежала здесь и хочешь ласки, говоришь мне, что не хочешь уходить? Что будет, когда ты восстановишь свое физическое состояние? Когда тебе не нужен будет кто-то, кто будет тебя поддерживать? Дай я угадаю, может быть уйдешь снова? Искать чего-то, кого-то другого. Если ты хотела быть со мной, мы давно уже были бы вместе.
Креол встает с кровати и двигается медленно по направлению к девушке. Та, пытается успокоится, но снова переходит на повышенный тон:
- То что со мной произошло лишь дало мне сил признаться в своих ошибках. Признать все те вещи каких я боялась и, перешагнув их, прийти к тебе, сказав все то что я сказала, - девушка вздыхает, - И я правда не хочу уходить, Рэми, веришь ты в это,  черт побери, или нет! Да и вообще, какого черта зная о браслете, зная что Тони дал его мне, ты все это время молчал? Да в последний раз, ты просто... Ах ты ж черт! Рэми, ты серьезно... - швырет подушку с дивана в сторону кажуна, - Ты меня проверял?!
Рэми уворачивается от снаряда, летящего в него, и та, за спиной Гамбита, судя по звуку, врезается в один из стаканов, заботливо поставленных им на прикроватные тумбочки. Мужчина чуть сдвигает брови:
- И я не проверял, я отпустил тебя давно, на Утопии, и преданно жду, когда ты перестанешь отгораживаться язвительными словами от меня!  - повышает тон, - И зачем мне звонить тебе, чтобы услышать ещё парочку отталкивающих от себя слов, когда я просто пытаюсь проявить заботу? - переходит на крик, подходя уверенным шагом все ближе к девушке, активно прерывисто жестикулируя руками все это время в такт словам. Чуть затихая, - А браслет, с кем ты его используешь и как - меня не интересует, и я правда не имею права спрашивать об этом, и не спрашиваю! И я что должен извиниться за то, что в свободное время я провожу с кем-то, а не только жду тебя, чтобы поддерживать в сложной ситуации? - делает интонационной ударение на последнем слова, - И ещё раз извиниться, что мы все ещё не оправдали надежды наших общих знакомых на отношения, что они звонят и докладывают нам друг о друге? Если тебя так не устраивают мои романы, то где же тогда ТЫ была?
Девушка, повернувшись к спинке дивана, оперлась на него:
- Да как ты можешь преданно ждать, когда отпустил?! - шумно вздыхает, - Ты ничерта не понимаешь, креол! И никогда не понимал. Для тебя все посто, все понятно, - хмурит брови, - Ты даже жениться успел, многое попробовать. А от меня чего ты ждал? - сново начинает распыляться, - Что я кинусь с головой в эти отношения, а потом останусь у разбитого корыта, потому что ты наиграешься в преданного возлюбленного?! - скрещивает руки на груди, - Этот браслет оставляет мне дикие мигрени и я не хотела говорить тебе о нем, чтобы хоть как-то обнадеживать в первую очередь себя. А сегодня я здесь не потому что мне нужно утешение на одну ночь, лишь потому что все, чего я хочу это...  - потерла правой рукой переносицу, - ...просто остановиться. Хочу наконец-то перестать обманывать себя. Ничего не могу с собой поделать, прости.
- Просто? - Мужчина, закипая, обходит диван и идёт в сторону кухни, все ещё активно жестикулируя по пути, - В моей жизни когда не было ничего простого! Я жил только в Новом Орлеане, это был весь мир для меня, и мне не нужно было что-то ещё, а потом меня изгнали из собственного дома!...
Креол повышает тон, но его перебивает девушка и начинает говорить с ним одновременно:
- ...Да черт бы тебя побрал, ЛеБо!
- ...Я жил как мог, чтобы выжить.
- ...Ты думаешь что сейчас важно у кого какое дерьмо в жизни было!?
- ...Потом нашел новую семью - вас, Людей-Икс, и что?
- ...Или мне что, вспоминать каждый раз о Мистик?!
- ...Вы тоже меня бросили! Ты меня бросила, Роуг!
- ...То что произошло тогда, это не было ошибкой кого-то одного! Мы оба виноваты и я это призн...
- ...Но нет! - мужчина вскидывает руками, - Это только у ТЕБЯ всё всегда сложно! - он берет стакан, вымытый недавно, бросает его с большой силой в сторону телевизора. Тот попадает прямо в экран, влетевший с такой силой, что телевизор падает на пол, доезжая до стены плашмя, - Дикие мигрени? Ты считаешь что мне нужен от тебя только секс?! От девчонки, которая только дай бог раз двадцать в жизни была способна с кем-то делить ложе? Поэтому я тебя преданно жду каждый раз только чтобы ночи коротать! - псевдоутвердительной интонацией говорит Гамбит, - Я не виноват что у меня разнообразная сексуальная жизнь! Но это никогда не было среди моих приоритетов, что бы все обо мне не думали! Я не думал, что ты тоже такого мнения, - под конец снижает громкость своего голоса и, складывая на груди руки, начинает чрезмерно серьезным взглядом смотреть в зеленые глаза девушки, в глазах которой был заметен испуг от выброса эмоций креола. Та сжимает кулаки, и абсолютно ледяным тоном говорит:
- Посчитал? Поздравляю, математик из тебя хреновый. Значит, твоя личная жизнь, видимо, меня не должна касаться? Прекрасно, - уверенным шагом идет к выходу, но вещи не забирает, - Я не знаю, что мне надо сделать чтобы ты мне поверил. Но и тебе скорее всего тоже.
Девушка ощупывает карманы серого тренчкота, достает оттуда пачку сигарет, одну из которых зажигает и берет в губы.
Мужчина, сначала дергается, резко направляясь к двери, а затем, когда понимает, что все дело в сигаретах, и Шельма не собирается сбегать продолжает движение в ту сторону, но более спокойно. Гамбит успокаивается, видя, как девушка делает то, что не следовало бы. Ясно, что до подобных действий довела именно эта ситуация. Он выдыхает, во-первых, потому что уже избавился от большого количества злости, направив ее на старый телевизор, который и так ему давно не был нужен, а во-вторых, понимая, сколько между ними разногласий, о которых они тем не менее знают оба, и с ними остаётся только просто жить, зная что они были, но не позволяя проблемам встать между ними. Прошлое все равно останется в прошлом, от него не избавиться, остаётся только жить сегодняшним днём и строить планы на будущее.
- Отдай мне это, это не ты, - он забирает из руки девушки сигарету, и, снова пользуясь преимуществами роста, целует девушку в макушку, затем затягивается сам, подходит к заднему, ближайшему к выходу, углу дивана, садится на него, чтобы оказаться прямо напротив девушки. Спокойной говорит:
- Я наверное просто устал, не хотел ворошить старое, верить в то, чего возможно уже не будет. Поэтому я перестал звонить. Прости, chere, я не должен был начинать этот разговор, ты устала, тебе нужно отдохнуть, а я тут... Про те, - он заминается и смотрит в пол, - 20 раз. Подло с моей стороны было вообще поднимать эту тему, - он, боясь увидеть по ее лицу, что возможно пропасть между ними стала шире, все еще не поднимает взгляд, - Я никогда не буду принуждать тебя носить браслет, используй его, когда считаешь нужным, руководствуясь только своими желаниями.
Тут он оттолкнулся от спинки дивана, встал твердо на свои две, вернул взгляд своих ярко-красных глаз на девушку и протянул руку по направлению к ней, приглашая на максимальную близость, на которую они сейчас способны - в объятия, - Иди ко мне, давай сначала выспимся как нормальные обычные люди.
Когда девушка принимает объятия, прижимает ее к себе крепче, и, сквозь зубы, так как держит ими сигарету, говорит:
- И, mon coeur, когда отдохнем, давай ты перевезешь свои вещи ко мне в Нью-Йоркскую квартиру?

cajun-french with Gambit

L'enfer! - Ад! (дословно. Восклицание, сродни "Черт!")
Mon coeur - Мое сердце

Отредактировано Gambit (2018-12-01 04:08:03)

+2

14

Свет далекой звезды, песни птиц до утра
Ты смотрела в глаза, мои шептала слова
Ты не верила мне, но любила меня
Я оставил с тобой
Половинку себя

Наверное, если бы кто-нибудь сказал Анне в далеком прошлом, что ей придется пройти сквозь все те трудности, через которые она прошла ради одного человека, девушка бы рассмеялась этому глупцу в лицо. Зачем ей какой-то незнакомый человек, чтобы она страдала и точилась, словно камень о воду? Почему ей нужно меняться, точно все живое, во имя законов природы, если даже ей не говорят имени? Когда все закончится, она сможет увидеть его перед собой, так, словно утренняя роса на зеленых травинках в парке? Кто бы сказал Шельме, что придется миновать смерть, потери, разочарование, страх, а затем и последние капли гордости, прежде чем она сможет спокойно увидеть перед собой цель?
Стремительная ссора, что вот-вот грозилась перерасти в окончательный разрыв стихала на глазах. Вдохнув лишь раз сигаретный дым, Анна-Мари подняла полные печали глаза на Гамбита. Поцелуй в голову – все, что им дозволено, поцелуй в макушку – его первый шаг, его примирительная улыбка на таких желанных губах. Они погорячились, оба. Наговорили слишком много, чтобы это было забыто, но кто сказал, что это нужно забывать? Кто бы сказал, что нужно собрать осколки и склеить их в прекрасную вазу? Нет, это будет не она, не склеенная из останков ваза, пропускающая воду их чувств, нет. Она склеит самолет, паровоз, подводную лодку, переклеит все двойным скотчем, степлером, если надо жвачкой, но защитит их будущее, их любовь. А сейчас хватит уже этой не к месту тяжелой лирической страсти, где страдают оба партнера. К черту!
Точащая камень вода била всегда наотмашь, заставляя запомнить вкус крови на языке. Горящий след на щеке от пощечины не мог выбить из памяти все то, ради чего она жила. А что она? Что же Шельма? Быстры ли ее шаги в объятия? Старательно ли подобраны слова каджуна, извиняющегося за поспешное уязвление чувств южанки? Она уже и забыла. Она потом намекнет, что пора бы увеличить цифры, восполнить пропущенное, научится новому. А у Гамбита, наверное, есть чему поучиться. Обняла в ответ, молча вдыхая аромат, прячась, вжимаясь в него, словно маленькая девочка. И плевать, что девочка может поднять вертолет! Она – всегда его девочка, смешная, горделивая южанка, способная выбесить его всего за минуту.
- И, mon coeur, когда отдохнем, давай ты перевезешь свои вещи ко мне в Нью-Йоркскую квартиру? – Замерла, едва дыша. Ощущая, как начинают гореть сначала щеки, а затем уши, Анна только и могла, что молча моргать, ерзая по футболке носом. Еще никогда она не была так смущена и растеряна! Апокалипсис, Феникс, Эссекс, Дневники Судьбы, ничто не шло ни в какое сравнение с тем, что Роуг сейчас ощущала у себя внутри. Сердце подпрыгнуло и казалось перевернулось, задевая желудок и легкие. Наверное, вот оно обозначение для бабочек в животе, хотя до этого Шельма была стопроцентно уверена, что это самое обычное несварение. Роуг просто не знала - прыгать ли ей от счастья, доводя Рэми до инфаркта столь скоростным согласием или же благоразумно изобразить покорную сдержанную взрослую женщину, со всей серьезности подходящую к заданному вопросу, доводя Гамбита до очередного инфаркта и тут. Куда не глянь – везде креолу несдобровать. Хихикнув собственным мыслям, Мари приподняла лицо так чтобы хорошо видеть глаза любимого и чуть сдвинув бровки, улыбнулась.
- А ты умеешь удивлять. Да, как только выспимся, я скажу Ороро, что переезжаю. – Почему-то она решила об этом сказать именно Шторм. Возможно из-за того, что седовласая подруга хорошо знала их обоих и все еще была на стороне каждого из пары, стараясь помочь и поддержать в трудную минуту. А может потому что Ро не побежит сломя ноги поздравлять каждого, внося пока никому не нужное внимание в еще не до конца оформленные отношения. Женщина знала – счастье любит тишину.
Дальше, отстранившись от Гамбита, не мешая докурить начатую сигарету, Роуг потянулась в полный рост и взглянув на беспорядок что они натворили, пошла творить порядок. Признаться, она это делала лишь для того, чтобы не смеяться как ненормальная, радуясь словам креола. Он серьезно предложил попробовать жить вместе! Это такой первый серьезный поступок после их последнего опыта в подобных отношениях, проведенного уже довольно давно.
- Придется его выкинуть, дорогой. – Держа в одной руке телевизор, а в другой крупные осколки от стакана, Роуг постаралась как можно скорее все закончить, попутно найти спрятавшихся котов. Пушистые комочки исчезли сразу, только услышали дым от разгоравшегося скандала, и не хотели выходить даже на шум пакетика с кормом, которым Гамбит усердно тряс так, словно пытался призвать какого-то демона. Анна не мешала хозяину искать свою животину, но время от времени заглядывала на верх шкафов, а также проверила балкон с ведущей вниз пожарной лестницей. Когда же уборка закончилась и выключился свет в зале, Роуг обняла креола на спины, обхватывая за живот, под грудью. Таким паровозиком, пара дошла до кровати.
- Voyez-vous la même chose que moi? – шепотом, но четко, проговорил креол.
- Что именно? Что там?
- Ne faites pas de bruit! Разбудишь котов, – сначала поднеся палец ко рту, а затем указав им на кровать, мужчина аккуратно отодвинул одеяло, впуская девушку первую, – меньше движений, chere, а то проснутся и будут бегать всю ночь comme des diables.
Аккуратно нырнув в постель, Анна-Мари старалась не дышать, чтобы не разбудить пушистую троицу, но кажется котов наличие людей волновало не шибко сильно. Они потянулись и слегка поменяв дислокацию по периметру постели, легли в ногах пары, даже чуть поиграв с большим пальцем ноги креола.
- Если я буду кричать, разбуди. – Укутавшись в одеяло, Шельма подползла под бок Рэми, едва зацепившись пальчиками за его футболку. Наверное, это была самая волшебная ночь в ее жизни если не считать той, в пещере, далеко в Антарктике. Это, как новый шаг в будущее. Их первый совместный шаг, к которому они шли долгие годы, преодолевая множество трудностей.
- Bonne nuit mon coeur. – На губах креола читалась едва заметная улыбка и Анна расслабилась, позволяя накопившейся усталости утащить себя в мир грез, отдаваясь предстоящим ужасам всем естеством. Плевать, что будет, плевать на ее страхи, уже ничего не страшно, слишком многое итак увидела. Сжав губы в тонкую белесую линию, Роуг еще немного поерзала под одеялом, принимая удобную позу, чтобы не чувствовать боли от ран, а затем, сделав пару глубоких вдохов, стихла, проваливаясь в темноту. Кошмаров не было. Это был обычный спокойный и глубокий сон, охраняемый самым дорогим в ее жизни человеком. И Шельма это знала. Теперь она не боялась.

КОНЕЦ.

/весь диалог согласован между соигроками/

cajun-french with Gambit

Voyez-vous la même chose que moi? - Ты видишь то же самое, что и я?
Ne faites pas de bruit! - Не шуми!
comme des diables - как черти
Bonne nuit mon coeur - доброй ночи, мое сердце

Отредактировано Rogue (2018-12-01 22:04:42)

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [20.07.16] I can't resist you, what good is there in trying?