20.09.18 А у нас наконец-то дизайн сменился. До кучи к этому будет еще ряд изменений, все новости читать тут.

Marvel: All-New

Объявление

    Паутиноголовый прекрасно понимал, что общается с искусственным интеллектом, но тем не менее его речь оставалась уважительной, словно бы он общался с живым человеком. Как знать, может, если Сири или Алисе сделать голографический аватар, может, и их начнут воспринимать совершенно по другому? © Amazing Spider-Man

* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [15.03.2016] А не пройти ли нам в...


[15.03.2016] А не пройти ли нам в...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Время: 15.03.2016. Вечер
Место: Один из мелких городков в часе езды от Нью Йорка, Ночной госпиталь и его окрестности.
Участники: Satana, Nocturne
Описание: В Ночной госпиталь поступают тринадцать детей, двенадцать из них погибает. Дело неожиданно не получает огласки, в СМИ почти ничего нет, кроме сухой заметки о пищевом отравлении. Дело прозрачное, дело закрыто.
Однако при ближайшем рассмотрении наружу выплывает несколько весьма странных моментов.
Полицейского, который занимался этим делом, находят мертвым у себя дома, он совершил самоубийство. Дело закрывал шериф.
Отчета, что был составлен полицейским - в архиве не обнаружено. Тела детей исчезли из морга. Сам шериф сейчас на званном вечере, в числе гостей главврача госпиталя.
Все дети были сиротами из приюта. Тринадцатый выживший ребенок сейчас находится в неврологическом отделении, после смерти своих товарищей он перестал говорить и очень нервничает. ТиДжей, в компании пары бамфов отправляется на место происшествия

В то же время Сатана ощущает, что  в этом месте произошел всплеск темной энергии. Кроме того, ей поступает информация, несколько демонов, находящаяся в опале, но успешно сбежавших от расправы, могут быть на земле.

Отредактировано Nocturne (2016-11-19 04:02:26)

+1

2

Весенним вечером, когда солнце заливало багровым закатным светом маленький городок близ Нью Йорка, некая девушка сидела за столиком в местной закусочной. Перед ней стоял стаканчик с напитком, по  странной иронии названный хозяином заведения "кофе", хотя к благородному изделию бразильских и не только мастеров, не имел никакого отношения. Гостья, впрочем, не жаловалась и потихоньку уничтожала напиток. Судя по сосредоточенному лицу, жест этот был совершенно автоматическим, сама же девица была весьма и весьма увлечена записями в лежащем на столике блокноте.
Если бы случайный взгляд упал на страницы, то прохожий вполне мог бы решить, что барышня увлекается криптографией, настолько путанными и хаотичными казались записи, строки налезали одна на другую, минуя разметку, кое-где шли вертикально, мешались с цифрами и какими-то вовсе неизвестными иероглифами. Но гостье заведения, как говорится, было норм. Внеся еще одну пометку -  карикатурную испуганную рожицу, девушка отстранила от себя блокнот и еще раз пробежалась взглядом по записям.
Итак, прошлой ночью в этом районе произошло два события - в больнице погибла дюжина детей и примерно в то же время произошел одиночный электромагнитный всплеск, который засекла одна из принадлежащих Рэнду лабораторий. Запрос в местные органы полиции, впрочем, показал, что в первом случае имела место обыкновенная человеческая халатность, а второй обошелся без последствий. Но в свете последних событий с измерениями Герои начали проверять подобные всплески, и Ноктюрн, для которой предыдущая неделя выдалась слишком тихой, вызвалась первой.
По прибытии, обойдя по периметру крошечный городок вместе с выданным Дэнни прибором, призванным фиксировать электромагнитные волны определенных частот, ТиДжей поняла, что самый большой диссонанс вызывает ее «пограничная» персона, в остальном стрелки сиротливо жались к нулю.
Оставалось только навестить малыша, раз уж она здесь, ибо Талия знала, насколько искренне приютские дети радуются гостям и лакомства. После этого можно с чистой совестью возвращаться в штаб.
Но стоило хвостатой переступить порог, как она почувствовала нечто, от чего шерсть на загривке встала дыбом - ощущение бездонной пропасти, разверзшейся под ногами. Это было нормальным в Бримстоуне и в некоторых других темных измерениях, куда ее закидывало еще в бытность Изгнанником. Но здесь это было неправильно и невозможно. Но было. А значит и Ноктюрн стоило немного задержаться.
Следующая странность была в поведении единственного выжившего ребенка, когда Талия, с позволения главврача, попыталась с ним поговорить. Едва увидев Вагнер, тот закричал, срывая голос и впал в сильнейшую истерику, хотя та использовала индуктор.
Даже одной из этих двух деталей, выбивающихся из картины человеческой небрежности и глупости, было более чем достаточно, чтобы начать копать.
Далее, по мере изучения дела, всплывало все больше и больше странных деталей, но между ними зияли такие дыры, что не слишком опытную в детективных делах мутантку они скорее сбивали, чем помогали. Но одна ниточка была явной, яркой и прямой - по словам медсестер, ночной уборщик после той ночи ходит сам не свой и очень напуган. Вот его первым и проверим.

Телефон в кармане вибрирует, сигналя о том, что уже семь пятьдесят пять. Это значит, что через пять минут у Джека Хайлсторма заканчивается смена и можно будет с ним спокойно поговорить. Жозефина поднимается, забирает вещи и выходит на улицу. До больницы пешком три минуты, она как раз успевает дойти до служебного входа и встретить там уборщика. Увидев девушку, мужчина  нервно оглядывается по сторонам и кивает на беседку, что служит одновременно и курилкой. Не дойдя до нее пары шагов он разворачивается к Вагнер, запускает дрожащую пятерню в волосы, пытаясь их то ли пригладить, то ли встрепать еще больше.
- Нет, малышка, я передумал. Не хочу, чтобы и ты, как мелкие.. того. Просто уезжай отсюда. Просто.. 
- Мистер Хайлсторм, все в порядке, - прерывает его Талия, мягко касаясь чужой руки, которая, кажется, сейчас вырвет сразу половину шевелюры. Она хочет сказать что-то еще, успокоить мятущийся разум, но вдруг отдергивает ладонь - рука мужчины слишком горяча, будто по венам течет кипяток. Джек Хайлсторм вдруг начинает хрипеть, выпучив глаза, а дальше... Талия видит, как по коже пробегает голубоватый огонек, как она сворачивается, темнеет и лопается, обнажая сначала мышцы, а затем и кости. В нос шибает запах горящей плоти. Жозефина не двигается, попросту не может. Шок, ошеломление, зовите как угодно. Момент, растянутый в разуме до минут, в реальности схлопывается в секунды. Был человек, и нет человека, есть только обгорелый дочерна скелет.

Отредактировано Nocturne (2016-11-19 04:14:29)

+1

3

Жизненный опыт королевы - собственный - был достаточно обширен, ибо многое она прожила за своё существование во временной петле, многое увидела, но куда большим был её опыт, доставшийся ей от отца, когда леди теней испила его крови и приняла часть личности Утренней Звезды, смешав её с собственной душой. Глаза, которые видели вселенную лишь только раскрывшуюся, точно великанский цветок; глаза, которые помнили вечность, утекавшую сквозь пальцы - всё то, что было историей, легендами для большинства живых и мёртвых, было для Воланд не более, чем плотью прошлого.
И весь опыт её говорил - если где-то появилась тьма, то она воссияет там вскоре, коли не успеть выжечь её огнём; особенно тогда, когда гибнут дети. Ребёнок - в игрищах бессмертных вообще на редкость ходовая монета, если говорить откровенно; взрослых демоны и духи вовсе не так любят, ибо душа ещё не сложившаяся, не запачканная грязью реальности, кровью неправедных поступков, таит в себе бездны сил, которыми любой отступник жаждет владеть куда больше всех мировых сокровищ одновременно. Только власть является конечной станцией, к которой рано или поздно начинает стремиться каждый, обладающий запасом бесконечного времени и почти неистощимых сил. Немало времени пришлось потратить в своё время Приносящему Свет, дабы оградить от такого пути свою наследницу - но уберечь тех, кто пал когда-то вместе с ним, не под силу было даже дьяволу, ибо больше он на своих крылах не мог выволочь в огонь истины любого, кого пожелал бы очиститься от греха. Не спас, в конце концов, он даже самого себя.
На чёрных лапах и когтях вороны принесли своей хозяйке недобрые вести: те, кто сбежал от расправы вот уж добрые пять сотен лет как, вновь показали своё лицо - и вновь в Верхнем Мире, на планете, третьей от Солнца, и это значило лишь то, что скоро Земля может быть окроплена кровью и крещена мечом куда больше, чем помнили со времён крестовых походов. Те, кому уже нечего терять, те, кого изгнали даже из ада, не зря пропадали где-то много лет, копя свои силы и собираясь для нового рывка к власти, и за это время ненависти в них скопилось ещё больше, чем было.
Ворожившая над своими зеркалами, что отражали сеть миров в огромном полупрозрачном полотне, украшавшем стены её покоев, княжна уловила вспышку столь сумрачную, что, будь она цветком - загорелась бы от боли, которая расходилась волнами по изнанке мироздания. Букет крупных багряных роз, принесённый Азраилом, цветов смерти, выращенных в его саду, осыпался пеплом, и Венера долго смотрела на лепестки, которые превратились в лёгкую сероватую пыль, едва тёплую и совершенно невесомую наощупь.
Что же, время её спокойной жизни закончилось, не начавшись. Волшебница была к этому готова - в какой-то мере она была к этому готова всегда. Соблюдать баланс - вот и всё, к чему её готовили с детства. Вся жизнь - как предназначение. Путь хозяйки Преисподней теперь вновь лежал наверх - искать тех, в ком она видела угрозу равновесию, и карать тех, кто был виновен. Ничего нового.
Просто нужно было торопиться, пока след от чужой энергии не остыл и не истаял предрассветным туманом. Всегда есть, куда торопиться.

Чутьё привело Хеллстром к месту, где стремительно таял, дымом уходя в небеса, живой факел - проклятие столь мощное, что его можно было бы увидеть на ином краю галактики. Она появилась из ничего, сплетясь из смутных теней, что глубоким омутом залегли под скамьёй - сидящей на краю невысокой ограды беседки так, как будто была здесь всегда; высокая, стройная женщина лет двадцати с небольшим, идеально красивая и так же идеально далёкая от реального мира. Огненные волосы её развевались по ветру, подхваченные влажными пальцами воздуха.
У ног гостьи этого не самого приятного места лежали две крупные адские гончие: покрытые чёрной жёсткой шерстью жуткие твари с угольями злых глаз и пастями, полными акульих клыков. Удивительно, но, несмотря на свой изумительно-мерзкий характер, эти чудовища родом из ночных кошмаров были смирны, точно пасторальные белые овечки на зелёных ирландских лугах, и их прямые хвосты лежали на земле, а костяные гребни, шедшие по хребту, были опущены. Каким образом тёмная княжна контролировала своих слуг, не понимал никто из верхушки для лордов - только сатана и Сатана во всех измерениях умели держать это безумство истинной, бесконечной ярости в узде и не давать им убивать всё, что попадало в поле зрение псов.
Они даже не ворчали. Аура ледяной королевы сковывала всё вокруг её отполированной, как лезвие отцовского фламберга, волей, которой было практически невозможно сопротивляться, и порождения Геенны покорялись ей, признавая право загонщика управлять ими взмахом тонкой руки.
- И даже оживлять бесполезно, - с глубоким сожалением сказала она, глядя на прогоревший, как огненный столп, скелет, некогда принадлежащий уборщику, а теперь недоступный для опознания даже по зубам, - после тартарианского пламени язык не восстановить.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [15.03.2016] А не пройти ли нам в...